• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

Если в лапке острый коготь… (Tokio Hotel, Слэш, Фэнтези, PWP, POV, AU, NC-17)

#1

enemyalive

ВОР МОРКОВКИ
Регистрация
19.11.2018
Сообщения
938
Симпатии
137
Баллы
150
Адрес
beautifuldisaster
Offline
Название: Если в лапке острый коготь…
Автор: Cliodna
Пейринг или персонажи: Том\Билл
Рейтинг: NC-17
Жанры: Фэнтези, PWP, POV, AU
Предупреждения: Кинк
Размер: Мини, 9 страниц
Количество частей: 1 часть
Статус: Закончен
Разрешение на размещение: Получено

Описание: Двадцать второй век. Парикмахерские еще существуют. Нэко уже существуют.
 
#2

enemyalive

ВОР МОРКОВКИ
Регистрация
19.11.2018
Сообщения
938
Симпатии
137
Баллы
150
Адрес
beautifuldisaster
Offline
Если в лапке острый коготь,
Опасайся лапку трогать.
Лишь коснись кошачьих лап –
Коготочки цап-царап!​




ПОВ Том.
А ведь этот день так хорошо начинался! Я, как обычно, спешил на любимую работу, лавируя в потоке людей и стараясь не пролить горячий капучино. Завидев огромные двустворчатые двери из прозрачного, как слеза младенца, стекла, я прибавил шаг, молясь, чтобы моей начальницы не было на месте, потому как даже пятиминутное опоздание в этом случае становилось настоящей катастрофой. Для меня, естественно, так как мстительная Камилла обязательно заставит меня обслуживать самую страшную и толстую клиентку из всех, кто сегодня заглянут к нам в салон. Я понимаю Ника, который в отличие от меня за два года работы не опоздал ни разу. Я всего лишь вынужден в этом случае коснуться волос этих… дам, а Ник, как массажист вынужден «наслаждаться» всеми их массивными прелестями. До сих пор не понимаю, как при такой работе он умудрился остаться натуралом, что в нашем двадцать втором веке вообще редкость.
Влетев в салон со скоростью звука, я скривился от перезвона колокольчиков, висящих над дверью. Камилла, хоть и молодая, а все равно испытывает странную тягу к такому вот старью. Нет, чтобы поставить электронный сигнал, реагирующий на тепло… Нет, у нас висит какая-то стремная фигня, название которой помнит только сама хозяйка салона.
— Том! Ты опоздал!
Камилла стояла в воинственной позе, а шевелящиеся, как змеи, темно-фиолетовые волосы на ее голове только придавали весомости начальственному недовольству.
— Ну прости, пробки на дорогах! – я подлетел к женщине и чмокнул ее в нарумяненную щеку, едва сумев увернуться от попытавшейся «ласково» придушить меня пряди.
— Не думай, что это сойдет тебе с рук! – было видно, что я сумел укротить гнев начальницы, но та посчитала, что сразу же прощать работника, пускай и такого милого, как я, на глазах у остальных сотрудников не стоит. Эх, был бы я по части женщин, давно бы стал совладельцем бизнеса, Камилла не смогла бы устоять перед моим очарованием.
— Конечно, — я покаянно склонил голову, изо всех сил пряча ухмылку, — Я больше так не буду.
Камилла фыркнула. Мы оба знали, что я только что нагло соврал.
Рабочий день проходил как обычно. Салон был одним из самых популярных в городе, славился наличием новейшего оборудования и самыми высококлассными мастерами. Да, я знаю, что от скромности не умру! Но что есть – то есть, не буду же я обманывать.
Я как раз делал укладку одной постоянной клиентке, радуясь, что могу сделать свою работу, не наблюдая противную жеманную улыбочку на вечно кирпично-оранжевых губах. Как так? А вот так! Эта леди, между прочим, жена не самого мелкого чиновника города, каждый вечер прямо перед закрытием присылает в салон своего водителя с большой коробкой, в которой и покоится «шевелюра», которой завидуют полгорода. А утром клиентка приезжает к нам, обычно обмотанная платками, как мумия, и мы едва ли не всем салоном помогаем ей надеть на голову парик, представляющий собой каскад белокурых волос около полутора метров длинной. Мне иногда думается, а не отправляет ли она на ежевечернюю чистку не только волосы, но и свои мозги?
Время уже шло к обеду, когда колокольчик в очередной раз «мелодично» звякнул, и в помещение вплыла высокая худая брюнетка. Бледная кожа, иссиня-черные волосы, красные губы и томный взгляд. Я застыл на месте, едва не пуская слюни. Вот это я понимаю, женщина! Ради такой и натуралом стать не зазорно!
— Магдалена! – звонкий голос начальницы заставил меня вздрогнуть, и я неосторожно запутал расческу в «белокурых локонах». Недолго думая, я взял бритву и отрезал обмотавшуюся вокруг зубцов прядь, решив, что в шести килограммах этого «добра» потеря заметной не будет.
— Ками! – голос брюнетки был неожиданно низким, бархатным, таким, что захотелось замурлыкать и подойти поближе. – Ты все хорошеешь!
Я мысленно заржал, подумав, что такое количество нитей из биоволокна, которые начальница вживила себе под кожу, хватило бы на то, чтобы обмотать планету по экватору раза два.
— А ты то, дорогая, просто чудо, как хороша! – рассыпалась в комплиментах Камилла. – Неужели решила сменить прическу?
— О, нет, — смех гостьи напоминал звон колокольчиков с той лишь разницей, что был куда приятнее на слух. Магдалена взмахнула роскошными, блестящими как черное зеркало, волосами. – Мне надо заехать на студию сейчас, совершенно нет времени на уход за собой, дорогая! А вот Билли просто необходимо привести голову в порядок.
Брюнетка выудила откуда-то из-за спины тоненькое существо, обтянутое шмотками так, что Том удивился, как швы не лопались при ходьбе.
— О, конечно, — в голосе Камиллы проскользнули какие-то неуловимо-злорадные нотки. – Том как раз свободен. Ведь так, Том?
Я обреченно кивнул, старясь придать лицу более-менее дружелюбное выражение. Тощий паренек держал голову низко опущенной, словно прячась за козырьком кепки, но я успел заметить пухлые губы, которые были обиженно надуты.
— Все, Билли, я исчезаю, — Магдалена чмокнула свое тощее чадо и буквально вылетела за дверь, заставив в очередной раз за день звякнуть противный колокольчик, который меня уже просто достал!
— Том, проводи Билли в будуар, — начальница смерила меня строгим взглядом, и я поспешил подчиниться, пока ее стремные волосы опять не начали шевелиться.
— Прошу, — сказал я, понадеявшись, что тон вышел не очень кислым.
Будуаром у нас звалась небольшая комната, ключи от которой были только у Камиллы. Вот и сейчас начальница бросила мне связку, которую я ловко поймал на лету, успев заметить, как дернулся идущий следом за мной мальчишка.
Открыв дверь, я прошел в комнату, прикидывая, не нужно ли что-нибудь прихватить со своего рабочего места, но потом отбросил эту идею, поняв, что в «будуаре» установлены едва ли не самые современные приспособления для моего нелегкого ремесла.
— Ну что, начнем? – я повернулся ко все еще стоящему в дверях юноше, жестом предложив занять удобное кресло.
Мальчишка кивнул, еще ниже опустив голову, отчего козырек кепки почти скрыл от моего взгляда его лицо. Я пронаблюдал, как Билли, кажется, так его назвала Камилла, грациозно, словно скользя по полу, прошел к креслу и плавно опустился в него. Поерзав на маленькой попе, мальчик, наконец, успокоился и поднял взгляд на зеркало. Наши глаза встретились, и я мимолетно подумал, что, наверняка, выгляжу как идиот, потому что, судя по ощущениям, моя челюсть только что отшибла мои колени.
Я такого лица в жизни не видел! Высокие скулы, пухлые губки с пикантной родинкой под нижней, ровный носик, высокие четко очерченные скулы, немедленно окрасившиеся розовым отсветом под моим взглядом. Но я все это отметил лишь мельком. Взгляд мой был прикован к глазам чудесного создания, отражающегося в зеркале. Огромные, едва ли не в половину лица, раскосые, в обрамлении тоненькой подводки и пушистых ресниц, почти достающих до прихотливо изогнутых смоляных бровей. Яркие золотистые всполохи в карей глубине заворожили меня настолько, что я не сразу заметил некоторую странность. Зрачки прекрасного создания были странной чуть вытянутой формы.
В себя я пришел от того, что что-то скользнуло по моей ноге. Но, посмотрев вниз, я ничего не заметил, а Билл снова как-то странно поерзал в кресле, отведя взгляд от собственного отражения.
— Билл? – вспомнив, что я все-таки профессионал своего дела, решил наладить контакт с этим хорошеньким молчуном. – Что будем делать?
Карие глаза снова впились в меня взглядом, но буквально в ту же секунду ресницы снова веером легли на щеки.
— Сначала закройте дверь, — я едва не выпрыгнул из одежды, услышав мягкий, переливчатый, будто мурчащий голос. Мурашки стадом пробежались по позвоночнику, обвили талию, а потом стрелой опустились в пах, заставив вздрогнуть. Мельком глянув в зеркало, я убедился в том, что мои зрачки стали вдвое больше, чем секунду назад.
Тряхнув головой, я пошел и закрыл дверь на ключ, радуясь этой передышке. Давно со мной такого не бывало, чтобы от одного взгляда в штанах все дымиться начало. Нельзя, Том, нельзя! Это клиент!
Вернувшись к креслу, в котором сидел красивый мальчик, я принялся перебирать в руках приглаженные черные пряди, перемешанные с тоненькими белыми дредами, прижатые кепкой.
— Ну, давай посмотрим, что тут надо сделать, — я попытался снять с черноволосой головы объемную кепку, но парнишка вцепился в нее двумя руками, а его карие глаза стали еще больше.
— Что такое? – я опешил, еще ни один клиент не пытался остаться в головном уборе, садясь в это кресло.
— Вы должны пообещать, что никому не скажете, что увидите в этой комнате, — голос парнишки был чем-то средним между паникой и угрозой. Я пожал плечами, мысленно предположив увидеть огромную лысину на макушке, и согласно кивнул.
— Все останется в пределах этой комнаты.
Обреченно вздохнув, мальчик отпустил кепку и позволил мне сдернуть ее со своей головы. Посмотрев на открывшуюся картину, я отпрыгнул на метр, и попытался поморгать, решив, что мне привиделось. Однако черные настороженно торчащие кошачьи ушки никуда не делись.
— Ты… ты… — я слова не мог вымолвить, а парнишка в кресле как-то весь сжался, но глаза его зло сверкали, а зрачки вытянулись, став совсем вертикальными.
Я никогда раньше не видел Нэко. Не, я смотрю новости и знаю, что люди-кошки существуют, но ни разу ни одного не видел так близко. Лет тридцать назад мир потрясло рождение первого поколения этих созданий. Никто не знал, почему у обычных людей родились дети с кошачьими ушками и хвостом, и малышей изолировали. Но родители, не желавшие расставаться с любимыми чадами, смогли заставить отдать детей назад с условием, что за ними все равно будут следить. С тех пор почти каждый год в мире рождалось около сотни необычных детей, которых по старой легенде стали называть Нэко.
И вот сейчас передо мной сидел необычайно красивый мальчик, настороженно подергивающий ушками, проглядывающимися сквозь пышные черные локоны. Я даже успел заметить кончик черного гладкого хвоста, который Билл тут же спрятал за спину. Я, конечно, был в шоке, но все равно заметил, как золотые искры в глазах погасли, а личико «котенка» побледнело. Мне стало ужасно неудобно. Я шарахнулся от него так, будто он был не Нэко, а как минимум маньяк с включенной бензопилой.
— Ээ… Билл? Ты меня прости, просто я ни разу не видел таких, как ты, — неловко промямлил я, поражаясь, как жалко звучит мой голос.
Парнишка только дернул острым плечиком, и отвернулся.
— Хочешь, я позову другого мастера? – я понял, что очень обидел мальчишку, и решил, что лучше будет прислать к нему кого-то, кто не будет вести себя как идиот, в отличие от меня.
— Не надо! – Билл снова посмотрел на меня.
— Почему? Я тебя уверяю, все мастера у нас просто потрясающе выполняют свою работу, — конечно, я соврал. Никого лучше меня в нашем салоне не было.
— Нет, не хочу, чтобы это еще кто-нибудь видел, — буркнул Билл, отворачиваясь от зеркала.
— Почему? Ты очень красивый, — сказал я, подавляя в себе желание почесать обиженно надувшегося «котенка» за ушком. Останавливало меня то, что я не был уверен, что у Билла в комплекте нет еще и кошачьих коготков.
— И именно поэтому ты от меня отпрыгнул на два метра, как только увидел? – иронично спросил парнишка, все еще не глядя на меня.
— Я просто не ожидал увидеть под кепкой такие очаровательные ушки, — я на автопилоте включил режим «обаяние», и, сделав пару шагов, присел перед уставившимся в пол мальчиком на корточки.
— Ты меня обманываешь, — Нэко бросил на меня укоризненный взгляд, и я понял, что то, что я принял за макияж – его настоящая внешность. На прекрасном лице не было ни грамма косметики.
— Нет, — я ответил совершенно искренне, потому что при всем желании не смог бы соврать, вся моя мозговая активность сейчас сосредоточилась на том, чтобы до мельчайших подробностей запомнить каждую черточку прекрасного лица.
— Я страшный, — мальчик тяжело вздохнул, и опустил плечи, — мама даже меня с собой по магазинам берет редко, и то только в шапке.
Мне стало так жалко этого «котенка», что я без раздумий схватил его за аккуратные маленькие ладони и горячо зашептал:
— Ты что? Ты же самый красивый! Я глаз от тебя отвести не могу!
Билл поднял на меня взгляд, и я тут же утонул в вихре золотистых искорок, плясавших в его глазах. Тонкие пальчики дрогнули в моей руке, а розовых губ коснулась легкая улыбка. А через пару мгновений Билл и вовсе расхохотался.
— Я не могу, и ты поверил?
Я прищурился, глядя на заливающегося смехом гадкого «кота», и не мог от возмущения вымолвить ни слова. А еще мне было до черта обидно, что эта ушастая маленькая зараза меня так развела. Поднявшись на ноги, я отступил от кресла, всем своим видом показывая, что мне как раз не смешно. Заметив мое оскорбленное выражение лица, «котенок» замолчал, но уголки его губ все еще подрагивали, силясь удержать улыбку.
— Извини. Но мне ужасно хотелось отомстить тебе за то, что ты от меня отпрыгнул, будто у меня на голове гнездо змей увидел.
Я фыркнул, нисколько не поверив в то, что сказал этот наглый тип. Сделав над собой усилие, я успокоился и снова подошел к зеркалу, попутно резко развернув к нему лицом и своего «клиента».
— Так что будем делать с волосами? – мой тон был совершенно холодным.
Видимо, заметив мой недружелюбный настрой, Билл поерзал в кресле, и я мимолетно заметил, как мальчишка ловко прячет хвост в складках длинного кардигана. Хмыкнув, я взял в руки ножницы, и выразительно ими клацнул. На красивом личике отразился искренний испуг, а торчавшие вверх черные ушки резко прижались к голове.
— Я… не хочу, пожалуй, стричься, — как-то затравленно сказал Билл и попытался встать с кресла. Но я был намерен как следует напугать этого кошака, чтобы впредь не разводил честных парикмахеров на ненужную жалость.
— Сидеть! – скомандовал я, с удовольствием наблюдая, как загорелись желтым глаза Билла.
— Я тебе не собачка! – в голосе Нэко чувствовалось шипение, заставившее меня усмехнуться.
Уверившись, что «кот» не собирается бросаться на меня, выпустив когти, я незаметно нажал на кнопку, которая привела кресло, в котором сидел несносный клиент, почти что в горизонтальное положение. «Котенок» взвизгнул и попытался вскочить на ноги, но я ловко удержал его на месте, коварно заставив его слегка приложиться затылком о край раковины, появившейся за креслом.
— Посмотрим, боишься ли ты воды!
Я улыбнулся совершенно кошачьему шипению, когда волосы маленького гаденыша начали намокать под струями теплой воды. Юноша все еще пытался вырваться, но преодолеть сопротивление моей руки, крепко прижимающей его к спинке кресла, не мог.
— Да сиди уже, куда ты пойдешь с мокрыми волосами.
Сверкнув глазами, Билл прошипел что-то похожее на «шшшайсе», но успокоился, продолжая прожигать меня гневно горящими желтыми глазами.
— Тебе не затечет вода? – поинтересовался я, заметив, как Билл передергивает ушками.
— Нет, — резко ответил мальчишка, обиженно надув губы.
Не сдержав смешка, я вылил себе на ладонь шампунь, и по помещению поплыл «лимонный» запах. Билл широко раскрыл глаза, а зрачки его снова стали вертикальными. Не обращая внимания, я вспенил шампунь и начал ласково втирать его в длинные черные локоны. Постепенно я подбирался все ближе к ушкам, массируя кожу головы, а Билл, наконец, расслабленно откинулся на кресле, закрыв глаза пушистыми ресницами. Усмехнувшись довольному виду «котенка», я не удержался и почесал мальчишку за ушком, а тот совершенно явственно мурлыкнул, заставив меня замереть на мгновение. Этот звук снова напомнил, что в моих руках сейчас находится самое сексуальное создание, которое я когда-либо видел.
— Мрррр…
Я продолжал ласкать «котенка», и тот был явно не против, доверяясь моим рукам. Я наблюдал за блаженным выражением красивого лица, и про себя усмехался тому, как легко все-таки кошечку можно расположить к себе, все лишь приласкав.
Ополоснув густые волосы Билла, я ловко обернул их белым полотенцем, и заставил кресло плавно принять прежнее положение.
— Ну что, сейчас немного подровняем кончики волос, и поправим дреды, да? — я принялся раскладывать на столике перед зеркалом нужные инструменты, но отвлекся на блаженно потянувшегося в кресле «кота», и нечаянно смахнул на пол бутылочку с шампунем.
— Черт!
Растекшаяся по полу жидкость буквально сбивала с ног сильным запахом лимона, и я уже представил, сколько времени потребуется, чтобы проветрить помещение.
— Тооом, — если бы я мог, я бы тоже настороженно прижал к голове уши. Голос Билла был необычным, а едва взглянув в его лицо, я понял, что что-то здесь не так. Зрачки «котенка» стали совсем вертикальными, а движения текучими, как вода. Мальчик грациозно потянулся в кресле, выгнув спинку, а гладкий черный хвост обвил его талию. Билл наклонился вперед, пытаясь поймать мой взгляд, а я в этот момент следил, как лямочка майки соскальзывает с острого плеча.
— Томми… — промурчал Билл, вставая на ноги и прижимаясь ко мне.
— Билл? Что ты делаешь? – я, конечно, нормальный парень, и совесть у меня есть. Но когда ко мне прильнуло это нереально сексуальное существо, я просто не был в состоянии его отстранить.
— Мррр…
«Котенок» потерся щекой о мое плечо, прижимаясь еще ближе, а его тонкий хвост обхватил уже мою талию.
— Мррр…
Обдав мои губы теплым вибрирующим дыханием, юное создание одарило меня нежным поцелуем. Я просто не в состоянии был его остановить, честное слово! Руки сами собой скользнули на худую спинку, поглаживая и чуть сжимая, и на каждый мой жест Билл отвечал мурчанием, в котором явственно слышалось блаженство.
Но тут в глубине моего организма проснулось нечто, что заставило меня все же оторваться от потрясающего мальчика, — совесть. При том, что мой мозг уже отключился на девяносто пять процентов, я все же понимал, что в поведении «кота» что-то не так.
— Билл? – я еле увернулся от очередного поцелуя. – Билл, что ты делаешь?
— Мррр… Обожаю этот запах, — мальчишка откинул голову и втянул носом воздух, а я в этот момент почувствовал что-то вроде ледяной волны, накрывшей меня с головой. Котовник мятный, входивший в состав шампуня, делающий волосы послушными и блестящими. Котовник, который называют еще кошачьей мятой! Теперь понятно, почему мальчишку так колбасит. Это же наркотик для кошек… Но кто же знал, что Нэко на самом деле так похожи на своих мохнатых прототипов?!
 
#3

enemyalive

ВОР МОРКОВКИ
Регистрация
19.11.2018
Сообщения
938
Симпатии
137
Баллы
150
Адрес
beautifuldisaster
Offline
Но «котику» было уже все равно, что там бормочет парикмахер. Билл подался вперед, повалив Тома спиной на ковер и удобно устроившись сверху. Том сглотнул, увидев перед лицом когтистую ладошку Нэко, и едва не стал прощаться с жизнью, но маленького «котенка» интересовала исключительно его одежда, которую так удобно полосовать острыми коготками на маленькие ленточки.
Оставшись без рубашки, Том осознал, что нужно от него маленькому котеночку, и эта мысль отозвалась в теле недвусмысленным жаром, мигом скопившемся внизу живота. Билл нависал над ним, такой раскрасневшийся и возбужденный, с лихорадочно блестящими глазами и припухшими губами, а его гладкий хвост то и дело оглаживал распростертое под ним тело. Не удержавшись, Том коротко облизнулся и поцеловал манящие губки чудесного создания. Билл снова мурлыкнул в поцелуе, заставив тело Тома задрожать от приятных вибраций. Не сдерживаясь больше, Том схватил юношу, прижав к себе и резко переворачивая его на спину и наваливаясь сверху. Острые коготки царапнули его шею, заставив зашипеть не хуже кота, и Том прижал изящные запястья к полу.
— Тише, котик, — он поцеловал розовые щеки, коснулся кончика носа и едва успел увернуться от зубов «хищника». — Мм, так ты у нас тигр? – чуть насмешливо спросил Том, глядя в желтые глаза. — Это ничего, тигра тоже можно превратить в ласкового котенка.
— Рррр…
— Ну, тише, киса, не рычи, — на свой страх и риск, Том отпустил тонкие руки, и тут же снова получил парочку новых царапин. Он уже хотел снова обездвижить Нэко, но тут почувствовал, как острый язычок пробежался по царапинам. Том расплылся в улыбке, одобрительно поглаживая мальчишку по черным волосам, и временами почесывая за ушком, и наслаждаясь низким мурчанием своего кота.
Губы нашли губы, Том настойчиво ласкал разомлевшее тело, которое отзывчиво льнуло к нему. Билл извивался в его объятиях, терся о Тома, постанывал и мурлыкал. Молодой парень чувствовал жар кожи Нэко, его напряженный член, трущийся о его бедро, стройные ноги, сжимающие его как в тисках, и Тому хотелось взять то, что так явно предлагают. Но остатки не канувшей в небытие совести не давали ему воспользоваться находящимся, по сути, в состоянии наркотического опьянения «котенком».
— Билли, остановись, прошу тебя, — Том попробовал отстраниться, но парнишка вцепился в него коготками, причиняя легкую боль. – Билл, прекрати, мы не будем этого делать!
Парикмахер все же сумел отстраниться и сесть на пол, но Билл тоже не терял времени. Ловко перевернувшись, юный мальчик грациозно пополз к Тому, призывно выгибая спинку и поминутно облизывая губы. Приблизившись к мужчине, Билл, глядя прямо в расширившиеся от возбуждения человеческие глаза, поддел когтем пуговицу на ширинке, заставив ее отлететь в сторону и звонко удариться об паркет.
— Билл, — Том просто не мог второй раз оттолкнуть соблазнительного «котенка», хотя и понимал, что не должен вестись на провокацию. Но Билл был настолько сексуален и возбужден, что Том не был в состоянии контролировать собственное желание быть ближе к этому потрясающему созданию.

ПОВ Том.
Честное слово, я не помню, как остался без рубашки. И без штанов. И что-то мне подсказывает, что сейчас я останусь и без боксеров. Ой! Билл, осторожнее с коготками! Ч-черт… Как же хорошо… Его ручка просто создана для этого… Хорошо, что когти спрятал… Хотя, я ж всегда был за адреналин в отношениях… Нет-нет, продолжай, не останавливайся! Ну, Билл… А, ты решил раздеться… Тебе помочь? К черту твои узкие джинсы! Ай, не царапайся, не буду я твои драгоценные джинсы рвать, не буду… Ммм, как сексуально… Никогда не видел кружевных трусиков с дырочкой для хвоста.



Том целовал выгнутую поясницу стоящего перед ним на коленях Билла, поглаживал и сжимал теплое шелковистое тело, заставляя «котенка» стонать и мурлыкать. Длинные пальцы парикмахера скользнули по кружеву белья, и обхватили подрагивающий черный хвост, и Билл тут же задрожал, вскрикивая.

ПОВ Том
Мм… Как интересно, новая эрогенная зона? Я и не думал, что он будет такой приятный на ощупь. Шелковистый, гибкий, теплый… А что, если?...
О, с двух сторон оно приятнее вдвойне, да, Билли? Ну, что ты, не брыкайся, тебе же приятно… Вот так, обопрись на руки, и мне так удобнее будет. Не против снять вот это, а? Красивые, но нам сейчас помешают. Ну что ты занервничал, котенок? Все будет хорошо…
Передо мной была совершенно потрясающая картина. Билл, раскрасневшийся, нервно передергивающий ушками, едва удерживался на руках и коленях, все еще немного влажные волосы тяжелыми прядями свисают, закрывая лицо, худенький живот трепещет, а стройные бедра то и дело сотрясают мелкие судороги желания.
Котенок выгнул спинку и отвел гладкий хвостик в сторону, открывая моему взгляду розовую дырочку. Я осторожно погладил колечко мышц подушечкой пальца, вызвав в тонком теле дрожь, а с пухлых приоткрытых губ Билла сорвался стон. Так хотелось прямо сейчас взять это тело, ворваться глубоко, так, чтобы мальчишка навсегда запомнил ощущение моего члена глубоко в себе… Запомнил меня… Но нельзя! Он «под кайфом», я не могу воспользоваться его состоянием… Но и оставить его так не могу. Может, мне…?


Билл почувствовал, как сильные пальцы отводят в сторону его такой восприимчивый к прикосновениям хвост в сторону, и едва не закричал, ощутив прикосновение мокрого языка к пульсирующей дырочке. Казалось, что внутри сейчас все взорвется, еще ни разу в жизни он не испытывал ничего подобного. Том трепетно, но настойчиво ласкал его внутри, одновременно поглаживая дрожащий хвост и напряженную плоть Нэко. Билл метался, дрожал, всхлипывал от небывалых ощущений, которые ему были абсолютно незнакомы. Так трудно сдержаться, когда впервые в жизни чувствуешь удовольствие, накатывающее волнами, а когда одна из них накрывает тебя с головой, и вовсе невозможно. Вскрикнув, Билл едва не рухнул на пол, но Том удержал тонкое тело от падения, прижимая его к своей груди и поглаживая влажную кожу. Билл тяжело дышал, все еще сотрясаемый дрожью, но прекрасно чувствовал трепетные прикосновения Тома к его телу, ласку и нежность парня, ощущал горячее дыхание, опаляющее открытую шею, и твердость плоти, прижимающейся к его бедру.
Ничего не говоря, Билл высвободился из крепких объятий сбитого с толку Тома и повернулся, глядя в растерянные карие глаза. Нэко чувствовал, что действие кошачьей мяты сходит на нет, но на смену ему приходит другое опьянение – страстью. Свое он получил, а теперь мальчику хотелось позаботься о том, кто подарил ему такие потрясающие минуты. Слегка толкнув парикмахера в грудь, Билл заставил его практически лечь на пол, удерживая вес на локтях. Потянувшись ближе, Билл мягко поцеловал губы, еще недавно так умело ласкавшие его тело, а потом стал спускаться по чуть солоноватой коже мелкими поцелуями туда, где было горячее всего. Том, находящийся где-то за гранью мира от удивления и восторга, не смел даже звука произнести. Он просто наблюдал за тем, как теплые губы едва касаются низа его живота, как черные локоны мягко скользят по его бедрам.
Когда его член оказался в плену горячего рта котенка Билла, Том запрокинул голову и низко застонал, не веря, что это вообще с ним происходит. Билл коротко глянул на искаженное удовольствием лицо молодого парня и удвоил усилия, стараясь не пропускать ни миллиметра горячей кожи, повторить все до одной линии вен, не оставить без внимания ни одной впадинки и складочки на неожиданно приятной на вкус плоти. Бедра Тома мелко вздрагивали от напряжения, он боялся упустить тот момент, когда подойдет к краю. Молодой мужчина протянул руку, вплетая ее в черные пряди волос, и машинально почесал маленького котенка за ушком. Билл явственно мурлыкнул, а Том со вскриком кончил, не успев отстранить чудное создание. Едва придя в себя, парень приподнялся, одновременно притягивая разомлевшего котенка к себе. Желтые глаза поспешили смущенно спрятаться за пышными ресницами, как только встретились с темно-карими, и Том улыбнулся, чувствуя, как его сердце начало снова биться быстрее. Но на этот раз не от возбуждения, а от странного щекочущего чувства где-то в районе груди. Отведя в сторону шелковистую прядь волос, Том поцеловал припухшие губки, попросился во внутрь, и сладкий рот приоткрылся, давая встретиться с юрким язычком. Помня о пережитом удовольствии, Том снова дотронулся по излюбленного местечка за черным ушком, наслаждаясь забавным и очень милым звуком, непроизвольно сорвавшимся с мягких губ черноволосого Нэко.
— Сколько сейчас на часах? – спросил Билл, укладываясь на плечо Тома и сонно зевая. Парикмахер улыбнулся, завидев смешно сморщенный носик и чуть более острые, чем у обычный людей, клычки. – Тооом?
— Почти полдень, — ответил парень, мельком взглянув на часы.
— Ой! – Билл подскочил, принимаясь судорожно собирать одежду, а Том только и рад был открывшемуся зрелищу тонкого обнаженного тела. Смотреть на Билла было не меньшим удовольствием, чем прикасаться к нему. – Мама уже скоро вернется.
Свалив кучу одежды на стул, Нэко принялся одеваться, а Том, завидев в руках котенка кружевные трусики, мигом поднялся и вплотную подошел к Биллу.
— Помочь? – молодой парень обхватил основание хвоста Билла, а тот блаженно закатил глаза и задрожал.
— Тооом… Что ты делаешь?
— Помогаю, — нагло соврал парикмахер, поглаживая и сжимая упругую гладкость.
— Мррр… Тооом… Пожалуйста, прекрати…
— Тебе же нравится, — прошептал Том прямо в раскрытые губы, прежде чем накрыть их поцелуем. Билл охотно ответил, скользя язычком по губам Тома, но через пару мгновений отстранился.
— Мне, правда, надо идти.
Том отступил на шаг, не зная, что еще может сказать Биллу. Тот второпях оделся и попытался спрятать спутанные локоны под извечную кепку. Но волосы не слушались, выбиваясь из-под края головного убора. Раздраженно передернув ушами, Билл уже собрался исполосовать противный предмет гардероба, но его остановили руки Тома. Молодой парень подошел к Нэко и аккуратно собрал густые волосы в пучок.
— А мне нравятся твои ушки, — прошептал парикмахер и ловко надел кепку на голову смущенного Билла.
Повернувшись лицом к Тому, Нэко застыл, не зная, что сказать.
— Придешь еще? – спросил Том.
— А ты хочешь? – Билл склонил голову, а Том точно знал, что сейчас черные ушки под кепкой заинтересованно навострились.
— Хочу, — молодой парень резко прижал к себе котенка одной рукой, а второй скользнул под полу кардигана, находя кошачий хвост. Билл безвольно повис в его руках, не в силах сопротивляться волнам тепла, расходящимся пот телу.
Резкий звук мобильного телефона заставил их отпрыгнуть друг от друга. Билл взглянул на дисплей, и снова посмотрел на Тома.
— Мама приехала.
Том только кивнул и отступил, давая возможность Биллу подойти к двери. Неко неловко переступил с ноги на ногу и направился к выходу. Но, едва коснувшись дверной ручки, развернулся и улыбнулся Тому самой солнечной на свете улыбкой.
— Я приду.
И скрылся за дверью. Том хотел броситься следом, но вспомнил, что на нем нет ни единого клочка одежды. Чертыхнувшись, он нашел свое белье и брюки, а вот от рубашки остались одни воспоминания. Впрочем, кроме разорванной в дым одежды, остались еще кое-какие следы. Том повертелся перед зеркалом, отмечая, что на его плечах и спине ни одного живого места не осталось, все сплошь покрывали царапины от коготков его «котенка». Том повел плечами, поморщился от боли, и улыбнулся. Хотя «лапки» его котенка и таят в себе опасность, он не упустит ни одной возможности оказаться в его объятиях.
 
Сверху Снизу