О пьяных закатах, или Пара слов о сравнениях

#1

Pizza

Модератор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
621
Симпатии
539
Баллы
290
Offline
Автор: Аннаэйра
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание: Метафоры для писателя – это как желтая краска для художника: можно и без нее, конечно, рисовать, но все равно будет что-то не то. А потому давайте-ка достанем новый тюбик, щедро выдавим содержимое... и пока что отставим художественные принадлежности в сторону.

Начнем с инструкции!

Разрешение на размещение получено.
 
#2

Pizza

Модератор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
621
Симпатии
539
Баллы
290
Offline
«Сердце скачет, как белка в хворосте Ребер».
Иосиф Бродский

Если спросить кого угодно, чем «научный» текст отличается от «художественного», бесспорно, одним из критериев назовут образность. Все-таки для ученого во главе угла всегда стоит информация, и лишние «красивости» только отвлекают от процесса ее извлечения из строчек, тогда как для автора романа, не говоря уж о поэме, не драгоценный клад скрывается за забором из слов, но сам забор, раскрашенный в яркие цвета, является частью сокровищницы. Конечно, бывают книги, написанные «сухим» языком, а бывают научные статьи, которые читать – одно удовольствие… но давайте не будем сосредотачиваться на исключениях и поговорим о том, что в числе прочего делает художественный текст красивым.

О сравнениях.

Пролог. Сравнения бывают разные…

Как и любые другие элементы речи. Кто-то тащится от вводных слов, кому-то милее деепричастные обороты… Где-то это смотрится уместно, где-то – не очень, поэтому прежде, чем переходить к самим сравнениям, давайте разберемся, как их использовать.

Во-первых, совет первый и самый простой: знать меру. Если это не стилистический прием (скажем, в некоторых образцах народного эпоса метафорическое описание героя занимает странички этак три, причем вниманием не обходят ни очи его, ни брови, ни даже пальцы ног), данная приправа рекомендуется в пропорции не больше одной крупинки на два-три абзаца, причем крупинки должны быть не пиритовые, а из самого настоящего золота. Заменяйте количество качеством, и тогда ваши образные слова будут въедаться в память читателя на долгие-долгие годы. Уж поверьте, в моей памяти таких «крупинок» целый мешочек набрался.

Во-вторых, проверяйте на уместность. Сравнения смотрятся вполне органично «за кадром», скажем, при описании местности – но вот когда ими начинает сыпать кто-то из персонажей, да еще и в прямой речи, сразу возникает подозрение, что это либо замаскированный Лютик, либо «чтец по бумажке», ибо мало кто из живущих способен на ходу метафорически описать даже ложку, которую держит в руке. Не верите? А вы попробуйте, хотя бы идя по улице, за пару секунд придумать достаточно «литературное» сравнение для во-он того кривоватого дерева, похожего то ли на оглянувшуюся через плечо незнакомку, то ли на согбенную старуху, попытавшуюся скрыть морщинистый ствол за нежной вуалью листвы. Наконец, в-третьих – фантазируйте и старайтесь не повторяться. Конечно, однажды придуманный перл обязательно захочется повторить… но, давайте будем откровенны, если бы наши классики тоже так думали, от одиноких дубов в произведениях Льва Толстого было бы не скрыться, а «чудные мгновения» стали бы визитной карточкой Александра Пушкина. Но не стали же!


Обопремся на плечи титанов, или О сравнениях с другими персонажами

Итак, одно из самых популярных описаний мужского героя в женских романах – «он был похож на %actorname%, но моложе и красивее». Причем ладно бы Бред Питт или Антонио Бандерас, о которых слышала даже равнодушная к киноиндустрии я – как-то раз натолкнулась на сравнение с загадочным чИлАвЕком, который оказался певцом из малоизвестной музыкальной группы, после чего я села с лицом лица и задала немой вопрос автору: это такой ненавязчивый пиар, или книга рассчитана исключительно на фанатов?..

И отсюда происходит вполне логичный вывод: если сравнивать, то с кем-то известным! Самый верный вариант – персонажи сказок («как Колобок для лисы»), причем самых популярных, в противном случае придется пересказывать сказку, чтобы читатель понял аналогию! Это могут быть не только русские народные, но и некоторые зарубежные: даже среди маленьких детей мало кто не слышал про Золушку или Кота в Сапогах… а вот про мальчика Нэчжу, родившегося из цветка лотоса и победившего морского дракона, знают разве что увлекающиеся китайским фольклором, так что, если только действие вашего романа не происходит в Поднебесной, от выражений типа «жаль, что я не Нэчжа – из цветочных лепестков одежду бы сделал!» лучше воздержаться. Также вполне неплохо обычно смотрятся сравнения с героями классических литературных произведений: в конце концов, недаром же скопидома в заношенных тапках обычно зовут Плюшкиным, а историю несчастной любви и двойного самоубийства вряд ли не сравнят с историей Ромео и Джульетты. Сюда же можно отнести персонажей популярных фильмов, игр и комиксов… но тут уже нужно оглядываться, соразмеряя, к примеру, будет ли понятно сравнение потенциальным читателям: скажем, герои старых лент могут быть неизвестны современному зрителю, тогда как какой-нибудь Человек-муравей или Наруто мало о чем скажут людям, ровно дышащим к американским супергероям и японской манге.

Если же ничто из широко известного не подходит, то выход один – придется пояснять свою метафору («Кошка у меня была похожа на Кирару из “Инуяши”: посмотришь – маленькая да миленькая, но попробуй ее обидеть – и пожалеешь, что связался!»), либо заменять на что-то менее персонифицированное. Набившие оскомину «глазки Кота из “Шрека”» всегда можно описать как-нибудь типа «большие и печальные глаза, от вида которых даже у бесчувственного сухаря защипало бы в носу», а «бегающий как Флэш» персонаж просто бегает очень быстро. Очень быстро. Как молния, как ветер, как гоночный болид или как студент, опаздывающий на пару к злобному преподу. Проявите воображение!


О эти глаза воловьи, или О сравнениях с животными

Как обычно описывают кого-нибудь грациозного? Сравнивают с кошкой. Кем назовут мужественного и величественного? Львом. А какого «лестного» прозвища удостоится драчун? Правильно, петух. И отсюда вывод: сравнение с братьями нашими меньшими может быть приятным или не очень, метким или расплывчатым, оригинальным или затюканным… так как же сделать его таким, чтобы оно запомнилось?

Вариант первый: национальный колорит. Помним, что в разных частях света принято по-разному относиться к различным животным, так что сравнить женщину с коровой в Индии – вполне себе комплимент, тогда как в Европе это воспримут, мягко скажем, неодобрительно. Как следствие, если дело происходит в Китае, отчаявшегося бедняка можно назвать мышью, приготовившейся съесть кошку, про резко изменившего поведение человека сказать, что подобен собаке, у которой выросли бычьи рога, а покрывающих друг друга подельников сравнить с цаплей, что мяса цапли есть не будет. Также нам, детям информационного века, стоит учитывать и возможность того или иного сравнения: вспоминаем, что в доколумбовой Америке не было лошадей (так что Быстрый Конь, живший за двести лет до Чингачгука, скорее был бы Быстрым Оленем), а тигры, обитавшие в Стране Восходящего Солнца, благополучно почили в глубокой древности, еще до возникновения первого японского государства.

Вариант второй: профессиональные издержки. Забавно, но факт: чем дольше человек вертится в какой-то среде, тем больше он воспринимает ее как само собой разумеющееся, и у моряков, космонавтов или охотников – у всех вырабатывается свой «сленг», так что просоленный до костей морской волк сравнит болтающих ни о чем рабочих в порту со стайкой дельфинов, а вернувшийся домой егерь, поймавший сынишку на плутовстве, скорее назовет его зайцем, что сделал скидку и залег в кустах – а сам еле-еле дышит от страха! Правда, в таком случае одними сравнениями не обойдешься, и всю речь персонажа придется выстраивать с учетом этой его милой особенности… но, как по мне, это неплохой способ придать герою оригинальности, особенно если добавить ко всему этому хорошо прописанный характер. Старый пират или мрачноватый друид в нашем стойбище никогда не будут лишними!

Вариант третий: не только кошки изящны. Я понимаю, котики – наше все, но излишнее количество котиков на квадратный метр может привести к жуткой аллергии, так что совсем неплохо бы время от времени разбавлять котиковую пандемию… песиками? Змейками? Да хотя бы лошадками – уже неплохо. В конце концов, даже среди котиков встречаются далеко не изящные создания (не верите – спросите мою британку, умудрившуюся при прыжке на стол ПРОМАХНУТЬСЯ, снести чашку и вместе с нею грохнуться обратно на пол), так почему бы грациозной девушке не быть журавлем, танцующим в утреннем тумане? Почему бы доблестному воину не быть диким туром, защищающим свое стадо от охотников? И отчего вспыльчивый любитель помахать кулаками – обязательно петух, а не заяц, не жеребец и не кенгуру?

Последнее, разумеется, шутка, но, как известно, в любой шутке…


Волосы цвета полуночи, в них звездопад – седина, или О сравнениях с неодушевленными предметами

Ну, и самые обычные сравнения – сравнения с чем-то: красный как кровь, холодный как лед и серо-буро-малиновый как настроение перед понедельником. Звучит знакомо, ага? Ну, кроме понедельника. И, должно быть, вы уже поняли, в чем заключается главная проблема таких сравнений?

Ба-наль-ность.

Если зеленый – то изумрудный или цвета молодой травы, если мягкий – то как пух или щечка младенца, если желтый – то лимонный, золотистый или, как стало популярно говорить в некоторых романах, «цвета детской неожиданности». С одной стороны, все это – устоявшиеся выражения, пусть даже далеко не все знают разницу в оттенках различных цветов (недавно столкнулась с одним товарищем, считавшим, что охристо-желтый цвет – это оранжевый. Как оказалось, человек просто не знал о существовании желтой охры), с другой – а почему бы не проявить здесь чу-у-уточку фантазии?

Все-таки, сравнивая что-то с чем-то, мы априори вызываем в мозгу читателя целый комплекс ассоциаций, в который входит не только цвет, но и текстура, температура и даже какая-то эмоциональная окраска. Скажем, сравните «снежно-белый» и «облачно-белый» – на первый взгляд одно и то же, верно? Но первое все-таки ассоциируется с чем-то холодным и хрустящим (а еще – незапятнанным), тогда как второе больше вызывает ощущение чего-то мягкого и воздушного (и еще, быть может, легкомысленного?). То же самое с красным (описание кроваво-красного платья лично у меня поневоле вызывает образы «стервы» или «вамп», тогда как рубиново-красное скорее напомнит о роскоши и богатстве), и с любыми другими цветами: почему бы не посмотреть вокруг и не увидеть другие предметы для сравнения?

Также всегда следует учитывать уместность сравнения, особенно если речь идет о других народах, не говоря уже о мирах. Так, скажем, в свое время меня весьма позабавил рассказ Стивена Бакстера «Золотые реснички» (в оригинале – «Cilia-of-Gold»). Вроде бы, что тут такого? А дело в том, что одна из главных героинь этого рассказа – собственно, Золотые Реснички – меркурик, абсолютно слепая жительница Меркурия. Так вопрос: а откуда она вообще знает, какого цвета у нее реснички, не говоря уж о цвете «презренного металла»?.. Так что, если пишете об эльфах, марсианах или Космическом Макаронном Монстре – всегда держите в памяти, знакомо ли это существо, скажем, со снегом, или какого цвета у него кровь. Позволит избежать множества неловких ситуаций при общении с читателями!

Работает это, кстати, и в обратном направлении: у разных народов какие-то цвета могут ассоциироваться с разными вещами, поэтому для южанина белый будет скорее не «снежным», а «жемчужным» или «сахарным», тогда как японец скорее назовет коричневый «цветом коры каштана», а розовый – «цветом лепестков сакуры». Иногда это может приводить к забавным ситуациям, особенно если говорят люди разных культур: для кого-то красный – это «яростный, свирепый, неудержимый», для кого-то – «яркий, счастливый, удачливый», а для кого-то – «теплый, летний». В конце концов, недаром же в Китае белый цвет – траурный и печальный, а в современной России, напротив – свадебный и счастливый!

Так что – почему бы не добавить колорита? «Солнечно-оранжевый» будет смотреться вполне уместно на планете, вращающейся вокруг оранжевого карлика, «гладкий как новенький глайдер» можно вполне будет услышать от жителя технологического мира, а «лазурное настроение» будет всего лишь означать, что кто-то влюблен – ведь недаром же местная богиня любви предстает перед смертными в обличье голубой драконицы!


Эпилог. Писать хочется красиво, а получается не всегда…

Так что, ребята, старайтесь, но не перестарайтесь. :) Меткое сравнение в нужном месте может задать интонацию всей сцене или вообще стать «визитной карточкой» писателя – недаром же у Марии Семёновой все пять книг о Волкодаве начинались с «мертвенного зеленоватого серебра» лунного света! Добавьте красноватой марсианской пыли, сравните упрямого, но недалекого персонажа с гуррабами – генетически модифицированными свиньями, используемыми вместо тяглового скота, а еще не забудьте вспомнить об ужасных злодеях Старой Земли – Мальчиках с Водяными Пистолетами, которые, о ужас, разбрызгивали драгоценную воду лишь забавы ради! Тут главное – не перебарщивать, ибо сплошные малопонятные метафоры могут читателя и отпугнуть… но об этом я говорила еще в самом начале статьи: во всем нужно знать меру.

Так что главное – не стесняйтесь отходить от «канонов» и использовать что-то новенькое. Мир не рухнет, если внезапно окажется, что белый может быть цветом шерстки новорожденного ягненка, что бесстрашный герой больше напоминает не льва, а медоеда, а одинокая пожилая женщина на самом деле живет как Бага-Яга: в ус не дует, варит себе потихоньку самог… эм-м, зелья, тискает котейку и не испытывает проблем с переездами…

Пока какой-нибудь Иван-дурак поблизости не объявится!

Всех благ, и спасибо за рыбу! ;)
 
Сверху Снизу