• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

Имя Деймона (Слэш, Агенты А. Н. К. Л., Романтика, Ангст, Флафф, Фэнтези, Мистика, Мифические существа, PG-13)

#1

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
Автор: Эмпатия
Беты (редакторы): Кошка_Юта
Фэндом: Золотой Компас, Агенты А. Н. К. Л.
Персонажи: Илья/Наполеон
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Ангст, Флафф, Фэнтези, Мистика, Мифические существа
Размер: Миди
Статус: закончен
Описание:
В нашем современном и порой жестоком и лицемерном мире ещё осталось три непреложных древних закона: Человек имеет право не открывать Имя Деймона. Язык Деймона и его человека остается тайным. Связь Деймона и Человека священна.
И все эти правила летят в пропасть... если приходит любовь
Примечания автора:
Идея пришла случайно, во время пересмотра одного из самых любимых фильмов детства
https://pp.vk.me/c628118/v628118039/17770/WKge_TrlfzA.jpg - Джозефина
https://pp.vk.me/c628118/v628118039/17768/udgrHziwyUo.jpg - Александр
http://www.sitelisa.narod.ru/prog.jpeg - Генрих
http://www.zooclub.ru/attach/6952.jpg - Цезарь
http://oxothik.ru/userimages/image/articles/gornostay.jpg - Артур
http://zoofayna.ru/wp-content/uploads/2013/03/voron.jpg - Деймон директора КГБ
http://www.ecosystema.ru/08nature/world/37ken/59.jpg - Калипсо
http://givotnie.com/wp-content/uploads/2011/08/grifi_g.jpg - Валькирия


Иллюстрация к четвертой части: https://pp.vk.me/c629511/v629511361/1bbbe/zQAB5bhGfXg.jpg. Автор ARed
 
#2

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
========== Часть первая ==========



Имя деймона

То было ясное утро на КПП «Чарли», между Восточным и Западным Берлином. К паспортному контролю подошел мужчина, одетый в синий костюм. Рядом с ним тенью шел его деймон – красавица пантера. Обоих явно не смущало окружающее количество солдат с их спутниками псами.

- Как же псиной воняет, – прорычала пантера, дергая ухом.

- Тише, девочка, – усмехнулся мужчина. – Ты что, после самолета не проснулась? Тут везде собаки.

- Нет. Это совсем другая псина... Таких раньше не было.

Наполеон перевел взгляд на металлическую вспышку фотоаппарата: у стены за ним наблюдал мужчина. Вот и КГБ пожаловало. Что-то много внимания к той девочке из мастерской. Даже если она и ключ к бывшему нацистскому ученому. Опять ЦРУ темнит.

- Ваш деймон выглядит беспокойно, – сказал на немецком солдат. Его спящий ястреб встрепенулся. Все же хорошо, что язык человека и его деймона для остальных остается неуловимым.

- Не привыкла к такому вниманию к себе, - вежливо улыбнулся Соло, позволяя дальше копошиться в своем белье.

- Как же зовут вашу скромницу? – ловко, солдатик. Вот только закон о праве держать имя своего деймона в тайне никто не отменял.

- Джозефина, – криво усмехнулся Наполеон.

- Добро пожаловать в Восточный Берлин.

- Джозефина? – пантера гневно дернула хвостом. – С каждым разом мои «имена» все глупее. А этим псом так и пахнет.

- С каждым разом ты все мнительнее, – Наполеон поймал первое же такси.

- Ох, ну да, у нас же все всегда идет так, как мы задумали, – деймон забралась на заднее сиденье, недовольно поджимая лапы.

Вот только последние годы все идет совсем не так, как они задумали. Простая эвакуация? Сопровождение? Применить все свое мужское обаяние и завербовать? Какой пустяк. Жаль лишь, судя по деймону лису, она не так наивна и глупа, как его убеждали. Но это - меньшее из зол; наибольшее - тот безумный кгбшник, который чуть не разнес их машину. Интересно, что у него за деймон? Медведь?! Не хотелось бы. Их коробчонка тогда бы точно рассыпалась. Может, все же к лучшему, что разведчиков приучали работать отдельно от своих деймонов.

Разговор с директором ЦРУ прошел на тех же тонах, что и обычно: «Работай, негр, тебе до свободы, как до Китая пешком. Думаешь, я ничего не знаю о твоих делишках? А если что не так… Из твоего деймона шубу жене сделаю». Наполеон даже не вслушивался. Он этот монолог уже мог отчитать себе сам. Вот только… Ему совсем не нравилось, как возбужденно шевелились лапки тарантула на плече его «шефа». Агент ещё со своей вербовки понял, что от этого танца не стоит ждать ничего хорошего.

- Его деймон что-нибудь говорила тебе? – украдкой спросил Соло свою красавицу на следующие утро, пока ему читали лекцию о том, как важно их дело для всеобщего блага. И как оно неблагодарно. Ну и ещё пару слов о том, какая же он, Наполеон, теперь головная боль для ЦРУ.

- Дождешься от неё... только и может лапами перебирать... Так бы и прихлопнула. Мне бы одного удара хвоста хватило, – кошка явно была не в духе. То ли дело во вчерашнем разносе, то ли в дожде, который неприятно мочил её роскошную шубу. Несмотря на свой зонт, Наполеон то и дело вздрагивал от особенно больших капель. – О нет, а ещё живописнее места для разговора выбрать нельзя?

Старый мужчина проследовал в мужской туалет. Наполеону ничего не оставалось, как последовать за ним:

- Ищите чего-то, сэр, или просто решили осмотреться? – Наполеон огляделся. Надо было его девочке остаться на улице.. Выход тут только один. Случись что, и только в её «руках» ключ к спасению. А его босс, видимо, всерьез считал, что для поднятия патриотизма Соло просто обязан увидеть, как сильные люди мира сего справляют нужду. Синхронно фыркнув, мужчина и его деймон отвернулись.

- То, что я тебе предложу, Соло, вряд ли понравится тебе. Но выбора нет, – туманно ответил директор.

- К чему вы клоните? – его вопрос заглушил рык пантеры. На манер домашней кошки она выгнула спину, глухо рыча. Причиной этому стал волк. Тот вошел в туалет, низко опустив голову.

- Та… самая… псина… – прорычала пантера, готовясь выпустить когти.

- Чей это деймон? - Наполеон повернулся и получил ответ на свой вопрос. Перед ним стоял тот самый безумный русский. В той же коричневой куртке и этой безвкусной кепке. Вот, значит, как. В качестве доброй воли его решили скормить бешеной собаке КГБ? Его противник оскалился в точности, как его волк, и кинулся на него. Соло чудом вырвался из этого медвежьего захвата и попытался прижать его к стене. Ровно на полсекунды. Мгновение - и он опять в захвате. После вчерашнего шоу было бы глупо рассчитывать победить его грубой силой. Вся надежда на природную ловкость… Соло изо всех сил толкнулся назад. Знакомство с берлинской плиткой пыл русского не охладило. Немного сместившись, Наполеон повторил маневр. На этот раз, вышибив врагом пару фанерных перегородок. В какой-то момент ему все же удалось вырваться. Вот только его тут же швырнули в оставшиеся стенки, как котёнка. Нужно что-то делать. Только что? Судя по рыку и звукам возни в другом конце комнаты, от деймона помощи можно не ждать… Хотя, раз волк уже визжит, может, не все потеряно? Зря он отвлекся. Секундное промедление и русский, выполнив бросок, кинул его на мокрый пол. Еле дыша, Соло попытался отползти. В планы русского это не входило. Рыча громче зверя, он навалился, переворачивая на обе лопатки, и взял в захват, явно намереваясь придушить. Хрипя, Наполеон поискал глазами своего деймона. Пантера была прижата к земле, а волк возвышался над ней, впившись в загривок. Никто и никогда не ловил его девочку… Даже когда его взяли на последнем грабеже – она сдалась только потому, что его держали на прицеле несколько копов сразу. От этой картины руки опустились сами собой, оставив попытки дотянуться до глаз русского. Директор наблюдал за их возней с нескрываемым удовольствием. Тем временем зрителей прибавилось. Вошел ещё один человек того же возраста, что и директор ЦРУ. В тон черному плащу, на его плече сидела самка ворона, небрежно занимаясь своим оперением.

- Эндриан, – мужчины обменялись приветствиями, – Курякин, – он перевел взгляд темных глаз на блондина, – Не убивай своего партнера в первый же день.

Тот мешкал, явно не понимая, что от него хотят. Красноречивее всех в этой ситуации, проявила себя деймон чужака. Слетев с плеча, она подлетела к их сцепившимся зверям и от души клюнула волка в голову. Фырча, он отпустил пантеру. Как и этот… Курякин - Соло. Не забыв, впрочем, ещё раз швырнуть напоследок. Можно подумать, сам Наполеон напрашивался на такие объятия.



****

Илья не мог поверить в происходящее. С кем-то работать в паре. Да ещё и с этим американцем. Кажется, когда им огласили задание, его деймон все же выдал их отношение – удивлено тявкнул. Впрочем, их не слышали. Все к лучшему.

- Интересно, – потянул этот прилизанный американец своим сладким голоском, который ещё был немного осипшим, – Твой Бобик сможет держать себя в узде? – он одарил деймона Ильи презрительным прищуром. –Учитывая твою легенду… тебе бы больше подошла белая пуделиха.

Волк раздраженно вздернул верхнюю губу, глухо рыча.

- Его зовут Александр, – Курякин гневно сверкнул глазами, – И лучше думай о том, как будешь сдерживать свою драную кошку.

«Джозефина» все это время рычала под столом, прикидывая, как бы ей незаметнее откусить у русского ногу.

- Моя девочка, в отличие от твоего дикаря, чувствует себя в обществе очень комфортно, - Соло незаметно чуть сдвинул ногу и аккуратно провел по темному боку, успокаивая.

- Потому что привыкла, что из-за положения её хозяина, ей быть теперь домашней кошкой, – Илья криво усмехнулся.

- Это лучше, чем быть деймоном сына офицерской суки, – таким же тоном ответил Наполеон.

Лицо Курякина стало нечитаемым… Он чувствовал, как гнев подступает к самому горлу. Пытаясь успокоить себя, он до боли сжал собственное плечо. Вот только Сашка сдерживаться не собирался. В одну секунду он запрыгнул на стол и принял боевую стойку, грозно вздыбливая загривок. Прижав уши к покатой голове, волк оскалился, грозя в любую минуту впиться американцу в глотку. Тот продолжал сидеть в пол-оборота, выглядя абсолютно невозмутимым. Вот только его деймон прижалась к земле, не зная что делать. Выбраться и защищать или все же лучше оставаться под столом.

Илья встал, пряча в карманы дрожащие руки.

- Увидимся, ковбой, - и пошел прочь из пустого кафе.

Волк, презрительно фыркнув, спрыгнул со стола, спеша догнать своего человека. Только уже у их полевой квартиры загривок Александра опустился.

- Надо было тебе дать мне сломать ей шею, пока было время, – заметил деймон, наблюдая за тем, как Курякин пакует предоставленные ему вещи. – Мы и архитектор… Это просто смешно... почему нельзя было дать нам нормальное прикрытие? Журналиста или фотографа. А этот бы занялся девчонкой. Мне теперь её лиса «обхаживать». Сам же знаешь, ненавижу прикидываться…

- Это логично. Потому что американец бы в жизни не вывез девушку из Восточного Берлина... А выдавать его за русского… тебе самому не смешно?

- Если бы тут была хоть какая-то логика, - волк недовольно заметался по комнате, фырча и явно мечтая погрызть мебель напоследок, – Нас бы не заставили с ними работать.

- Саш..., мы не обсуждаем приказы, – Илья сел на кровать. Нужно завести часы.

- Знаю, – волк потерся об его ноги, устраивая голову на коленях Курякина. – Только учти, если эта драная кошка попробует надменно на меня посмотреть… Я её на дерево загоню.

- Загони-загони, - мужчина успокаивающе почесал своему деймону за ушами, – Могу к ней закинуть американца.

- Закидывай, – волк довольно прижмурился, окончательно приходя в себя.

Сломать хребет американцу… Ох, сколько раз за эти дни Илья мечтал это сделать. Иногда Курякин думал, что скоро сам научится вздыбливать загривок, на манер Саши. Хорошо ещё, что в Рим они летели разными рейсами. Слишком много было Соло. Во время их знакомства с Габи, Наполеон все время перетягивал на себя одеяло, отвлекая девушку. Пару раз его пантера нагло проскакивала между Сашей и лисом. А то, что им изображать пару, и деймонам нужно было выработать манеру поведения тех, кто влюблен, что не просто, когда этого не чувствуешь, эту кошку, видимо, не волновало.. Нет, маленькая Габи - симпатичная и бойкая девушка. Вот только совсем не в его вкусе. Да и Саша отнесся к лису насторожено. Лишь философски заметил, что все лучше, чем ещё один кот…. Жаль только, что ей не хватало сдержанности. Илья до сих пор пытался понять цель этой пьяной истерики в номере. Попытка показать, что она горда, независима и ни за что не допустит перехода игры в реальность? Ну… так зря боится. Он на неё не собирается претендовать. Или это так очевидно и это женская обида? Что ж.. его деймон не лис и не кот, поэтому должно быть ясно сразу - на плутовство в жизни он не способен. А его миссия не предполагает влюбить её в себя. Как бы ни намекал ему на это директор КГБ, простого сотрудничества здесь будет более, чем достаточно. Ей - встреча с отцом, им - бомба и диск. Точнее не так. Диск ему. А с американца хватит бомбы.



Утренняя расстановка приоритетов помогла собраться перед тем, как опуститься в этот фашистский гадюшник. Встречал их тот самый дядя Руди. Это был мужчина уже преклонных лет, с узким и сухим лицом. Да и вообще, его худоба выглядела болезненной. Илье даже показалась, что его голова больше плеч. Интересно, как его деймон - коричневая самка грифа -могла сидеть на плече дяди Руди, не ломая ему позвоночник? Девушка поспешила обнять дядю… Вот только лис Генрих предпочел прятаться за Александром и не горел желанием прижаться к слетевшей к нему Валькирии.

- Вы просто волшебник, сэр, – обратился к Илье мужчина. Курякин в ответ самодовольно улыбнулся, но больше не ему, а глядя на Александра, который гордо выпятил грудь, переминаясь с лапы на лапу. Его деймон порой такой позер, – Я мечтаю услышать, как Вам это удалось.

Но благодарность длилась недолго. Да и глупо было рассчитывать, что этот старый фашист будет любезничать с русским. Намеки на свою нескладность Илья пропустил мимо ушей. Он нескладный? Ломовая лошадь? Не соответствующий параметрам «идеального арийца» только лицом? Как угодно, дядя Руди… Как угодно…

- Может, это Габи решать? – глухо прорычал он в ответ, в точности как Саша рычал не так давно на Джозефину, – С кем «скрещивать» лошадей.

- Дерзкий ответ, юноша, – тот криво усмехнулся. – Я только сейчас обратил внимание… Ваш деймон одного с вами пола.

- А в чем проблема с моим деймоном? – Илья перевел взгляд на Александра. Тот подобрался, прицеливаясь ни то к самому дяде Руди, ни то к его деймону, которая сидела на столе подле подноса с черной икрой и злобно щурилась, вытянув морщинистую шею, будто волк был уже мертв и она имеет полное право терзать его труп.

- Мой друг в свое время занимался проблемой формирования облика деймона, а также пытался исследовать, почему же некоторые люди получают деймонов своего пола, – ответил мужчина, беря ещё одну тарталетку с икрой, – И вывел теорию, что причина однополости в скудности и природной ограниченности человека. Глядя на вас и вашу шавку… почему-то, хочется с ним согласиться.

Габи прижалась к Илье, не давая броситься на мужчину. Её Генрих в шоке тявкнул.. Оскорблять связь деймона и человека всегда было верхом неприличия. Александр прижал уши к голове, игнорируя попытки лиса утешающе лизнуть плечо. Курякин тяжело дышал сквозь стиснутые зубы, умирая от желания затолкать эту чертову тарталетку поглубже в глотку этому дяде Руди. Руки сжались в кулаки и, если ничего не сделать, он сорвется - и миссии конец.

- Прощу прощения, – стряхнув девушку со своего плеча, Илья направился в уборную. Нужно вымыть руки и остыть. Скудность души и природная органичность, значит? А не опубликовал он эти исследования потому, что у Гитлера был деймон - самец кобры? У Ильи дома… ходило народное поверье, что деймон и человек рождаются одного пола, если им предстояло пройти через нечто жуткое… Но, успокоить себя привычным ритуалом не вышло – в уборной его принялись задирать три сопляка, с деймонами курицами.

- Развлекайся, – Александр попятился, выходя за дверь.

- А ты? – поинтересовался Илья, готовясь защелкнуть дверь.

- Куриц драть? – фыркнул волк. – Я тебе кто, лис?

- А я, видимо, лис.. – ну нужно же было как-то компенсировать пропущенные тренировки?
 
#3

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
***



Видимо, в этот день его все решили привести в состояние берсерка. Сначала этот старый фашист. Потом эти итальянские петушки. Теперь ещё этот американец, с повадками павлина, а не кота. Как ещё объяснить нежелание работать? А так. Ему плевать. Он все сделает сам. Как всегда. Единственное, надо было оставить Сашку в номере. Но тот отказался наотрез.

Пока Илья ждал, когда отключится электричество, волк напряженно осматривался, то и дело ставя нос по ветру.

- А у нас гости.

- Охрана? – Курякин поспешил спрятать уже ненужный инструмент.

- Не-а, партнеры, - Волк заметил, как черная пантера, спрыгнув откуда-то сверху, тенью скользнула вдоль грузовиков. Также изящно за ней проследовал Соло. Довольно странно видеть его не в костюме. Деймон и человек двигались абсолютно синхронно, а темная одежда лишь добавляла им сейчас сходства. Глаза прищурены, все внимание на цель… Погасший свет заставил их вздрогнуть, а Илью вспомнить, что он тут не для любования грацией кошачьих пришел. Мужчина поспешил вернуться к делу и выглядеть как можно более невозмутимо, когда к нему подошел шокированный американец.

- Утро вечера мудренее?

- Ты вырубил освещение? – ответ вопрос на вопрос. Ну, просто два еврея в синагоге.

- Пользуйся.

Волк со вздохом сполз на асфальт, зевая. Опять препираются. Джозефина предпочла привести свою шубку в порядок, чем следить за тем, как эти двое меряются то опытом, то игрушками.

- Дети, – синхронно фыркнули звери, – Оба.

- Иногда я жалею, – заметила Джозефина, – Что разговоры деймонов друг с другом - для них лишь шум ветра.

- Всерьез думаешь, что это бы что-то изменило? – Саша положил голову на лапы, вздыхая. - Стали бы спорить кто из них больший ребёнок.

- Что ж… идем, – видимо эти детки смогли к чему-то прийти. – Разве что… не стоит брать деймонов с собой, – Наполеон покосился на зверей. С какой это радости Джозефина так мирно настроена?

- Ты прав, – Илья едва заметно стукнул по своему бедру и Саша тотчас подбежал к нему.

Американец, закатив глаза, наблюдал за тем, как Илья шепнул что-то Александру и зверь коротко тявкнул в ответ. Едва мужчины скрылись на складе, волк подбежал к пантере:

- Идем.

- Куда? – пантера перемялась с лапки на лапу, не особо уверенная в этой затее.

- Когда рабочие, что чинят генератор, увидят эту дыру, то точно пришлют охрану. Уходить будут через док. А нам пока нужно где-то спрятаться…, - волк настойчиво толкнул её. – Пойдем. Нормально все будет.

- Куда уж нормальнее, – шерсть на спине Джозефины недовольно задергалась.

Все же не стоит недооценивать кошачью интуицию. Сперва они услышали рев сигнализации. Потом - стрельбу. Звери возбужденно забегали по пирсу, высматривая своих «детей». Первым в окне показался Илья, затем Наполеон… Но что-то пошло не по плану.. Потому что вместо того, чтобы уплыть, эта парочка крутилась в лодке по каналу, как безумная. А затем и вовсе на берег выбрался мокрый и злой, как черт Соло. Не особо думая о ближнем своем, он забрался в грузовик.

- Какого..., – пантера подбежала к машине и недовольно поскребла лапой. Дверь тотчас открылась.

- Привет, моя девочка, – он почесал её мокрой рукой, жуя бутерброд.

- Как мы будем выбираться отсюда?

- Подождем пока большевика отправят к праотцам и тихо выберемся с завода. Что сложного? – Соло отпил вина из бутылки. – Черт полусладкое. Терпеть не могу.

- Ну уж нет, – Джозефина возмущено вздыбила шерсть, – Ты ему поможешь!

- С какой это стати? Если у них в КГБ принято гореть на работе, – в этот момент взорвался катер, – То это его проблема.

Джозефина глянула вниз через лобовое стекло. Перед капотом тихо поскуливая метался волк. Ещё живой.

- С такой…, что это первый человек за три года, кто нам доверился, – прорычала кошка.

- Доверие? Киска моя, у него приказ. Такой же, как у меня.

- Вот только, ему ничего не мешало вырубить тебя и пойти одному. И кто знает, может быть, он сейчас не стал бы потенциальным кормом рыбам! – фырча, продолжала пилить его совесть пантера.

- Он бы сейф в жизни не открыл.

- О, ты очень талантливо его открыл… переполошив всю охрану, – она уже почти рычала на Соло. Чего обычно не позволяла себе. – Либо ты что-то сделаешь… либо я назову паучихе Эндриана свое настоящее имя!

- Придержи его бобика, – со вздохом Наполеон, принялся закрывать окно грузовика, – Если его увидят, то Виктория быстро поймет, что за женишок у малышки Габи.

- Другое дело, – кошка выпрыгнула из машины.

- Потерпи, Илюш, – бурчал сам себе волк, примеряясь, – Водолаз я конечно хреновый, но я тебя вытащу.

- Стой! – Джозефина спрыгнула на него, прижимая, – Тебя не должны заметить. Увидят, что ты ещё цел - начнут палить в воду.

- Я не собираюсь… вам, двум драным котам, дать его угробить, - рыча, ответил Александр.

- Я пошла с тобой? Пошла. А теперь поверь мне.

- Он долго… не выдержит, – пробормотал деймон русского, без сил оседая.

В этот момент катер дозорных был раздавлен злосчастным грузовиком. Две вспышки подтвердили тот факт, что охранники с деймонами покинули грешную землю. Второй раз за вечер Джозефина почувствовала, что промокает до нитки. Очень мило. Волк под её лапами совсем перестал сопротивляться. Нет-нет-нет, вот только этого сейчас не хватало.

- Саша, – она куснула пушистое ухо, – Не смей!

- Им скажи…, - просипел волк. – Где он…? Где Илья…? мне холодно… пусто…

Один раз Джозефина уже видела это. На фронте. Когда Наполеон решил вынести малыша рядового. Она чувствовала, что это уже бесполезно, но этот упрямец заладил – надо. И затихать тот щенок начал точно также…

В этот момент, на поверхности воды показались две головы. И, когда раздался глухой кашель Курякина, волк встрепенулся, оживая. Пронесло.

****



- Жаль, что Вы не можете остаться до утра, Виктория, – с хищной усмешкой, Соло провел по обнажённой спине женщины, - Уверен, рассвет из моего номера смотрится восхитительно. Правда, не уверен, что мы его застанем.

- Мне жаль не меньше вашего, Джек, – та повела плечом, сбрасывая руку мужчины, – Но, боюсь, утром у меня важная встреча.

Встав в постели, она собрала свои разбросанные вещи и направилась в ванную.

- Я уже ненавижу того, кто Вас отрывает от меня, – Наполеон поискал взглядом Джозефину. Та, урча, каталась по ковру, не особо смущаясь того, как королевский питон обвил её шею.

- Ну, раз вы такой любитель пейзажей, – Виктория вышла к нему в брюках и блузке. Блестящая жилетка висела на спинке кровати, – Возможно, Вам понравится вид из кабинета моего офиса.

- Если только там есть что-то, где можно принять горизонтальное положение, - он поймал женщину за руку, притягивая к себе поближе. – Из него - любоваться видом намного удобнее.

- Как и на приеме… слишком много внимания к своей персоне Вы пытаетесь привлечь, мистер Дейвлин.

- Рмяв! – раздался недовольный рык. Питон слегка сдавил шею кошки. Сбросив с себя змею, пантера ощетинилась.

- Простите. Мой Цезарь не всегда может рассчитать силу, – взяв на руки королевского питона, она удалилась, оставив на тумбочке визитку.

Едва за ней захлопнулась дверь, Наполеон встал. От неги и блаженства не осталось ни следа. Не то чтобы близость с этой гадюкой доставила большое удовольствие, но, по крайней мере, отвлекла. А теперь у него стойкое ощущение, что он побыл в её руках «средством от истерии» , До чего дошло… Ещё никогда прежде он не ненавидел так свою работу. Это уже слишком…. Эти игры стали заходить слишком далеко. Кончится это - и нужно сваливать как-нибудь. А если все таки сцапают.. Лучше в камеру, чем так. Стянув простыни, он вызвал горничную. Лишь после смены белья, он смог снова приблизиться к этой постели. Но только сесть. Заставить себя лечь не выходило. Слишком матрас мягкий.. И одеяло какое-то… не то. А может, просто не хочется спать.

Пантера бесшумно запрыгнула на постель и, лишь просевший немного матрас, выдал её. Но Наполеон был слишком погружен в себя. Кошка в два шага пересекла огромное ложе и, урча, потерлась об его щеку:

- Бывало и хуже.

- Да… просто слишком длинный день.

- Ур…, - она честно старалась изобразить кошачье мурлыканье, но, увы, особенности гортани лишали её такой возможности. – Раз длинный день… Просто надо лечь поспать. Во сне не думаешь…

- Верно, – он почесал её за ушами, – Что-то мы расклеились.

Она положила голову на плечо мужчины.

- С нами бывает. Сейчас, тем более, можно.

Повернув голову, Соло устало уткнулся в своего деймона.

- Ты уж.. прости, за Джозефину.

- Это лучше, чем Моника, – она шлепнула его хвостом по макушке. – Спать я сказала.



Она отошла от него, давая возможность лечь. Но не ушла с постели. Как только мужчина лег- кошка устроилась рядом, положив голову на живот:

- Ты сделал сегодня все, что мог.

- Знаю.

- Вот и не грызи себя, - она лизнула его ладонь. – А из её деймона… выйдет отличный ремень к тому костюму, что мы купили в Милане.

Наполеон на это только усмехнулся. Она права. Нужно просто взять себя в руки. И выспаться. Черт.. он уже вечность не высыпался. Главное завтра, как ни в чем не бывало, улыбаться. А этот русский… Мог бы и спасибо сказать.
 
#4

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
========== часть вторая ==========



Подготовка к встрече Габи с дядей Руди шла полным ходом. Пока все было хорошо, правда, Большевик почему-то начал толкать речи о недопустимости использования гражданских, как приманку. В отместку Наполеон решил подразнить большевика запретным плодом – прелестными ножками юной Теллер. Как глазки-то забегали… Соло уже грешным делом начал думать, что русский ещё «мальчик». Надо бы посмотреть, его деймон постоянно волк*? Чтобы не лишать Илью шанса стать мужчиной, он деликатно вышел на балкон. Джозефина была там с самого утра. С довольным урчанием она каталась на спине по солнечному пятну.

- Присоединяйся, - она приоткрыла голубой глаз.

- Сегодня я, конечно, смотрю на мир оптимистичнее, но это немного слишком, – Наполеон усмехнулся.

Тут, к его удивлению, на балкон выбежал волк. Все уже так серьёзно? Надо бы либо назад.. либо дверку прикрыть.

Волк подбежал к пантере и что-то прорычал в округлое ухо кошки.

- Он просит передать спасибо… за спасение Ильи, – пантера встала, утрачивая вид изнеженной кошки.

- О, с его стороны это очень мило, но он бы пошел, намекнул большевику, что личную жизнь ему придется налаживать позже.

В ответ тот что-то коротко тявкнул. Пантера оскалилась, но больше лениво. А едва Александр скрылся, начала пофыркивать от смеха.

- Что? – Наполеон вскинул бровь.

- Сказал, удивлен, почему такой педант и пижон надевает один и тот же костюм два дня подряд.

- Это мой лучший костюм… - фыркнул сам себе Соло. В отместку за такие шуточки, он решил обломать малину этому Курякину. Но там не пахло даже поцелуями… Даже обидно за него как-то. Впрочем, его бы кто пожалел - ему ублажать эту змею.

- Ты готова? – обратился он к Джозефине, дожидаясь пока она выпрыгнет из машины.

Вместо ответа пантера приоткрыла пасть. На розовом языке лежал жучок большевика. Отлично. У Курякина их столько, что пропажи парочки он не заметит. Теперь нужно будет уловить момент и поставить Виктории телефон на прослушку. Если бы в Илье вдруг не проснулся сторож – мог бы заняться в это время особняком Винчигуэрра. Что ей может сделать родной дядя? А ему теперь нужно наглеть и напрашиваться в «гости», чтобы поставить второй.

Вид из её офиса и вправду обещал быть замечательным – просторный кабинет украшало окно во всю стену. Рабочая зона удачно сочеталась с зоной отдыха. Вот и обещанная горизонтальная поверхность – диван в тон кресла. Но все же для двоих он тесноват… Интересно, ковер мягкий?

Женщина была занята разговором; её королевский питон лениво растянулся на столе во всю длину.

- Налейте себе выпить, – это предложение или приказ? Впрочем, мама учила с дамами не спорить.

И дама снова продолжила разговор на итальянском. Соло не смог понять многое, слишком давно не практиковал итальянский, но суть он уловил – судно вышло в море.

Джозефина недовольно зафыркала, когда Наполеон налил себе скотча.

- Ну, это, «мамуля», уже слишком, – пробормотал мужчина своему деймону. – Нужно выглядеть непринужденно.



Виктория продолжила разговор, вдруг перейдя на немецкий. А скотч эта миссис держала отвратительный. Он горчил.. Твою мать.

- Рмаф.. – Джозефина, которая все это время шла рядом с ним вдруг остановилась. Зверя не хорошо качнуло.

- Судя по-вашему деймону, вы плохо спали, – в голосе женщины звучала забота… напоминающая по вкусу змеиный яд.

- Сдается мне… ваш скотч поможет выспаться, – Наполеон ощутил знакомую тяжесть в голове. Когда он очнется, она будет раскалываться… Неужели злодеи не могут потратиться на более гуманное снотворное? В отместку он опошлил греческую статую, вручив ей свой бокал.

- Вы крайне проницательны, мистер Соло, – Виктория ехидно улыбнулась.

- Где же мы с красоткой только просчитались? – пробормотал он, выбрасывая из кармана жучок, который предназначался телефону в офисе. Чуть сместившись, мужчина быстро загнал его каблуком под диван.

- Вам просто не стоило так доверять крошке Габи. А ведь её деймон лис… Чем не красноречивое предупреждение? Впрочем, вас мужчин всегда отвлекают от главного женские прелести.

- А вот тут она права, – пробормотала Джозефина, без сил растягиваясь на полу.

Наполеон не удостоил её ответом, а лишь взбил поудобнее подушечку.

- Что это вы делаете? – непосредственность кошек всегда поражала Викторию. Она тут.. доказывает ему, как легко было их провести, а этот американец на её любимом диване, свил себе гнездышко.

- У меня уже был подобный опыт, – его язык уже еле ворочался. – И в последний раз я сильно ударился головой.

- Боюсь, вам не избежать боли, – в точности как её деймон, она вспорхнула на спинку дивана, вытягиваясь на нем. – Сладких снов… Наполеон.

Джозефина ещё держалась… Хотя голоса людей звучали для неё как в тумане… Но собственное тело ей уже тоже не принадлежало. Из пасти выпал припрятанный жучок. Лежа на боку, она вяло осматривалась. Вошло двое мужчин со своими деймонами псами.. Они куда-то его унесут.. Надо встать.. Но как убедить в этом дрожащие лапы?

- М-дас…. – она и не заметила, как питон подполз к ней вплотную, с силой раздавливая выпавший жучок. Пантера дернулась. – Ну-ну. Тише, второй уже сломан.

- Червяк, – фыркнула она из последних сил.

- Ах, малышка, – прошипел Цезарь, – Поверь мне.. Лучше бы Виктория позволила мне придушить тебя, пока ты будешь в отключке. Для вас с Наполеоном это был бы весьма гуманный конец. Джозефина.. – его тонкий хвост накрыл кошке веки. – Доброй ночи.

Когда ещё двое мужчин подняли её, она уже этого не чувствовала.

Сознание возвращалось к нему медленно. Сначала он почувствовал легкое пощипывание в шее. Потом услышал голос Виктории, что перечислял прозвища немецких маньяков садистов. Он их помнил со времен призыва в армию. И особое пожелание их старшины: Пристрелить гадов, если возьмете….

Знал бы он, что все это рук одного чудовища. Вот Соло теперь знает. Как и то, что в своих пытках, этот пятый всадник, использует электроток. Пусть его «стул» и допотопный - Наполеону от этого не легче. Где его девочка?

Ему дали передышку… Его голова была зафиксирована. А Виктория кружила перед ним, точно стервятница, закрывая обзор. Впрочем, Соло нашел способ отвести взгляд:

- Мне жаль, что я не смогу прикончить вас сама… Впрочем, – она повернула голову куда-то в сторону. Соло присмотрелся – на другом конце комнаты в углу лежала пантера.. Тоже обвитая какими-то проводами. – Маэстро обещал оставить мне шкурку вашей красотки на память. Думаю, из неё выйдет прелестная накидка… Наполеон и Джозефина.. вас ждет весьма символичный конец. Прощайте.

- Прощай, красавица, – прошипел Цезарь, обвиваясь ожерельем на шее хозяйки. – Мне даже жаль… виться вокруг тебя куда приятнее, чем на Калипсо её муженька.

- Пошел ты, – рыкнула Джозефина. Освежевать бы напоследок эту смесь гадюки и василиска… жаль, что лапы крепко связаны.

Едва за женщиной закрылась дверь, Теллер-старший встал, запуская тускло горящую лампочку, точно маятник. Остатки света он погасил. И явил взору Соло увесистый альбом. Валькирия слетела со шкафа и села на колено агенту. В этом свете… её клюв, морщинистая голова и шея.. смотрелись особенно жутко. Как и пустые глаза, которые больше подошли бы рыбе, чем птице.

- Давным-давно, – начал свою скорбную повесть безумец, – Жил один мальчик. На первый взгляд в нем не было ничего особенного. Он не был ни высоким, ни красивым, ни харизматичным, ни даже смешным, – этот мерзкий голос, тихий звон цепей, с которыми поиграла Виктория уходя… Это сводит с ума. Хотя даже не это. А то, что в этой кромешной тьме он не может разглядеть как там Джозефина.. – Честно говоря, он был самым заурядным. И из-за всех этих его очевидных несовершенств, другие дети относились к нему довольно безжалостно, – голубые глаза сверкнули так, будто Соло был одним из этих мальчишек. – Год унижений сменялся другим, и жизнь превратилась в настоящий ад.

Пытку можно было ведь так легко прекратить. Отвернуться и не смотреть. И не думать, что деймон крыска подходил дяде Руди ничуть не меньше, чем его нынешнее воплощение, которое чистило перья, сидя на коленях американца. Но стоило Соло пытаться отвернуться или хотя бы отвести взгляд от Руди - Валькирия гневно щелкала клювом, и Наполеон снова смотрел на садиста.

- Но все эти мальчики не знали лишь одного - он не воспринимал их как врагов. Они были для него инструментом познания. Они преподали ему бесценный урок: человеком в этом мире владеют две силы. Их имена Боль и Страх.

«Когда же кончится этот чертов альбом» - подумал Наполеон, смотря на фото уже взрослого мужчины.

- Мальчик обнаружил в себе необычайный талант пробуждать эти чувства в других. Обнаружив в себе эти сильные стороны, мальчик решил сделать это умение своей работой, – и невинные фото сменились хроникой пыток. – К счастью для этого мальчика, история дала ему беспрецедентную возможность… Мировую войну. Тот холст, мистер Соло, на котором он напишет свои лучшие полотна…

Доведенный до отчаяния ум, вспомнил другой ужас, который Наполеон успел увидеть: Разоренные города, концлагеря… осиротившие оголодавшие дети… люди-призраки, рабочие тайных лабораторий. Это было уже слишком. Зажмурившись, он дернулся.

Валькирия с недовольным хрипом вернулась на плечо дяди Руди.

- Вижу, вы готовы продолжить, – коричневый ботинок нажал на педаль, возобновляя пытку.

Соло стиснул зубы, перенося разряды, которые принялись трясти его тело, при этом парализуя нервы… лишая всякой возможности хотя бы попытаться вырваться. Лампочка слепила… Где же она.. почему молчит.. хотя бы одно слово…

- Рмя.. – раздалось почти не слышно в темноте. В этом «рмя» было все: попытка показать, что она рядом, что она верит в него и приказ… не доставлять этому уроду такого удовольствия.

- А знаете, что сделало меня таким мастером? – проворковал мужчина, когда лампочка остановилась. Одновременно с этим он отпустил педаль. Наполеон снова мог дышать. Велик соблазн дышать полной грудью, но кто знает, когда этот садист снова запустит машину… А если рот Наполеона в этот момент будет открыт? Он не сможет его закрыть, и этот наркоман получит свою дозу – крики боли. А Наполеон быть дилером не собирался.

- Кажется, вы в своих мыслях, – в голосе Руди послышалось раздражение. – Это не вежливо, мистер Соло.

- Простите, - пробормотал в ответ американец. С другой стороны, чем дольше он заговаривает этому мерзавцу зубы, тем больше времени что-то придумать. Либо как вырваться, либо как раскусить пломбу. – Так что же вас сделало таким мастером?
 
#5

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
- Еще будучи мальчиком, юношей, я не мог понять одного, – он снова раскрыл этот проклятый альбом, – Почему же никто и никогда не трогал моего деймона? Что такого запретного в прикосновении, что этот древний закон жив и по сей день? И почему мои модели, чьи деймоны были рядом с ними, держались намного дольше тех, чьих деймонов я запирал в другой комнате? А потом… я сделал удивительное открытие. Сейчас увидите, – и Руди продемонстрировал ему новые страницы. На них были истерзанные, но явно ещё живые существа: насекомые без лапок и крыльев… птицы с перебитыми крыльями и выколотыми глазами, а звери… выдранные когти.. зубы.. и так же безбожно лишенные глаз… а где-то и шкур. – Деймоны все же не полностью бесплотны.

Наполеон дернулся, зажмуриваясь. Кажется, есть предел стойкости – его сейчас позорно вырвет. И плевать на костюм. Не думал он, что будет мечтать о таком отвратительном варианте смерти.

- Больше того, – мужчина встал, включая ещё одну лампочку. Теперь стало видно Джозефину. К ней не просто были подведены провода, а лапа и морда была затянуты ремнями… В тусклом свете блестели иголки, которые вонзались в кожу всякий раз, когда она пыталась пошевелится. – Им можно наносить физическую боль, – и нажал на кнопку.

Джозефина рыкнула, вжимаясь в пол. Ток бил уже её… Вот только Соло сказалось, что все разряды предназначены ему. И ощущались они в десятки раз сильнее. Казалось, что ещё один лишний вольт… и все кончится. Но почему-то не кончалось. Рык кошки звучал все тише… та зажмурилась, почти не дыша.

- Я решил, – немец выключил машину, давая передышку обоим, – Вы просто обязаны приобщиться.. Более того, вам будет посвящен целый разворот. Подобное я делаю впервые. В цвете – Kodak Chrome – цветы такие живые, что вы почувствуете вкус, – и он провел своей мерзкой рукой по Джозефине, поглаживая кошку. Ладонь была липкой и влажной… Откуда это знал Соло? Потому что ему казалось, что эта рука не просто скользит по его телу, а перебирает все внутренности. К горлу подступил комок.

- Прости, красавица – все, что Соло мог выдавить из себя. Он зажмурился. Пускай, этот псих спишет эти слезы на чистую физиологию… А не на осознания одного просто факта – это конец. Они уже не выпутаются.

- Ах.. вы наверно хотели знать, как же я передам шкурку? – он потрепал пантеру по голове, – Прелестный мех. Но жестковат, все же это не овчинка.. – горделивая красавица дернулась, скидывая руку. Лучше иголки, чем это. – Части деймона.. оказывается подобны частям тела человека – если лишить его этого ещё при жизни… Когда деймон обратится в дым – эта его часть останется.

Зря дядя Руди заболтался, держа свою ладонь около Джозефины. Та все же изловчилась и смогла прикусить руку. Пусть не в половину своей силы. Мужчина вырвал кисть с нескрываемой болью и восторгом.

Валькирия с возмущённым воплем перелетела на кресло Соло, устроилась на плече и от души клюнула около глаза:

- Ещё одна выходка, и на тот свет этот красавчик отправится очень не привлекательным.

Наполеон понимал, что это даже не подножка, но все же дернулся. И перекормленный стервятник свалилась с его плеча, с недовольным хрипом.

- Боже, – мужчина встал с колен, с безумной улыбкой. – Вы приводите меня в восторг. Ну, конечно, крупные деймоны – доказательно сильного характера.



Наполеон почти его не слушал. Сил уже не было. Единственное, что сейчас важно – отдышаться и набраться сил перед новым раундом.

- Знаете.. со мной такое впервые, – продолжал размышлять дядя Руди, возвращаясь на место и указывая своему деймону подойти ближе к кошке. – Я не знаю… с чего начать. Как ребёнок в кондитерской, ей-богу.

Валькирия в три прыжка подобралась к пантере. Когтистой лапой она надавила на ремни, чтобы иголки вонзились под шкуру. Новая вспышка боли заставила распахнуть глаза. Картина за стеклянной дверью была странная. Полноватый охранник вдруг качнулся, как пьяный, падая… Его деймон крыса повис на плече без признаков на пробуждение.

- Поймите,– поглощённый игрой маэстро не заметил потери подручного, – Есть два вида пыток…Мистер Соло, – в окне показался знакомый, чуть сутуленный профиль в этой безвкусной кепке. – Один для получения информации… и для удовольствия.

Забывшись на секунду, Наполеон попытался что-то промычать, но русский быстро прижал палец к губам.

За спиной Соло скрипнула вторая дверь. Самка грифа, занятая «массажем» кошки, даже не заметила, как в комнату тенью скользнул волк. Опустившись на живот, Саша тихо пробрался вдоль кресла, попутно путая и вырывая провода.

- Продолжим? – дядя Руди нажал на педаль… но ожидаемая пытка не началась. – Должен признать, это действует на нервы. Но к счастью, я настроен на классику, – дверь снова скрипнула. В комнату вошел Илья, но почему-то не спешил со своим поцелуем в ушко. – Начнем с плоскогубцев.

- Не думал, что скажу это, – еле вороча языком, пробормотал Соло. – но я действительно рад тебя видеть.

Только теперь.. Руди заметил, что его деймон подозрительно тихая. Ну да, «шавка» держала её за горло, грозя в любой момент перегрызть. Фашист обернулся и подскочил. Конечно, исполнился самый страшный кошмар нациста – русский солдат.

- Все нормально, ковбой? – Курякин улыбнулся одними уголками губ, но даже это было больше похоже на оскал.

- Мой деймон… - Соло сейчас волновала только его красавица.

- Tvou mat’! – русский не сдержал эмоций. Руди получил оплеху, которая на пару минут его отключила. Он ещё нужен им в сознании. Илья включил верхний свет, вставая около кошки на колени. Сашка не сможет снять эти ремни, не причинив новую порцию боли.

- Ты.. – он осекся, – Вы не против? – он поднял на Наполеона глаза.

Наполеон лишь кивнул в ответ.

- Я знаю, что после всего, этого ты хочешь в последнюю очередь, Джозефина, – тихо пробормотал Илья, склоняясь. Кошка вяло зарычала. – Тише. Я быстро, обещаю.

Он начал с этой садистской имитации намордника. Джозефина не сдержалась и благодарно толкнулась головой в подставленную руку. Бросив «падаль» лежать, Саша принялся за провода, которые обвивали кошку. Покончив с ремнями на лапах, Илья занялся напарником. Что этот урод с ними делал все это время - он предпочитал не думать. Разве что, может Соло захочет показать ему это сам. Едва избавившись от оков, мужчина подлетел к своему деймону.

- Я в порядке, – проурчала та, потираясь об него. – Все хорошо, правда. Как ты?

- Бывало и хуже, – он чмокнул пантеру в бархатный нос, почесывая ей за ушами.

Сознание вернулось к дяде Руди крайне неприятно - он был привязан к стулу. Какой умник так заботливо соединил все провода? А где же его пташка? Под лапами мерзкой русской псины. Вернулся страшный кошмар его детства: темный класс, куда не войдет учитель и двое самых здоровых хулиганов школы.

- Я думал, что нашел все твои жучки, – Наполеон бы помог соединять оставшиеся провода, вырванные до этого Александром, вот только руки ещё плохо слушались. Хотя, вон тот русский пропустил.

- Так и есть. Кроме того, что в ботинке, – Илья, закончив, проверил как там Валькирия. Та была под надежным присмотром двух деймонов. Саша, как более сильный, держал её крылья раскрытыми, не особо думая об оперении птицы. Джозефина зализывала ещё болящие лапы, но судя по глухому рыку, вот-вот должна была прийти в себя. Интересно он все починил? Илья нажал на педаль. Раздался жалобный визг фашиста. Все отлично работает.

- Ну, аккуратнее, большевик, – пробурчал Соло, еле успев одернуть руку.

- Прости, – смущенно пробормотал он в ответ

- А мы точно достаточно порядочные, чтобы не уподобляться ему? – с сомнением поинтересовался Наполеон.

- В протоколах КГБ точные инструкции о том, что делать с задержанными и их деймонами, в том числе и с военными преступниками и врагами народа. Впрочем, мои полномочия временно расширены так что….

- Вам не придется мучать нас, – выпалил Теллер.

- Где Габи? – перебил его Курякин, гневно сузив голубые глаза.

- Она вас предала, готов присягнуть… А-а-а-а! – заорал мужчина. Но русский вроде не жал на педаль.

Агенты обернулись. Саша вырвал десяток перьев из птицы.

- Пхе, – кашлянул волк, сплевывая. – Гадость какая.

- Нашел, что тянуть в рот, – пантера выпустила когти. – Есть другие методы…

- Остановите их! – взмолился поверженный маэстро пыток.

- Не стоит так переживать, большевик. Она и меня одурачила.

- Это другое, – Курякин просто вернул дяди Руди должок, за то оскорбление его деймона. И вообще, не стоит Сашке делать его работу. Он надавил на педаль, но ток не шел.

- У них там коротит, – с улыбкой пропел Наполеон.

- Я могу починить, – Илья принялся за дело.

- Не надо, – взмолился мужчина. - Я сам все расскажу. Вы остановить не сможете меня.

- Теллер ещё у вас? – Соло вернулся к прямым обязанностям.

- Да, – судя по всему, совесть о похищенном брате дядю Руди не мучала.

- Вы нашли способ обогащения урана? – Курякин продолжал соединять провода.

- О, мы ушли далеко вперед. Готова бомба. Заказчик получит её завтра… В десять утра. Её перенесут на подлодку. А пока - она в тайном убежище семьи Винчигуэрра. Прощу, давайте оформим это как добровольное сотрудничество.

- Дадите нам минуту? – Наполеон заметил, что русский закончил ремонт. Мужчины вышли, их деймоны следом за ними. – Никуда не уходите.

- Да, я буду ждать вас здесь! – крикнул им в след Теллер. Валькирия уже пробралась к главному пульту – прежде чем выпутываться, нужно отключить питание.

- Что предлагаешь делать? – Соло пришлось смириться с тем, что он не такой блестящий тактик как хотелось бы.

- Нужно попасть на остров, - судя по взгляду, русский уже прикидывал, что делать.

- А куда денем его? – американец кивнул в сторону камеры пыток.

- Тебе решать. Он же над вами издевался, – Курякин пожал плечами.

- Ценная информация, против перспективы дать этому мерзавцу новую работу? – Наполеон задумался. То, что ЦРУ его потом завербует, он не сомневался. – Нужно серьезно подумать.

- У тебя ещё минута на то, что бы решить, что делать с этой sukoij, – Курякин выругался… Видимо русский на взводе.

- Может, сказать им? – воплощая сфинкса, Саша наблюдал за тем, как горит «трон». – А он и впрямь был мастер. Как лихо все починил.

- Через секунду, – пантера лежала в той же позе, ожидая той желанной яркой вспышки, что сообщит о смерти деймона. – Наполеон расстроится.

- Чего? – волк гавкнул.

- Он там пиджак оставил, – пантера зевнула, обнажая белые клыки.

Жаль, что две другие их проблемы – бомба и пропавшая Габи - не могут решиться также - сами собой.



_______________

* - тема из «Северного Сияния» деймоны детей меняют свой облик, ведь у детей не сформирован характер. Когда тот сформирован, образ закрепляется. А пошляк Соло, пытается нас «запутать», намекая, что без сексуального опыта Курякин считается мальчиком, а значит и деймон не может иметь одной формы.
 
#6

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
========== часть третья ==========



Операция все больше выходила из-под контроля – Виктория сбежала; доктор Теллер мертв; бомбы нет. Но все менялось с каждой секундой. Вот и обнаружился Александр Винчигуэрра. Итальянец благополучно смывался с Габи в заложницах. И бомбой. Поэтому теперь операция из облавы, сменилась на преследование. Пришлось импровизировать. Хорошо, что их враг помешан на машинах. Для Соло и Джозефины нашелся неплохой экспериментальный автомобиль, который явно использовался для гонок «вне трасс». Итальянец мчался куда-то в горы. Снова приходится разделяться: Наполеон рванул наперерез дороги, Илья - через лес. Во-первых, так проще выжать из байка всю мощность; во-вторых, только так его деймон мог не отставать. Солидарны мужчины были в одном – старательно гнали от себя мысль о том, каково бедной девушке сейчас в машине этого психа. Может, она и британский агент, но это не отменяет того, что это миссия была её первой. И явно доблестное MI6 собиралась использовать Габи, лишь как тонкого и наглого манипулятора.

- Гр, – Джозефину неприятно трясло, но приходилось терпеть. – Думаешь, ЦРУ даст тебе отпуск после этого?

- Вряд ли, – Наполеон выругался про себя. Озеро. Тут они заглохнут. Пришлось разворачиваться. – Как думаешь, большевик решится стребовать с Габи миссионерскую благодарность? Или максимум поцелуйчик?

- И то, и то… вряд ли, – пантера продолжила драть обивку. Ремень безопасности почему-то в этой модели не предусмотрен. – Я наблюдала за их деймонами… Максимум - дружеская возня.

- Может, на публике «стесняются», - Наполеон прибавил газу.

- Габи - решительная девочка, - парировала кошка.

- Верно, - расстояние между машинами постепенно сокращалось. Правда для этого пришлось проверить, как этот конь ведет себя в лесополосе.



- Веселей там, – тропа шла в гору, и теперь Саша не просто шел с ним рядом, а обгонял. – Через этот холм – и догоним.

- Если буду веселее, он сдохнет, – прорычал в ответ Курякин. – Ты их слышишь?

- Два мотора.. Американец тоже почти догнал. Но в той штуке, наверное, тоже недостаточно мощности. – Волк тяжело дышал. Вот уж деймон не думал, что будет рад тому, что приходится взбираться в гору. Зато все так, как должно быть – он впереди и страхует Илью. Кто-то же должен это делать!

- Уравняем мощности, – на спуске Илье снова опережал своего деймона.

Габи прижимала к себе Генриха, который успевал фыркать и щетиниться на деймона их «сторожа» - огромную гиену. Напрасно она тогда, в разговорах с Уэвейрли, шутила, что итальянцу бы больше пошел павлин. Позади них ехал Соло. Она видела в зеркало бокового вида напряженное лицо американца и гневный оскал пантеры, явно адресованный гиене.

Генрих вдруг оживился, восторженно дернув хвостом. На дорогу из леса выскочил Илья. Замыкал погоню его деймон. Волк бежал сбоку, по самому краю дороги. Из широко раскрытой пасти высунулся язык, который завалился на бок. И все же он не производил впечатления замученной дворняги – благодаря упрямому взгляду исподлобья. Курякину удалось поравняться и прострелить шину. В отместку - Винчигуэрра столкнул его с дороги.

- Илья! – она завизжала не своим голосом. На той же ноте взвизгнул Саша, падая за ним.

- Нам лучше держаться, – пробурчал её деймон, услышав приказ Джозефины в этом реве.

И сполз в ноги девушки, освобождая руки. Та едва успела схватиться за поручень, к которому была прикована, когда почувствовала толчок. Их джип слетел с дороги в безумном кульбите…. На несколько секунд мир перестал существовать.

В него её вернули руки Соло, которые настойчиво тянули цепь наручников, пока та с жалобным визгом не оборвалась. Все, кажется, позади, но куда успел забиться Генрих?

Вода. На лицо Ильи падали капли дождя, смывая с глаз кусочки грязи и глины. Саша настойчиво крутился рядом, пытаясь хоть как-то спихнуть мотоцикл. В голове сильно шумело и, похоже, у него была вывихнута нога. Даже удивительно, как он смог так легко отделаться.. Последнее, что он слышал -это крик Габи:

- СОЛО!

Не этот. Илья распахнул глаза. Итальянец от души приложил американца, сбивая с ног. Мелькнуло рыжее пятно, которое сшибло с лап его пантеру. Слишком крупное для лиса – Калипсо. Рукопашная шла неудачно – сказывались пытки покойного дяди Руди. Вот уже рыжее пятно на Винчигуэрро – Габи. Но что может крохотная девочка против этого бугая… Вставать пора. Причем срочно. Итальянец вдруг замешкался, подбирая выбитый у Соло пистолет. Побрезговал действовать голыми руками? Зря. Ошарашенный вид американца выдал безумный план русского с головой – брюнет обернулся и успел схватить «посылку» в виде мотоцикла. Курякина ощутимо качнуло. Черт, похоже, это сотрясение. Саша с рыком бросился на Калипсо, скидывая её с кошки. Завязалась драка, сопровождаемая рыком и звуками, чем-то похожими на лай. С кривой усмешкой, итальянец направил пистолет в сторону Ильи. Из-за его спины на Курякина уставилась пара напуганных голубых глаз. И что-то щелкнуло в голове. Секунда - в руке русского нож, а рука итальянца с пистолетом отведена в сторону. Удар между ребер совпал со щелчком челюстей волка на глотке гиены. Перепуганные черные встретились с ледяными синими глазами. Илья вынул нож. Винчигуэрро, запоздало моргая, упал на мокрую траву. В воздух поднялись клубы дыма, и полянку осветила вспышка исчезнувшего деймона…. Саша проводил эти клубочки таким же ледяным взглядом. Что бы о них ни думали…. Ни Курякин, ни его деймон не получали удовольствия от чьего-то убийства. Это их работа… К тому же в этот раз – противник посягнул на то, что им стало дорого.

Голубая коробочка с диском. Соло едва успел её спрятать, когда мимо него прошел Курякин:

- Ковбой?

- Все в порядке большевик, – в голове ещё шумело от удара монтировки… Но, похоже, ни нос не сломан, ни челюсть не выбита.

- Тише-тише, – зазвучало откуда-то сверху. Курякин пытался успокоить плачущую девушку. – Все хорошо.

Мимо него прополз Генрих. Он спешил в руки к своей девочке. Они достаточно натерпелись, Ковбой готов это признать. А где?

С другого бока раздалось бурчание. Наполеон повернул голову. Волк тащил его Джозефину от машины к американцу. Так вот где прятался этот лис все это время. Остановился деймон русского лишь около руки Соло.

- Тише-тише, – волк прилизал вздыбленную шерсть пантеры. - Видишь? С ним все в порядке.

- Спасибо, – она поспешила прижаться к Наполеону. Чтобы она ещё раз его послушала и лис спасала..

Довольно фыркнув, волк похромал к своему человеку. Он шел совсем близко. Наполеон мог поклясться, что почувствовал тепло зверя. И тут Соло в шоке замер. Он услышал… разговор их деймонов. Мало того.. он понял все до последнего слова. Но ведь это возможно лишь в том случае, если человек любит тебя. Ведь не случайно: Язык Деймона и Человека – великая тайна, древнее языка природы… Ведь священна и неприкосновенна связь одной души, разделенной на два тела…

- И никому не вторгнуться в неё, – закончила его мысль Джозефина, устраивая голову на коленях мужчины. – И не посмеет никто из смертных её разрушить… Войти в неё и стать частью этого таинства может лишь тот, для кого человек сам решит обнажить свою душу.
 
#7

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline


========== часть четвертая ==========



Волки уходят в небеса, горят холодные глаза

Приказа верить в чудеса - Не поступало













*****

Эта ситуация могла бы стать тупиковой. Любовь для агентов - не роскошь, а вещь совершенно излишняя. И дело даже не в том, что они одного пола. Проблема ещё в том, что они принадлежат двум разным системам. Да, сейчас они за одно, а завтра снова будут против друг друга… Но, опять же, не в этом дело – Илья совсем не тип Соло. Да, он силен; не так глуп, как кажется; не лишен привлекательности, но, это не для него. Но что уж точно Наполеон Соло знал наверняка, так это то, что делать, когда жизнь в очередной раз пытается либо нагнуть тебя, либо выкрутить на изнанку – делать вид, что ничего не происходит. Разве что Джозефина в этот раз на него недовольно фыркала. Но их новая миссия не оставляла времени на подобные игры – эта операция была совсем другого толка. Если миссия в Италии была быстрой, то задание в Турции требовало долгой и кропотливой работы. Ведь в Средиземноморье ситуация накалилась не только из-за шалостей неонацистов: Греция и Турция вцепились не на шутку из-за богом забытой британской колонии Кипр, обревшей независимость каких-то двадцать лет назад. Клочок земли в море, но стратегически важный. И, хотя и «независимый», две страны наследницы когда-то великих империй* пожелали влиять на его судьбу. Итог: военные конфликты местного назначения. Вмешалось ООН и только дело сдвинулось с мертвой точки – покушение на премьер-министра Турции, который для турков - живая легенда. Кто виноват? – Конечно же, греки, вот только кто их надоумил так поступить?

- Вот именно это, господа, я и хочу, чтобы вы выяснили. И не дали сорваться новым переговорам. Турция согласилась принять их у себя, как жест доброй воли и доверия, – подытожил их миссию Уэйверли, поглаживая своего деймона – бурого горностая Артура. – Британская разведка не может вмешаться, в глазах общественности это бы выглядело попыткой новой колонизации. Вмешательство ЦРУ наверняка происходит, что не вызывает доверия у русских, – очки сверкнули на солнце, невольно выдавая куда устремлен взгляд англичанина. – Поэтому агенты КГБ будут тратить свои силы вовсе не на то, что нужно. Ваши легенды подготовлены: Вы, Мистер Соло, будете журналистом, сопровождающим американскую делегацию; Мисс Теллер внедрится в английскую делегацию, как секретарь и жена дипломата - им будет наш агент. Понимаю, эта роль вам немного поднадоела, но местные обычаи обязывают; а вы, мистер Курякин, войдете в охрану советского дипломата. Думаю, ваше начальство пойдет нам навстречу и обеспечит ваше прикрытие.

Плохо же Уэйверли знал КГБ. Как-то неловко за такого человека. А вот Илья не был удивлен, когда первым местом, куда его вызвали в Стамбуле, стало посольство СССР, где ждало встречи начальство. Как же, для такой деликатной операции требовался личный инструктаж.

- Уж не знаю, что затеяли эти англичане, но, надеюсь, ты не забудешь, какой стране ты принадлежишь, – глава КГБ был мрачнее тучи. Больше того, перья его деймона казались светлее.

- Не забуду… - Илья смотрел прямо перед собой, стараясь не встречаться с тяжелым взглядом темных глаз.

- Если окажется, что это кто-то из наших, - мужчина встал из-за стола, подходя к шкафу, будто бы ему срочно понадобилась папка, – Я хотел бы, чтобы ты разобрался с крысой сам.

- Я понимаю, - Курякин перевел взгляд на Сашу. Тот сидел прямо, хвост-лопата закрывал его лапы. Тот был абсолютно спокоен – ну просто служебная собака. Разве что уши насторожено шевелились, а верхняя губа то и дело дрожала. Успокоив себя, он перевел взгляд на стену, предпочитая изучать портрет Хрущева.

- Но это не значит, что ты не должен присматриваться к делегации американцев. Изыщи такую возможность.

- Это зависит не от меня, - Илья, кажется, ни разу не моргнул с тех пор, как зашел в кабинет.

- И все же, изыщи такую возможность, – просматривая документы, Игорь кружил вокруг своего лучшего агента. И вдруг остановился. Его голос звучал так же как карканье ворона, - Будет неловко сообщить твоей матери, что сын пошел по дорожке отца.

- Я видел дело, его подставили, - обычно Курякин не держал при своем «шефе» осанку, боясь хоть в чем-то казаться выше. Но в этот раз… Его спина была прямой, а подбородок вздернут. Такой осанкой мог бы гордиться гвардеец Преображенского полка.

- Ты видел дело, – от мужчины не укрылась это перемена. – Вот только кто же знает, когда произойдет его реабилитация. Хотя бы посмертная. А если уж ты попадешь в подобную ситуацию… Боюсь шансов на это у тебя не будет.

- Я знаю.

- Хорошо, что знаешь. Будешь охранять дипломата Воронцова. Но не жди, что я поставлю в известность агентов Смирнова и Леонова о твоем особом поручении. Поймают на летучке с американцем – твои проблемы. И его проблемы.

Соло…. Наверняка сейчас его дело изучается всеми оперативными группами, как цель номер один, после директора ЦРУ. Александр вздрогнул, еле сдерживая скулеж.

- Что-то ты взвинчен, судя по Сашке, – в голосе Игоря мелькнули нотки отцовской заботы. Елена слетела с его плеча. Устроившись на стуле, она потерлась своим клювом об голову волка. Тот послушно склонил её, поджимая уши.

- Эта была не самая простая миссия, - Курякин выдохнул, изображая усталость. - И мне жаль, что до конца она не была исполнена. Я обшарил весь номер американца… мой жучок не был обнаружен – не представляю куда этот.. капиталист мог деть данные. От диска остался только футляр.

- Ну, без футляра этим данным вряд ли удалось бы прожить долго. А если он попытается его продать кому-то, ты же остановишь?

- Несомненно.

- Вот, – в руки Курякина было вложена объемная папка. – Это результаты наших наблюдений за другими господами, кому выгоден этот конфликт. И пара дел тех, кого из наших подозреваю я.

- Спасибо, - Илья сжал папку до побелевших пальцев.. Это тоже не укрылось от взгляда темных глаз.

- Советую посетить местные бани, не наша русская, но тоже неплохо успокаивает, – снова «забота».

- Учту ваш совет…

- Удачной миссии, Курякин. И надеюсь, в этот раз видеть отчеты чаще. А первый - к моему возвращению в Москву.

- Есть, удачной дороги, – не став уточнять, когда его начальник вернется в Москву, Илья поспешно удалился.

Какой же он ещё.. наивный. Неужели он рассчитывал, что КГБ так легко оставит его в покое? Хотя, вряд ли ЦРУ легко согласилось отпустить Соло на все четыре стороны. А может с ним все не так просто. Ведь с одной стороны – да, Наполеон Соло их самый продуктивный агент. А с другой - самый проблемный. Как оказалось, не только эвакуация Габи у него проходила с таким размахом. Интересно, каковы его инструкции в этот раз? Завербовать Илью? Или убрать. Впрочем… Чтобы ни было, теперь в руках у Соло есть один козырь – сам Курякин. Когда это чертово чувство успело в нем загореться? В тот момент, когда американец самоотверженно пытался заставить его снова дышать? Ведь, у Соло не было никакого резона спасать Илью, кроме гуманных соображений. Или вместе с безумной яростью в груди, при виде истерзанного американца в руках этого садиста.. А может при встрече их взглядов на том поле? Ну почему именно он.. это смешно.. все было проще.. влюбись он в Габи.

- Ой ли? – саркастически фыркнул Саша. – Она агент британской разведки. Конечно, этот.. понял бы и одобрил бы. Единственное, что «проще» так это то, что она женщина. На статью меньше получили бы. Не положено нам с тобой Илюша, кого-то кроме Родины и Партии любить.

- Я знаю. Но.. она не такая.. как он… - Курякин закусил губу.

- Какая не такая? – волк снова фыркнул. – Маленькая, потерянная, как мы когда-то? Предала, когда было нужно, и вернулась, чтобы быть белой и пушистой.

- Ты слишком категоричен.

- Какой есть, - Сашка чуть дернул ухом. – Только мне итак серой зоны хватает… Я хочу чего-то светлого… Мы этого заслужили.

- Ему это не нужно.. Это неправильно…

- А пытаться навязать себе кого-то, чтобы избавиться от чувств – тоже неправильно и не нужно, - парировал деймон. – На деле сосредоточься, на деле. И знай… я не Генрих… Играться перед ней и любовно вилять хвостом – не буду.

Миссия и впрямь была не простой. Ведь, все не так очевидно. Затягивание конфликта не было выгодно ни Греции, ни Турции – экономики стран оставляют желать лучшего. Нужна либо быстрая война, либо быстрый мир. Победа Турции выгодна как США, не отказавшихся от планов превращения страны в военную базу, так и воцарившейся в последние годы социализм турецкой верхушки был выгоден СССР. Но, если бы КГБ или ЦРУ устроило эту акцию… наверно, это было бы сделано продуманнее. Значит, даже если есть завязки – то не со штабом. Заметки Игоря Илья изучал не один день… Чутью своего начальника он привык доверять: переиграл же он фашистов на их же территории? Подозревал Игорь троих из советской делегации: помощника дипломата Виталия Девяткина, сын одного из верхов партии, и, как это обычно и бывает, единственное его достоинство; связистка Леонова – Елена. Прямых доказательств нет, но её благонадежность вызывала сомнения; и секретарь дипломата – Евгений Окаянный. Разрабатывать эти цели придется одному: ни Соло, ни Габи не смогут ему помочь на стадии проверки. Да и не стоит их раньше времени втягивать.

А вот сближение британского представителя ООН и представителя Ирана – вызвало определенный интерес. Как и недавнее решение некоторых американских компаний начать совместно с Ираном разработку нефтяных скважин – несколько опрометчиво делать это сейчас в малоспокойном регионе. Это возможно лишь в том случае, если у вас есть безопасный порт, куда можно смело отправить свой танкер. Где найти такое место на востоке, господа? И не стоит сбрасывать со счетов греков. Вот здесь уже есть над чем работать U.N.C.L.E.

Разработка версий шла тяжело… им потребовались недели для вхождения в круги доверия к потенциальным «зачинщикам». Габи занялась британцем. Прикрытие Наполеона позволяло ему вертеться среди бомондных вечеринок. Илья, в качестве сопровождения дипломата, занялся людьми востока, параллельно не забывая присматриваться к своей «тройке». Она уже успела уменьшиться на одну персону – неблагонадежность связистки оправдалась тем, что та мечтала сбежать с послом Франции. Интересно, как она теперь объяснит это в штабе. Вроде бы все, как обычно – привычные условия работы… вот только теперь сердце болезненно ёкало всякий раз, когда с него спрашивался прогресс в «американском направлении», все яснее осознавался истинный мотив Уэйверли, когда он разделил их: проверка на то, кому они будут верны по-настоящему: всеобщему благу или своей системе. Гребанные аналитики…а то, что им приходилось изобретать трехколесный велосипед для устройства встреч – это же пустяк. Ничего особенного, для особенных агентов, да, мистер Уэйверли?

К концу третьего месяца нервная система Курякина грозила окончательно расшататься. Невольно вспомнился совет о посещении хамама. Что ж, сегодня выходной и встреч ни с Габи, ни Наполеоном не планируется… Хозяин дома, где ему была выделена квартира, посоветовал одну из бань, называя лучшей в городе, и подсказал, в какое время она будет почти свободна, что от местных, что от иностранцев. Оказывается и такие чудеса возможны в Стамбуле.

- Готов попариться? – спросил Илья Сашу, переодевшись для посещения первого зала. По обычаям, ходить в баню тут было принято в белых хлопковых штанах на голое тело… Ну просто палата номер 6.

- Ну да, я ж это обожаю, – недовольно зафыркал волк.

- Можешь подождать меня во втором зале.

- Нет уж… оставишь тебя на минуту, где-нибудь утонешь. А там вон сколько влаги.

Первый зал совсем не походил на обычную парилку. Он не был жарким… но, как тонко подметил Сашка, был влажным… С Ильи столько потов не сходило даже на плацу. Но наблюдение за капельками конденсата, стекающими по стенам, действовало успокаивающе. Тишину нарушало лишь его дыхание и недовольное пыхтение деймона. Тот то и дело отряхивался, и роскошный мех сейчас выглядел… забавно. Выждав нужное время, он перешел в следующую залу. Там его ждал массажист со своим деймоном – мартышкой. Хозяин его квартиры упоминал, что массажистами тут всегда делали лишь тех, чей деймон - обезьяна. Зачем интересно? Илья по привычке осмотрелся: помимо него было только два клиента.. Вот и хорошо. Растянувшись на мраморной плите, Курякин позволил себе прикрыть глаза. Рядом с плитой был небольшой помост для деймонов зверей и змей… Для птиц был приготовлен столбик. Что же придумывают для насекомых? Все же немного странно, что вместо того, чтобы хорошенько пропарить тебя веником, тебя омывают то теплой, то прохладной водой, но тоже неплохо расслабило мышцы, которые от постоянного давления грозили стать деревянными и скованными, как у старца. Вдруг над ухом раздался странный шум. Тело стало покрываться чем-то легким. Мужчина насторожено распахнул глаза – пена. Это ещё зачем? И с какого это лешего.. его вдруг так повело… похоже ощущение было тогда, когда он выпил водки на голодный желудок после трех часов слежки на морозе: жар.. пустота и нега…

- Ва-а-а-ав, – раздалось откуда-то снизу.

- Саш? – он скосил взгляд. Волк лежал на животе, а мартышка своими ловкими лапками оглаживала холку и едва-едва мяла шкурку.

- Хршо…. Всё, - деймон сполз на бок, полностью вытягивая лапы. Мартышка поспешила спрыгнуть ниже, разминая тугие подушки лап. И надо же так совпасть.. что к этому моменту, сам Илья уже походил на мыльный шарик.

- Мы считаем, - на ломанном английском объяснил турок. – Что хамам должен давать покой двум телам, носящим в себя одну душу.

- Ясно… - глаза сами собой закрылись.. Давно уже очень давно не было так спокойно. Разве что, в те редкие встречи с американцем.. тот как всегда язвил и шутил, Курякин в свою очередь не забывал либо огрызаться, либо парировать. Трудно было заставить Сашку на этих встречах молчать. Кто знает… может, тогда Соло не успел понять разговора Александра и Джозефины.

- Рмяя, – с довольным урчанием Джозефина рассекала гладь бассейна в третьем зале хамама, остывая после сеанса.

- Полагаю, спрашивать накупалась ли ты, бессмысленно? – Соло уже давно решил, что с него хватит купания, и сидел за столиком около бортика, попивая фруктовый чай.

- Ага, – пантера пошла на четвертый круг.

И какой было смысл платить за вип обслуживание? Массажистику все равно не предоставили - не позволяли законы страны, а отдельный зальчик для отдыха после, не устроил Джозефину – бассейн маленький. Хотя, ему то, что… ЦРУ же платит. Впрочем, народу не так много, можно и перетерпеть. Наконец, кошка соизволила выйти из воды, отряхивая роскошную шубу. Устроившись рядом с Наполеоном, она оглушительно зевнула:

- Ещё пару минут… и можем идти.
 
#8

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline

Тут в залу тихой трусцой вбежал знакомый волк. Его шерсть была влажной и торчала клочьями, из-за чего зверь казался тощим. Вслед за ним вошел и человек – Курякин. Вот уж кого он не ожидал увидеть здесь. Взгляд сам по себе задержался на напарнике. У него была широкая крепкая грудь, подтянутый живот, без пижонских, прокаченных кубиков. При этом четко прослеживалась косая мышца пресса. Вообще, Илья, как никто другой, отражал своего деймона – широкая грудь, но при этом узкая талия и бедра… и длинные конечности. На теле были видны следы лихой жизни: редкие шрамы от пуль и ножей. Этим сейчас трудно кого-то удивить, не так много лет прошло с войны… А вечно угрюмый вид Курякина прибавлял ему лет десять, если не двадцать. Хотя, сейчас лицо русского было расслабленным. На губах застыла какая-то пародия на улыбку. Можно даже сказать, что похож на мальчишку. С волчьим взглядом. Даже сейчас глаза смотрят упрямо, исподлобья и только вперед. И едва успевшие расслабиться плечи, снова каменеют на глазах.

Сбросив полотенце, Илья ласточкой запрыгнул в бассейн. Волк, поколебавшись, последовал за ним.

- Проберись к его деймону. Назначь встречу на завтра в кафе «Темная ночь».

- Его зовут Саша, – фыркнув, Джозефина встала и тихонько покралась к бортику.





Сотри меня, смотри в меня,

Останься!!! Прости меня

За слабости, за то что я

Так странно и отчаянно люблю.

*******

Встреча была назначена на час дня. Сразу после полуденного намаза. Преимущество этого времени в том, что туристы предпочитают прятаться от зноя в номерах, а местные - в своих домах. В выбранном Соло кафе, из клиентов было всего двое стариков, с упоением играющих в нарды.

Американец, как ни странно, уже был на месте. Он занял такой столик, чтобы отслеживать выход. Джозефина вальяжно лежала на диване напротив него. Илья занял место точно за ним. Александр деловито обежал кафе, прежде чем улечься под столом:

- Если что, до черного входа добираться будет слишком долго. Проще будет уйти через окна.

Илья благодарно почесал его за ухом.

Минут десять они усилено изображали двух отдыхающих мужчин. Соло читал Times, Илья листал книгу.

- Не желаете посмотреть результаты матча? – вдруг раздался над ухом знакомый баритон.

- Охотно, – Илья принял сложенную газету. Между листов было спрятано несколько фотографий.

- Не хочешь просветить меня большевик, что помощник вашего дипломата делает с представителем турецкой оппозиции? – язвительно поинтересовался Соло. – Правда, мне интересна ещё личность третьего джентльмена.

- Лидер греческих радикалов, мечтает о свержении монархии и смене направления страны, - отчеканил Илья.

- Ну что, логично… Туркам Кипр, им революция, только не очень понятно, что вашему там нужно..

- Примирить стороны.. проявить себя, как великолепный дипломат.

- Не юли, большевик. Мы тут три месяца жаримся… Он есть в твоей разработке?

- Возможно.

- Возможно, значит? – Курякин был готов отдать руку на отсечение, что бровь Соло саркастически дернулась. – И ты молчал.. Не допускал ни меня, ни Габи.

- Уверен, что как она умолчала об агентах MI6 под подозрением, так и ты молчал о ваших, ковбой, - Илья ощутил себя нашкодившим школьником.

- Они не «мои», а этот tovarish не агент КГБ.

Неизвестно, чем эта ссора могла закончиться, когда к кафе подошли трое турок. Волк встрепенулся:

- Илья, свои…

«Какие ещё свои?» - подумал Соло, когда его лицо закрыли газетой.

- Один из этих турок… связной КГБ. А ты у КГБ, со времен Берлина, цель номер один. – не разжимая губ прошипел Курякин. Троица о чем-то спорила.. Лишь благодаря этому чуду, их до сих пор не засекли.

- О, я польщен, – прошипел Наполеон. Раз Курякин так нервничает, КГБ все ещё относит его к своим агентам… Да уж, как ни посмотри – агент КГБ и «журналист» американской газеты... Не лучший дуэт. – Значит, через черный ход мне не выйти?

- Чем ты вообще думал, когда выбирал это место? – Илья осмотрелся, думая, что делать… Его взгляд упал на темный бархат в другом зале, безумие но, – Саша… притащи.

Волк тенью пробежался в другую залу.

- Тут самый вкусный кофе в Стамбуле. Не знаю, что ты задумал, но это отдает безумием.

- Выхода у нас все равно нет, – философски заметил Илья

Троица турок откровенно смеялась над тем, как русский выводил из кафе свою женщину – та явно неуверенно себя чувствовала в хитджабе и то и дело спотыкалась. Мужчина ловко взял её под локоть, помогая выйти. Их деймоны от греха подальше уже успели выбежать на улицу.

- Если кто-то об этом узнает, – прошипел Соло на русском, надеясь, что турки за своим гоготом не услышат акцента. – Убью.

В этот момент турок что-то прощелкал им в след. Илья обернулся, отвечая. Это явно не был турецкий… Но, к удивлению Соло, мужчина прекрасно понял Курякина. И что-то ответил. Обменявшись парой фраз, мужчины со смехом разошлись

- Что это был за язык? – поинтересовался Наполеон, борясь с желанием сорвать эту тряпку после каждого шага от кафе.

- Ассирийский… Для арабов он как русский для жителей СССР – язык связка. Правда, отмирает, к сожалению, - ответил Илья.

- И что он хотел? – Наполеон чувствовал себя полным идиотом в этой ткани.. Мало того, что нужно было как-то скрыть лицо, так ещё и нужно прикрыть ботинки. Несколько странно выглядит женщина в мужских оксфордах.

- Сказал, что мило, что моя жена решила следовать восточным традициям, вот только я, в таком случае, не должен трогать её на людях.

- А ты ему что?

- Что у нас медовый месяц и с тобой не сладить – так и липнешь.

- Не надейся, большевик, - прорычал Соло. – У тебя верблюдов не хватит выкупить меня у папочки.

Грубовато как-то это прозвучало. Не вина же большевика, что он не продумал место встречи.. А чего это Наполеон выгораживает его? После того, как видно то, что верность «партии» у него не покачнулась. Миссия становилась все веселее. Что ж, пора опять перебираться через стену… Правда на этот раз это всего лишь номер этого мальчишки. И, пожалуй, в этот раз он точно справится без помощи. Ведь помощникам дипломатов точно не ставят сейфы с сигнализацией.

Илья собирался спать. Этот день был слишком длинный. Сейчас едва он успеет лечь – услышит зов на первый намаз. И не самый приятный.

- Нужно искать того, кто стоит за этой троицей, – сказал он Саше, заканчивая чистить зубы. – Ты сам видел этого…. Ему бы не хватило мозгов на это.

- Рвав. А ещё как-то убедить Наполеона, что мы верны U.N.C.L.E .

- Ему плевать, кому мы верны, пока мы делаем свою работу, – парировал Илья. Он старался забыть этот язвительный тон Соло в кафе. Какой моралист. Что же тогда пошел на сделку с С.I.А.? А ведь не жизнь тогда была на кону, а десять лет строгого режима… Мягкий срок за такие преступления, кстати говоря. Что же до Ильи… Он ведь не за жизнь свою боится. Ему дорого последнее, что у него осталось – честь. Да и.. пока он «стучит» по старой памяти КГБ, Соло точно в безопасности. Теллер ценна для MI6, в любой момент её можно вернуть в восточный Берлин, поручив вербовку.. Ведь для КГБ она так и осталась девочкой из мастерской, её и не ищут… а вот ЦРУ, в случае чего, легко сможет расстаться с Соло. А надо ли говорить, что готовы отдать за Наполеона в КГБ... Хоть как за источник информации, хоть за вербованного агента. В качестве трупа он их тоже устроит. Вот только Курякина ни один из вариантов не устраивал.

Саша вдруг напрягся, оскалившись:

- С крыши кто-то лезет.

Илья вынул из халата вальтер. «Свои» раскусили или всё-таки чужие… Оставив воду в ванной открытой, а свет включенным он вышел в коридор. С крыши упала черепица. Уже близко и пойдет через кухню. Прижавшись к стене, Илья снял пистолет с предохранителя. Это точно не соседская кошка…

- Скройся в гостиной. Живо.

Недовольно рыкнув, Саша лег на живот и прополз в указанное место, спрятавшись между столом и диваном.



С тихим рыком на подоконник кухонного окна приземлился деймон чужака. Судя по тени, которую видел Илья – крупный кошачий. Хозяин значит уже тоже близко. Раздалось урчание. И, какого же было удивление Курякина, когда Саша вдруг подорвался и побежал на кухню:

- Это Джозефина!

- Что? – Илья вышел из своего «укрытия»

- Красотка, ты с ума сошла? – раздался знакомый голос.

В ответ пантера что-то коротко фыркнула и впрыгнула в кухню. Волк приветливо обнюхал её.

- Ковбой? – Курякин поставил пистолет назад на предохранитель.

- Доброй ночи, большевик, – даже одеваясь для вылазок, американец умудрялся выглядеть пижоном. – А мы с ночной экскурсии по номеру вашего «золотого мальчика»

- И что нашел?

- Любопытные документики, фото которых я проявлю утром, если не возражаешь, - Соло небрежено положил на стол маленький фотоаппарат и набор отмычек. – Я бы попросил тебя, вот только не уверен, сможешь ты пойти против партии.

- У меня тоже есть кое-что на него… Но ты прав, до утра может подождать.. Не ожидал тебя тут увидеть.

- Джозефина стала несколько мнительна последнее время и не пожелала возвращаться в отель, – Пожал плечами американец, стягивая перчатки. – Выделишь нам ложе?

- Скорее роскошный диван в гостиной, – фыркнув, Илья пошел в спальню за необходимым.

- Эй, а как же уступить своему боевому товарищу постель? Как же русская щедрость и желание отдать последнюю рубашку?

- Уступил бы – если бы на диване помещался, - ответил русский из комнаты.

Диван и впрямь был тесноват, но Соло проснулся среди ночи совсем не поэтому. То ли какой-то шум, то ли дурной сон, но он вдруг обнаружил, что лежит с открытыми глазами и тупо пялится в потолок. Джозефины рядом не было. Вспомнились материнские сказки о том, как ночью деймоны отправляются путешествовать… И ни в коем случае нельзя ночью вставать – твой деймон потеряется и больше не вернется. Но его красавица «путешествовала» по кухне, вместе с волком русского.

- Ты прости… за то, что я притащила его сюда, - проурчала пантера.

- А я думал, что мы теперь последние к кому вы обратитесь… - волк выглядел расстроено и даже пристыжено.

- О, не бери в голову. Мы никому не верим, - Джозефина принялась вылизывать лапы, – Так проще. И дело даже не в работе… Но мы верили маме - она нас бросила с отцом.. Пусть и забрала потом, все равно же бросила. Мы поверили старшине роты, что он выберется - а он умер. Верили, что мы это не зря делаем… Оказалось только, что командование волнуют военные разработки. Так что проще никому не верить. А вам.. почти можно. Иногда.

- Если это… потому что Наполеон понимает меня… то, – волк оскалился. – Не надо жалеть. Не люблю жалость.

- Хей, – Джозефина осеклась, не ожидая такой реакции.

- Да, знаю я.. Что это обречено… Куда тут нам с Ильей. Нескладные, нелепые… «манеры не деликатные», - волк опустил голову, вздыхая. Тот явно не был в восторге от таких откровений.

- Это Илья то нескладный, нелепый? – деймон фыркнула. – Первый, рядом с кем Наполеон чувствует себя маленьким. И мы… не понимаем… с чего вдруг… такое и светлое и к нам… за что?

- Разве это за что-то происходит? – деймон русского был тот ещё философ. - Просто произошло…. У нас ведь на том холме… Не было сил больше.

- А у нас в руках этого Руди, – пантера пересекла кухню, подходя к волку вплотную, – Вы ведь могли нас не спасать.

- А он мог дать утонуть Илье, - волк дернул пушистым ухом, напрягаясь.

- Не мог… Вы же нам поверили, так что у вас ещё есть шанс исправиться, - Джозефина заметила эту перемену. – Что?

- Кошмар… Пусть ворчит на меня.. Но пойду, разбужу его, – волк подскочил, когда пантера перегородила ему путь. – Эй, ну пусти.

- Успокоишься ты - сможет успокоиться и он, – Джозефина потерлась об Александра. – Тише… - она обошла его, надавливая лапами. – Ложись.

Волк, бурча, лег. Пантера устроилась с ним рядом и с урчанием принялась лизать ему мордочку.

- Успокоился, – через пару минут пробормотал Саша.

Какого черта эта наглая пушистая морда выдает их тайны этой собачке? Соло гневно взбил подушку, пытаясь устроиться. Какого черта утешает эту парочку? Их жизнь тоже не сахар… Но почему-то их никто не спешит утешать. Засыпая, Наполеон решил, что первое, что сделает утром – это проведет серьёзный разговор с Джозефиной. Не хватало ещё, чтобы этот бобик обнадежил Илью. Конечно, зря этот русский о себе думает, что как-то не устраивает Соло внешне.. Он хорош собой.. Да и загар ему пошел. Просто… ведь Джозефина права – им проще никому не верить.
 
#9

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline


========== Часть пятая ==========



Здесь в ногу идут по течению гребя,

Здесь хором поют, единение любя,

Нам радостно дальше идти без тебя быть....

Скованными одной цепью, связанными одной целью..



Итак… Что они имели? Имели трех кукол (грека-русского-турка) и ни одного намека на кукловода. Поправочка – четырех кукол. Все эти шалости происходили за деньги одного американского дельца. Но «разведка боем» и очередное проникновение в номер показало, что и нефтяник лишь чья-то марионетка, передавшая остальным новую инструкцию: устроить покушение на греческого посла во время следующего заседания ООН в Стамбуле и все обставить, как месть Турции. Связь с Уэйверли подарила им имя кукловода: некая организация THRUSH. Задачи у этой организации и U.N.C.L.E. были кардинально противоположные. Если U.N.C.L.E боролись за мир и равновесие (ну или хотя бы за то, чтобы не дать двум сверхдержавам друг друга прикончить), то для T.H.R.U.S.H. идеальным представлялся мир такой, какой есть, в нынешнем хаосе. Они сами на этом неплохо зарабатывали. Установки Уэйверли дал четкие – теракта не допустить, организаторов захватить. И было бы «весьма любезно с их стороны» взять кого-нибудь из T.H.R.U.S.H. Хотел бы Соло когда-нибудь в своих мемуарах написать о том, как захватывающе сложна была эта операция; какой тонкой была их игра; как были натянуты нервы, что они были тоньше уса Джозефины. Но нет. Все прошло четко по плану: Курякин снял снайпера, Габи разминировала номер посла, а Наполеон неловко оставил его без вина. Но тому это только на пользу: во-первых, пить алкоголь в мусульманской стране это не вежливо; а во-вторых, яд букет напитка не обогащает, а портит. Возможно, могли возникнуть проблемы с задержанием тех четырех кукол?

С каким бы удовольствием Наполеон поведал о погоне в стиле Берлина… Но, видимо, если большевик играет за тебя – твои операции обречены на успех. Даже как-то…за жанр экшен неловко.



Теперь остались последние штрихи - охрана делегаций на Кипре. Нужно убедиться, что план по установке нейтральной зоны будет выполнен без помех. Настроение Наполеона Соло было замечательным. И вряд ли что-то могло испортить его. Джозефина, которая шла рядом с ним, сперва была спокойной, а потом с резким фырканьем остановилась, не давая выйти из-за угла:



- Русские.



- Красотка, в этом дворце заседало ООН, даже КГБ тут не решит что-то устроить.



- Угу, в своем офисе Виктория тоже не должна была творить подобное. И где мы потом оказались? – с рыком она отступила в тень.

- Логично…



Из другой галереи вышли трое. Среди них был Илья. Он был зажат двумя «товарищами». У них было что-то общее: светлые волосы; круглые лица; цвет глаз, отдающий серым; их упрямый взгляд исподлобья, но сколько же различий… Те были среднего роста, крепко сбитые. Илья со своими двумя метрами казался гигантом. Дело было не только в росте – в самой осанке. У его спутников она была чуть сгорблена, затравлена. У Курякина же такая склонность за эти недели прошла.

Сперва Соло решил, что эта троица направляется в посольство СССР для отчета, а потом заметил, как деймоны псы зажали волка Ильи точно также. Дело дрянь.



- Давай-ка разведаем… хороша ли охрана у посольства «империи зла», - дав троице пройти, Соло последовал за ними. – Не думаю, что лучше хранилища банка Финляндии.



Джозефина чуть ощетинилась, следуя за Наполеоном:



- Может все же домой… включим прослушку?



- С удовольствием, вот только наш русский друг нашел мой жучок, – он показал ей свой передатчик – сигнала не было.



За что Наполеон любил такие древние города, так это за плотность построек.. Посольство СССР было окружено домами и у Соло не возникло проблем с преодолением первой преграды – забором. Вторая удача – жаркий климат и открытые окна. А вот дальше, пришлось действовать вслепую. Куда идти? Где искать Илью? Вперед Джозефину не пошлешь, слишком уж его дама крупная:



- Ну, молодец, гений, – прорычала та, когда они скрылись за алыми занавесками при звуках чужих шагов. – Мы в улье коммунистов…



- Кто-то хотел, чтобы я не думал только о себе, – Соло прислушался к разговору двух русских, идущих по коридору. К ним прибыл «ревизор» в лице Игоря - главы КГБ. Он помнил этого мужчину... Если Илью ведут к нему, определенно ничего хорошего их не ждало. Если бы только они не так тараторили.



- Но не забывать же… Их деймоны говорят, что он здесь из-за того мальчишки. Допрашивают всех, кто занимался охраной, так что давай.. назад в окно.



- Нет, сама подумай… Те, кто его вел – тоже были «охранниками», - Наполеон дал парням пройти вперед по коридору и, выйдя из укрытия, тенью последовал за ними. - С какой это радости они выступали, как конвой, если вина у них общая? Подозревают Илью.



- Допустим, а что ты задумал?



- Найти их студию звукозаписи, - Соло вновь включил передатчик. Ну же… Если кабинет на этом этаже, то комната прослушки не должна быть далеко. Главное - действовать быстро. Как только он засечет сигнал – у «звукаря» появятся помехи. И, кто знает, один он там или нет.. Долгое блуждание по коридорам, наконец, закончилось писком.



- Он один, – проурчала Джозефина, почувствовав волнение пока неизвестного деймона. Соло в ответ лишь убрал датчик в карман пиджака, доставая кое-что другое.



- Давай, ищи, – из открывшейся двери, вылетел маленький сокол. Черт… Птица сразу же завопила, заметив Соло. Прежде, чем поднялась суматоха – Соло выскочил, скручивая парня и вонзая в шею дротик. Через пару секунд тот безвольно обвис, а сокол рухнул на пол посреди коридора.



- Убил? – взяв птицу в пасть, Джозефина отнесла её к хозяину в каморку.



- Если бы. Мы и так нарвались на политический скандал, а малышу надо выспаться, - уложив шпиона в уголке, Наполеон схватил наушники. И очень вовремя.



- Ты слишком спокоен, Курякин, после второго провала, – раздался гневный голос главы КГБ.



- Я не считаю свою миссию проваленной, - Илья как всегда был спокоен. – Покушение не допущено. Исполнители ликвидированы, зачинщики взяты и будут осуждены международным трибуналом. И публичного скандала удалось избежать.



- Почему среди задержанных оказался наш? – скрип стула и шорох шагов.



- Потому что Евгений Окаянный такой же преступник, как остальные. А ваш приказ.. мог быть исполнен только в условиях военного времени.



Шлепок – пощечина



- Прекрати изображать тут курсанта. Ты прекрасно знаешь… В КГБ всегда военное положение. Это раз. Два - начальство ты спутал, перед которым выслуживаешься теперь.



- Я ничего не перепутал, - в голосе Ильи звучала сталь.



- Я дам тебе последний шанс, Курякин… Приведи мне американца.



- Простите, Олег, я сейчас не имею права выполнять ваши приказы.



- Не боишься, что после этой миссии англичане наиграются в уравнителей, и придется отвечать? – в голосе старого русского прозвучала усмешка.



- Нет.



- Пока свободен, Курякин.



Тяжелый шаг и хлопок двери.



- Вы сами все слышали, Леонов. На Кипре убрать.



- Зачем Вам этот американец?



- Потому, что я более чем уверен, что диск эта продажная сука припрятала и ждет удобного случая для продажи. Да даже если и нет… Надеялся, что в Илье проснется сознательность. Видимо зря. Даже жаль.



- ГРУ привлечь?



- Сам как думаешь? Я его подготовку заканчивал.



Соло стащил наушники.



- У нас мало времени, - он встал. В этот момент его взгляд упал на открытый сейф, в котором ровными рядами стояли катушки с записями.



- Коридор пока пустой… - пантера нервно дернула хвостом. – Пойдем.



- Сейчас-сейчас, - Соло взял с полки несколько пленок. Интуиция подсказывала, что это ему пригодится. Ведь не только Илье намекали бывшие начальники на то, что ждут от него содействия. А тут, одной катушки хватит, чтобы сократить свой пятилетний срок до досрочного освобождения.



- Что мы будем делать с этой парочкой? – поинтересовалась Джозефина.



- А что мы можем? Надеяться, что Курякину хватит мозгов пойти сразу к Уэйверли. Наша работа на Кипре – формальность, мы и с Габи справимся.



*****

Прости меня за тот недолгий путь, пожалуйста постой,

Прошу не уходи, побудь еще немножечко со мной

Видимо, Курякину стоило иметь деймона - барана… Потому что ну какого хрена он до сих пор с ними?! Что это за упрямство…. А может не упрямство? Соло всерьез задумался над своей теорией о том, что Илья вовсе не русский, а генномодифицированный до арийца японец камикадзе! Эта часть операции не так трудна и мир не рухнет, если что-то пойдет не так.. Так откуда это тупое стремление сгинуть ради «всеобщего блага»? Идеалист хренов… Соло сам вернет ему чувство реальности. И пускай миссия на Кипре почти окончена. Завтра их забирают, вот только где гарантии, что в КГБ об этом не знают, и не отложили день ликвидации на сегодня?



- Пакуешь вещи, большевик? – Соло вторгся в его комнату без стука.



- Почти закончил, – Илья отошел от чемодана. Эта сцена отдает легким дежавю. Разве что, их деймоны больше не скалятся друг на друга, предупреждая, что симпатии симпатиями, а за своего человека можно и в глотку вцепиться. Теперь они напряженно обнюхивали друг друга, не скрывая волнения.



- Как самочувствие? – великосветски поинтересовался Наполеон, усаживаясь в кресло.



- В полном порядке, - ответил русский.



- Мы ведь вроде на одной стороне теперь.



- Конечно, - Илья кивнул, - У тебя есть сомнения, ковбой?



- Небольшие… - Соло прищурился, – Мы так и не выяснили вопрос с этим «золотым мальчиком партии», хотя, меня сейчас волнуешь ты.



- Я? Чем?



- Отсутствием здравого смысла. Я знаю о КГБ… Почему ты не обратишься к Уэйверли? – в голубых глаза американца гневно метались искры, - В одиночку идти против системы решил?



- Я справлюсь с этим, Соло, – кажется, впервые Илья перешел на фамилию, – И я сам поставил себя в это положение.



- Сейчас не это важно, в какое положение ты себя поставил.. Важно живым остаться!



- Жизнь агента не равносильна цене задания, помнишь? – Курякин соизволил удостоить Соло взглядом. А может, дело в том, что ему нужно было снять свитер с кресла.



- Это не то задание, где стоит вспоминать об этом… Кучка идиотов делят клочок земли либо для ракет, либо для качания нефти, - почему-то ему хочется не то врезать этому русскому, не то обнять его, да ещё и расплакаться от бессилия.



- Нас забирают через 9 часов. Все будет в порядке. На твоем месте я бы оторвал Габи от попыток найти бутылку на нашей половине острова.



- Илья…



- Наполеон, не хочу показаться грубым.. Но мне нужно закончить сборы, - Илья нахмурился.



- Как скажешь, – он с Джозефиной вышел. Неплохая попытка Курякин, за свитером прятать пистолет… Но не с вором тебе тягаться ловкостью рук.
 
#10

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
***

Хорошо с тобой да плохо без тебя.

Голову да плечи терпеливые под плеть.

Под плеть.

Ты солнце мое взгляни на меня





После осмотра квартала, Курякин пришел в назначенное ему место на 10 минут раньше установленного времени.



- Сколько их будет, как думаешь? – Саша дернул ухом, прислушиваясь.



- Снайпера не будет. Слишком темно и узко. Подойдут к нам двое… Один попытается придушить меня леской – занимайся не им, а вторым кто попытается зарезать меня.



- Ну, ты меня ещё поучи, как тебя охранять, - Саша фыркнул. – Что дальше?



- Пробиваемся либо на квартиру, либо к миротворцам Британии.



- Что ж, все пока просто, - деймон дернул ухом. – Идет.



И в самом деле, из-за переулка вышел Леонов. Курякин не сомневался, что это задание поручат ему. Уж больно бесило его товарища все эти годы, как такого сосунка, как Илья, ему же ставят в пример.



- Ты вовремя, Курякин, - тот был дружелюбен. Даже его деймон овчарка, казался учтивым.



- Олег всегда нас учил пунктуальности.



- Интересно ты ему решил отплатить за науку, – мужчина прищурился, - Ты обдумал последнее предложение?



- Да, – Илья заметил скользнувшую тень. – И я устал повторять – нет.



- Жаль, – в ту же минуту в свете фонаря мелькнула леска. Курякин едва успел выставить руки, чтобы не дать задушить себя. Раздался визг собаки - Сашка вгрызся в глотку деймона Леонова, работая на опережение. Илья отступил назад, с силой вбивая невидимого противника в стену. Теперь можно освободить руки. И очень вовремя - собака почти сбросила с себя Сашу, скоро Леонов вернется в строй. Несостоявшегося душителя, Курякин хорошенько приложил головой об стену. Упавший без чувств деймон кот – лучшее доказательство нокаута. Развернувшись, он выбил у Леонова пистолет, и хорошенько заехал ему по лицу рукояткой.



- Либо добивай, либо уходим, – прорычал волк, скидывая с себя тушу пса.



- Уходим, – нужно добраться до пункта миротворцев от Великобритании, попросить убежища. До своей с Соло квартиры он сейчас не дотянет. Видимо в КГБ предвидели подобное его решение, потому что попытка свернуть с улицы оказалась крайне неудачной затеей – его встретили глухие хлопки выстрелов. Одна пуля просвистела в сантиметрах над головой, сбивая столь ненавистную ковбоем кепку. В таком узком проулке большая группа не поместится.. Их там максимум трое. Курякин достал пистолет, затаиваясь. Волк припал сразу за ним, скрываясь. Не хотелось использовать эту обманку сейчас, но что делать… Из другого кармана Илья достал маленький шарик, чем-то похожий на мяч-попрыгнунчик. Вот только, упав на землю, он не отскочил назад в руки Илье, а распался дымкой и светом, имитируя вспышку ухода деймона.



- Ждем, – едва-едва прошептал он самому себе. Послышались шаги. Улучив момент, Илья щелкнул предохранителем. Нельзя подпускать слишком близко, когда он выйдет из-за угла, его просто пристрелят в упор. Да и засада его крайне неудачна – против света. Просто идеальная мишень. Но и слишком рано выскакивать нельзя – самому же будет трудно прицелиться. За его спиной зафыркал Саша, принюхиваясь.. Значит, нападавший все-таки с деймоном – тогда пора. Выскочив из-за угла, он выстрелил точно в голову, и тут же отошел в сторону, ослепляя остальных двух. Ещё два выстрела и два тела. Стоило забрать их пистолеты, пригодились бы… Но, судя по мелькнувшим теням, времени на это уже нет.



- Налево не идем, тупик, – прорычал волк.



- Боюсь, именно туда нас и погонят, - Илья рванул прочь, пытаясь выбраться из этого лабиринта улиц. От первой западни он ушел через чей-то сад. Ценой этому стал опустошенный магазин пистолета. Его палачи действовали почти в открытую – что тратиться на глушители, которые ухудшают эффективность, когда тут до сих пор стреляют на окраинах города. И ведь.. в какой-то момент он наивно подумал, что им удалось… Пока их не загнали в котел. Пятеро на одного. С деймонами волкодавами.



- А ты заставил нас побегать, Курякин, – заметил лидер группы. – Я бы хотел все сделать быстро… Вот только ты такой легкой казни не заслуживаешь.



- Леш, - Илья узнал лидера группы. Для работы в КГБ его не допустили, а перевели в ГРУ. – Это мелко.



- Мелко? А не мелко было стащить из собственного посольства пленки записей? – вот как раз из-за этого… Чуть заденешь, психанет и выложит все, что не нужно.



- Я их не брал, - раз Лешка склонен к дешевым эффектам, Курякин поспешил достать нож. Глупо пытаться отстоять свой шанс выжить. Пусть и чисто символический. Александр вздыбил шерсть на холке, скалясь:



- Удачи, Илья.



Жаль, что в этой ситуации удача решила оставить их окончательно. Это вам не солдатики-новобранцы немцев – это элита войск СССР. А эти четверо – в своем взводе явно занимают доску почета. Ну, может не четверо, а двое – двоих Илье все же удалось нейтрализовать – ценой вывихнутой правой руки и проткнутой левой ноги – чудо, что не были задеты артерии. Защита Ильи, в таких условиях, была уже никакой. Сначала он пропустил удар в ухо - его не оглушило, но порядком дезориентировало. Тут же удар в корпус, точно в диафрагму – дыхание сперто. Курякин согнулся пополам. Ещё один поставил на колени. Боль от плеча до кисти – ему заломили руки.



- Ладно, Илья, хватит, – Алексей подошел, щелкая предохранителем пистолета. Курякин поднял глаза, не собираясь прятаться. Он тяжело дышал. На шее две алые полоски от удавки, как у пса залысины от ошейника; один алеющий след на скуле от пропущенного удара; и упрямый взгляд исподлобья - умирать загнанным зверем он отказывался.

Возня деймонов продолжалась, Сашка умудрялся грызться с тремя псами, будучи поваленным на землю. И вился, чуть ли не змеей, не давая впиться в шею.



- По закону военного времени, за предательство родины – расстрел.



Но грохот выстрела не оглушил узкий тупик. Откуда-то сверху вдруг раздался громкий рык. Алексей невольно отвлекся и поднял глаза. С крыши, покрытой рыжей черепицей, на него смотрела пантера. Поймав на себе взгляд мужчины, та оскалилась, бешено виляя хвостом, готовясь к прыжку.



- Какого… - уточнить впрочем, палач не успел. В его лбу появилась крохотная алая дырочка, из которой мелкой струйкой потекла кровь. Его деймон, исчезая, даже не успел пискнуть.



- Простите, господа, – раздался до слез знакомый голос с диким акцентом. – Но казнь пока откладывается, - Рухнувшее тело открыло им брюнета, одетого в серый костюм с отливом.



- Ковбой… мать твою, – тихо прошипел Илья.



- Ещё шаг, - тот, что справа, приставил к затылку Ильи холодный ствол своего пистолета. – И «казнь» состоится.



- Тогда утром состоится небольшой такой политический скандал, потому что я передам пленки в британское консульство, – Соло лучезарно улыбнулся, – Вот они обрадуются, что у них через 5-10 лет будет премьер-министр коммунист. А прежде, чем вы по глупости решите меня пристрелить, напомню, что я не идиот, раз стою в вашем списке мишеней, поэтому при себе этого держать не буду.



- Что ты предлагаешь, американец? – они явно были растеряны.



- Мы трое бросаем оружие. Вы отпускаете моего товарища, даете сесть ему в машину, которая подъедет после вашего согласия, оттуда выбегает очаровательный деймон, который отдаст вам пленки. И мы мирно разъезжаемся по домам, - вежливая улыбка Наполеона и подчеркнутая деликатность в разговоре были обманчивыми, достаточно было взглянуть на Джозефину, которая гневно металась на своей вышке, все громче рыча.



Тишина. Гудящая голова не позволяла Илье разобрать переговоры его стражей. Они перешли на родной польский. И так понятна суть – не блефует ли американец, и стоит ли так рисковать из-за перебежчика.



- Мы согласны, – наконец решили грушники. – Только деймон Курякина, до обмена, будет в наших руках. На всякий случай.



- И будет весьма разумно с вашей стороны, сообщить об успешной ликвидации агента Курякина.



Соло уже доводилось проводить обмены. Но почему в этот раз так сильно дрожали руки? Сброшенные пистолеты. За спиной - тихий скрип шин машины. Наполеон едва заметно кивнул Джозефине.



- Начнем? – поинтересовался Наполеон у несостоявшихся палачей.



Илье позволили встать. Шатаясь, он похромал к машине. Главное, чтобы Габи не психанула и не выскочила на помощь… Не стоит русским пополнять базу данных о шпионах. Но девушка сдержалась – лишь открыла пассажирскую дверь. Генрих выпрыгнул, держа в зубах кожаную сумку. С недовольным фырканьем он подбежал к мужчинам, положив перед ними сумку с записями. За это время Илья успел сесть в машину.



- Давай! – крикнул Соло, затаившейся Джозефине. Она слетела с крыши, с рыком сбивая с ног, что мужчин, что их деймонов. Со всех лап она рванула к Соло, скрываясь с ним в машине. Трое зверей и крупный мужчина на заднем сидении – не лучшее сочетание.



- Держитесь, мальчики – Габи дала по газам, увозя их прочь из злосчастного переулка. Уж очень не во время оклемались те двое, которых вырубил Илья.



- Как ты нашел меня… - вяло пробормотал Курякин, чувствуя, что сознание его покидает. То ли от усталости, то ли от внезапно спавшего действия адреналина.



- По хлебным крошкам из вырубленных агентов КГБ, после того, как мой жучок в твоей кепке накрылся, - будничным тоном заметил Наполеон. Почему-то Джозефина все ещё фыркала и скалилась. И только деймоны сейчас могли знать, что значат это фырканья:



- Идиот! Два упрямых идиота! Сама вам глотку перегрызу, как выберемся…



- Мне приятна твоя забота, – заметил волк, благодарно лизнув пантеру в плечо.



Наполеон был солидарен с Джозефиной. Он бы сам с удовольствием отметил этого русского. И тоже не отказался бы от благодарственного слова. Поцелуй в щеку тоже сойдет.
 
#11

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
========== часть шестая ==========



А в конце дороги той —

Плаха с топорами.



Несколько дней в военном госпитале, развёрнутом ООН. Лучшая медпомощь и полная безопасность. Ранениями, как у Курякина, тут никого не удивишь. В крайнем случае, всегда всё можно списать на туркоманов, принявших его за грека. В эту легенду тут поверит любой. Несколько раз его навестила Габи, считавшая своим долгом приносить ему контрабандой сладости. Один раз его даже почтил своим присутствием Соло. Его подарочек был гораздо актуальнее – сигареты. Правда, Сашка эту пачку у него благополучно стащил и выбросил:

- Курить вредно.

- Ну да, с этой работой меня убьет именно курение, – фыркнул на это Илья. Деймон ничего не ответил, лишь придвинул носом книгу, оставленную на тумбочке Соло. Когда только успел? Это не была всеми принятая классика, так, легкая беллетристика. То, что нужно для больницы – читать и не думать, а по прочтении забыть.

Вот только никакие бульварные романы или детективы не могут отвлечь от суровой реальности, в которой его судьба висит на волоске. Нужен ли U.N.C.L.E агент, который чуть не спровоцировал международный скандал? И стоит ли его профессионализм того, чтобы ссорится с одной из лучших разведок мира? Успокаивало одно – если бы однозначно он этого не стоил, его бы пристрелил Соло ещё в машине. И уж точно не стал бы отдавать то, что могло дать ему свободу от C.I.А.

К концу второй недели его выписали, несколько раз повторив, что он не полностью здоров, а отправлен долечиваться. Всё же ему не плохо прилетело по голове в ходе той свалки…

- О, добрый день, Илья, – его окликнул знакомый голос с неповторимым британским акцентом. Уэйверли стоял у машины, небрежно оглаживая бурую шубку своего деймона.

- Здравствуйте, Уэйверли, - что-то подсказывало, что Габи и Наполеон не прибудут встречать его.

- Позвольте подбросить Вас до квартиры. Не стоит пока беспокоить ногу.

Сашка зарычал, не пытаясь скрыть свое отношение к лживой заботе:

- А нельзя просто сказать, что я собираюсь перетереть тебе косточки до последнего хряща? Или везу тебя за город пристрелить по-тихому?

- Мы не настолько важные персоны, чтобы он нас «убирал», - Илья пустил Сашку на переднее сидение. Хорошо, что у водителя деймон стрекоза, иначе разместиться было бы проблемой.

- На будущее, Илья, в таких ситуациях вы должны сразу обращаться ко мне, – мужчина сверкнул глазами. – Если бы не инициатива Соло, неизвестно, чем бы это закончилось.

- Соло? – Курякин непонимающе перевёл взгляд от окна на мужчину.

- Думаете, я бы позволил ему вторгаться в посольство СССР и воровать такие данные?

«А точнее так бездарно их использовать» - подумал про себя Илья:

- Едва ли.

- Именно, - кивнул Уэйверли. – Хотя, мне приятно осознавать, что мои опасения насчет Вас не подтвердились.

- И что теперь?

- Через пару дней выезжаем в Лондон. Ваша миссия здесь окончена.

- Радостно, - сухо заметил Илья.

- И поздравляю Вас, Курякин, – подытожил их встречу Уэйверли, когда машина остановилась у дома Ильи. – Конфликт с вашим начальством мне всё же, наконец, удалось решить.

- Могу только догадываться, чего Вам этого стоило.

- Да, но зато теперь Вы официально мертвы для своего государства. Пали смертью героя. А в Лондоне Вас будет ждать паспорт гражданина Объединённого Королевства.

- Прошу извинить за такие хлопоты… - на автопилоте пробормотал в ответ Илья.



«Это было ожидаемо» - пронеслось в его голове, вместе с боем курантов.

«Это рационально» - щёлкнули в такт утешению ключи в замке.

«Это единственный выход» - хлопнула дверь за его спиной.

Рациональная его часть была согласна со всеми тремя пунктами. Он нарушил прямые приказы начальства, проигнорировал все предупреждения… Из-за его диверсии погибло несколько оперативников. Ему нужно бы быть благодарным хотя бы за то, что его «смерть» героическая. И что никто из родных до этого уже не дожил…

«И не нужно было ждать другого!» - протикали часы на его руке. И вдруг остановились. Курякин встал посреди комнаты. В шоке замерев, он приставил часы к уху, но те молчали. Он посмотрел на них - стрелки не двигались.

- Наверно сломались… они же со стычки еле ходили, – пробормотал волк, потираясь об ногу. – Помой руки, чтобы не так дрожали... почини, отвлекись.

В ответ Илья прихватил своего деймона за шиворот, шикая одновременно с его взвизгиванием:

- Прости, но мне надо подумать…

- Вав! Пусти… прекрати, Илья! – лапы зверя заскребли паркет, он пытался упираться… Но как же можно. От этого самому же Курякину больно – Не надо… тебе же будет хуже.

- Не бойся, я не сделаю ничего такого, – затолкав зверя в ванную, он с силой дернул дверь, запирая.

-Илья! – завыл тот в ответ, начиная скрести лапой. Но Курякин этого уже не слышал… в его голове стоял визг безумнее, чем от «Дьявольской скрипки»… да и мелодия не такая ровная и благородная. Нужно её заткнуть.. Тяжело дыша, Илья зарылся в волосы, приваливаясь к стене:

- Заткнись.

А в «мелодии» уже звучала другая примесь – стук ботинок, пьяный смех. Перед глазами уже знакомая алая пелена… Это уже не остановишь. А визг Александра напомнил, что требовалась от мальчика на этих попойках:

- Ну-ка давай малыш, сбацай… под цыганочку.

Первое, что попало ему под руку, был абажур. С ревом тот был отправлен в люстру, разбившуюся на осколки. Следующим стало кресло, чью мягкую обивку он просто разорвал в клочья, вот только от визга ткани жжение в груди только выросло. Знаете… а его всегда бесил этот диван. Что «кожаный» не беда… нож с кухни на что? А каркас можно и разломать к чертовой матери голыми руками. Напрасно он решил взглянуть на себя в зеркало. И бить едва зажившей рукой по нему тоже глупо. Да вся его жизнь - не больше, чем череда глупостей по уставу. Казалось бы, что теперь беситься… Что он не увидит больше снега? Будто в Северной Европе его нет. А берёза, что, такое уникальное дерево? На севере того же Китая их целые рощи… Да нет, господа, не мыслите стереотипно… Не от этого больно так, что хочется выть громче Саши, запертого в ванной, хотя куда уж громче... Просто он больше не пройдет по родной улице, больше не навестит хотя бы свою мать. Не отстоит отцовское имя. Для своей страны… для тех немногих знакомых и друзей, что были… Теперь он мертвец, если не предатель. Этот «вывод» выбил из под ног почву. Обессилев, он сполз вдоль стены, срывая с руки часы. Они встали, будучи на его руке.. как на покойнике. Прикрыв глаза, Илья тяжело дышал, прикидывая, какой он нанес ущерб своей берлоге и себе. Кажется, до спальни он не добрался. Уже прогресс. В Риме он умудрился разломать обе кровати.

Погруженный в себя, он не услышал, как кто-то прошелся по комнате, стараясь не наступить на осколки. В реальность, из белой пелены, его вернул мокрый нос Саши, который настойчиво тюкался в его щёку:

- Вав, Илюш.. посмотри на меня…

- Прости, – он провёл по макушке Александра.

- Нормально, – тот принялся настойчиво лизать его щёки, поскуливая, - Всё нормально… Мы справимся.. Они ещё пожалеют.

- Кто тебя выпустил?

- Я, – только Наполеон мог по-царски сидеть на спинке раскуроченного кресла. – Идём на кухню… Обработаю руку и пойдем в мою квартиру.

- Как ты тут…

- После истории с КГБ меня на оставшиеся дни поселили в квартире под тобой.. Не то чтобы мы не доверяли русским, но у вас же пунктик на отмщение, - будничным тоном заметил Соло.

- А с этим…

- Скажу Уэйверли, что проглядел тут обыск от твоих, теперь бывших, коллег.

- Это всё из-за часов, – сам не зная зачем, уточнил Илья.

- Разумеется, из-за них, – согласился Наполеон, не язвя. Кажется, они поменялись ролями… Их деймоны точно. Ведь покидать разрушенную квартиру Александру помогала Джозефина, подставив плечо.
 
#12

DIRTY

Босс мафии
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
1,847
Симпатии
954
Баллы
325
Адрес
Multifandom
Offline
========== часть седьмая ==========



Я все отдам

За продолжение пути,

Оставлю позади

Свою беспечную свободу.



Переброску в Лондон ведущая тройка агентов U.N.C.L.E восприняла с энтузиазмом по разным причинам: Габи была в восторге от того, что больше не придется ходить по улицам в парандже и изгаляться, чтобы выпить… Соло радовало то, что теперь, за милую улыбку, леди не попытаются забить тебя камнями, и, опять же, что не придется изгаляться, чтобы выпить… А Илья… ну, скорее всего большевик должен быть рад, что теперь всё это дерьмо позади и он сможет зажить, как нормальный человек. Ну, как нормальный… По крайней мере, теперь его работа не будет отягощена постоянными угрозами быть либо сосланным в Сибирь, либо расстрелянным. Надо радоваться хотя бы таким мелочам. Вот только почему-то Курякин ничему не радовался и не печалился. Ушёл в себя и не вернулся. Впрочем, Габи наверняка сможет его встряхнуть.. Женщины в таких вопросах справляются лучше… Он знает только два этапа терапии. Один включает в себя алкоголь, второй - женщин. А тут, пожалуйста – два в одном! Вот только Соло совсем не торопился в офис U.N.C.L.E, просить об отпуске в Нью-Йорке. Хотя, если даже он уедет, что ему это даст? В конце концов, найти дамочек можно и тут, в Англии.. Оставлять Курякина на этого мастера масок Уэйверли… как-то совсем не хотелось. Иногда Соло казалось, что деймон паук Александру Уэйверли пошел бы намного больше. Вспомнишь солнышко, вот и лучик – не успел Наполеон прикинуть, как обустроить свою кухню в новой полевой квартире, как ему позвонили и вежливо попросили явиться по знакомому адресу штаба U.N.C.L.E. Видимо, его заднице всё же влетит за выходку в Стамбуле. Но директор встретил их с Джозефиной своей фирменной вежливой улыбкой, а его деймон безмятежно дремал «воротником» на его плечах. И после этого их, носителей деймонов кошачьих, упрекают в такой черте характера, как притворство. Попробуй, пойми что-то по этим… крыскам.

- Добрый день, Мистер Соло, – Уэйверли предложил присесть. – Выпьете что-нибудь?

- Только попробуй, – прорычала Джозефина. С её мнительностью, она точно заставит его купить фляжку.

- Нет, спасибо, – Наполеон сел. – Есть какое-то особое распоряжение? А как же законовыданный отпуск?

- У меня к вам просьба, мистер Соло, - тот улыбнулся. – И не волнуйтесь, отрыва от отпуска она не потребует.

- Какая же?

- Вы ведь сами понимаете, как сейчас не просто Илье… - ох, браво. Так убедительно перед Соло заботу ещё никто не разыгрывал. - И я был бы весьма признателен, если бы вы присмотрели за ним.

- Что же не поручите это Габи? - Леон криво усмехнулся. - У неё к этому явно больший талант, чем у меня… Вам ли этого не знать.

- Мисс Тейлер отбывает сегодня на прохождение подготовки, – отрезал англичанин. - Её способности к манипуляции, конечно, поражают, но этого для работы агента не достаточно. Как минимум, она должна пройти обучение по расставанию со своим деймоном. К тому же, это ведь вы так тонко распознали проблемы Курякина, которые он так тщательно скрывал, - после этого его горностай проснулся и переполз на стол, заглядывая в глаза Джозефине, которая сидела возле Наполеона, воплощая собой богиню Бастет. Та в ответ лишь фыркнула, шевеля усами.

- Немного не понимаю, причин вашего волнения, – Соло почесал её за ушками, успокаивая. – В нашей работе можно быть оторванным от родной страны годами. Курякин может воспринять это, как рабочий момент. Не более того.

- Одно дело, когда ты оторван от неё по работе, – Уэйверли усмехнулся. – А другое, когда она отвергает тебя. А для русских.. «расположение родины» всегда было особым пунктиком….

- То есть иными словами, - Наполеон не выдержал этого откровенного наговора. - Вы опасаетесь, как бы тот от русской хандры не повесился или не начал бы тут великую коммунистическую революцию?

- Вы несколько утрируете, но да.

- Сэр, я всё понимаю, вот только строчить доносы не собираюсь.

- Что вы… Мы же не КГБ. Просто, если у вас опять будут предчувствия, лучше все же сказать о них мне.

- А иначе?

- Придётся мне выразить при директоре C.I..E. своё восхищение вашими талантами.. Проникнуть в посольство СССР, добраться до архива КГБ, вынести оттуда такие данные и не попасться и фактически подставить при этом другого агента КГБ… Думаю, после такого, директор потребует своего талантливого агента назад. И кто я, чтобы ему отказывать?

- А вы сами готовы отпустить такого талантливого агента? – Соло на этот шантаж тихо фыркнул. И окончательно решил для себя, что отпуск в Нью-Йорке отменяется. Уедешь, а за ним будут ходить персональные миньоны дядюшки… Тут уже любой бы озверел. К тому же, раз уезжает Габи… Нет, оставлять человека в такое время одного – это преступление. Даже такой одиночка, как Соло, это понимал. К тому же… При мысли о том, что он уедет, а Илья останется один… В груди что-то сдавливало так, что Джозефина с болезненным «Рмя» замирала посреди комнаты или улицы. Кажется, они с ней добегались. А может дело в английской осени, которая наводила такую хандру, что даже русская покажется идеальным настроением для танцев. Если бы только у Курякина было что-то, что сохранило бы память о России. И надо было этим чертовым часам тогда сломаться в Стамбуле!

И что он тут делает? Задавался вопросом Наполеон, звоня в дверь полевой квартиры Ильи. На ум, правда, тут же пришёл другой вопрос – куда этот Курякин мог деться в 9 утра 25 декабря? А может, в зимнюю спячку впал?

- Его нет в квартире, – нарушала тишину Джозефина. – Я не чувствую Сашку.

- И вот куда он мог… свалить? – фыркнул в ответ Соло. – Где теперь его найдешь?

- Ты можешь его найти, - воспользовавшись передышкой, она принялась вылизывать лапу. – Подумай.

- Ну, он скучает по родине.. А заливать эту тоску алкоголем, он не будет. Не так воспитан. Да и пабы ещё закрыты.

- Ага, но ведь сегодня, так удачно наступило Белое Рождество, – с урчанием заметила пантера.

- Думаешь, пойдет снежком любоваться? – Наполеон усмехнулся. – Ну, да. Березы только в ботаническом саду, а он закрыт на зиму.

- Почти, – та проурчала, одобряя рассуждения. – Вот только снежка, наверно, будет мало… Нужна иллюзия на русские просторы. Снег, конечно, некий эффект даст, но нужно подходящее место.

- В Гринвич он в это время не доедет… Парк напротив Альберт-Холла?

- Если его там не будет.. В следующую миссию можешь назвать меня Брунгильда, – согласилась с ним деймон.

Илья шёл по пустым аллеям, изредка останавливаясь, стряхивая снег. Почему-то на улице никого не было… Хоть и среда. Зато вчера ночью то свистели, то пели, то взрывали фейерверк. Впрочем, всё к лучшему. Можно подумать, что ты один во всем городе. Если не на всем свете. Сашка обрадовался долгожданному снегу ничуть не меньше Ильи. Во всяком случае, первые три минуты в парке он носился, как годовалый щенок, сшибая сугробы. Сейчас зверь уже немного успокоился и вышагивал рядом с ним, недовольно фыркая на сигарету:

- Уже третья.

- Не фырчи. Сегодня я позавтракал, – Курякин прикурил. Кто же виноват, что не успевает он выкурить и пол сигареты, как та становится совсем мокрая от снега и приходится её выбрасывать.

- Вот уж подвиг какой, - тот недовольно пошевелил ушами. – Ведёшь ты себя… как в одной песне. Народной.

- Это какой же? – Илья вскинул бровь.

- Я сегодня осознала, замуж поздно, сдохнуть рано, - Александр прошел чуть вперёд по алее, выбирая местечко, где можно будет постоять и подумать обо всем… - Вав! – и тут же возмущенно фыркнул. В него прилетел снежок.

- Сам ты женщина бальзаковского возраста, – усмехнулся Илья, отряхивая руки. И выкинул вконец измокшую сигарету.

- Тогда хватит тосковать и выть, глядя на восток. Пора идти дальше. И жить дальше… - деймон остановился на вершине холма, сойдя с аллеи. Курякин нагнал его. Самое подходящее место, он прав. За тучами и валящим снегом не было видно остального города… Да даже если обернуться, едва сможешь рассмотреть парк. Вот то, что было ему нужно. Тишина. Покой.

Под чьими-то шагами захрустел снег. Наверно, всё же нашёлся кто-то такой же, нуждающийся в одиночестве. Саша повернулся, подчиняясь инстинкту. Вдали мелькнул темный силуэт, уже ставший знакомым.

- А вот и Соло с Джозефиной, – проурчал тот.

- Да ну?

- Ну, либо Джозефина решила оставить своего человека и побродить в одиночку, чтобы все обыватели знали, что деймон всё же может покидать свою половину души, – Саша фыркнул не то над глупостью вопроса, не то чтобы согнать с носа снежинку.

- Доброе утро, Илья, – без иронии и издевок обратился к нему Наполеон. От легкого мороза его скулы чуть порозовели, контрастируя с белой кожей. Синие глаза блестели особенно ярко. Серое пальто шинелью, на плечах которого успели образоваться небольшие сугробчики, делало его похожим на призрака белогвардейца. Особенно дополняло это образ то, как он гордо вскидывал голову, стряхивая снег. Интересно, на кого похож сам Илья в своем черном коротком пальто?

- Доброе. Из дома или домой?

- Вообще-то из твоего дома.

Джозефина тем временем подкралась к Александру и от души боднула его в плечо:

- Рмя!

- Что? – тот вздёрнул верхнюю губу, грозя.

- Ничего, - пантера принялась кружиться вокруг него, помахивая хвостом.

- А что тогда, позволь спросить, ты делаешь? – волк в шоке присел, наблюдая за ней.

- Поиграть приглашаю, – Та вдруг едва-едва шлепнула его по носу пушистой лапой. Совсем как кошка.

- Зачем? – тот пошевелил ушами, не понимая.

- Для удовольствия, - она запрыгала вокруг него, - Хотя, вы псы даже развлекаться не умеете.

- Щас я тебя в сугробе, как нычку, на заморозки прикопаю, – он с рыком рванул за пантерой, правда, рык был больше похож на фырканье.

- Что это они? – растерянно заметил Илья, наблюдая за этой возней.

- Ну, у моей красотки праздничное настроение, – Соло усмехнулся.

- Праздничное? – Курякин нахмурился. – У тебя же день рождения в марте…

- Сегодня Рождество, - Соло повернулся, чуть улыбаясь. – Что такое, знаток запада? Забыл наш главный праздник?

- Было немного не до этого… Но ты прав. Глупейший просчет, - Курякин вздохнул. – С Рождеством?

- Ну, допустим, большевик, – тот вынул из кармана маленькую коробочку. – С праздником.

- Спасибо, – тот растеряно взял коробочку, открывая. В ней обнаружились часы советского офицера. Рука у Ильи дрогнула.

- Понимаю, что это не те, но всё же… всё же, – обычно красноречивый Наполеон, не знал что сказать. Опять это выражение лица – детского смущения и недоверия.

- Где ты только.. нашел.. такие..

- Ну, в Лондоне осталось не мало пилотов, что летали по лендлизу… И кому-то доводилось и вместе сражаться, как, например, «арктическому полку»… Конечно, убедить этих джентльменов уступить такие подарки от братского войска ох, как непросто… - поймав на себе немного гневный взгляд русского, он выставил в руки «сдаваясь» , - Спокойно, не крал. Поведал скорбную повесть о друге, сыне полка. У которого остались только часы, что встали накануне рождества…

- Вот ты балабол, - тот поспешил их надеть. – Но спасибо.

- Я бы исправился… если бы кто-то занялся моим воспитанием, – заметил на это Наполеон, не особо задумываясь над двусмысленностью сказанного.

- Ты смотри, – вдруг раздалось возле него. Наполеон вздрогнул, выдавая себя с головой, - У нас методики не как у Павлова, на рефлексах с кнутом и пряником, всё намного серьёзней, – это был Александр.

- Ты ведь знаешь, что это значит? – Илья опустил голову, на манеру своего деймона. Вот только в его случае, это не знак угрозы… Это смущение и желание заглянуть в глаза.

- Все помнят легенды… - американец закусил губу.

- Ты не думай… я не жду что, я сразу пойму твою Джозефину… Но, я хотел бы этого, однажды... Если ты позволишь мне попытаться понять, - что ещё Курякин мог сказать? Что не загнулся за эти месяцы только благодаря этому американцу? Да и вообще… впервые в жизни он рискнул плыть против течения лишь из-за него… Чтобы точно знать, что эти глаза самоцветы никогда не будут смотреть с таким слепым ужасом. Нет, это не по-русски. По-русски - это заявить свои намерения… И решившись на «дерзость», ещё чуть склонить голову и поцеловать... Пусть едва-едва. Да, это не французский поцелуй двух любовников, истерзавших друг друга прелюдией, но всё же, в этом неощутимом касании губ, чувств намного больше, чем в обычных людских терзаниях. Ведь можно не отстраниться, а снова приблизиться, когда эти изящные губы раскроются в ответ, а их обладатель подастся навстречу. Чертов ветер… От него можно укрыться объятиями. Крепкими, долгими… Которые будут длиться дольше поцелуя:

- Хельга, – нарушил тишину американец.

- Что? – Курякин нервно облизнул губы.

- Моего деймона зовут Хельга, – Наполеон улыбнулся. Впервые это не была вежливая или ехидная улыбка. В подтверждение его слов, деймон потёрлась об ноги русского, совсем как домашняя кошка. Пусть пока в её урчании можно разобрать только: «Илья»… это ведь только начало.

P.S.



Габи влетела в их квартиру в воскресное утро февраля. Да, вскрывать чужую квартиру не очень вежливо. Но у девушки на это было две веские причины: первая - прекрасная она, чьё обучение, наконец, закончено. В качестве доказательства, они с Генрихом уже придумали целое представление. Тот проберётся в квартиру вслед за ней… минут через 10. Неся в зубах газету соседа с верхнего этажа. А вторая – Уэйверли. Видимо, впереди миссия. Пусть эти двое ей гордятся. Первым пусть погордится Соло… Проделывать такой номер в квартире Курякина, она бы не рискнула. Вот только первое, что увидела девушка, пройдя в гостиную - дремлющую на полу пантеру, вытянувшуюся во весь рост. Рядом с ней, лежал волк, предпочитавший спать на животе. Чтобы заслышав чужака, поднять голову, показываясь из-за плеча кошки, приподнять губу, обнажая клыки и чуть слышно рыча.

- Это всего лишь Габи, – пробормотал Наполеон сквозь сон, обнимая за плечи своего стража, который проснулся одновременно со своим деймоном. – Спи. Она умная девочка, поймет, что лучше зайти через час…

- Ладно, - Илья закрыл глаза и поспешил расслабиться… Вот и хорошо, что волки так хорошо поддаются дрессировке. А то бежал бы уже, потому что она или мир их ждёт… Подождёт. Кто знает, что он им приготовил за сюрприз на этот раз. Впрочем, ему, Наполеону, на это немного плевать… Ведь сегодня, да, именно сегодня, Илья сможет понять его деймона.
 
Сверху Снизу