Барбекюшницы (AU,light стеб, повседневность, POVs)

#1

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
179
Симпатии
466
Баллы
175
Offline
АВТОР: eyetry
НАЗВАНИЕ:
Барбекюшницы
КАТЕГОРИЯ/ЖАНР: slash/light стеб, повседневность, POVs, AU
РЕЙТИНГ: R
ПЕЙРИНГ: Билл, Том, Алекс и Майк
РАЗМЕР: 5 037 слов
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: проституция.
ОТ АВТОРА: Четыре главы расположены в хронологически обратном порядке, в какой главе чей ПОВ не указано намеренно
 
#2

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
179
Симпатии
466
Баллы
175
Offline
4
- Тебе налить для храбрости? – ехидно спрашивает Майк, вертя бутылочку из мини-бара в руках, когда я выхожу из душа.
- Нет, спасибо, я сюда уже храбрым пришел.
- Нафига тебе полотенце? - смеется он, глядя на меня. - Снимай его.

Тяжело вздыхаю, но не спешу выполнить его просьбу.

- Ты им прикрыл то, чем тебе сейчас работать, - «подбадривает» меня он.
- Давай потом… - неуверенно произношу и обреченно плетусь в сторону своего рабочего места – огромнейшей дабл-кингсайз кровати, занимающей половину гигантского номера. Если бы не вид Лос-Анджелеса за окном, подумал бы, что каким-то образом в дубайском отеле-парусе «Бурж Ал Араб» оказался. Сплошные вензеля-кренделя золотые, ковры, колонны, хрусталь, картины в позолоченных рамах, диваны обитые чуть ли не шелком… А какая ванная комната! Бордовый мрамор, мозаичные панно на каждой стене, джакузи, золотые смесители, странно, что унитаз не из золота. Я так офигел, когда все это увидел, что постеснялся там мыться, боялся что-нибудь разбить или сломать. Принял водные процедуры в душевой кабине, хоть и она, наверное, стоит как вся моя старая квартира.

Покрывало, расшитое золотыми и темно-синими нитями, было с кровати заботливо снято, видимо, Майком, и аккуратно сложенным лежало на одной из банкеток, обитых зеленым бархатом. Само же постельное белье, к счастью, стандартно по-гостиничному белое, и лишь бессчетное количество подушек в наволочках с воланами выдает «благородное происхождение» отеля.

- Где тут вход? – кисло пошутил я, пытаясь сообразить, в какой части кровати разместиться.
- Главное, чтобы клиент нашел, где вход у тебя, - пошло пошутил Майк. До сих пор весь юмор у него ниже пояса, в чем я успел убедиться, пока он вез меня сюда.

Забираюсь на постель и встаю на четвереньки.

- Нет, - останавливает Майк. - Ложись на спину.
- Что? Всегда ведь так.
- Ну это у других так, а этот клиент просил, чтобы на спине.
- Странный, - хмыкаю я, но деваться некуда, да и честно говоря так лучше, а то все затечет сто раз, пока дождешься когда клиент достигнет нужного результата. Тем более у меня так давно не было практики.

Майк надевает мне широкие кожаные манжеты на запястья и щиколотки, приковывая цепочками к столбикам на углах кровати - не внатяжку, но свести ноги или руки вместе невозможно, как и дотянуться до головы.

- Закрывай, - командует он и застегивает плотную повязку на глаза. - Удачи, - хлопает по плечу и уходит.

Черт, он полотенце ведь так и не снял. Он хоть и хохмит, но наверно ему мало радости лицезреть меня полностью голым. Надеюсь, это не разозлит ни Алекса, ни, что самое главное, клиента. Клиент…Бля*ь, сто раз ведь зарекался завязать, «никогда-никогда» сколько раз говорил? И снова, и снова повторяю свои ошибки. Хотя страшно себе в этом признаться, но мне это нравится, и я даже обрадовался этой возможности. Мне стыдно об этом сказать даже своему парню, приходится делать вид, что я не из таких, хоть он и очень просит… Каким будет этот клиент? Алекс обещал, просто божился, что будет молодой. Но Алекс такая сука, что ему ничего не стоит подсунуть мне старикана. Просто смеха ради. Ужас…Писк замка. Ну вот и клиент. В комнате очень тихо. Слышно даже как потрескивает лампа, слышно как он дышит. Дыхание без одышки - уже радует, значит, если и старый, то в хорошей форме. Подходит к кровати. Видимо оценивает меня. Мне показалось или он хмыкнул? Наверное, из-за полотенца. По хмыку - вроде действительно молодой. Слышу, что начинает раздеваться. Бренчит пряжка ремня, потрескивает футболка. Т-а-а-ак,а что это? Какой-то тихий короткий звук: он что-то положил на тумбочку - для телефона слишком легкий. Хм. Так, начинается. Он залезает на кровать, перекидывает через меня ногу и подвигается к моему лицу. Облизываю губы, схема простая - сначала в рот, потом в зад, вот и всего делов. Приоткрываю губы, но вместо члена к своему удивлению я получаю поцелуй, точнее - клиент просто лизнул меня в губы. Решил, что они недостаточно влажные?

А дальше он меня удивляет сильнее - начинает водить рукой по члену сквозь махровую ткань. Он видимо не понял, кто тут кого ублажать должен. Гладит мой живот, медленно распахивает полотенце и, складывая, подкладывает мне его под попу. Или глюк или он опять хмыкнул. На член мой загляделся? Или понравилось, что я полностью гладкий в паху? Не зря на эпиляцию вчера сходил все-таки. Он лизнул головку, и я невольно охаю от неожиданности и удовольствия, без подготовки он заглотил член полностью! Интенсивно сосет так умело, что уже совсем скоро я готов кончить, но он в этот момент вынимает член ото рта и отстраняется. А вот этот звук знаком мне очень хорошо - щелчок открываемой крышки тюбика с любрикантом. Это его, видимо, он положил на тумбочку. Еще миг, и в мой зад погружается холодный мокрый палец. Давно забытые ощущения.


3
- По сколько ставим? – спросил Том, доставая бумажник, куда явно по случаю игры были положены наличные.

Наша старая традиция – ставки только купюрами. Тогда у нас просто не было банковских карт, а когда мы стали их счастливыми обладателями, то решили, что безнал убивает атмосферность. И вот я смотрю на Тома сейчас и не верю в реальность происходящего. Я так долго ждал его, так хотел этой встречи. Он ушел тогда внезапно, при первой же возможности. Финансово я не пострадал, но в сердце образовалась огромная дыра. Зато я выяснил, что оно у меня есть, раньше думал иначе. Расстались мы друзьями, да только вот много лет не виделись, наверное, кроме работы, нас ничего и не связывало. Я часто порывался позвонить, да повода не было. А сказать, что соскучился, казалось слишком унизительным. И я почти поверил в Судьбу, когда появился повод для встречи. Сегодня спал часа три всего, проснулся, когда еще было темно. Успел переодеться раз десять до рассвета и еще столько же – после, вся одежда казалась неподходящей для такого случая. Я бы продолжил свои метания с одеждой, но к обеду уже приехал Майк, а при нем было не солидно этим заниматься, пусть он и знает, что Том для меня не просто бывший коллега. За полчаса до назначенного времени я закрылся у себя в кабинете и прилип к окну. Он приехал на майбахе, небрежно бросив его на дороге, будто боялся ставить его в мой гараж. Я не знал, какая у него машина, но, увидев ее, понял, кто за рулем. А я ведь был даже не в курсе, какой он сейчас, боялся узнавать, хотя мог на два счета. С замиранием сердца я ждал, когда он выйдет из салона. И в этот момент так некстати в дверь постучала горничная. Бля*ь, я же сказал, чтобы меня не беспокоили! Уволю! Но момент был упущен: когда я вернулся к окну, Тома там уже не было. Он ни разу не был в этом доме, его я купил совсем недавно. С ним же мы виделись последний раз, когда я мог позволить себе лишь съемные квартиры.

- По сколько ставим? – повторил вопрос Том.
- Ты на своих барбекюшницах столько гребешь, что теперь играть на деньги с тобой не интересно: азарт исчез у тебя, - жестом попросил я убрать бумажник. Я и так заработаю на выигрыше, но Тому знать об этом пока не обязательно.
- Согласен, - кивает он, - с исчезновением бедности исчезла и тяга к победам. На что играем? На раздевание? – смеется. Пусть смеется, он ведь не знает, что я для него приготовил.
- Да чего я там не видел? – ухмыляюсь, вспоминая былые деньки.
- Это давно было, может, ты подзабыл, - парирует он.

Дерзким пытается быть, хотя я вижу, что он немного нервничает. Он никогда не умел скрывать своих эмоций. Поэтому я так любил играть с ним в карты, пока коротали время между клиентами. Гостиничные номера, где за счастье было просто отсутствие клопов и присутствие хотя бы холодной воды, задрипанные мотели, обшарпанные общаги были нашим средством к существованию. На первых порах у меня даже охранника не было, Майка я смог позволить себе уже позже. А тогда приходилось ходить с «работниками» самому, и играть разномастными картинками в перерывах было самой приятной частью нашей работы. И, конечно, сам Том. Красивый, высокий, еще с дредами и без бороды, но глубоко несчастный. Совесть меня ела каждую секунду нашего сотрудничества, я грыз и сам себя, подкладывая его под разных мужиков, понимая, что он заслуживает лучшего, то есть меня, но тогда я не мог ничего ему предложить. Сейчас – могу, могу весь мир бросить к его ногам, но только ему я больше не нужен. Да и никогда не был, и не принял бы я такой жертвы, ни тогда, ни сейчас, особенно учитывая, какой он до зубного скрежета верный.


- На желание, - выныриваю я из воспоминаний и слежу за его реакцией.
- Ну нет, - вскидывает он руки в капитулирующем жесте, - знаю я твои желания, - кивает мне между ног.
- Испугался? – прищурил глаза я. – Ты так уверен в своем проигрыше? Откуда такие лузерские настроения?

Молчит. Забавный он. Уж сколько раз разводил его «на слабо», и он до сих пор на это ведется.

- Черт с тобой, сдавай, - дает отмашку Майку.

Том понимает, что Майк и еще один парень, взятый на роль нехватающего четвертого игрока, будут топить за мою победу, но любопытство, или что там еще, берет над разумом верх. После пятого, победного, раунда еле сдерживая улыбку, торжественно объявляю:

- Партия!

Том вскакивает, теребит свою почти что зизитоповскую бороду, быстрыми шагами подходит к барной стойке. Первое, что я сделал, как бизнес стал раскручиваться – это купил барную стойку. Не эту, конечно, стоящую как небольшой настоящий бар в центре города, а самую простенькую. Мне туда и ставить было особо нечего кроме дешевого бурбона и самого убого пива по акции, но сам факт обладания ею очень окрылял, я верил, что когда-нибудь ее заменит родственница из массива красного дерева ручной работы. И я слишком сентиментален – ту самую первую барную стойку я не выкинул, она до сих пор бережно хранится в моем погребе на самом почетном месте. Прям как первая монетка селезня Скруджа.

Том тем временем налил себе виски, выпил залпом почти половину стакана и выпалил:

- Ну и что ты напридумывал?

Делаю знак ребятам, и мы остаемся в комнате одни. Пользуясь ситуацией, подхожу к нему и шепчу на ухо свое желание.

- Нет! На это я не пойду! – почти отпрыгивает он, вновь оказываясь у стола, покрытого зеленым сукном.
- Да брось, лицо твое будет закрыто полностью. Ну почти полностью для… ну понимаешь, - я не стесняюсь сказать «член в рот», но Том всегда был чрезмерно чувствительным и впечатлительным для таких слов, несмотря на то, чем у меня занимался.
- Понимаю! Но делать этого не буду! – яростно скидывает он карты со стола.

Выдерживаю паузу, я слишком хорошо его знаю. Знал. Приятно, что Том из того большинства людей, которые никогда не меняются.

- Клиент очень крутой, а лучше тебя я так и не нашел за эти годы. Ты был лучшим, - лью сладенькое ему в его очаровательные, но попорченные туннелями, ушки.
- Вот именно, что был, - с нажимом на последнее слово уже более спокойно говорит он.
- Так ты боишься, что опростоволосишься?
- Опростобородишься, - язвит он. – Кого заведет бородатая проститутка?
- Ты можешь побри…
- Нет! – решительно перебивает он. – Брить бороду точно не буду!
- А остальное? – осторожно интересуюсь я.
- Остальное я и так брею, - смутившись, отвечает он.

И все-таки он невообразимо прелестен, даже со своей кошмарной бородой. Хотя у меня она тоже есть, но таким милым мне не быть никогда. Наорав на горничную, когда прозевал Тома у окна, я постарался как можно спокойнее дойти до входной двери. Отослав всю прислугу к бассейну на улицу, я глубоко выдохнул и, нажав на ручку, дернул ее на себя и увидел Тома. Он стоял с бутылкой виски и улыбался, а я не знал, он ли это. Он так возмужал, раздался в плечах, даже подрос, по-моему, вместо пшеничных дредов – роскошные темные игравшие бликами на солнце волосы, хотя не исключу, что это солнечные зайчики в глазах у меня от радости заплясали. Вместо безразмерных рэперских прикидов – одежда по фигуре, по отличной судя по всему фигуре. Упасть в обморок от увиденной красоты мне не позволила только его борода, никак не вписывающаяся в идеальный образ.

- И кто же мой клиент? – неожиданно спрашивает он.
- Ты забыл правила? – искренне изумляюсь я. Когда мы переросли уровень клоповников и достигли определенных высот, благодаря моему проворству и куче счастливых случаев, мы умудрились занять очень хорошую нишу, где клиенты боялись за свою репутацию, поэтому всем работникам завязывали глаза.
- Кто мой клиент? – с расстановкой с камбербетчевской интонацией повторяет вопрос Том.
- Практически идентичен тому клиенту Шерлока.
- Знаю я твои «практически идентичен», небось, продавец хот-догов за углом?
- Если бы продавцы сосисок столько платили, сколько этот мужик, - усмехаюсь я, - я бы мог купить Уилшир-гранд-тауэр.
- Но этот небоскреб и так твой, - и неожиданно гаденько добавляет: - До шестьдесят восьмого этажа.

Откуда он знает?! В общем-то это не секрет, но откуда он знает, что самый высокий из жилых этажей мне был так принципиально нужен?

- Вижу, что ты удивлен моей осведомленности, - с победным видом произносит он. – Но никакой мистики – достаточно немного следить за новостями, чтобы знать, что шестьдесят восьмой этаж никогда не продавался, а тебе всегда хотелось иметь то, что нельзя. Когда я ушел из бизнеса, то продолжал следить за твоими успехами. И, по-моему, с моим уходом, дела у тебя пошли не в пример лучше. В мои времена на такой особняк как этот мы с тобой могли только из-за забора посмотреть, и то, если бы попался не чистый на руку охранник, который за всю нашу месячную выручку позволил бы поглазеть минут пять, а не погнал бы нас поганой метлой.
- А я вижу, что тебе уже не терпится тряхнуть стариной, - взяв себя в руки, быстро возвращаюсь к цели нашей встречи. – Соглашайся, будет весело.
- У меня парень есть, как я ему в глаза после этого смотреть буду? – улыбается, значит, до сих пор не считает это за измену. У каждого хорошего человека есть какая-то неожиданная странность или недостаток. У Тома, всегда такого честного и справедливого, этим было отношение к изменам. Точнее он презирал их, мнил их чем-то гадким и недопустимым, но при этом свой секс с клиентами изменой своему парню не считал.
- Так же, как и раньше смотрел, - возвращаю улыбку.
- И сколько я за это получу?
- Ты проиграл мне желание, ничего ты не получишь! – беззлобно смеюсь.
- Я хочу половину, - требует он. Я соглашаюсь, хотя мы оба знаем, что я отдам ему гораздо меньше. Он считает, что из вредности, я же – за моральный ущерб за разбитое сердце.
 
#3

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
179
Симпатии
466
Баллы
175
Offline
2

Я люблю свою работу. Когда-то устроился, чтобы временно перебиться, да так и остался. Когда бизнес встал на ноги, то босс сделал меня своей правой рукой, хоть в нашей специфике подобная формулировка звучит стремно. Зато после этого повышения надо мной только он, все остальные подо мной, во всех смыслах, ведь у каждой должности есть свои приятные бонусы. Но есть и минусы, один из которых во всей красе происходит в данный момент. Я уже хрен знает сколько сижу как дебил в машине и пялюсь на вход, чтобы не прозевать этого долбанного Тома. Босс сказал, что такое деликатное дело может доверить только мне. Это, конечно, приятно, но очень скучно. Хотя сначала было довольно интересно. Я выяснил, где Том сейчас живет. Кайфовенько он там на своих барбекюшницах заколачивает! Райончик – топчик, хотя я на свой не жалуюсь. Дома его брать босс не велел, пришлось выяснить, где он, для этого пообщался с кучей клевых цыпочек. Потом было немного движухи по следам неуловимого Тома – я объездил весь ЛА, чтобы в итоге засесть на свой наблюдательный пост за углом от его дома, ожидая его после стоматолога, потому что из всех других мест он, как выяснялось, уезжал чуть ли не за пять минут до моего появления. А вот, кажется, и он. Да, я так уже несколько раз из машины выскакивал, но хоть размялся. Добежал до этого парня, но нет, снова не он. Выпью латте что ли, хотя по классике жанра в моей ситуации нужно пить кофе и пожирать пончики. Но нет, я за здоровый образ жизни. Благо фургончик с напитками стоит так, что вход в стоматологию мне по-прежнему хорошо виден. Кокетничаю с баристой, буквально на секунду отвернулся, чтобы забрать кофе, поворачиваюсь обратно и наталкиваюсь на кого-то, оставляя на нем весь напиток.​
- Твою мать!​
И я с ним полностью согласен: облиться горячим кофе не то, о чем мечтаешь в своих фантазиях, пусть и влажных. Слава богам, что я предпочитаю латте – на светлой одежде потерпевшего пятно будет не так заметно, как было бы от того же американо.​
- Майк? – внезапно меняет гнев на милость облитый, а я не верю в такую удачу.​
- Том?! Вот так встреча! – самой встрече я, разумеется, ни разу не удивлен, весь день провел, ее готовя. Но вот тому, что удалось сделать так, что встреча выглядит, как чистая случайность, я удивился совершенно натурально. Хоть Том и не натурал.​
- Ты как? Как там наши? Ты все там же? Или ушел? – засыпает он меня вопросами, обнимая и похлопывая по спине.​
- Извини, что облил тебя, - немного съезжаю с темы.​
- Ну что ты, какие могут быть обиды, - добродушно отзывается он.​
- Я остановился кофе купить… - начал я, но Том понял это по-своему.​
- Само собой. Красавица, - обратился он к бариста, - еще один латте, пожалуйста.​
- А Вам? – спрашивает она.​
- Мне ничего, я только что от стоматолога.​
Получив кофе, мы по моей инициативе, уселись в мою машину, под кондиционер разговоры идут куда лучше, чем на солнцепеке.​
- Я рад, что у вас все хорошо, у меня тоже, - выслушав мой рассказ, улыбнулся Том. – Хотелось бы встретиться… с ним. Но он меня ненавидит, наверное…​
- Забей, он отходчивый, ты же знаешь, ему главное – деньги, а денег на твоем уходе он не потерял, поэтому уверен, что он будет рад встрече. Мы теперь с ним на короткой ноге, так что могу пригласить тебя к нему домой сыграть в карты. Ох, какой у него сейчас дом…​
- Да, надо бы как-нибудь…​
- Не как-нибудь, а давай прям завтра.​
- Завтра? Да я-то, конечно, за, но вот он…​
- Хорошо, раз ты так переживаешь, я у него уточню, но я тебе гарантирую, что он будет полностью «за». Диктуй свой номер, - прошу я, как будто бы не знаю его. ЛА оказывает свое влияние на каждого своего жителя: как же я великолепно сыграл.​


1
- До чего ж хорошо у тебя тут! – раскидываю руки в стороны и подставляю лицо солнцу.
- Нечасто из своего айти-подвала вылезаешь, а, Билл? – смеется Алекс.

Не реагирую на его подколки, знаю, что он просто до сих пор не может смириться, что моя компания смогла выкупить несколько отельных номеров под офисы на последнем, шестьдесят восьмом, из «жилых» этажей Уилшир-гранд-тауэр. Он был очень зол, когда мне удалось это сделать, потому что ему продавать их наотрез отказывались, как впрочем и всем остальным. Но он прав – я живу в том же небоскребе, поэтому оттуда практически не выхожу на улицу. Конечно, здорово, особенно в Лос-Анджелесе, когда время на дорогу до работы равно времени ожидания лифта, но на природе я почти не бываю. Тем ценнее дни, когда я могу позволить себе выбраться к Алексу в его утопающий в зелени роскошный белоснежный особняк в Хомби Хилз. А с лужайки перед ним возле бассейна открывается шикарный вид на Лос-Анджелес и даунтаун в частности. Обладай я повышенной дальнозоркостью или хотя бы хорошим биноклем, мог бы сейчас, лежа на шезлонге, видеть, что происходит в моем офисе и квартире. Возможно, Алекс именно эти и занимается. Надо закрывать шторы.

- Не боишься солнечный удар получить? Может, в дом перейдем или хотя бы в тень? – спрашивает Алекс похоже даже искренне.
- А ты чего такой заботливый? У меня нехватка витамина Д. А если потеряю сознание – разрешаю скинуть меня в бассейн.
- Ты хотя бы не пей, - кивает на мой стакан с виски в руке, - развезет на солнце-то.
- Боишься, что начну приставать?
- А ты боишься, что не удержишься и сделаешь это? – парирует Алекс. – Не думаю, что Том этому обрадуется.
- Зато обрадуешься ты, что, наконец-то сможешь нас разлучить.
- Билл, чтобы сделать это, мне достаточно сказать ему, кем ты работал раньше, - спокойно говорит он, не выходя из-под тени дерева, хорошо, что до моего лежака она не доходит. - Ты ведь ему не сказал?
- Конечно, не сказал. Это Том непонятно зачем такими откровениями поделился.

Я и правда не понимал. До сих пор помню то страдальческое выражение лица Тома, когда он в самом начале наших отношений уже как пары пришел и сказал, что нам надо поговорить. Обычно после такого начала ждешь, что тебя бросят, хотя на тот момент это было бессмысленно, он и подобрать-то меня еще толком не успел. Том выждал паузу и выпалил на одном дыхании, что раньше работал мальчиком по вызову, что теперь он завязал, и никогда больше к этому не вернется, но этот груз давил на него, и он не мог не поделиться этой бесценной информацией со мной. Я видел, как для него это серьезно, поэтому пришлось нацепить такой же умный вид и сказать, что для меня это полная неожиданность (хотя это так и было), но я так его люблю, что мы справимся и с этим. А вот то, что Том работал раньше, как и я, именно на Алекса, стало для меня действительно открытием.

- Он слишком честный, - усмехнулся Алекс.
- Не самое полезное качество для проститутки, поэтому он и ушел, как только нашел выход.
- Следуя этой логике, ты не должен был уходить никогда, - смеется он. И он прав, честность - не мой конек.
- Извини, но в айти я зарабатываю больше, - я прикрыл глаза и тут же почувствовал, что отключаюсь.
- Билл, Билл, ты в порядке? – услышал я сквозь пелену.
- Я все-таки вырубился?
- Да, - несколько обеспокоенно подтвердил Алекс. – Давай-ка все же под тент хотя бы переместись.
Соглашаюсь, и мы перебираемся на шезлонги, но уже в тени, где замечаю барбекюшницу фирмы Тома. Усмехаюсь про себя, вспоминая, как в первый раз, когда мне точно так же стало дурновато от солнца, ее тут же и увидел. В отличие от Тома я не терял связи с Алексом, мы поддерживали приятельско-ироничные отношения, хоть каждый и пошел своей дорогой. Я был свидетелем того, как уровень жизни Алекса все улучшался и улучшался, и наулучшался до состояния, когда он смог позволить себе купить этот особняк. Не сказать, что мы глубоко пускали друг друга себе в душу, но особо ничего и не скрывали, хотя оба видели, что что-то недоговариваем.

- Как твои дела?
- Отлично, купил такую тачку офигенную, в следующий раз на ней приеду, похвастаюсь.
- Я про личную жизнь, - почти что с укором уточняет Алекс.
- А-а-а, это, да тоже хорошо.
- Ну что ты как маленький, клещами из тебя все тянуть надо. Парень есть?
- Есть, но закроем эту тему, - не хочу говорить с ним об этом.
- Почему? – делает вид, что не понимает.
- Потому что ты начнешь расспрашивать, как и что, и кто, фотку попросишь, потом еще не дай бог в свой бордель затянешь.
- Ты меня прям за сутенера какого-то принимаешь, - театрально восклицает Алекс.
- Уж какой есть, - улыбаюсь. – С чего тебя так мой парень интересует?
- Переживаю за своих бывших сотрудников, вдруг он аферист какой-нибудь и просто хочет твои деньги.
- Я себя, знаешь, не на помойке нашел…
- Да, это сделал я, - подкалывает Алекс, но я не обижаюсь, зачем обижаться на правду.
- И я тебе до сих пор за это благодарен, - на миг делаюсь серьезным, но быстро возвращаюсь к нашему привычному стилю общения. – В общем не переживай, со мной спать можно не только за деньги, более того, многие мне платили за то, чтобы я попал в их постель. Ах да, - картинно спохватываюсь я, - ты же сам мне этих людей и находил.
- Билл, ты все такая же язва, но я действительно волнуюсь.
- Не волнуйся, у него денег до хрена.
- А кем он работает? – спрашивает Алекс и переворачивает стейк на жаровне. Взгляд мой падает на название ее фирмы-изготовителя.
- На его творчестве ты сейчас жаришь мясо.
- В смысле? – как-то напрягся он.
- Эту барбекюшницу он придумал и теперь получает за это офигенные деньги.
- Том?! – по-моему ему стало плохо.
- Том, а откуда ты знаешь? – удивляюсь я. Я не знаю, как зовут того, кто придумал мой чайник.
- Да он мой знакомый старый.
- Ого! Как тесен мир! – оказывается, Алекс и Том знакомы. – Так это же здорово, я могу тогда больше не скрывать его от тебя. А то он тоже обижается, почему я не знакомлю его с тобой.
- Он знает про меня?
- Ну да, я говорю, мол, поеду к своему другу, но он, то есть ты, типа гомофоб, и в состоянии терпеть у себя дома только одного гея – меня.
- Как ловко у тебя врать получается, - усмехается Алекс, возвращая лицу нормальную окраску.
- У меня был хороший учитель.
- А у меня достойный ученик, - возвращает комплимент он.
- Нахвалили друг друга, а теперь давай я позвоню Тому, и он скоро будет здесь.
- Нет, - резко останавливает Алекс, - не звони.
- Почему?


Усмехаюсь своим воспоминаниям, которые настроили меня на романтический лад и откровенность. Или дело в смеси солнца и виски?

- А ты почему всегда один? Или ты с Майком зажигаешь?
- Ты что? Он по девочкам.
- Ну не трахайся я с ним когда-то не раз, я бы поверил в такую отмазу, - быстро реагирую я, несмотря на по-моему уже заплетающийся язык.
- Я однолюб, ищу свою родственную душу, - выдает Алекс непонятной интонацией.
- Только не говори, что это Том.
- Хорошо, не скажу.

Не знай я этого прожженного дельца тысячу лет, я бы подумал, что задел его. Но в любом случае правду он говорить не намерен.

- А мне Том в задницу не дает, - неожиданно даже для себя говорю я.
- П-п-п, - прыскает Алекс со смеху.

Ну что ж, хоть повеселил его. А когда-то на имя Том у нас было практически табу, когда выяснилась вся правда. Алекс не захотел, чтобы мы приехали к нему вместе, и я никак не мог выбить из него причину, что казалось странным – он знает нас обоих, почему бы не встретиться втроем?

– Я знаю, почему ты не хочешь встречаться с Томом, - сказал я во время одного из своих визитов на барбекю Алексу.
- Почему? – спокойно спросил он.
- Он работал на тебя.


Минутное молчание.

- Как ты узнал? – тихо поинтересовался Алекс.
- Если я узнал, как из обычной проститутки стать одним из богатейших людей этого города, то уж узнать, чем занимался мой парень раньше, было проще простого. Смирись, я слишком умный.
- Майк сказал?
- Майк сказал, - тут же сдал осведомителя я.


Теперь же мы спокойно говорим о Томе, хоть больше я и не настаиваю на встрече втроем.

- Он точно с тобой ради денег, - засмеялся Алекс.
- Почему это? – не понимаю я.
- Иначе согласился бы на нижнего хоть разок.
- Он уверяет, что он никогда не был снизу, это не его стезя, и вообще я слишком на него давлю, а тут хотя бы в чем-то он держит свою позицию, - вспоминал я все отмазки Тома.
- Держит оборону своих задних бастионов.
- А официально он как это объясняет? Он же признался тебе, что был проститутом.
- Эм, тут такая деталь… - отхлебываю из стакана виски, - он сказал, что работал с женщинами, то есть трахал женщин за деньги.

Алекс разразился хохотом.

- Выходит, хорошо врать умеешь не только ты, - от смеха он едва не свалился с шезлонга.
- Тебе смешно, а мне мучайся, ну чего он упрямится? Я ведь знаю, что он очень даже может быть в пассиве.
- Ну надо же такое придумать, - все еще посмеиваясь, бормочет себе под нос Алекс. – Хотя… Это идея.
- Что я буду тебе должен? – сразу спрашиваю цену еще до того, как он свою идею озвучит.
- Да что ты, какое должен, - деланно удивляется он.
- Алекс, не прикидывайся, за просто так ты ничего не делаешь, - сокращаю я обычные для нас игривые диалоги-торги, которые могут затягиваться на долгие часы. Но сейчас мне так интересно, что он придумал, что я решаю пойти самой короткой дорогой.
- Заплатишь мне цену самой дорогой моей проститутки.
- За что это?
- Тебе что, на Тома жалко денег?
- На Тома не жалко, а на не пойми что – да, - тянет, зараза, вокруг да около ходит.
- Без денег, боюсь, я не смогу быть достаточно убедительным, чтобы он согласился.
- Ты умеешь уговаривать, но согласился на что?
- На то, чтобы отдаться тебе.
- Это как ты устроишь? – с какой скоростью работает его мозг, что так быстро смог это придумать?
- Это моя забота, тебе нужно лишь сказать Майку явки-пароли.
- Ага, конечно, за такие бабки сам ищи Тома.
- Ты прекрасно знаешь, что я давно это сделал, зачем вредничать?
- Ты знаешь только где он живет, а распорядок дня – нет, - показываю ему язык. - При занятости Тома, придется тебе поискать его. К тому же ты не знаешь, как он сейчас выглядит.
- Может, режим сучки выключишь?
- Если выключу, то быстро лишусь всего и всех, - внимательно смотрю на него, мы оба понимаем, что в первую очередь я сейчас говорю о Томе.
- Уговорил, так даже веселее, несмотря на то, что вообще-то это нужно тебе.
- Себе не ври: тебе это нужно не меньше. Майк все эти годы следит за Томом, ты оберегал его, боялся за него, возможно, ты даже надеялся, что у него ничего не выйдет и ты снова возьмешь его под свое крыло. Так что за план?

Алекс немного помолчал, такое ощущение, что я снова нажал на больную тему, но он стоически выдерживает, выдыхает и возвращается к привычному тону:

- Идея в том, что я уговорю Тома поработать еще разок, с закрытыми глазами, разумеется, а клиентом будешь ты.
- Это нереально, - выпалил я, хотя от самой идеи только у меня уже встал.
- Это мои проблемы, я знаю, как это провернуть.
- Хорошо, может, я и дурак, но я тебе верю и мне слишком уж хочется отведать его задницы. И, кстати, - осенило меня, - не вздумай трахнуть Тома, пока он будет привязанным и не будет ничего видеть.
- Если бы хотел, то давно бы это сделал, - грустно замечает он.
- А и правда, я раньше не задумывался, а почему не делал? – спросил я, но тут страшная догадка пришла в голову и она верная, судя по помрачневшему лицу Алекса.
- Только не вздумай меня жалеть, - предостерег он.
- Ты хотел, но… но не мог… - даже шутить на эту тему не хочется, бедный Алекс, он импотент.
 
Последнее редактирование:
Сверху Снизу