Дети воинов (Египтус, PG-13, джен, hurt/comfort)

#21
Регистрация
25.05.2019
Сообщения
488
Симпатии
852
Баллы
165
Offline
Всем известно, что Анубис и Тот постоянно влипали в передряги, искали приключений на свои головы и сильно хулиганили. Между прочим, им уже было по восемнадцать лет, однако ребячество всё ещё было у них в чести. Больше всех от них доставалось двенадцатилетнему Гиксосу, который ничего не говорил родным. Известное дело — плакса, ябида, слабак, ребёнок, маменькин... вот уж не маменькин сынок, если только папенькин — мамы-то не было. Тут, правда, можно хулиганам отдать должное — они никогда не затрагивали тему матери Гиксоса. От земных хулиганов хулиганы Египтуса отличались какой-то своеобразной тактичностью — границы почти не переходили, а если и переходили, то только там, где это могло проститься.

Эксатон как будущий правитель теперь сидел вместе с отцом и разбирал государственные дела, но иногда о чём-то разговаривал с Анубисом и Тотом, проверял их знание тактики, стратегии, советовался, но чаще просто размышлял о Земле. Такие же разговоры велись и между ним и Собеком, который не мог покинуть пост Стража, а потому Эксатон сам приходил к нему. Но если со старшим сыном Ра отношения крокодила улучшались, то с родной младшей сестрой ухудшались. Нейт выросла сильной и самостоятельной, да вдобавок умной и часто заводила разговоры о чести, доблести и скуке поста Стража ворот. Собек вечно срывался и утверждал, что Нейт завидует ему и хочет занять его место. Семьдесят процентов таких разговоров заканчивались драками, после которых они несколько недель не разговаривали друг с другом.



В этот день стояла тёплая ясная погода, лёгкие облака набегали на диск солнца, почти не закрывая его, ветер был нежным и душистым, и так и тянуло к реке. Друзья-подростки решили искупаться в Великой реке, где-нибудь на мелководье, и стали собирать компанию, чтоб было веселее. Ка позвал Нейт, Гиксос Рамзеса, Рамзес Гора, Гор Кефера, а Кефер позвал Мези и предложил позвать Сехмет, потому что уже ощущал себя её братом. Следует сказать и об изменениях в отношениях между подростками: детская влюблённость Ка и Нейт прошла, и они теперь просто были друзьями, искренне желая друг другу найти любовь; а вот Гиксосу наоборот начала нравиться Сехмет, но он изо всех сил скрывал свою симпатию к ней, единственным, кто оказался посвящён в эту тайну, был Осирис — ведь всё равно от отца не скроется странное поведение сына.

Итак, Гиксос пошёл звать Сехмет, потому что знал, что она на занятиях у Осириса. Он пришёл как раз тогда, когда они закончились. Собравшись с духом, он сказал:

— Сехмет, мы решили искупаться всей компанией и зовём тебя. Нейт, Мези и Кефер тоже будут.

— А, в реке, — девушка отвернулась, так что невозможно было понять, рада она или нет.

— Ну ты никогда с нами не ходишь, — полурасстроенно, полувозмущённо сказал Гиксос. — В конце концов надо и отдыхать.

— И это ты говоришь, — усмехнулась та, но потом ответила: — Я пойду. Когда, где и что с собой нужно?

— В одиннадцать, у ворот. Полотенце и можно ещё что-нибудь, что захочешь. Мы потом в душевые зайдём.

— Это какие?

— У арены Аписа, Кефер уже спросил разрешение.

— Ладно, тогда я побежала, — улыбнулась Сехмет и выбежала из лаборатории.

Осирис прибрал на столе и, подойдя, обнял сына за плечи:

— Это определённо успех.

— Считаешь?

— Ты же видел, как она обрадовалась.

— А вдруг она обрадовалась тому, что там будет кто-то. Ну там Кефер, Нейт или Гор.

— По-моему, она обрадовалась, что её позвал именно ты, да ещё настойчиво.

Гиксосу оставалось только согласиится и пойти собираться.

В одиннадцать утра вся компания собралась у городских ворот. Собек искоса взглянул на подростков и пропустил их за город. Всю дорогу они смеялись и шутили, бегали друг за другом и кидались сухими соцветиями с придорожных кустов. Потом, когда пришли к Великой реке, девочки зашли за дюну переодеваться, а мальчики переоделись прямо у реки. Итак, мужской купальный костюм состоял из схенти и немеса, зачастую расшитых голубыми люриксными узорами, а женский из немеса, схенти и топа или немеса и калазириса чуть выше колен, расшитых теми же голубыми узорами. Разумеется, купальная одежда была изготовлена из водонепроницаемой ткани. Нейт и Сехмет выбрали топ и схенти, Мези калазирис. Одежду, в которой пришли, сложили в одно место, на виду.

Песок был горячий, он обжигал ступни, а потому погрузить ноги в прохладную воду было блаженством. Но парни не дали девочкам долго стоять на берегу — они начали брызгаться в них водой из реки, стараясь окатить как можно сильнее. Девчонки же, словно негласно договорившись, разбежались и, немного подпрыгнув, нырнули, создавая большие фонтаны. Но на поверхность не вынырнули.

— Вы их видите? — забеспокоился Кефер. Что могло случиться?

— А-а-а-а! — крик Гора оборвался, потому что что-то утянуло его под воду.

— Гор! Что происходит? — Кефер повернулся на крик, но в следующую секунду его рот был зажат, а сам он утянут в реку.

Рамзес схватил Гиксоса за руку и притянул к себе. Великая река у берегов всегда была спокойна, неужели именно теперь что-то ужасное поселилось в ней? Но крепкая хватка не помогла, кто-то пихнул Рамзеса и утянул Гиксоса.

— Гикс! — глаза старшего брата округлились от ужаса.

И вдруг все шестеро встали из воды. Парни отплёвывались, а девушки смеялись, часто дыша.

— Э-э-э-э-э... И что это значит?

— Наша маленькая месть, — улыбнулась Сехмет, держа руку на плече Гиксоса.

— Ну я же не брызгался, — недовольно заметил тот.

— Зато Рамзес брызгался, — Нейт ткнула Гора в бок, чтоб он распрямился.

— Ну ладно, девчонки нас утащили под воду, зато было весело, — примирительно сказал Кефер, поглядывая то на друзей, то на утащившую его Мези.

Страшно и весело — именно об этой ситуации. Однако такое решили больше не повторять, и теперь просто шумно брызгались, плавали наперегонки или просто плавали. Потом нашли гальку и стали кидать её в воду, стараясь сделать как можно больше кругов на воде. Лучше всего получалось у Гиксоса, так что друзья в конце игры нашли ветку, обмотали её водорослями и как кубок победителя вручили её ему. Кефер произнёс какую-то речь, Гор, Ка и Мези изобразили трубы, а все остальные были «восхищённой рукоплескавшей толпой».

Но вот дети устали и развалились на берегу на своих полотенцах. Солнечные лучи и тёплый ветер сушили их кожу, им было тепло и хорошо. Где-то в кустах начали тихо квакать лягушки, мимо пролетела стрекоза, сверкая перепончатыми крыльями.

— Хочу молока, — вдруг сказала Сехмет. — Холодного и свежего молока.

— Эх, кошка, у нас его нет, — сказал Рамзес.

— Но я знаю, где его можно достать, — Мези поднялась на локте и посмотрела на друзей.

— Всё равно это в город нужно идти, — Гор продолжал рассматривать облака.

— Так не обязательно всем идти, — заметил Гиксос.

— Всё равно нам, наверно, пора. Мы здесь уже около четырёх часов, — сказал младший сын Ра. — Ой. Вот я дурак.

— Это почему? — Гор лениво повернул голову вбок и вверх, чтоб видеть друга.

— Апис сказал, что в три часа отец и Совет будут осматривать раздевалки, душевые и прочее на его тренировочной площадке. Так что либо мы идём прямо сейчас, либо остаёмся тут до вечера.

— Ой, мне до вечера нельзя, — встрепенулась Мези, — я отцу обещала помочь.

— Мне тоже. У нас с Собеком сегодня мир и совместная тренировка, — поддержала подругу Нейт.

— Значит идём сейчас, — Ка встал и собрался свернуть полотенце.

— Подождите, мы так не успеем, — остановила его Сехмет. — Давайте возьмём вещи с собой, а переоденемся уже в душевых Аписа.

Полотенца были наброшены на спины, вещи взяты в руки, а подростки быстрым шагом направились в город. Свою ветку-приз Гиксос воткнул в песок как знак, что его победа была здесь. Перед воротами он внезапно сказал:

— У меня какое-то нехорошее предчувствие.

— Мы успеваем, значит, пока всё хорошо, — постарался успокоить его старший брат.

— Всё равно мне что-то не по себе.

Апис встретил их с недовольством.

— Могли бы и посидеть на реке ещё часик. Вот попадётесь Правящему совету, и мне, и вам нахлобучка будет.

— Мы быстро, — дети шмыгнули в душевые кабинки, развесили одежду, и скоро вода весело зажурчала по их телам.

Апис всё время нервно ходил рядом и поглядывал на часы. «Скорее, дети, скорее», — через каждые десять минут говорил он. Скоро они стали выходить в туниках и прошмыгивать в раздевалки, где висела их обычная одежда. Так было у Аписа устроено: из душа выходить в тунике до колен, а затем идти одеваться в раздевалки.

Без пяти минут три.

Гиксос, отмывавшийся дольше всех, хотел забежать в раздевалку, но Апис нервно остановил его:

— Стой, не успеешь. Быстро бери одежду и на выход, потом переоденешься или домой иди.

— Вот так?

— Они идут! — сообщил Гор. Рамзес схватил одежду брата и вместе с ним был выпровожен Аписом на улицу.

Фараон, Правящий совет, а также Мафдет с Осирисом пришли проверять условия обучения воинов. Гиксос встал к садику, ведущему от арены Аписа до жилого района знати Египтуса. Впоследствии все присутствующие оценили это расположение. Рамзес и Гор встали перед ним, немного загородив его, чтоб ему было поспокойнее. Однако младший сын учёного чувствовал себя крайне неудобно, ему ещё никогда в жизни так не хотелось стать невидимкой, ведь туника, к тому же застёгнутая всего на две пряжки сбоку, была надета прямо на голое тело. Об этой особенности туник Аписа знали все взрослые, поэтому когда фараон и Правящий совет заметили маленького изобретателя, больше в его сторону не смотрели.

Тем не менее ощущение, что случится что-то нехорошее, не покидало Гиксоса всё время проверки. Наконец Ра объявил Апису, что всё хорошо. Взрослые сгрудились в одну кучку и стали что-то обсуждать, а дети хотели уже расходиться. И вдруг появились Анубис и Тот. Гиксос сделал шаг назад — и зря, потому что парочка наоборот заметила его.

— Теперь вместо верхней одежды Гиксос носит туники? — хохотнул Тот.

— Ну ты что, в них же меньше шансов засветить нижним бельём, — поддержал ибиса шакал.

— Ну чего вы к нему пристали? — отозвался Рамзес. — Идите, куда шли.

— Ничего не меняется, — закатил глаза Анубис и заметил, что Гиксос ещё отдалился от брата: — Ну-ка стой! Жарко, правда? — добавил он вкрадчиво, так что у Гиксоса побежали мурашки по спине.

— Особенно в такой длинной тунике, — Тот понял мысли друга. — Земляне не стыдятся нижней одежды, даже взрослые мужчины, а ты ещё ребёнок.

Не прекращая разговора, взрослые искоса поглядывали на разыгрывавшуюся сцену, но пока не видели надобности вмешиваться, считая, что дальше разговоров не зайдёт. Но они ошиблись.

— Так что хватит париться в тунике! — мгновенно Анубис рассегнул обе пряжки и сорвал с Гиксоса тунику. Только вместо злорадства на его лице отобразилось изумление, как и у Тота.

Повисла тишина, и множество пар глаз с ужасом смотрели на Гиксоса. Мальчик не сразу сообразил, что произошло, но через несколько секунд, когда многие отвернулись, он, закрыв голое тело, бросился в кусты и побежал дальше, о чём свидетельствовали шевелящиеся ветки да изредка мелькавшая голая спина.

— Гикс! — Рамзес хотел броситься за ним, но отец остановил его. В ту же секунду Сет больно сжал ухо Анубиса.

— Вы совсем обезумели? — сказал советник. — Восемнадцать лет — а ума словно у восьмилетних!

— Мы не думали, что он...в таком виде, — попытался оправдаться Тот.

— Тем не менее идея оставить его в нижнем белье тоже не блещет гениальностью, — заметил Ра. — Одних извинений перед ним будет недостаточно.

— Чтобы перед ним извиниться, его нужно сначала найти, — сказал Осирис. — Думаю, он побежал домой. Ему сейчас нужно успокоиться, — он взял у старшего сына одежду младшего и неспешно пошёл домой.

В доме он не обнаружил служанок, значит, Гиксоса никто не видел. Не должен был. Учёный заглянул в спальню маленького изобретателя, осмотрев все её углы, в другие спальни, в садик, сходил на балкон, побывал на кухне, даже в своей лаборатории, но сына нигде не обнаружил. «Неужели он не дома?» — удивлённо подумал Осирис и зашёл в ванную комнату. В самой ванной его нет, за полотенцами он бы не спрятался, в шкафчиках тем более. «Странно», — подумал Осирис, и вдруг до его слуха донеслись тихие всхлипывания. А душевая кабинка закрыта. Мужчина подошёл к ней и ясно различил, что всхлипывают именно там. Он отодвинул её дверцу и обнаружил Гиксоса, лежащего у самой стены.

Мальчик вытянул ноги, находясь в полусидячем положении, спиной к двери. Всё его тело было испещрено мелкими кровавыми царапинами и красными полосами — следами стегавших его веток. В некоторых местах были словно уколы, вероятнее всего тоже от особо острых веток. Кое-где налипли грязь, мелкие листочки, какая-то пыльца, а на бедре виднелся ожог от какого-то растения. Осирис мысленно взмолился Ра, чтоб ожог этот был только на бедре, а не дальше. Но при дальнейшем осмотре выяснилось, что ожог находится на том же уровне, но сзади. Всё тело мальчика слегка подрагивало от беззвучных рыданий, иногда он чуть двигался, и тогда Осирис мог различить новые царапины, например, царапину на шее, укол на ступне, являющийся следствием скорее всего острого камня. Но больше всего отца беспокоил перёд, а его видно не было. И с этим надо было что-то делать.

— Гиксос, — тихо позвал Осирис.

Мальчик обернулся и вжался в стену, учащённо дыша. Он весь съёжился, стараясь закрыться ногами и руками. На щеке красовалась сильная царапина, колени снова были разбиты, руки в уколах и ожогах. А глаза красные от слёз.

— Ты что — боишься меня? — удивлённо спросил отец.

—А а если т-ты Ан-нуби-ис? — в его глазах действительно стоял испуг.

— Я твой отец, клянусь тебе. Но если ты не веришь, вспомни, что ты рассказал мне о своей симпатии к Сехмет. Никто кроме нас с тобой не знает от этом.

Гиксос явно успокоился, но всё равно продолжал сидеть на своём месте.

— Иди ко мне, мой мальчик, — сострадающе сказал Осирис и протянул руки.

Гиксос подполз к отцу и сразу очутился в его успокаивающих объятиях. Чувства переполнили его, и он расплакался в голос. Осирис гладил сына по голове и спине, стараясь не задевать ранки, постоянно приговаривая, что теперь всё хорошо, теперь всё закончилось. Он знал, что младший сын чувствует ужасное унижение и теперь будет стыдиться всех: и друзей, и взрослых — и его долг, как отца, вернуть сына в обычную колею жизни. Тем временем Гиксос успокоился и, изредка всхлипывая, тихо лежал на коленях отца.

— Ну теперь тебе нужно вымыться, — сказал отец, приподнимая его и ставя на ноги в душевую кабинку. — У тебя ожоги от растений, есть ещё где какие травмы?

— Вроде нет, — мальчик смутился.

— Ты не против небольшого осмотра? — и получив согласие, отец тщательно стал искать новые царапины и ранки на теле сына иногда спрашивая о самочувствии, но ничего серьёзного не нашёл и успокоился. Осирис открыл тёплую воду, чтоб сын согрелся, вымыл руки, снял свою белую накидку, похожую на халат, и, бросив её в стирку, стал намыливать сына.

— Отец...зачем ты её снял? — мальчик с искренним изумлением смотрел на него.

— Чтоб тебя чистого не нести на грязной одежде, — улыбнулся учёный.

***​

На следующий день Гиксос согласился выйти из дома только с отцом. Даже брата он стыдился. Но к часам трём дня Рамзесу как-то удалось нормализовать отношения с братишкой, поэтому Осирис не побоялся оставить их вдвоём и отойти за важной покупкой.

Скоро пришли Анубис с Тотом и извинились за свои действия, оправдываясь, что не знали, что на нём не было больше никакой одежды. Гиксос их проигнорировал. Тогда они сунули ему корзинку с фруктами, потоптались и ушли. Через несколько минут подошёл Апис и тоже извинился, ведь если бы он не выставил ученика, ничего бы не произошло. Гиксос, не глядя ему в глаза и покраснев, сказал, что вины Аписа нет, и всё хорошо.

Увидев друзей, Гиксос попытался спрятаться, но они уже подошли. Маленький изобретатель поймал себя на мысли, что больше всех стыдится Сехмет. Однако все друзья делали вид, что вчера ничего не произошло, и втягивали друга в весёлый разговор.

— Видно, я многое пропустил, — улыбнулся, подойдя с коробкой, Осирис.

— Ну, не слишком, — ответил Рамзес и попрощался с уходящими друзьями.

— Гиксос, не забудь прийти завтра, — напомнила Сехмет. — Без тебя соревнования не начнём, — улыбнулась и ушла, сопровождаемая улыбкой и розоватыми щеками Гиксоса.
 
#22

Валерия

I will never be too old for Disney
Регистрация
12.08.2019
Сообщения
535
Симпатии
1,179
Баллы
230
Online
Ты заставила меня расплакаться! :crying:crying

Это глава или просто рассказ?

Просто нет слов высказаться.
Все, кто просто почитает его, сам поймет.
Мой вам совет, читатели. Читайте эту главу (буду считать его все таки главой) с коробкой салфеток и чая. Так будет вкуснее.
 
#25

Валерия

I will never be too old for Disney
Регистрация
12.08.2019
Сообщения
535
Симпатии
1,179
Баллы
230
Online
Уже?!
Я думала только начало
 
#26
Регистрация
25.05.2019
Сообщения
488
Симпатии
852
Баллы
165
Offline
#27
Регистрация
25.05.2019
Сообщения
488
Симпатии
852
Баллы
165
Offline
VIII

Ясный солнечный денёк. Тёплый ветер. Лёгкие облака. Шумят молодыми ветвями саженцы. Кефер добился разрешения у отца и теперь разводил сад. У него был грандиозный проект сада: многочисленные деревья разных видов, огромный фонтан, колонны, цветы, чуть дальше скамейки в тени пальм, живые изгороди, беседки — словом, царский сад. Сейчас, в начале пути, нужно было строго придерживаться плана, сажать в отведённых местах, копать по начерченным на земле линиям. Один Кефер не смог бы уследить за всем, поэтому у него были помощники: Мафдет следила за проведением воды, Нейт за посадкой нужных растений, а Гор проверял общий вид сада сверху.

— Твой сад хорошеет с каждым днём всё больше и больше, — говорил он другу после осмотра.

Осирис, Сехмет и Гиксос тоже попринимали участие в постройке сада: несколько устройств для лучшей подачи воды были сделаны ими. У Гиксоса настал сложный период: шёл последний год его обучения и у Аписа, и у Осириса, поэтому он очень уставал. Сехмет прекрасно его понимала, два года назад она сама оказалась в подобной ситуации, вот только ей тогда не нужно было что-то создавать помимо учёбы, а Гиксоса часто просили новобранцы сделать что-нибудь небольшое. И тогда она стала помогать ему с такими небольшими заказами.

Рамзес и Ка, а также Анубис и Тот стали воинами, чаще тренировались и играли в особые воинские игры. Мези всё реже приходила навещать друзей, а с Кефером могла видеться только в саду, помогая выращивать растения. Ра и Эксатон теперь сидели в тронном зале и занимались государственными делами. Эксатон готовился стать правителем.



Однажды Ра вошёл в зал собрания Правящего совета с лучезарной улыбкой. За ним вошла молодая женщина в сиреневой схенти, белом топе, коричневом немесе с двумя золотыми перьями по его бокам. Она немного смущалась, но держалась спокойно.

— Я хотел бы представить вам кандидата на пост Верховного судьи, — сказал Ра. — Это Маат. Она получила высшее образование и при встрече лично мне доказала, что достойна этого поста. Теперь вы должны рассмотреть её кандидатуру и подвергнуть нужным испытаниям. Окончательное решение будет вынесено завтра утром, — и Ра ушёл, оставив Маат наедине с Правящим советом.

Вечером он спросил мнение Правящего совета, Эксатона, Мафдет, а затем нашёл Кефера и Гора, сидящих на скамейке в садике, и спросил у них.

— А разве от нашего мнения что-либо зависит? — Кефер устало смотрел на отца, явно недоумевая, зачем нужно мнение младшего отпрыска.

— Чуть позже вы тоже станете членами Правящего совета, — пояснил Ра. — Так что самое время начать принимать и другие важные решения.

— Я слышал от матери, что Маат хорошо знает все законы, она спокойная и мыслит ясно, — после раздумий сказал Гор. — Я не против такого Верховного судьи.

— Я тоже. Пусть Маат им будет, — усталость и головная боль начинали мучать Кефера.

— Хорошо. Мне кажется, Кефер, тебе не помешает сходить к Осирису, — заметил Ра, внимательно разглядывая сына.

— Нет, всё хорошо, — через силу сказал Кефер. Он будет членом Правящего совета, подумать только! Ему не светил престол, и он был уверен, что подобные решения никогда не будет принимать — несмотря на то, что отец и его воспитывал как наследника — и хотел улучшать жизнь народа, а тут отец вдруг приходит с таким объявлением... Голова болела всё сильнее.

— Кефер, — Ра взял сына под руку, — мы с тобой идём к Осирису. И это не обсуждается.

Принц послушно встал и последовал за отцом. Что толку отпираться? К тому же помощь врача ему сейчас не помешает.

В лаборатории Осириса было тихо, самого его видно не было. А потом послышались тихие голоса.

— Отлежишься немного, и всё пройдёт, — это явно сказал Осирис.

— Одного не понимаю, отец, при дистонии ведь ничего делать нельзя, — а это Гиксос, — как я смогу сражаться?

— У меня есть специальное лекарство. Ты сможешь сражаться.

— Осирис, где ты? — крикнул Ра.

Через минуту вышел Осирис. Увидев принца и фараона, он поклонился и внимательно посмотрел на них. Ра незаметно подпихнул сына. Кефер рассказал о головной боли, о её силе и продолжительности и, приняв лекарство, поспешил поблагодарить учёного и уйти. Фараон вздохнул.

— Что тебя гложет? — поинтересовался Осирис.

— Мне кажется, я всё больше отдаляюсь от него, — грустно ответил Ра. — Я готовил старшего сына, но и младшему уделял много времени. Сейчас я мечусь как мышь в мышеловке: Эксатон одержим новыми теориями и планами, а Кефер не хочет и думать, что тоже способен управлять государством.

— Всё образуется, — подбодрил фараона и друга учёный.

На следующий день Маат торжественно возвели в сан Верховного судьи. Ей вручили золотистую накидку и золотой жезл, увенчанный птицей. И сразу возникло Перо, помогающее ей вершить правосудие. А затем был пир.

***​

Прошёл год.

Эксатон в сопровождении Собека шёл по пустыне. Вчера был небольшой метеоритный дождь, и старший сын Ра надеялся использовать метеориты для камней своего браслета.

— Нашёл, повелитель! — сообщил Собек и указал на группку среднего размера красных камней.

— Прекрасно, Собек! — похвалил Эксатон и подобрал один из них. Он почувствовал энергию камня и возжелал владеть ею ещё больше.

Когда они вернулись, Эксатон посвятил отца в свои планы. Но Ра был против — а если с ним что-то случится?

— Я обрету большее могущество, отец. Это не будет вредно.

— Я слышал, Сехмет говорила, что камни опасны, — у Кефера был весьма озабоченный вид.

— А тебя не спрашивают, — нахмурился Эксатон. И как он будет править, когда рядом Кефер, у которого на всё другой взгляд?

И вдруг прибежал вестник из царства людей. Он бухнулся на землю и сказал:

— Всемогущий Ра, всесильный бог! Великий Шу, твой наместник и защитник в Египте, взбунтовался! Он захватил дворец и... и... — дальше гонец продолжать не мог, да ему и не нужно было: Ра с сыновьями сорвался с места. Нужно добраться в Египет как можно скорее!

По дороге Эксатон велел Собеку отнести камни Осирису с наказом сделать из них камни для браслета; с собой же взял самый маленький из них.

Шу — машина-воин, созданная Ра, чтобы творить правосудие и оставленная им у людей.

В Египте царил хаос. Многие дома были сломаны, кое-где люди заливали пожары. Ра вызвал Шу. И Шу вышел. Огромный, золотой, он сказал, что люди слишком примитивны и недостойны указывать ему, Шу Великому Разрушителю, а он слишком совершенен для них и сам будет ими распоряжаться. Ра велел ему одуматься, но Шу стоял на своём. И тогда Ра сказал, что Шу был создан чтобы творить справедливость, а не произвол. Шу громко засмеялся, словно пророкотал гром. И Ра разгневался. На небо набежали тучи, стало сумеречно, жутко.

— Отец, позволь мне с ним разобраться, — попросил Эксатон. Ра кивнул, и он вставил маленький метеорит в свой браслет.

— Стой, Эксатон! — Кефер с ужасом посмотрел на брата, но Эксатона наполнил красный свет. Старший брат зарычал, согнулся, а когда разогнулся, стал неузнаваем: тёмно-фиолетовая кожа, горящие красным светом глаза без зрачков и радужки, увеличенные клыки — Эксатон был словно чудовище.

— Так я и знал, — вздохнул Ра. — Эти камни прибавили тебе не одну сотню лет. Теперь ты обладаешь новой силой, сын мой.

Эксатон прошёл прямо к Шу и начал битву. Но он ещё не мог совладать с новыми способностями, а потому Шу смог нанести ему сильный удар, и Эксатон отлетел назад. Тогда сам Ра, испоненный гнева, заковал своё создание в энергетические цепи. Кефер хотел помочь брату подняться.

— Отойди от меня! Я могу сам! — прикрикнул на него Эксатон и встал. У него был такой недобрый взгляд, что у Кефера пробежали по спине мурашки.

Шу доставили в Египтус, в тайный зал Ра, где и был создан механический воин. Осирис обследовал Эксатона и подтвердил слова фараона. Учёный сделал из метеоритов камни для браслетов воинов, но они трансформировать никого не могли. Пока отец разбирался с мятежником, братья поссорились. Оба были воинами, и оба по-разному смотрели на новые камни.

Вечером Ра вышел с небольшим золотым браслетом в руках, явно уставший.

— Шу отправят в гробницу в Египет, где он будет под надёжной охраной, — сказал он. — Этот браслет выкован из него и будет служить защитой, доспехом человеку, вставшему на защиту близких. Он должен принадлежать фараону человечества.

***​

Через несколько месяцев Кефер встал на рассвете. Он пошёл в свой растущий садик. Лучи встающего солнца золотили листочки и цветы, играли на воде, прохладный ветерок ласкал щёки. Мези уже ждала его под кустом магнолий.

— Мой принц, — поклонилась она.

— Мези, — кивнул тот.

— Кефер, я слышала, как твой брат вчера говорил с Маат. Но я не расслышала, о чём. Но вид у Верховного судьи был не слишком-то довольный, когда она возвращалась к себе. Поговори с ней. Эксатон с каждым днём становится всё злее и злее.

Кефер приобнял её. Но сейчас, пока они могли быть вместе, нужно было пользоваться моментом. И они ещё долго бродили по саду.

Ра всё больше уставал, потому иногда пропускал собрания Правящего совета. Мафдет впадала в какое-то беспокойство по вечерам, и Сехмет давала ей настой для успокоения нервов. Никто не знал, но должны были произойти серьёзные перемены.

— Я беспокоюсь за брата, — сказал Кефер Маат, — отец и он всё чаще спорят о значении людей. А какое твоё мнение, как Верховного судьи?

— Люди должны подчиняться нам, — ответила Маат. — А мы должны мудро править ими.

— И без людских фараонов, — внезапно появился Эксатон. — Должен быть единый фараон и в Египтусе, и в Египте. И его решения должны быть приняты сразу.

— О чём это ты? — насторожился Кефер.

— Скоро узнаешь, — ухмыльнулся Эксатон и куда-то протопал.



Гиксос был счастлив: он наконец закончил обучение. Да, у обоих наставников! Рамзес радовался не меньше него: наконец он сможет ходить в патруль вместе с братом. Гор предложил устроить небольшой праздник, и друзья его поддержали.

Гиксос всё смотрел на свой браслет. Золотой, с голубыми камнями, такой красивый и такой нужный. «Сила Египтуса», — сказал он и облачился в золотой доспех. Нижнюю часть его лица закрывала полоса ткани, совсем как у Рамзеса. Смотрелось непривычно.

— Настоящий Золотой воин, — в дверях показалась Сехмет, с улыбкой смотря на друга.

— Я никак не могу привыкнуть к своему доспеху. Нет, он удобный, просто это ощущение мощи. Непривычно, — он снял доспех. — А вот ты отказалась от браслета.

— Как говорил нам Апис, не оружие делает воина воином, — девушка подошла ближе. — К тому же мне хочется посвятить себя больше науке. А вообще тебя ждут, идём.

На миг их взгляды встретились, и между ними вспыхнула искра, заставив их немного смутиться.

Они вышли, и их встретили аплодисменты. Нейт дала им кубки с разбавленным вином. Гиксос смутился:

— Разве можно?

— Сегодня можно, — выступил вперёд Осирис. — До этого вино воинам, твоим друзьям, не давали, чтоб тебе нечаянно не налили. Раньше времени. А теперь тебе можно.

— Помнится, раньше на праздниках новобранцев поливали тёплым молоком, — вдруг появилась Мафдет. А за ней шли Кефер, Исида, Бэс и Апис.

— А мы думали, вы не придёте, — улыбнулся Гор.

— Не каждый день твой друг становится воином, — улыбнулся Кефер. — К тому же Бэс хотел на праздник.

— Да. Праздник без меня — какое же будет веселье? — засмеялся Бэс.

Исида положила руку на плечо Гиксосу и поздравила. Они улыбнулись друг другу — как никак, а они жили как мать и сын.

— Про молоко, кстати, мы не забыли, — сказала Мези.

— Стойте-стойте! Молочный душ как-то не входил в мои планы, — Гиксосу было весело, но намокнуть не хотелось.

— Это традиция, — заметил Ка.

И тут на Гиксоса вылили тёплое молоко. Он вздрогнул от неожиданности, но решил стоять спокойно. Под звонкие смех и аплодисменты он встряхнулся, осушил свой кубок и театрально раскланялся. Осирис накинул на него полотенце.

— Какой-то странный вкус, — сообщил Гиксос, рассматривая свой кубок.

Отец расхохотался и похлопал сына по плечу.

— Ничего. Главное не увлекаться вином. Пусть даже разбавленным.

— Мы тут с Мафдет поспорили, что раньше, — сказал Бэс, — танцы или крошечный пир.

— Всё сразу, — Апис стоял с видом хозяина. Он-то всё знал.

Действительно, рядом стоял небольшой столик с кубками, кувшинами разбавленного вина, корзинками фруктов и хлеба и тарелочками копчёного мяса. А ещё стояло небольшое устройство, воспроизводящее музыку — совместное изобретение Осириса, Сехмет и Гиксоса. Рамзес сначала был категорически против танцев — разве могут воины танцевать? — но когда даже Апис и Мафдет стали принимать участие в выборе мелодии, просто пожал плечами и пригласил Нейт.

Было весело: танцевали некоторые народные танцы, некоторым песням подпевали, заедая слова мясом или фруктами или запивая разбавленным вином. Все смеялись и толкались. Под конец даже Исида с Осирисом приняли участие в медленном танце. Кефер кружился с Мези, Нейт с Рамзесом, Мафдет с Аписом, а Гиксос с Сехмет. И эти двое изобретателей были безгранично счастливы в долгом танце, с трепетом касаясь друг друга, чувствуя свою связь.

Когда устали, пошли в сад Кефера и долго сидели в беседке, рассказывая какие-то истории и играя в какую-то смешную игру, которую вспомнил Бэс из своего детства. И было всего лишь три часа дня.

И вдруг вошла Маат. Она была взволнована и изменившимся полунервным голосом сообщила:

— Эксатон решил сместить человеческого фараона и уже уехал в Египет.

Кефер встал и пошёл к своей летательной машине. Как его брат мог так поступить? Мафдет направилась искать Ра; только он мог урегулировать этот конфликт. Золотые воины полетели вместе с Кефером, Мези вместе с Сехмет и Осирисом стали убирать беспорядок, а Исида с Бэсом и Маат вернулись в Золотую пирамиду. Сейчас они ничем не могли помочь.


Кефер быстро нашёл брата. Эксатон угрожал человеческому фараону расправой, если он добровольно не отречётся от престола.

— Брат, остановись! — Кефер подошёл к нему. — Ты не можешь требовать отречения. Этот фараон законен. Ты и так скоро будешь править Египтусом, разве этого мало?

— Я должен править обоими мирами! — ответил Эксатон. — Один! Если не хотите миром, я отберу власть силой! — он потряс своим огромным хопешем.

— Прости, брат мой, но я не могу позволить тебе это сделать, — Кефер достал свой хопеш.

— Ты хочешь перечить мне?!

— Мой — и твой — долг защищать народ, а не угнетать его.

— Лучше не мешай, Кефер.

— Лучше отступи, Эксатон.

— Или что?

— Или мне придётся остановить тебя силой.

— Да будет так! — Эксатон замахнулся мечом, но Кефер отбил удар. Сражение между братьями началось. Люди в страхе разбежались, оставив их одних. Им ещё не приходилось сражаться друг против друга в полную силу, когда от победы зависели чьи-то жизни. Они использовали браслеты и с новой силой вступили в бой. Друзья Кефера, прилетевшие за ним, не вступали в бой по его приказу, но у них теперь была другая забота: спасать людей от обломков и ударов, не достигших противника.

Из-за противостояния Кефера и Эксатона начала меняться погода. Разыгрался шторм, по земле поползли трещины, песок летел во все стороны. А братья всё сражались.

И тут небо прояснилось, а Эксатон и Кефер оказались в луче жёлтого цвета. На землю спустились Ра и Мафдет.

— Ты заставил меня изменить решение, Эксатон, — пророкотал Ра. — Ты не будешь фараоном, тирания и жестокость — не качества правителя! — он нашёл фараона, которого поддерживал Гор, и отдал ему браслет: — Он может становиться доспехом при нужных словах. Я отдаю его тебе и твоим потомкам на хранение и защиту. Но Египтус отныне будет находиться в другом мире, ради спасения человечества! — все воины Египтуса и их машины оказались в золотом потоке и исчезли.

Египтяне видели далеко за горизонтом столб пыли и яркую вспышку света.



Бесплодная пустыня и огромная река теперь только напоминали жителям Египтуса Землю. Новый дом был суров. Эксатона Ра заключил в темницу и запечатал.

— Надеюсь, ты одумаешься, мой сын, — заметил Ра.

Единственным наследником стал Кефер. Он тяжело переживал изменения брата, но ещё тяжелее ему было принять, что правителем Египтуса теперь будет он, обязанный следить за жизнью народа и заключением брата.

Вскоре, когда в новом измерении более менее обжились, Ра, совершенно измождённый, погрузился в Усыпальницу. Никто, кроме Мафдет, не ведал, где она, и не знал, когда ушёл Ра. Просто однажды утром Кефера встретила Мафдет словами: «Твой отец в Усыпальнице и вернётся нескоро. Теперь правитель Египтуса ты».
 
#28
Регистрация
25.05.2019
Сообщения
488
Симпатии
852
Баллы
165
Offline
Да-да-да, все вспомнили серию с Морскими Исполинами. В этой главе я решила показать, что уже тогда братья так разговаривали. Про Исполинов в работе умалчиваю специально — как вы помните, только Эксатон знал о них.
 
#29
Регистрация
25.05.2019
Сообщения
488
Симпатии
852
Баллы
165
Offline
IX

У Гиксоса было хорошее настроение. Все дела он сделал, а утро было таким солнечным! Сейчас все тренируются, отец что-то изобретает, так что, кажется, он остался один. Он решил зайти к Сехмет — вроде она ни над чем не работала.

Сехмет сидела в кресле согнувшись, закрыв лицо руками, и тихонько вздрагивала. Что-то случилось. Не зная, как правильно начать, изобретатель робко приблизился к ней.

— Сехмет, что случилось? — тихо спросил он.

Она подняла глаза, заплаканные, мокрые.

— Я тебя не заметила, — всхлипнула она и вытерла слёзы. — Мама. Она исчезла.

— Как это? — удивился Гиксос. Ещё вчера он видел Мафдет.

— Она вчера просила меня слушать Осириса и обо всём говорить ему. Сказала, что любит меня и всех друзей. А сегодня её уже не было. Я не знаю, куда она ушла.

— Может, она вернётся, — одна мысль крутилась в его голове: как её утешить?

— Она попрощалась. А я осталась одна.

— Ну у тебя есть мы, — Гиксос сел на ручку кресла и положил руку на её плечо.

Сехмет благодарно посмотрела на него и уткнулась в его плечо, всё ещё плача, но уже успокаиваясь.

Весть об исчезновении Мафдет разнеслась быстро. Никто ничего не понимал, но всем уже это не нравилось. Жаль, что то утро было последним мирным утром на следующие пару тысячелетий.



Сехмет скоро успокоилась. Но её появление вместе с Гиксосом всех удивило: они держались за руки.

— Ну вот и ты наконец с парой, — засмеялся Рамзес. Дело в том, что он и Нейт уже давно признались друг другу в симпатии.

— Жаль только, что мама этого не узнает, — печально сказала Сехмет и почувствовала, как Гиксос сжал её руку. И она сжала его руку в ответ.

— Пошли тренироваться, — предложила Нейт. Недавно она снова поссорилась с братом. Но на этот раз очень серьёзно, так что Собек крикнул, что Нейт ему больше не сестра, она ответила тем же.

По дороге им встретились Кефер и Гор. Узнав новость, они порадовались, но пошли дальше. Кефер скучал по Мафдет как по матери, последний месяц только она поддерживала в нём силы. А теперь и её не стало. Хорошо, что Исида стала часто с ним разговаривать и дарить спокойствие. Он доверял ей, как никому другому. За сегодняшнее утро он уже вымотался и потому попросил Гора заменить его на пару часов.

— Проведёшь время в энергетическом познании? — осведомился Гор.

— Ты знаешь, я планировал поспать, — признался Кефер. — Вчера допоздна сидел с бумагами, этими просьбами, отчётами и предложениями. Пока твоя мать не зашла в тронный зал и не посоветовала мне лечь спать. М-да, правитель из меня никудышный.

— А ты уснёшь? Днём-то.

— Уже чуть не уснул на троне. Жаль, что у отца не было выбора. Я слишком мало знаю, чтобы править.

— Ну да, по твоей части больше сражения, — ухмыльнулся Гор. — Не волнуйся, научишься.

У спальни они распрощались. Кефер задёрнул шторы и с наслаждением завалился на кровать. Он снял только сапоги, а накрылся пледом. Его утренняя мечта осуществилась.

Воины были заняты особой игрой, развивающей меткость и силу, Правящий совет отдыхал, Гор пытался разобраться с делами Кефера, а фараон спал. Тихо, спокойно, мирно. Но затишье всегда бывает перед бурей.

Собек пришёл к темнице Эксатона. Анубис и Тот, стоявшие на страже, преградили ему путь.

— Надоело вам тут стоять? — спросил Собек.

— Ты сам страж, должен понимать, — хмуро ответил Анубис.

— А у тебя есть предложение получше? — спросил Тот.

— Время пришло, — ответил Собек. — Сейчас как раз тихо.

Они расступились, и Собек прошёл в тёмный коридор. Его шаги гулко раздавались в темноте, и эхо звучало как-то зловеще. Он подошёл к огромной стене, перегороженной цепями, закреплёнными Печатью самого Ра. Он молча стоял, рассматривая Печать. Если он это сделает, жизнь никогда не будет прежней. Война. Кровь. Крики. Слёзы. Будущее Египтуса сейчас в его руках. Он сделал шаг к Печати. Возможно, кто-то погибнет. «Я знаю, что он сделал для меня», — подумал Собек.

— Мой фараон, время пришло, — сказал Собек и рванул Печать, разламывая её. Цепи порвались, стена рухнула. В темноте сверкнули два ярко-красных огонька. И вот сам Эксатон вышел из своего заточения. Собек встал на одно колено и поклялся ему в верности.

— Отлично, Собек, — сказал Эксатон.

— Всё готово, повелитель, корабль ждёт Вас.

— Я хочу зайти за своими браслетом и хопешем.

Они вышли к Анубису и Тоту. Те поклонились. Эксатон велел им ждать у корабля и вместе с Собеком отправился в хранилище.


Сехмет надоело тренироваться, и она решила уйти в свою лабораторию. У Гиксоса почему-то сжалось сердце.

— Может, ты всё же останешься? — он держал её за руки.

— Я устала. Мне скучны воинские игры. Лучше я что-нибудь попробую сделать, — голос её действительно был усталый.

— Мне почему-то не нравится твоя идея.

— Вряд ли со мной что-то случится в нашем городе, — она провела по его щеке ладонью. — Не волнуйся.



Эксатон был доволен. Его браслет и хопеш теперь были при нём. Он и Собек бежали по коридору. Оставалось добраться до корабля. И вдруг на повороте возникла Сехмет.

— Эксатон?! Собек?! — её изумлению не было предела.

Собек, не ожидавший подвоха и вмешательства, замахнулся на неё, но Эксатон остановил его.

— Сехмет, времена меняются, — сказал старший сын Ра. — Я предлагаю тебе стать моим учёным. Когда я стану правителем Египтуса, ты будешь награждена.

— Ра не хотел, чтобы ты правил. Ты жесток. И я лучше погибну, чем стану служить тебе!

— А если погибнут Осирис и Гиксос? — вкрадчиво спросил Эксатон. — У меня везде люди.

— Не сможешь, — ужас и ярость отразились на её лице.

— Если будешь мне верно служить, я их не трону. Обещаю.

Сехмет сжала руки в кулаки. Одно дело её жизнь, и другое — жизнь дорогих ей людей.

— Хорошо. Но я должна забрать некоторые свои вещи.

Эксатон кивнул, сказал, куда она должна пойти, и Сехмет умчалась в свою комнату. Надо было верить Гиксосу и его предчувствию! Она быстро собрала некоторые устройства, аптечку и уже направилась к выходу.

— Сехмет, что случилось? — на пороге возник Осирис.

Она кинулась ему на шею и, рыдая, рассказала о случившемся.

— Я должна идти. Лучше б он убил меня! Поднимите тревогу. Мне пора. Прощайте и простите!

На бегу она вытирала слёзы. Сбоку бежала группа солдат. Осирис не мог так быстро поднять тревогу, значит, солдаты сами заметили побег Эксатона. А что же Тот и Анубис? Почему они допустили побег? Она достигла выхода. Эксатон уже ждал её на корабле. Она зашла. И тут увидела Анубиса и Тота. Всё ясно, они тоже причастны к этому. Анубис взял её вещи.

Внизу собрались солдаты, её друзья, сам Кефер. Корабль поднялся в воздух. Сехмет сделала шаг к краю, кинула полный отчаяния взгляд на Гиксоса, и тут же её грубо оттащили от края.

— Помни наш уговор, — сказал ей Эксатон.



Правящий совет был в гневе. Предательство со стороны четверых воинов было немыслимым. Осирис поправил их: троих. Он рассказал то, что узнал от Сехмет, и обратил внимание присутствующих на то, как грубо её оттащили от края. Значит, она не лгала.

— Проклятый Собек, — пробурчала Нейт, — не брат он мне больше.

— Эксатон теперь скорее всего попытается захватить власть. Но для этого ему нужна армия, — сказал Кефер. — Где он может её достать?

— Есть одно место, — сказала Исида. — Ра и его перенёс в это изменение.



Сехмет молча смотрела на пустыню. Гнев и тоска бушевали в её груди.

— Ничего, привыкнешь, — сказал Эксатон, подойдя к ней.

— И что же входит в твои планы? Повелитель.

— Есть недалеко отсюда заброшенная пирамида, там и обоснуемся.

— А армия?

— Чуть дальше захоронение. Там находится Тёмное воинство: мумии, в чьих иссохших телах течёт тёмная материя. Хотя это и не значит, что их нельзя убить, — Эксатон отошёл. Теперь он добьётся своего силой. Сначала нужно обосноваться, подчинить армию, затем можно идти войной на Кефера, а там уж добыть браслет и Око Ра у этих землян. И неважно, сколько будет унесено жизней и разбито сердец.
 
#30

Валерия

I will never be too old for Disney
Регистрация
12.08.2019
Сообщения
535
Симпатии
1,179
Баллы
230
Online
Эх. Жаль, конечно Сехмет.

А Эксатон у нас не такой, как в моем фанфике. А я так привыкла к хорошему Эксатону!

Если уже конец, то можно и рецензию оставить. Хе-хе.

Так-с, начнем!
1. Сюжет
Извините за выражение. Но сюжет просто офигенный!
Как бы объяснить... Как кебап! (Турецкое блюдо). Хорошо прожаренное. Приправленное перцем. Вроде бы вкусно. Но потом каааааак даст! Горячо и горько. Но очень вкусно.
Звездочка! 🌟
2. Герои
Герои, каждый со своей начинкой, покрытые шоколадной оболочкой. Все связаны друг с другом. А характер, судьба, душа. У каждого своя.
Гиксос. Эх, Гиксос. Больше перца посыпалось тебе. Но не волнуйся, брат! Все исправится в ближающем.... несколько месяцев.
Звезда. 🌟
3. Устройство мира
Мир понятен.
Хотя, два мира.
Египтус и Египет.
Хорошо все описано и расказано. А описание реки Нил! Просто волшебно!
4. Эмоции
Столько эмоции! Столько чувст!
От смеха до ярости. От гнева до печали.
Звезда.🌟
5. Язык
Как всегда, язык Бастет.
Литературный! Звезда.🌟
6. Фишки
Фишечка за фишечкой тут.
Много смертей. Уже фишка. Потому что столько смертей я не встречала в работах Бастет. А все так красиво описано. Жизненно.
Ой, я чет не туда свернула.
Звезда.🌟
7. Грамматика
Опечатки. Очепятки.
Были, но две или три. К тому же, я не обращала на них внимания. А толку-то, когда перед тобой разворачиваются столько событий!
Звезда.🌟
8. Объем
Миди или мини.
Пусть, не буду заморачиваться. Мне все равно. Главное, чтобы автор смог все тут впихнуть и красиво уложить.
Звезда.🌟
9. Старания автора
Огромнейшее. Особенно примечания. И описания в главах.
Бастет мне знакома. Она в каждой работе вкладывает душу.
Звезда! 🌟
10. Интрига
Ууууу!
Я всегда думала, что на этот раз будет? Что станет с Гиксосом? Что на этот раз он переживет?
Yıldız! 🌟

Продолжай нас радовать своими работами, Бастет!

P.S. Жду юбилея!
 
#31
Регистрация
25.05.2019
Сообщения
488
Симпатии
852
Баллы
165
Offline
Рада, что понравилось8-). Да, странно было переключаться с Экса на Эксатона, а потом снова на Экса:D
Много смертей. Уже фишка. Потому что столько смертей я не встречала в работах Бастет. А все так красиво описано. Жизненно.
Ой, я чет не туда свернула.
я впервые задумалась над тем, как действительно много смертей я описала. И ведь если б они были ограничены только этим фанфиком! Но в других работах они тоже есть, причём слишком серьёзные. К сожалению, не на форуме, да пока и не публично.
Продолжай нас радовать своими работами, Бастет!
ууух, это точно! Их ещё достаточно будет;)
Я вот теперь не знаю, что с ним делать:D потому что в черновиках поселилась новая работа
по одной ролевой
, нарушившая круглое число. Но у меня совсем скоро будет ещё юбилей, надо чёт придуматьhmmm:scratch:
Спасибо, что пишешь отзывы! Всегда приятно знать мнение! А иногда и находить вдохновение;)
 
Сверху Снизу