Сэм и Аарон (Slash, детектив, юмор, NC-17)

#1

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Л. Б. Грегг





Сэм и Аарон


Мужчины Смитфилда - 5



Книга 1 - "Кувырком"
Книга 2 - "Прикрой меня"


Перевод: LakrimOza
Рейтинг: NC-17
Жанр: Детектив, Юмор
Статус: перевод в процессе (4/12 глав)



Аннотация:
В руках у меня, Сэма Мейерса, и моей сестры Уинн оказалось наше семейное наследство мини-гостиница «Мейерс би-энд-би», и мы полны решимости возродить это место. Мы запустили курс кулинарных уроков в формате свиданий вслепую, и у нас даже появился первый пансионер. Дедушка от этого, наверное, в гробу переворачивается.
На урок записался наш новый постоялец, Аарон Сондерс, калифорнийский трансплантолог, который умопомрачительно красив и явно что-то замышляет. Я никак не могу раскусить его. Он внезапно появился в городе и упорно ищет ... что-то.
Этот сексуальный подлец интригует. И у нас даже случился жаркий момент. Или два. Хотелось бы мне знать, почему он ведёт свои поиски тайком. Он заглянул под каждый камень, пролистал каждую регистрационную книгу в каждом уголке города от библиотеки до моего собственного заднего двора. Он определенно привлёк мое внимание. Но возможно, таинственные поиски – не единственная вещь, которая его интересует.


Публикация на других ресурсах: только с разрешения переводчика и ссылкой на данную тему.
 
#2

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Глава 1

Я свернул на истоптанную тропинку за виллиджской парковкой и направился на юг к публичной библиотеке, исчезая в узком туннеле тумана. Круглые плафоны, дающие рассеянный свет, сияли с Медоу-стрит, смягчая сумрак, но тропинка итак была мне знакома. Я ходил по ней миллион и больше раз. Поколения смитфилдских детей проложили этот маршрут, и деревья были помечены их именами. Я вырезал СЭМ на одном из ясеней, когда мы только приехали в город – моя сестра Уинн, моя мама и я. Сейчас, проходя мимо, я провёл кончиками пальцев по этим шероховатым буквам.
Это был мой единственный час свободы от вечно скрипящих и протекающих долбаных четырёх этажей мини-гостиницы, которую мы с сестрой унаследовали от нашего благонамеренного деда, и я потратил его на очередное поручение – пухлый мешок с просроченными библиотечными книгами, хлопающий меня по боку.
Я пересек огромный задний двор Усадьбы, стараясь не споткнуться о сенсорные фонари, и перекинул одну ногу через перила решётчатой изгороди. Я уже наполовину перелез, когда дешёвая пластиковая сумка зацепилась за столбик, и добро Уинн шмякнулось в грязь. Я попытался подхватить его, но гвоздь поймал меня сзади за карман, и над асфальтом раздался характерный звук разрывающейся джинсовой ткани. Шов разошёлся от места разрыва до самого переда. Лёгкий ветерок обдувал мою голую задницу, и при отсутствии достаточной осторожности, всё моё хозяйство могло просто выпасть из джинсов.
– Отлично!
Обтерев остатки грязи с книг Уинн своей фланелевой рубашкой, я задрапировал её полой свой тыл и соединил края петлёй.
На подъёме подъездной дороги ждала небольшая библиотека Смитфилда. Огни аварийного выхода, ярко светящиеся сквозь окна каким-то дьявольским светом, были единственным признаком жизни в девять часов вечера четверга. Подсвечивая себе мобильным телефоном, я определил местонахождение дыры в живой изгороди возле бокового входа в библиотеку и обнаружил бокс для возврата книг.
Петли дверцы пронзительно заскрипели при первой попытке засунуть в выкатной ящик сразу всё, поэтому, зажав большую часть моей поклажи под мышкой, я попытался пропихнуть остальное силой. Бульварные романчики и увлекательные книги по самосовершенствованию Уинн соскользнули в отверстие вместе с моим иллюстрированным подарочным изданием об экзотических местах и несколькими затёртыми компакт-дисками 80-х годов; их намокшие страницы и липкая от грязи упаковка исчезли, уносясь вниз по желобу. Иииик. Дверца вернулась на место с глухим стуком, и я на мгновение обалдел, когда мое отражение снова взглянуло на меня из стекла. Я очень энергично взялся за все задания в сегодняшнем впечатляющем списке дел и вскоре смогу расслабиться в своей комнате с холодным смитфилдским элем и пультом дистанционного управления.
Человеческая тень проскользнула между стеллажами, бесшумно исчезая во мраке. Какого чёрта?
Я прищурился сквозь стекло, но погружённая в сон комната была призрачно-неподвижной. Пока меня не начало колотить от страха, я открыл ящик книгоприёмника, чтобы положить туда последнюю партию. Может быть мне показалось, что кто-то юркнул за конторку библиотекаря. Потому что кто в здравом уме проникнет в нашу провинциальную библиотеку? У нас нечего было воровать. Разве что кого-то возбуждают какие-нибудь занюханные драмы Би-Би-Си 90-х годов или там крупноформатное издание романа Паттерсона. Настоящие сокровища в Смитфилде хранили где положено, то есть дома.
А ещё у нас было кое-что получше и поэффективней, чем ротвейлер или система безопасности. У нас была госпожа Штраус - Библиотекарь. С большой буквы «Б». Уж она бы нашла что сказать злоумышленнику, проникшему в её владения. Надеюсь, после того, как она увидит беспорядок в книгоприёмнике, она не скажет это и мне.
Мой взгляд переместился на пурпурную линию столов и стульев. Всё было неподвижно. Дверца с книгоприёмником захныкала, заглатывая последнюю загрузку, но вместо влажного шлепка бумажных обложек, приземляющихся в пропасть, из бокса донесся металлический лязг, когда мой мобильный телефон камешком упал на дно корзины.
– Сукин ты …
Я тупо уставился на свою пустую руку, затем треснул по тяжёлой металлической крышке так сильно, что мои пальцы обожгло болью.
– Твою мать!
Бокс в живой изгороди молчал, а вот мой телефон издевательски зажужжал. Я осмотрел бокс. Естественно, небольшая дверца спереди была заперта на крошечный замок, свисающий с засова. Можно сколько угодно толкать или колотить – он не откроется. Телефон в ячейке пиликнул ещё одним дребезжащим сообщением – должно быть Уинн снова пристаёт ко мне со своими свиными пузырями и морским огурцом. Я открыл ящик. Из глубины его сиял холодный синий свет.
– Чёрт возьми!
Ухала сова. Сверчки и лягушки вторили тихому гулу трансформатора на Саут-стрит, которая в этот час была свободна от движения и по большей части темна. Единственный свет, кроме жуткого свечения библиотеки и мягкого блеска далёких плафонов на Медоу-стрит, исходил от «Усадьбы» Холдена Уортингтона – большого дома по соседству, а также от прожектора, освещающего лучом цвета жёлтой малой нужды арочный вход Святого Джо. Я был один. За исключением моей сестры, которая атаковала меня сообщениями, как будто пыталась уведомить о смерти в семье, а не просто посылала список ингредиентов для сегодняшнего вечернего рецепта рубленого мяса.
Ящик застонал, когда я нарушил неприкосновенность библиотечного бокса. Я погружал руку в зияющую щель, как какой-то библиофил-дегенерат, неловко выворачивая плечо, пока не упёрся в отверстие ртом. Мои пальцы коснулись гладкой, влажной поверхности книги в мягкой обложке. Может быть немного левее…
Какой-то парень хмуро смотрел на меня через стеклянную дверь.
– Что за…
Мне не удалось быстро вытащить руку из бокса. Моя застегнутая на пуговицу фланелевая манжета зацепилась за что-то острое, и ткань вокруг запястья натянулась. Я дёрнул, и удавка затянулась ещё крепче.
– Просто. Охренительно.
Я бесплодно крутил рукой, пока что-то колючее не коснулось моего запястья. Парень уставился на меня в сердитом недоверии, и его голос чётко проскрипел через дверь:
– Что, чёрт возьми, ты делаешь?
– А на что, чёрт возьми, это похоже? Я застрял.
Наклейка «Охраняется защитной системой Макса Дугласа» находилась в нескольких дюймах от его идеально прямого носа. Охранная сигнализация молчала.
– Как ты попал туда, не отключив сигнализацию? Кто ты?
Я знал всех в городе, но кто этот парень? Он был мне совершенно незнаком.
– Не твоё дело.
В руке, затянутой в перчатку, появился фонарик, и на тротуар упал белый кружок света размером с монетку.
– Что в боксе? – спросил он, как будто я мог положить туда бриллиантовую брошь или мешок с деньгами. Свет фонарика скользнул мимо меня на дорогу.
Я не смутился, признавая свою глупую оплошность. С кем угодно такое могло случиться.
– Я уронил свой телефон.
Свет вернулся к моему лицу.
– Как, на хрен … ты серьёзно?
– Ага. Я серьёзно. И, между прочим, это не я забираюсь в публичную библиотеку среди ночи.
– Сейчас девять. Едва ли это нарушает чей-то постельный режим.
Он посветил на ящик, осматривая место, где мое плечо было зажато и уже начинало болеть, а пока он отвлёкся, я осмотрел его. Одетый полностью в чёрное – джинсы, водолазка, вязаная шапка, покрывающая чёрные волосы, и чёрные теннисные туфли – этот чувак выглядел прямо как вор из плохих полицейских шоу 70-х годов. Ему только маски Бургер-вора [1] не хватало.
– Ты кто вообще? Диснеевский злодей?
Ну, вид у него был почти таким же угрожающим. Он должно быть моего возраста, может и моложе, определённо ниже ростом и физически слабее. Наверняка гей. Хотя, может я и придумываю. Он сверкнул глазами.
– Ты хочешь моей помощи или нет?
Мой телефон и, как следствие, моё освобождение лежали в нескольких дюймах от моих пальцев, поэтому я не просто хотел его помощи. Она мне была необходима. Может он и выглядит как преступник, но не ограбил же он винный магазин. Он тайком пробрался в библиотеку в нерабочее время. Подумаешь, большое дело. Кроме того, чувак был мелкий как креветка. Если будет нужно, я смогу вырубить его, как только он меня освободит.
– Ага. Спасибо. Я бы предпочёл не торчать здесь всю ночь.
Или быть пойманным полицией, потому что этого я не переживу. А если меня найдёт госпожа Штраус, то приведёт домой за ухо, предварительно позвонив в полицию, священнику и репортеру из «Газетт». Она бы и маме моей позвонила, но этот поезд ушёл много лет назад. Госпожа Штраус могла бы придушить и этого маленького придурка, избавив меня тем самым от неприятностей.
– Я думаю, может в конторке библиотекаря есть ключ. Я бы держал его именно там. Не мог бы ты проверить? У меня рука затекает.
Мой телефон снова зазвенел, и чувак вздёрнул бровь.

– Слушай, – сказал он, – я бы очень хотел помочь тебе, но ты должен сначала помочь мне.
 
#3

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Он указал на что-то над стеклянной дверью. Я прищурился, вглядываясь во тьму. Прикреплённая высоко на стене под углом, чтобы ловить в объектив подростков, крутящихся на тротуаре, полускрытая камера видеонаблюдения записывала каждую секунду моего идиотизма. Я так и отпал.
– Мать твою!
– Ты не продумал об этом, правда?
Если бы я мог добраться до него, то с большим удовольствием придушил бы.
– Ты не в том положении, чтобы критиковать. Я ведь не сделал это умышленно. Я вообще не думаю, что они проверяют плёнку, если только что-то не случиться и им это понадобится.
– Ну, может, им и понадобится, – загадочно ответил он. – Так что помоги мне. Потому что не в наших с тобой интересах, чтобы нас увидели.
– Хорошо, но только потому, что мне нужна твоя помощь, а не потому, что я хочу содействовать и покрывать преступника.
Я снял свой ботинок и неуклюжим броском снизу из упора присев припечатал проклятую камеру достаточно сильно для того, чтобы направить её объектив в небо.
– Готово. Твой ход. И ты не мог бы побыстрее?
Он взглянул за мою спину на медленно ползущий по лужайке Усадьбы туман. Его рот дёрнулся.
– Хорошо. Дай мне минуту.
И он скрылся за стеллажами. Я покрутил плечом, чтобы предотвратить судороги и снова дёрнул запястье, но рукав не поддавался. Потом я ждал, задаваясь вопросом, как давно книги обрабатывали спреем от пауков. Не то чтобы меня заботили пауки. Просто они скрываются в тёмных местах и наносят удар, когда этого меньше всего ожидаешь. Прошло несколько минут, и по влажному асфальту дороги прошуршали автомобильные шины. Моя помощь не вернулась. Он реально слинял. Что означало две вещи. Во-первых, хорошего от него ждать не приходилось, а во-вторых, он был достаточно знаком с местной библиотекой, чтобы знать, что дверь переборки иногда оставляли незапертой для доставки. Если он намеревался войти, то мог бы прийти раньше и отпереть её сам. И он знал, как обойти систему безопасности. Я знал даже четыре вещи. Пять, если посчитать мой новый страх перед застреванием конечностей.
Рододендроны зашуршали, и стройный воришка материализовался на дорожке, держа маленький кожаный ранец в не по сезону затянутой в перчатку руке. Он сочувственно улыбнулся, сверкнув аккуратными ямочками.
– Прости. Это заняло у меня несколько минут.
– Я думал, ты ушёл.
Был бы он умнее, так бы и сделал. Но он выглядел оскорбленным.
– Я бы не оставил тебя здесь застрявшим. Я не полный мудак. Я просто не мог найти ключ от книгоприёмника.
Он взглянул на часы.
– Но я спешу, так что давай сделаем это быстро. Мне нужно быть кое-где уже через несколько минут.
– О, не хочу тебя задерживать. Горячее свидание?
– Что-то вроде того.
На долю секунды наши взгляды встретились, и что-то щёлкнуло в моей памяти. Видел ли я его раньше? Я бы запомнил такого парня, как он – тёмные волосы, тёмные глаза и гладкие, чистые черты лица. Маленький, изящный и гораздо лучше выглядит вблизи, чем сквозь стекло.
– Вот. Подержи это.
Он шлёпнул гладкий фонарик в мою свободную руку и без церемоний опустился на колени у моих ног. Мне некуда было смотреть, кроме его макушки. Он бросил свой ранец на землю рядом с моими ногами.
– Мне нужно придвинуться поближе, чтобы добраться до замка, так что не нервничай. Обещаю, я не буду кусаться. Не мог бы ты посветить сюда?
До сих пор у меня в голове крутилось только нетерпеливое желание освободиться, пока он не подсказал мне иное. Кусаться? У него из-под шапки выбилась бахрома густых чёрных волос, которые по прямой линии упали на его затылок, и я сглотнул.
– Конечно.
Я не знал из-за нервов или из-за волнения мое сердце так билось. Но, слава Богу, камера слежения снимала ночное небо, а не нас двоих на тротуаре, потому что, если кто-нибудь когда-нибудь увидит такое выражение моего лица, то сразу поймёт что к чему. Этот незнакомец, стоящий на коленях между моих ног, был первым мужчиной так тесно приблизившимся ко мне за долгое время.
– Э…
Интересно, мог ли он заглянуть внутрь моих порванных джинсов? Потому что там у меня всё жило своей дикой, свободной жизнью. Я сглотнул, затем направил свет на дверцу ячейки, когда его склонённая голова мягко коснулась моего бедра. Воздух наполнился запахом моющего средства с ароматом горной свежести. Кем был этот шустрый парень? И что он делал здесь, в Смитфилде, скрываясь ночью одетый как ниндзя и пахнущий как прачечная моей сестры? Он развернул обёрнутый тканью набор инструментов, блеснувших сталью. Я изогнулся, чтобы получше их рассмотреть.
– Иисус. Вот это железки. Как ты там сказал, кто ты такой?
– Я не сказал. Но это не то, чем кажется.
– Верится с трудом. Очень похоже, что ты взломал библиотеку и собираешься взломать этот замок инструментами, специально предназначенными для этой цели, которые ты носишь с собой в кармане. А это точно незаконно. Ты понимаешь, что как только я достану свой телефон, то позвоню в полицию, верно?
– Зачем ты так говоришь? он покачал головой. – Я мог бы просто оставить тебя здесь. Пускай бы нашли тебя утром.
Тёмные глаза сверкнули из района моего паха. Я не сказал ни слова, когда этот взгляд скользнул на мою ширинку и там задержался. Затем он снова склонил голову к своему занятию.
– Но я не оставлю. Ты кажешься хорошим парнем. Немного жестковат, но именно этого я и ожидал от Смитфилда. Бьюсь об заклад, это самая захватывающая вещь, которая произошла с тобой за много месяцев.
Он попал в точку своей подколкой, но я не подал виду. Выбрав тонкий крючковатый инструмент, он приблизился, дыша мне в ноги.
– Я был бы тебе признателен, если бы всё это осталось между нами.
– Ты имеешь в виду соврать? Ты просишь меня лгать, чтобы прикрыть тебя. А что, если что-то пропало?
– Что можно украсть из этого места, чего здесь не раздают бесплатно?
Но я не повёлся на его ямочки.
– Ничего не пропало. Слово скаута, он поднял три пальца в перчатке.
– Не обижайся конечно, но я не особо доверяю незнакомцам.
Если только не считать доверия к постояльцам гостиницы, но это моя работа.
– Просто вытащи мою руку из этой коробки.
– Я не предлагаю сделку. Я вытащу тебя. Просто хочу прояснить, что ничего не пропало, воришка откинулся на пятки. – Серьёзно. Расслабься. Ты такой напряженный.
– Мне не очень-то удобно. Не мог бы ты просто вытащить меня?
– Конечно. Я просто хочу заверить тебя, что ничего не произошло, он кивнул в сторону библиотеки. – Я вошел в нерабочее время, потому что забыл кое-что раньше.
Его нос очаровательно сморщился, и мое сердце заколотилось в груди.
– На самом деле так неловко…
Прежде чем он смог еще раз попытаться разоружить меня самоироничным смешком, за которым – если я вообще что-то в этом понимаю – последовали бы сморщенный носик, хлопанье ресницами и дружелюбное подшучивание, я прервал его. У меня не было времени с кем-то флиртовать, не говоря уже о том, чтобы так стараться ради вора.
– Так ты оставил в библиотеке упаковку презервативов «Хэлло Китти», помеченную твоим именем, а потом сказал себе типа: «Вот так штука! Надо бы взломать дверь, чтобы найти их». Понятно.
– На самом деле, я оставил свои очки в…
Свет от фар запрыгал по дороге, и мы оба застыли.
– Вот чёрт!
Я не мог видеть машину через плечо, но это было и не нужно. В тумане вспыхнул синий свет.
– Отлично! Хуже просто и быть не могло.
Я пригнулся, и, выглянув из-под руки, заметил промелькнувшие шины внедорожника.
– Просто дай мне с ним поговорить, – сказал я.
Но вор, его ранец и изящный инструментарий исчезли в шорохе рододендронов. Мой мобильный телефон энергично щебетал в моих руках. Двигатель внедорожника не заглох, но хлопнула его дверца. Ему понадобилось около двух секунд, чтобы осветить меня своим "Маглайтом" [2] во всей моей красе, и я вздохнул.
– Добрый вечер, офицер.
Печально знаменитый голос офицера Джервазе прокатился по тротуару.

– Добрый, Сэм. Почему у тебя задница вываливается из джинсов?

_______________________
[1] - Бургер-вор - персонаж из вселенной МакДональдс, друг Рональда МакДональда (здесь и далее примечания переводчика)
[2] - Maglite или MAG-Lite — известный бренд ручных и карманных фонарей, производящихся американской компанией «Mag Instrument»
 
#4

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Глава 2

Я ногой закрыл дверь прихожей. В ореоле лучей позднего послеполуденного солнца, текущего сквозь широкие старинные окна, Уинн, одетая в потёртые чёрные кеды-чаксы [1], пританцовывала под «Watching the Detectives» Элвиса Костелло. Она жизнерадостно нарезала морковь ужасно острым керамическим ножом. Опыт научил меня никогда не пугать женщину, вооружённую колющим предметом, поэтому я откашлялся.
– Эй. Я вернулся.
– Привет!
Она обернулась, улыбаясь, положила нож на разделочную доску и вытерла руки заляпанным вишней кухонным полотенцем. Её чёлка была пришпилена назад бананово-жёлтыми заколками, и, поскольку мы никогда не нарушали санитарные нормы на кухне, свои собольего оттенка волосы она покрыла банданой виноградного цвета. Обыкновенный фруктовый взрыв – моя сестра Уинн.
– Покажи мне, что ты купил. У них всего хватило? Там большой ассортимент?
Я откинул перколятор в сторону и поставил коробку злополучных лобстеров на разделочный стол.
– Ага. «Бантам Морепродукты» и я заключили сделку. И я надеюсь, что у тебя есть какой-нибудь план. Потому что у нас в шкатулке для мелочи осталось девять бумажек по доллару и три долговых расписки.
– И дно. У нас всё в порядке.
– Поживём-увидим. Где Клэр?
Клэр Кук спасла мою сестру и меня, когда мы приняли на себя руководство гостиницей. С восьми до четырех, пять дней в неделю, она трудилась у нас как штатный работник. В остальное время Клэр жила бесплатно на первом этаже.
– Чем-то занята.
Уинн ногой закрыла дверцу посудомоечной машины, а рукой широко распахнула старый холодильник. Она любила говорить, что «Мейерс би-энд-би» – это «работа в процессе», и я добавлял про себя, что всю «работу» сделал я, а она придумала «процесс». И мы оба молились, чтобы этот дом не рухнул, когда один из нас начнёт дышать в затылок другому.
Наш дом был одним из старейших в районе. Семья Мейерс постоянно владела этим домом более ста пятидесяти лет. Его унаследовал дедушка и после нескольких лет капанья на мозги со стороны его третьей и последней жены, отремонтировал это место в конце 70-х. Кухня чудом всё ещё была в рабочем состоянии. Она занимала всю заднюю часть дома и в ней ещё осталась оригинальная буфетная-раздаточная, которую мы использовали в качестве офиса и задняя лестница, кривым изгибом уходившая на чердак. Батистовые шторы обрамляли белые подоконники. Свежеокрашенные двери освежали комнату. Одна дверь вела к крытой веранде, другая – к недавно добавленной прихожей. Это был зимний проект. Вместительная, без наворотов, недорогая раковина для стирки, промышленная стиральная машина с сушилкой для рабочих целей, а также ряд массивных металлических вешалок для одежды дополняли интерьер угольно-серой комнаты. Я мало что смыслил в цветах, хотя мы с Клэр охотно брались за кисти.
– Угадай что? – Уинн разгружала среднюю полку холодильника, выкладывая на кухонный стол завёрнутый в бумагу сыр и картонные упаковки экологически чистых яиц.
– Что?
Я подметил новую почтовую открытку, прислоненную к кухонному фартуку. Она изображала пляж с белым песком, утыканный зелёными пальмами. Привет из Белиза. Я позволил себе минуту раздражения, за которой последовала секунда зависти, прежде чем Уинн благополучно отвлекла меня.
– У нас появился гость. Пансионер. Я сказала ему, что он может остаться на месяц, и он согласился заплатить за неделю вперёд. Ну разве не здорово?
Я моргнул.
– Пансионер. Было бы здорово, если бы мы управляли пансионом. Которым мы не являемся. К твоему сведению.
Дедушка, должно быть, в гробу переворачивается. Дёшево. Вот что он думал о пансионах – это низкий класс. «У Мейерсов высокие стандарты» – он говорил это так часто, что я, пожалуй, написал бы эти слова на его надгробии. Моё собственное возражение возникло из кое-чего более конкретного.
– Я не уверен, что наша планировка подходит для пансиона. Я думаю, что будет проблема с разрешением, я потёр лоб, чувствуя подступающую головную боль. – А разрешение у нас уже отбирали. И это потребует проверок…
– Почему? Это по сути то же самое, что «кровать и завтрак» [2]. Разве мы не можем делать и то и другое? Может быть теперь мы и есть и то и другое, она открыла пищевой контейнер, чтобы проверить щёлкающих там лобстеров. – Ты взял достаточно лимонов?
– Да. И нет, я не думаю, что мы можем быть и тем и другим…
– Я заключила сделку на особых условиях с этим новым парнем, Сэм. Пожалуйста, не испорть мне всё дело. Он ищет работу, а также жильё и он новичок в городе. Он заплатил наличными, и он на самом деле нормальный парень. Выглядит милым. И он красавчик. Вопрос закрыт.
– Кто платит наличными за комнату? Я имею в виду, кроме случая, когда нужно только на один час? Ты видела его кредитную карту? Водительские права?
Делопроизводство не значилось в списке талантов Уинн.
– Да и да. Он из Калифорнии. У них там всё по-другому, взмахом руки она отмела мои опасения. – Аарон М. Сондерс. Он записал своё имя в журнале регистрации. Перестань беспокоиться. Когда есть постоянный жилец – это хорошо. И ты знаешь, что он нам нужен. Это стабильный доход до начала сезона. Да и мы сможем освежить наши навыки гостеприимства. Сколько времени прошло. У нас не было аншлага с ноября. Может быть, нам стоит подумать о том, чтобы сдавать некоторые комнаты в межсезонье.
– Эта комната стоит двести долларов за ночь, и двести пятьдесят в пик сезона. Об этом и речи быть не может. Если у него нет работы, как он может позволить себе комнату?
Иногда Уинн нужно было опускать с небес на землю. И ей бы поучиться математике. А мне бы чего-нибудь выпить.
– Это плохая идея.
– Я сказала ему пятьсот за неделю. Это хорошая идея.
– Пятьсот? – изумился я. – Что? Включая еду?
Когда она кивнула, я окончательно упёрся.
– Ни за что.
– Ты всегда говоришь «нет», но комната стоит пустой. Пятьсот долларов в неделю лучше, чем ноль долларов в месяц. Поразмысли на этот счёт, гений. Я дала ему четвёртый номер.
Я возмутился:
– Но из этой комнаты открывается лучший вид на Грин.
– Ну, не могла же я поселить его в люксе. Это для настоящих клиентов. Так что тебе повезло – вы будете делить ванную.
Ее улыбка сделалась сладкой, а медные глаза заблестели, как отчеканенные центы.
– Он тебе понравится. Я обещаю. Он очень хорошо воспитан.
– Ты говоришь о нём как о собаке.
Мне не понравилось, как она захлопала глазками.
– Я не против любого, кто платит по счёту вовремя и не крадёт серебро, но…
– Никаких но. Нам нужно вливание денег. Конец разговора, она сунула лобстеров в холодильник и вытерла руки о передник. – У нас всё в порядке.
– Поживём-увидим.
Уинн протянула мне кувшин апельсинового сока, и я наполнил стакан. Из окна мне открывался прекрасный вид на сад с увядшей прошлогодней травой, который, по стечению обстоятельств, занимал заметное место в нашем списке «прогрессивных улучшений» с появлением ближайших денежных вливаний.
После смерти дедушки я установил огромный кухонный остров с двумя рабочими зонами и двойной плитой. Всё это было куплено на eBay по дешевке и необходимо для нашего выживания. Остров отделял владения Уинн от зоны отдыха, где вот уже сорок лет завтракали гости. На столе в фермерском стиле подавался континентальный завтрак, вино по желанию и кофе в течение всего дня. Это и стало центром нового и самого возмутительного делового предприятия Уинн: Класса Ночных Кулинарных Свиданий. С общей рабочей зоной и работающими печами мы чертовски хорошо справлялись тем малым, что у нас было.
Ей нравилось, когда руки были чем-то заняты, поэтому она снова взялась за нож и очистила луковицу.
– У нас записано семь человек на сегодня и девять на следующую неделю.
– Так много? Ну и где все эти люди собираются готовить?
– Мы уже это обсуждали, она указала ножом на наши воображаемые рабочие места.
– Закуска, салат, ужин, десерт, а между ними флирт. Каждый курс веду я, но каждая пара отвечает только за одно блюдо. И если они заводят нового друга и изучают новый навык…
– И никто не отрежет себе палец…
– Точно. Они вернутся на следующую Ночь Свиданий, если не в паре, то на другое свидание вслепую или для развлечения. А я построю свою кулинарную империю.
– Семь и девять не делятся на два. Тебе нужно чётное число, чтобы поиграть в сваху.
Моя сестра лучезарно улыбнулась.

– Вот почему ты здесь сегодня вечером, братец. Четыре женщины, четверо мужчин.
 
#5

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Я поставил стакан.
– Уинн, я люблю тебя. Но твой план изобилует предположениями и потому обречён. Ты рассчитываешь на то, что все будут примерно одного возраста и интересуются противоположным полом…
– Нет, я с этим разберусь. Сегодняшний день просто разминка. Всё, что тебе нужно сделать, это нафаршировать чёртову пименту, Сэм. И ты не умрёшь от того, что кому-нибудь улыбнёшься.
– Не улыбок ты от меня ожидаешь.
– Я ожидаю, что ты будешь хорошо себя вести. И что-нибудь нафаршируешь.
Она подмигнула прежде чем постучать по новому крану тыльной стороной ладони. Вода волшебным образом заструилась из носика.
– Я сказала тебе спасибо за это?
– Говоришь каждый раз, когда к нему прикасаешься.
– Ты хороший брат.
– Старый кран протекал. Но мне всё ещё не нравится, что из всех низко висящих фруктов ты сорвала именно мой.
– Все эти холостяки полны драйва – они рискуют, знакомятся с новыми людьми, учатся готовить и пьют вино. Что в этом плохого? Взбодрись!
– Если бы я хотел познакомиться с кем-нибудь, я бы пошел в бар, а не на свою кухню. И в Смитфилде совсем немного свободных холостяков.
Геев среди них точно нет.
– И ты познакомишься со всеми. Подумай о возможностях! Кроме того, пожилые люди любят такие вещи. Я думаю, что это станет хитом среди тех, кому за семьдесят. Например, среди групп по изучению Библии.
Эта мысль не приходила мне в голову. Наш дедушка не упустил бы возможности собрать старушек на собственной кухне.
– Ты не думаешь, что это будет неловко?
– Что будет неловко? – Клэр Кук пронеслась через дверь прихожей, одетая вопреки обыкновению в прозрачную блузку, расстегнутую так, чтобы показать кусочек не на шутку приподнятой ложбинки между грудей, и в чёрную юбку, которая решительно мешала ей ходить. Её красный бюстгальтер был виден целиком. Она ворвалась в наш разговор в своих туфлях на танкетке, взглянула на меня и закатила глаза.
– Тебе что, кто-то в «Чириоз» [3] нагадил?
– Это ты её надоумила? – спросил я свою сестру.
Нож Уинн застрял на полпути через луковицу.
– Кто, я?
– Ты, должно быть, хотел сказать: «Вау, ты выглядишь великолепно, Клэр. Это всё новое?», – Клэр засмеялась, когда Элвис Костелло перешел к «Sneaky Feelings». – Не хочу тебя расстраивать, но ты не лучший знаток современной моды.
Я посмотрел на свои обычные, вполне презентабельные брюки цвета хаки.
– Что не так с моей одеждой?
Сестра проигнорировала мой вопрос и сосредоточила своё восхищенное внимание на лучшей подруге.
– Ты выглядишь фантастически. Повертись-ка.
Я пристально смотрел в потолок, пока Клэр выписывала пируэты.
– Боже мой! Эти туфли просто охренительны!
– Я знаю! – взвизгнула Клэр.
Она повернулась ко мне.
– И прежде чем ты скажешь «нет», потому что это, кажется, твоё любимое слово в последнее время, поскольку Уинн сегодня не может быть просто маленькой одинокой леди, я здесь, она покачала бедрами. – Моё участие в общих интересах, потому что я – жизнь любой вечеринки. Так что мы, конечно же, не шутим. И я выгляжу горячо.
Она подмигнула.
– А вот ты, дружок, нет.
– Я хорошо выгляжу…
– Хорошо, если тебе нравятся затасканные дядюшки-геи, – сказала Клэр. – Ну в самом деле. Сколько клетчатой фланели нужно одному человеку средних лет?
– Ауч. Мне всего двадцать восемь.
– Увы… Слишком стар для меня, – она захлопала ресницами. – И слишком гей.
– Нет такого, как слишком гей, есть только недостаточно гей.
Теперь была моя очередь подмигивать, и обе девушки рассмеялись. Клэр вносила нотку молодости и жизненной силы, которых так не хватало этому месту. Я относился к ней как к сестре и лучшему другу, и она отвечала мне тем же.
– Ты выглядишь достаточно горячо, чтобы какой-нибудь извращенец нагнул тебя над столом.
– Сэм! – Уинн захлопнула рукой рот, но её взгляд скользнул по Клэр сверху донизу.
– Боже мой! Он прав. Ты немного похожа на распутную секретаршу.
– Спасибо, – содрогнулась от смеха Клэр. – Может, мне и повезет.
Я едва ли мог представить её с нетерпеливым семидесятилетним вдовцом.
– Уинн говорит, что здесь будут все старички, посещающие церковь. Я абсолютно уверен, что выбора будет не так уж много.
– Я не сказала все, – моя сестра нахмурилась. – У меня есть несколько сюрпризов.
– Именно это меня и беспокоит, – сказал я. – Ты платишь ей за участие сегодня вечером? Или ты заставила и её оплатить урок? Кто-нибудь вообще заплатит за этот лобстер-фест? У нас сплошные убытки и они нас обескровят.
Все эти живые лобстеры, настоящее сливочное масло, натуральные жирные сливки, эти сыры и – Боже мой! – всё это вино, не спасут нашу ситуацию.
– Мы должны зарабатывать деньги. Я не думаю, что вы понимаете основные принципы экономики.
– Все заплатят, босс. Успокойся! Они заплатили, чтобы сделать профиль для знакомств. Мы берём ежемесячную плату. Сайт работает, а денежки текут. Ну… пока сочатся тонкой струйкой. Пока. Но это сработает. Вы должны верить. В этом городишке одиноким людям нечего делать, кроме как отправиться в Виллидж, в поход, или на пробежку. Ты и Клэр просто подсадные утки в этом раунде, но вы могли бы немного развлечься, Сэм. Мы все могли бы.
– Подсадные утки? Ты говоришь как мама.
Она направила на меня нож.
– Не смешно. Здесь всё честно.
– Как мы можем быть подсадными утками, если нас все знают? – спросил я.
– Забей, ложбинка Клэр почти выпала из её блузки, когда она пожала плечами. – Утки так утки. Мы одиноки и чертовски хороши. У тебя всё равно нет планов на вечер пятницы. Уинн права. Это будет забавно. Мне нужно какое-то веселье в моей жизни, потому что мне двадцать два года, и по определению моя жизнь должна быть весёлой. Кто знает, может быть, я встречу кого-нибудь.
Уинн поморщилась и отрубила попку другой луковице.
– Вероятно, не в этот раз ...
– Я мог бы заняться чем-нибудь и получше, – пробормотал я, и обе девушки фыркнули.
– Сладенький, у тебя вообще ничего волнующего не происходило с тех пор, как тебе исполнилось двадцать восемь шесть месяцев назад, когда ты выпил четыре пива подряд и упал с крыльца. За исключением вчерашней ночи, когда тебя арестовали.
– Меня не арестовали. Меня подвезли домой.
Что по общему признанию стало самой захватывающей вещью, которая случилась со мной с моего дня рождения.
– Мне больше нечего добавить.
Клэр печально покачала головой.
– Очень жаль. У тебя, должно быть, случилась интересная история.
Затем она мгновенно сменила тему.
– Я думаю, что нам нужно бы секретное слово или что-то в этом роде на сегодняшний вечер. Ну, на случай, если в меня вцепится какой-нибудь озабоченный чувак, а в тебя…
– Женщина, – я выглядел так невозмутимо, что она хихикнула.
– Не дай Бог! – Клэр схватилась за грудь.
– Это легко можно решить. В целях безопасности мы будем сотрудничать, – мой план спас бы нас обоих.
– Нет, – Клэр и бровью не повела. – Это было бы обманом. Я устала перестраховываться. Мне нужно немного сумасбродства. И тебе тоже. Так у нас появится что-то новое, о чём можно будет поболтать позже.
Несколько часов спустя, закончив рутинную работу, я поднялся по лестнице в маленькую комнату, в которой жил больше лет, чем рассчитывал, и принял душ, прежде чем наш новый гость смог бы украсть мою ванную. По лестнице взвивался поток хитов Новой Волны [4], но никаких признаков нашего нового жильца не наблюдалось. Его дверь оставалась закрытой. Изнутри не доносилось ни звука, ни движения. Я должен был придать себе сносный вид для кулинарного приключения на свидании вслепую, поэтому выбрал клетчатую рубашку на пуговицах и свежую пару брюк цвета хаки. Зачем отходить от того, что всегда работало? Я расчесал волосы пальцами и попрактиковал дружелюбную улыбку в зеркале. Голубоглазый блондин-викинг улыбнулся мне в ответ.
Я выглядел абсолютно также, как обычно. Моя улыбка исчезла. Видимо это самое «как обычно» не оказало мне большой услуги, как и перестраховка, если в двадцать восемь лет самым ярким событием года была поездка домой на полицейской машине.



____________________
[1] - Chuck Taylor All-Star – знаменитые кеды, выпускаемые американской компанией-производителем обуви Converse.


[2] - Bed and breakfast, B&B (с англ. — «Кровать и завтрак») — вид мини-гостиницы, существующий в разных странах, в которой из услуг для посетителей предлагаются ночлег и завтрак.

[3] - Cheerios - товарный знак сухого завтрака в форме колечек, изготавливаемого из овсяной муки.

[4] – New Wave - Новая волна или нью-вейв — музыкальное направление; этим термином обозначают различные жанры рок-музыки, возникшие в конце 1970-х — начале 1980-х годов.
 
#6

String Theory

Известный критик
Регистрация
23.10.2018
Сообщения
3,686
Симпатии
1,999
Баллы
390
Online
Оля, спасибо, что взялась за перевод этого прекрасного фика! :love:

Я с таким удовольствием прочитала две первые главы - захватывает буквально с первых строк)) Очень понравился воришка - судя по всему, это он Аароном и окажется, посему с нетерпением жду продолжения :happygirl4:
Девушки тоже яркие и классные, и Сэм душка))
Очень люблю этого автора и очень люблю, как ты переводишь! Ждемс следующей главы :spiteful:
 
#7

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Оля, спасибо, что взялась за перевод этого прекрасного фика! :love:

Я с таким удовольствием прочитала две первые главы - захватывает буквально с первых строк))
Перевожу и балдею! От языка автора, от юмора, от героев - всё такое клёвое!:love: Третья глава на подходе, надеюсь времени будет хватать и на быстрый перевод остального.
Очень люблю этого автора и очень люблю, как ты переводишь! Ждемс следующей главы :spiteful:
Спасибо! :wub:Теперь это и один из моих любимых авторов. Кстати, это пятая книга серии, а на сайте есть ещё первая и вторая. А где остальные? В "Сэме и Аароне" упоминаются некоторые герои предыдущих книг, судя по всему там тоже классные истории.:yes4:
 
#8

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Глава 3
Было пять тридцать. Янтарный свет проникал через искривлённое стекло окон переднего холла, придавая блеск каштановым половицам. На кухне девушки уже разложили горы овощей по тарелкам и подготовили рабочие зоны, поэтому я угостился бутылочкой светлого смитфилдского эля и бездельничал за администраторской конторкой из красного дерева в нашем оклеенном обоями переднем холле. Гостевая книга содержала единственное за неделю имя – Аарон Сондерс. Он писал тонкими прямыми буквами. Я поставил галочку рядом с его именем просто так, из скуки, упёрся ногами в подставку для зонтов и стал ждать прибытия толпы отчаявшихся холостяков.
Работу Клэр по вытиранию пыли не помешало бы переделать. Она пропустила довольно большую паутину на бархатных шторах, и я кратко записал в моем верном жёлтом блокноте 1. Пыль, а затем 2. Спрей от пауков. Я отбросил карандаш за ластик и отхлебнул эля. Портрет дедушки бесстрастно смотрел на меня с мраморной каминной полки в передней гостиной. Того самого, который в гробу переворачивался. Чёрт возьми. Он бы добавил ещё двадцать пунктов в мой список, не моргнув глазом. С тех пор, как он потерял зрение, когда мне было тринадцать лет, он передал мне львиную долю работы в этом месте. Я был слишком занят работой и не заметил, что мои тридцать уже не за горами, а я мало какими результатами собственных усилий мог похвастаться, кроме упадочного бизнеса, пустого паспорта и несуществующей личной жизни.
Я вытер пену с верхней губы тыльной стороной ладони. Пара лоферов нерешительно промелькнула в просветах лестничного ограждения над моей головой. Я не мог видеть его лица с моей точки обзора, а он не подошёл ближе к перилам, шагая по галерее. Если только призрак моего дедушки не явился в коричневых туфлях с кисточками, эти ноги принадлежали новому парню с аккуратным почерком, Аарону М. Сондерсу.
Шаги наверху нерешительно замедлились. Медный колокольчик вздрогнул, и я собрался с духом. Я должен был сделать это – пережить этот малоприятный класс свиданий, потому что разочаровывать Уинн совсем не входило в мои планы. Тем не менее, открыв дверь, я испытал немалое сожаление.
– Вот чёрт!
Два голубоглазых шатена, братья Морганы, облачённые в свои лучшие костюмы для вечернего свидания, поприветствовали меня.
– Привет, мистер Мейерс.
Старший из братьев, высокий и подвижный Брэйден Морган улыбнулся мне. В парне что-то сильно изменилось, и дело было не просто в тоне его голоса или чистых ногтях. На этот раз не было спортивной шапки, лыжной толстовки и фингала под глазом. Его джинсы казались выглаженными, а у рубашки был воротник. Он даже подстриг свои непослушные волосы.
«Холостяк номер один», – предположил я. Мда, чувак, ночь будет длинной.
– Добрый вечер, мистер Мейерс. То есть, Сэм.
Его младший брат Коул протянул удивительно чистую руку, с которой я не знал, что делать, потому что мы не то чтобы не знали друг друга. Я на мгновение зажмурился от вида его розово-зеленой полосатой рубашки поло и белых джинсов в обтяжку, а затем невозмутимо посмотрел на него. Он выглядел так, как будто пришёл на прослушивание в «Wham!» [1], а не на свидание с потенциальным партнером.
Он ждал, вытянув руку, и у меня не было другого выхода, кроме как пожать её. По крайней мере, она была чистой. Он искренне улыбнулся.
– Я рад вас видеть!
– Коул.
О чем думала Уинн? Это были два самых низко висящих фрукта в Смитфилде. Не потому, что у их семьи было то, что воспитанные люди называли «неприятностями», а потому, что они были полнейшими болванами. Шалопаями. Изворотливые маленькие засранцы, которые ещё в прошлом году как дети выпрашивали сладости на Хэллоуин до тех пор, пока Тони Джервазе не привлёк их за незаконное проникновение на частную территорию и пьянство в публичном месте. Я нанимал их раз или два для весенней уборки и черновых работ во дворе, и вдвоём они не могли сделать за восемь часов то, что взрослый мужчина был в состоянии выполнить в одиночку за час.
Я не сдвинулся ни на дюйм со свой позиции в дверях, моё гостеприимство хозяина гостиницы имело свои пределы. Брэйден вытянул шею из-за моего плеча. Вероятно, в поисках одиноких женщин.
– Ага. Так мы можем войти?
– Нет.
Улыбка Коула погасла.
– Э-э. Но мы здесь для кулинарного клуба. Ну, эта штука со знакомствами. Мы записались онлайн. Уинн сказала приехать до шести.
– Да вы издеваетесь, что ли? Вам сколько? Девятнадцать?
– Нет. Мне, вообще-то, двадцать два.
– Ответ всё ещё нет.
– Нас ждут, – Брэйден расстегнул молнию на своей ветровке и скинул её.
Коул прочистил горло и попытался снова:
– Уинн сказала, что Клэр будет здесь. Эта штука для всех возрастов.
– Нет.
Укоризненный возглас Уинн донёсся до меня из задней части дома.
– Он шутит! Входите! Входите! Сэм, поприветствуй наших гостей.
– Да, мистер Мейерс, поприветствуйте нас, – усмехнулся Брэйден, протягивая мне свою куртку. – Мы завидные холостяки.
– Представь себе моё удивление.
– Эй. На себя посмотрите.
Он уел меня. Конечно, в течение последних нескольких лет я был занят в гостинице, но за это время бассейн однополых знакомств опасно обмелел. Все подходящие геи в городе были в паре. Марк Михан и Тони Джервазе. Финн нашел своего прекрасного принца прямо здесь, в Смитфилде, предварительно перепробовав всех принцев в штате. Даже Адам, тихий старший брат Брэйдена и Коула, нашёл любовь.
– Ну, вообще-то, я здесь, чтобы приготовить биск [2] и безе, – объяснил Коул. – Я хочу научиться готовить.
Ага, готовить что-нибудь метамфетаминовое. Они что, обдолбанные? Я заглянул Коулу в глаза. Они были прозрачными, ослепительно-васильковыми, обрамлёнными рыжеватыми ресницами. Он не выглядел на двадцать два и едва сошёл бы за паренька из средней школы. Я почувствовал себя старым. Тем не менее, когда парочка покидала холл, мне пришлось спросить:
– У вас двоих есть удостоверения личности и квитанция об оплате?
– Сэм! – проревела Уинн. Акустика в доме была достаточно хорошей, чтобы подумать ещё и о вечере караоке. Может хоть это принесет немного денег.
– Позволь. Им. Войти.
– Конечно.
Я отошел в сторону, и Брэйден спасся бегством в радушную безопасность территории Уинн, но Коул колебался. Я что, так смутил его? Или это волнение перед кулинарным классом Уинн заставило его остановиться, нерешительно покачиваясь на носках одетых в кроссовки ног? Его улыбка казалась искренней, почти невинной.
– Спасибо, Сэм. Я действительно хочу научиться готовить. И я знаю..., что мы не первого сорта, хм, кавалеры. Ну, для женщин, ты знаешь, он выглядел таким же напуганным этой мыслью, как и я. – Но ваша сестра на сегодняшний вечер предложила нам скидку «два по цене одного», поскольку это тренировочный заезд. И мы приехали, потому что она готовит лобстера.
– Да что ты говоришь?
Скидку два-по-цене-одного? Мы вообще заработаем какие-нибудь деньги?
Через несколько минут появились другие холостяки. Я, Клэр, братья Морганы, наша неизменная библиотекарша госпожа Штраус, две женщины из библейской группы Святого Джо (обе на день младше семидесяти и обеих звали Сара) и наш новый гость, Бургер-вор. Я онемел. Он ждал на кухне, когда другие гости прошли через парадную дверь. Аарон М. Сондерс стоял у кухонного острова и болтал с Уинн, пока я ловил ртом воздух в дверном проёме, крепко сжимая кулаки на горлышке бутылки с элем. Мой взгляд заметался между моей сестрой и нашим новым жильцом, и я почувствовал себя жертвой какого-то невероятного розыгрыша.
Поднять мою челюсть с пола было нелегко, но каким-то образом я собрался с силами, чтобы продолжать идти. Он улыбнулся как дьявол. Знал ли он, кто я? Каким-то образом я подозревал, что он знал. Пока я размышлял о нашем мрачно привлекательном новом жильце в одном конце комнаты и нашей боевой библиотекарше в другом, он наклонил голову, чтобы свериться с часами. Интересно, Штраус знала, что этот парень незаконно проник в библиотеку? Должен ли я настучать на него? Он где-то оставил свой воровской костюм, а вот уровень его стильности просто зашкаливал. Одетый в кашемировый пуловер тёмно-каштанового цвета с глубоким V-образным вырезом и кремовой футболкой снизу, облегающие бежевые брюки и тонкие кожаные туфли, он не был похож на безработного бродягу. Он выглядел как модель Джей Крю [3], только карманного варианта.
Никто не поверит мне, если я выдам его. Даже Тони казался больше удивленным, чем встревоженным прошлой ночью после того, как сделал у себя несколько пометок, так часто повторяя «серьёзно?», что мне в голову пришло слово заговор.
Взгляд Бургер-вора скользнул мимо меня, гладкий, как масло, и вернулся к моей сестре, которая была одета для вечера в традиционную двубортную куртку шеф-повара, в не столь традиционном неоново-зелёном цвете. Он обратился к моей сестре, как будто они всю жизнь были друзьями.
– Рад принять участие, Уинн. Большое спасибо за то, что накормила меня, но я не смогу остаться после девяти пятнадцати.
– Взломы не ждут? – пробормотал я, и нахмурившаяся Клэр толкнула меня в рёбра, занимая своё место у стойки.
– Что?
– Потише ты, – заворчала Клэр. – Это Ночь Свиданий. Не распугай всех.
Уинн проворковала нашему новому жильцу:
– Ты будешь свободен задолго до девяти. Обещаю. И еще раз спасибо, что пришёл. Ты просто идеален.
Она не встретилась со мной взглядом, подтверждая мою веру в то, что играть в сваху она ещё не наловчилась. Она начала размахивать своим любимым керамическим ножом, как дирижерской палочкой.
– Давайте выберем себе партнеров.
– Что это, сельская кадриль? – Брэйден скрестил руки на груди и самодовольно добавил: – Я выбираю Клэр.
– Давайте сначала откроем вино, – госпожа Штраус взмахнула бутылкой калифорнийского шардоне. – Джулия Чайлд [4] всегда начинала с вина. Это очень континентально.
– Она подавала вино к завтраку? – спросила одна из Сар, а я попытался поймать взгляд Клэр. Но Коул Морган, этот лукавый подонок, уже подскочил к Клэр слева. Его брат взглянул на меня и бочком подобрался к ней справа, эффективно изолировав меня от попыток обеспечить её безопасность. Церковные леди объединили свои усилия с госпожой Штраус, очевидно находя силы в количестве, а смелость в бутылке, а меня оставили в паре с Бургер-вором.

Уинн засияла от удовольствия. Я стиснул зубы и присоединился к раздражающе-спокойному Аарону М. Сондерсу.
 
#9

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Уинн раздала элегантные меню ручной работы и набор разнокалиберных винтажных фартуков. Я покорно опоясался голубым ситцем и стал ждать момента, когда смогу открыть хорошее мерло.
– Аарон, – мой партнёр предложил мне свою руку вместе с именем, и его пожатие оказалось твёрдым. Его ладонь была на удивление грубой, а вовсе не гладкой как у взломщика сейфов, как я ожидал. А ещё тёплой. Он выдержал мой взгляд.
– Начало знакомства у нас было странное. Я вижу сегодня вечером ты свободен.
Мне потребовалась секунда, чтобы понять шутку. Игнорируя двусмысленность в его словах, я пошёл на прямой удар:
– Но это не благодаря тебе. Мне пришлось просить о небольшой помощи моего друга в синем.
Я пропустил ту часть, где Тони Джервазе чуть не обмочился со смеху, глядя на меня. Госпожа Штраус с хлопком откупорила белое вино и обратилась прямо к Аарону:
– Я тебя помню. Почему ты не вернулся вчера?
– Появились дела, – легко ответил Аарон. – Я ценю то, что вы так быстро обрабатываете мой запрос. Вы работаете гораздо эффективнее библиотекарей, с которыми я привык иметь дело на Западном побережье. Я обещаю заскочить на минутку завтра.
Я так и ждал, что он скажет «слово скаута». Потрясающе, но госпожа Штраус купилась на эту кучку вежливого вранья с той улыбкой, которую она обычно приберегала для своих любимых, неутомимых и неудержимых восьмилеток. Мой кулинарный партнёр повязал фартук, только подчеркивающий его стройность, и, двигаясь, случайно коснулся моей руки. Я напрягся, но Аарон даже не остановился. От него пахло чем-то знакомым. Я осторожно понюхал воздух, и он усмехнулся.
– Сэм, верно? Ты брат Уинн? Поверить не могу. Я имею в виду, бывает же такое?
– Где-нибудь ещё может и не бывает, но не в этом городе. Я бы сказал, что шансы были чертовски высоки.
Я хотел задать ему миллион вопросов. Например, что он делал здесь? Зачем кому-то приезжать в Смитфилд в поисках работы? Как будто можно найти обилие свободных рабочих мест в крошечном городке Новой Англии, где не было никакого стоящего производства, кроме туризма, старой как мир подготовительной школы и единственной только начинающей пивоварни.
Уинн глубоко вздохнула и прочла данные с карточки:
– Сегодняшний ужин мы начнём с приготовления биска на быстром свежем бульоне из цельного лобстера. Затем мы разделимся на команды для приготовления сочных жареных отбивных из ягнёнка, салата из стружки фенхеля и нашего грандиозного финала – тарталеток с лимонным безе.
– Отбивные из ягнёнка? Я думал, что мы фаршируем пименту.
Я не видел ягнёнка ни на одном из чеков. Быстрый подсчёт сегодняшних расходов заставил меня проглотить остаток моего эля одним глотком. Я поставил пустой стаканчик на стойку и заметил, что впервые за много лет открытки нашей матери исчезли. Может быть Уинн подумала, что они приносят неудачу. Верное решение. Бургер-вор прервал мои мысли:
– Я просто хочу прояснить ситуацию на счёт прошлой ночи. Думаю, что случилось недоразумение. На самом деле я немного любитель истории и, признаться, позволил желанию увидеть специальные хранилища полностью захватить меня.
– Ты, кажется, сказал, что потерял свои очки. Похоже, сейчас ты снова их потерял.
Он продолжал улыбаться.
– Очки для чтения.
Он что … серьёзно? Он достаточно заинтересовал меня, чтобы слушать его дальше, хотя я и следил одним глазом за Брэйденом и Коулом, которые вертелись возле Клэр. Аарон опёрся рукой о стол и перехватил мой взгляд. Он был такой красивый, уверенный в себе, хорошо одетый (и он это знал), да ещё и в фартуке с гавайским принтом, что ему легко удался этот манёвр. Он задействовал свои неоспоримо привлекательные активы.
– Я ценю, что ты сохранил прошлую ночь в секрете.
– Скажи это судье. Я уже говорил с нашим офицером.
Нет, Аарон не моргнул – он, чёрт его дери, подмигнул мне:
– И я тоже.
– Брехня.
– Спроси его.
Он просмотрел в меню и присвистнул:
– Ух ты! Амбициозный ужин. Как кто-то надеется оправдать свои затраты, если мы будем слишком заняты готовкой, чтобы флиртовать?
У меня не было абсолютно никакого ответа.
– Я …
Моя сестра спасла меня:
– Кто-нибудь здесь готовил лобстеров раньше?
Я поднял руку, а вор покачал головой.
– Я из Калифорнии. Мы просто идём в "Красный Лобстер" [5].
Все неодобрительно посмотрели на него. А церковные дамы подняли руки. Госпожа Штраус поджала губы:
– Сара. Вы покупаете ваших лобстеров уже вымытых и приготовленных на пару в "Стоп-энд-Стоп" [6]. Всё, что вы делаете после, – разворачиваете алюминиевую фольгу.
Пристыженная Сара опустила руку.
– Это очень удобный для всех способ подать лобстера. Иногда, когда я спешу, я делаю то же самое.
Моя сестра ослабила напряжение осуждающей речи госпожи Штраус и потянулась, чтобы поднять покрытую полотенцем коробку, которая стояла на её рабочем месте. Она легко выхватила разозлённого лобстера, держа его на расстоянии вытянутой руки. Лобстер непристойно изогнул хвост, и все отпрянули назад.
– Ваша задача – проявлять осторожность при обращении с этими ребятами. Не хватайте их за хвост, он очень острый. Так что держите их сзади осторожно, но уверенно. Вот так. Если лобстер хороший, он двигается. Вялый лобстер – плохой лобстер.
Брэйден хмыкнул в свое вино.
– Вялый.
Уинн продемонстрировала осторожный, но уверенный захват лобстера ещё раз.
– Подходите выбрать одного из ... О. Что ж. Окей. Брэйден первым выбрал своего лобстера. Я ценю ваше рвение, но, может быть, дамы…
– Спаси меня, – Брэйден покачал несчастным ракообразным, как марионеткой. – Я слишком молод, чтобы умереть.
Аарон произнёс так, что только я мог слышать:
– Интересно, и почему этот парень все ещё холостяк?
Как только мы взяли наших лобстеров по двенадцать долларов за штуку, Уинн продолжила:
– Обязательно оставьте резиновые кольца на клешнях. Это очень важно, потому что эти козявки могут схватить вас за палец… О. Что ж. Просто будь осторожен, Брэйден. Не позволяй ему…
Брэйден угрожающе ткнул лобстером в брата.
– Освободи моих людей.
Клэр шлёпнула Брэйдена по руке.
– Успокойся!
Я бросил на сестру пристальный взгляд, который она проигнорировала. Её ноздри раздувались, когда она пыталась держать свой гнев в той же твёрдой хватке, что и лобстера.
– Вы можете бросить этого парня прямо в кипящую воду, она указала на одну из двух кастрюль для лобстеров, кипящих на задних конфорках. – Или вы можете…
Лобстер Брэдйена двинул антеннами и щёлкнул мощной клешнёй в нескольких сантиметрах от носа Коула. Коул сделал смелый шаг назад и ударился о спинку стула.
– Брось это, Брэй.
Его взгляд упал на Клэр, на мгновение остановившись на её ложбинке, и адамово яблоко подскочило.
– Мы здесь гости. А вы выводите людей из себя. Тебе же нужно пошевеливаться, Уинн, – госпожа Штраус задействовала свой самый строгий библиотечный тон. – Брэйден. Отпусти этого лобстера.
– Продолжай, Клэр подбодрила мою нахмурившуюся сестру двумя большими пальцами, поднятыми вверх.
Кто-то зашипел, когда лобстер Брэйдена качнулся к пальцам Клэр, и она отдёрнула руку назад.
– Почему бы тебе просто не бросить лобстера в кастрюлю? – холодно предложила Уинн Брэйдену. – Мы отстаем.
Брэйден сглотнул и опустил лобстера на стойку.
– Постой. Ты хочешь бросить его туда живым? Ты же не это имеешь в виду?
Я должен был что-то сказать, прежде чем моя сестра потеряла бы терпение.
– Ваш источник пищи не должен испытывать стресс. Вы должны убить его гуманно перед тем, как бросите его в кастрюлю.
Готовить лобстера было не сложно. Это просто требовало решимости. Я выбрал нож из тщательно уложенных инструментов, которые приготовили Клэр и Уинн и быстро прикончил лобстера, к шоку и ужасу братьев Морганов. Уинн проворно подняла крышку кастрюли, как мы делали в тандеме уже сто раз, и Ларри Лобстер [7] соскользнул вниз, в пузырящуюся пустоту.
– Вот это да! – мой напарник резко втянул воздух, но не от отвращения, чего я ожидал. Он смотрел на меня, глаза сияли в подлинном одобрении: – У тебя очень здорово получается управляться с ножом. Вау. Я впечатлен.
– Понравилось, да? – спросил я. Он кивнул, и я вытер руки о передник. Насколько сложно всё должно быть у мужчины, чтобы флиртовать с возможным преступником? Очень сложно. Потому что я наконец-то послал ему улыбку: – И почему я не удивлен?
Одна из Сар прошептала своей собеседнице:
– Может быть, Брэйден не хочет готовить суп? Возможно, в другой раз?
– Я смогу, – Брэйден потянулся к керамическому ножу Уинн. – Если мистер Мейерс может, то это совсем не сложно.
Уинн потянулась, чтобы остановить его.
– Зазубренный нож не очень хороший выбор для этой цели. Ой.
Лобстер сорвался как раз в тот момент, когда Брэйден нанёс убийственный удар… хрясь! Нож рубанул по его собственному чёртову пальцу. Нам повезло, что он не отрубил его совсем, потому что керамический нож наткнулся на кость. Все вздрогнули, кроме Брэйдена, который прошипел:
– Дерьмо. Твою ж мать. Мой палец. Вытащите это. Вытащите это!
– Только не говорите мне, будто никто не видел, что к этому идёт, – госпожа Штраус покачала головой и вытащила древний раскладной телефон из своей серой, практичной сумки. – Некоторые вещи никогда не меняются, Уинн. Мне набрать 911?
Я надеялся, что все подписали отказ от претензий, прежде чем войти в дверь. Всё, что произошло между мной и нашим жильцом, рассеялось, когда Коул выдернул нож из пальца брата. Клэр схватила кухонное полотенце, а Коул обыскал стол на случай, если Брэйден оставил сувенир. Он даже спросил своего брата:
– Ты что-нибудь потерял?
Брэйден побледнел.
– Что ты имеешь в виду?
Уинн быстро ущипнула антистрессовую точку на переносице. Затем она взяла себя в руки, сунула лобстера в кастрюлю и вернула крышку на место. Аарон положил своего лобстера обратно в коробку.
– Это интересный подход к знакомствам. Надеюсь, ягнёнка резать мы не будем?
Я взглянул на мою сестру.
– Нет, но я думаю, что она готова убить Брэйдена. Сейчас определенно пришло время налить ещё вина.
– Согласен.
Пока я дотягивался до бутылки мерло, Клэр обернула руку Брэйдена.
– Подними руку и держи полотенце прижатым вот здесь. Может, Коул отвезёт тебя в отделение неотложной помощи?
– Ни за что. Он может и пешком дойти.
Мечта Коула о том, чтобы учиться готовить, заглядывая Клэр за вырез блузки, испарилась. Он, ворча, потащил своего брата к выходу из кухни.
– Ладно. Я вызову тебе такси, но сразу же вернусь.
– Отлично, – сказала Уинн сквозь стиснутые зубы. – Теперь давайте просто бросим всех лобстеров в кастрюлю. Приступим?





___________________________________
[1] Wham! («Уэм!») – дуэт Джорджа Майкла и Эндрю Риджли, который пользовался огромным успехом в середине 1980-х годов.

[2]- Биск - густой насыщенный суп или соус из морепродуктов, обычно – моллюсков и ракообразных. Готовится с добавлением спиртного: красного вина, коньяка, а также сливок.

[3] – J. Krew - американская мультибрендовая сеть по продаже одежды и аксессуаров.

[4] – Джулия Чайлд - американский шеф-повар французской кухни, соавтор книги «Осваивая искусство французской кухни», ведущая на американском телевидении.

[5] – "Красный Лобстер" - Red Lobster - сетевой американский ресторан с фирменными блюдами из морепродуктов.

[6] - The Stop & Shop Supermarket Company или просто Stop & Shop — сеть супермаркетов, расположенных в юго-восточной части США.

[7] – Ларри Лобстер (англ. Larry the Lobster) – персонаж мультсериала «Губка Боб квадратные штаны».
 
#10

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Глава 4
К восьми сорока пяти Уинн успешно подвела нас к концу нашего кулинарного пути. Наши животы были набиты сочным ягнёнком с розмарином и раздувались от биска, и, как ни странно, никто больше не отрубил себе никаких частей тела. Обмена номерами телефонов не последовало – в основном потому, что мы все знали друг друга.
Я слизнул последний кусочек безе с ложки, когда Уинн собрала наши тарелки и с чувством обратилась к группе:
– Спасибо всем, что пришли.
Аарон стряхнул с подбородка воображаемую крошку и признался мне:
– Я рад, что она подумала пригласить меня. Это оказалось забавней, чем я ожидал. И я поужинал.
Урок получился весёлым, хотя, как только мы вытащили из кастрюли исходящих паром лобстеров, Аарон перестал флиртовать и сосредоточился вместо этого на своих впечатляющих навыках обращения с ножом. Курс кулинарии ему нужен был примерно также, как и мне.
Дамы болтали, допивая остатки вина. Аарон бросил свой гавайский фартук на кухонный остров.
– Итак, ты действительно будешь устраивать эту холостяцкую штуку каждую неделю?
– Она говорит, что да. По крайней мере, пока у нас не будут забронированы все номера. Я-то уже умею готовить.
Я не лгал. Уинн и я учились вместе, но для неё любовь к кулинарному искусству стала страстью и центром её жизни, а для меня - скорее необходимостью.
На щеке у него появилась ямочка, а глаза блеснули в мягком свете кухни.
– Умение готовить не имеет значения, не так ли? Может быть, если ты продолжишь, тебе повезёт.
Я пресёк эту идею в зародыше.
– С такой-то компанией? Надеюсь, что нет.
Ямочка исчезла, и он вздохнул.
– Я начинаю понимать, почему ты одинок, Сэм.
– Ну, не то чтобы здесь, в Смитфилде, завидные холостяки под ногами валялись. Во всяком случае подходящие, – добавил я.
– Может быть, тебе нужен неподходящий холостяк.
Прежде чем я успел это прокомментировать, моя сестра встряла в наш с Аароном разговор.
– Я надеюсь, что ты хорошо провёл время?
Мой фартук присоединился к общей куче. Я перешёл с вина на воду двумя блюдами ранее, поэтому, с почти ясной головой наблюдал, как Аарон по-дружески чмокает мою сестру в щёку. Возможно, он был на дюйм выше ростом, но оба они были темноволосые, стройные и маленькие. Как эльфы. Я возвышался над всеми в комнате.
– Ужин был вкусным, – глаза Аарона цвета сливочного ириса излучали тепло.
– Ну, ты сделал всю работу.
В восторге от успеха, моя сестра явно светилась в его присутствии.
– Спасибо, что был на подхвате до последней минуты. Надеюсь, мы не доставили тебе особых хлопот, и ты вернёшься в следующую пятницу.
– Я мог бы. Лишь бы не пришлось убивать свинью.
– Боже мой, – пискнула она. – Я никогда не смогла бы этого сделать.
– Какое разочарование. Я-то подумал, что ты настоящая янки.
Я закатил глаза. Во-первых, потому что Аарон держал нож, как обученный самурай, а во-вторых, потому что Уинн могла одним движением руки свернуть куриную шею и выпотрошить рыбу, не моргнув глазом. Эти двое совсем не нежные фиалки. Они просто небольшого роста.
Аарон вышел из кухни под вздохи пожилых женщин, следующих за ним. Этот воришка как будто любовью занимался со всеми нами своим лёгким обаянием и не делающим различий флиртом. Должно быть, этот маленький засранец что-то замыслил. Даже госпожа Штраус раскраснелась, хотя это могло произойти и из-за полутора бутылок шардоне, которые она уничтожила вместе с двумя Сарами.
– Ну, ладно.
Я хлопнул в ладоши и повёл наших гостей к двери, раздавая вязаные кардиганы и подталкивая женщин к выходу с лучшей улыбкой хозяина гостиницы. Это был особый вид искусства – провожать людей к дверям – и меня этому обучали лучшие. Хотя иногда меня обвиняли в том, что я немного грубоват. Понятия не имею почему.
– Хорошо вам добраться домой. Вас подвезти? Нет? Не слишком ли много вина, нет? Это всего лишь в квартале отсюда. Увидимся на следующей неделе.
Бам. Я закрыл дверь и чуть не столкнулся с Коулом Морганом, который задержался на шаг позади меня, зажав в руке бумажный пакет с остатками ужина.
– О. Ты всё ещё здесь?
– Да, – Коул вздрогнул, и пакет его сморщился. С момента безвременного ухода его брата двумя часами ранее, когда стало понятно, что с кончиком пальца Брэйдена не случилось ничего суини-тоддовского [1], Коул и Клэр превратились в дружную партнёрскую парочку, работая вместе и хихикая. Мне пришлось приглядывать за этими двумя, потому что у Клэр в перспективе должно быть нечто большее, чем просто согласиться на какого-то босяка.
– Время вышло! Приходи ещё. Спасибо, – я вытолкнул его за дверь. – На следующей неделе ты платишь полную стоимость.
– Не вопрос, мистер … ух. Сэм. Спасибо. Я обязательно вернусь без моего брата. И я сказал Уинн, что заплачу. И ещё всем знакомым расскажу.
Моё сердце немного смягчилось, но он добавил:
– Вы скажете Клэр, что я попрощался?
– Ты уже дважды попрощался. Я думаю, она знает, что ты уходишь.
Я не был сводником, но всё ещё оглядывался через плечо, на случай, если моя сестра задержится в дверях, готовая задать мне взбучку. Как только ботинок Коул коснулся крыльца, я захлопнул дверь.
Я присоединился к девушкам, когда Клэр сливала остатки вина в пару стеклянных бокалов. «Violent Femmes» исполнили эксцентричную песню о поцелуях и жизни, и наша мини-гостиница вернулась к нормальной жизни. Почти. Уинн подскочила ко мне. Она взмахнула брелоком для ключей с маленьким осликом, в котором я опознал наш запасной ключ от дома.
– Отдай это Аарону. Так он сможет приходить и уходить, когда ему угодно, и тебе не придётся его ждать. Он сказал, что у него назначена встреча сегодня вечером, и он вернётся поздно. А я сказала ему, что тебе нравится возвращаться рано.
Я взял ключ.
– Я не думаю, что это хорошая идея – дать ключ незнакомцу. Мы не знаем этого парня, Уинн. У меня нет проблем с тем, чтобы впускать его позже. Не волнуйся так. Я могу дожидаться его. Или он мог бы просто возвращаться пораньше.
Или, если у него был этот его инструментарий, он мог бы просто взломать дверь.
– Нет, – она взмахнула свободной рукой, и я быстро оценил, сколько бокалов вина она выпила. Четыре. Она почувствует это утром.
– Он не заключенный. Аарон пришел с рекомендацией – с хорошей рекомендацией. С ним всё в порядке. Он останется у нас на какое-то время, поэтому, конечно, неплохо бы дать ему ключ.
– Рекомендация? Какая рекомендация? Я думал, что он никого здесь не знает.
– Финн поручился за него, – её взгляд скользнул к Клэр. – Разве я не сказала?
– Нет. Ты не сказала.
Я знал Майка «Финна» Финнегана всегда. Мы с ним немного позабавились, когда оба ещё учились в старших классах, и несколько раз после – чёрт, а у кого не было кусочка Финна? Когда ему было около двадцати лет, он будто с катушек слетел, перетрахал полстраны, но наконец успокоился, повзрослел и нашёл работу, которая ему подходила. Преподавание. А потом всё серьёзно закрутилось между Финном и невозмутимым Максом Дугласом, чей охранный бизнес защищал большую часть города, включая библиотеку. Я вспомнил, как вчера вечером лицо Аарона смотрело на меня из-за наклейки с надписью «Охранные системы Дугласа». Может быть, Макс теперь начал халтурить в работе? То, что Финн выступил поручителем для нашего нового гостя, было любопытно.
– Тебе не кажется, что это странно? Разве этот парень не из Калифорнии?
– Что странно?
Клэр плюхнулась на табурет рядом с Уинн и сунула моей сестре бокал. Она всё ещё была в цветочном фартуке, но застегнула блузку, чтобы скрыть свою ложбинку.
– О, ты имеешь в виду, потому что ты и Финн ... точно. Что ж, заставляет задуматься, в каком плане эти двое знают друг друга. Ну, ты не думаешь ... что они ... ты знаешь, – её брови затанцевали. – Делали это. Или что-то подобное.
Делали это?
– Кто? Финн и Аарон? Вряд ли.
– Почему? – спросила Клэр. – Люди занимаются сексом, знаешь ли. Даже если ты усохший и скучный, все остальные – нет.
– Я не усохший. И не скучный.
А может да?
– Я был занят.
Уинн со звоном поставила свой бокал.
– Никакого чёртова шанса, Клэр. Финн не изменяет Максу – тот убьёт их обоих. Финн любит Макса. Нет.
Она прищурилась на нас с Клэр.
– У вас двоих нешуточные проблемы с боязнью и нежеланием серьёзных отношений, вы это знаете? Вы – мой самый главный вызов в жизни, даже если вы оба симпатичные. А с Аароном всё в порядке. Он мне нравится. У меня добрые чувства к нему. Он заплатил наличными, и ещё дополнительный бонус – он очень милый.
– Я не заметил.
– О, чушь собачья, – усмехнулась Клэр. – Все в комнате заметили, как вы двое залипали друг на друга. Вы, типа, идеальная пара. Большой, светловолосый и хмурый, встречает маленького, темноволосого и обаятельного.
Она подняла свой бокал.
– Это классика. Вы как Красавец и Чудовище. Одно очко в пользу Ночи Свиданий, Уинн.
– Мы не флиртовали. Мы готовили ягнёнка. Я не хмурый и не зверь. Большое, на хрен, спасибо. Я нормальный. И никто ещё не забил гол. Не обнадёживай себя.
– Я уверена, что гол забить ты сможешь, если ещё помнишь как. Тебе просто нужно вставить втулку А в паз Б, – Клэр сделала грубый жест, несколько раз пронзив правым указательным пальцем круг, который образовали пальцы её левой руки. И эти две комедиантки расхохотались.
– Очень мило, – я не был игрушкой для их развлечения. – Мы здесь закончили? Я думаю, что Аарон ждёт меня.
Уинн мечтательно захлопала глазками.
– Он ждал тебя всю свою жизнь. Он просто ещё этого не знает.
– Тебе бы завязать с вином, сестрёнка.
– Просто отдай ему ключ, да поживее. У него встреча.
– Точно. Это именно то, что я имею в виду. Встреча в пятницу вечером в девять тридцать? Ничего странного в этом нет.
Они безучастно улыбнулись, и я попробовал другой способ.
– Я даю ему ключ от дома почти под принуждением. Гости должны возвращаться до того, как мы запрём дверь на ночь.
Уинн отмахнулась от меня.
– Расслабься, Сэм. Это гостиница, а не тюрьма.

– Мы теперь можем с таким же успехом управлять каким-нибудь социальным приютом.
 
#11

LakrimOza

Сентиментальная ведьма
Регистрация
13.03.2019
Сообщения
268
Симпатии
540
Баллы
180
Offline
Я нашёл Аарона, ждущего в передней гостиной, которая давно стала библиотекой моего дедушки. Дедушка, любитель книг и древностей, создал место для мужского уединения, оснащённое камином с медной подставкой для дров и потёртыми кожаными джентльменскими креслами. Я не тронул допотопный глобус на массивной подставке из красного дерева, и поставил перед Клэр задачу вычистить от пыли его коллекцию книг в твёрдом переплете. Дедушка посетил весь мир, никогда не покидая Смитфилда.
Наш постоялец переоделся в ещё один комплект насыщенного чёрного цвета, который просто кричал о воровских намерениях. Он стоял у холодного камина – одна рука в переднем кармане облегающих джинсов – и рассматривал огромный портрет нашего родоначальника. Искусство никогда не занимало первое место в списке приоритетов дедушки, и художник прекрасно запечатлел его презрительное отношение к портрету. Под моей ногой скрипнула половица, но Аарон не потрудился обернуться.
– Уинн сказала, что он прожил в этом городе всю свою жизнь. Он никогда не уезжал, никогда не путешествовал, никогда никуда не ходил. Просто пробыл в Смитфилде все восемьдесят шесть лет.
Аарон покачал головой.
– Я никогда не жил где-то дольше, чем пару лет – и это только в последнее время. Разве ему не было скучно?
– Не думаю. Он никогда не сидел без дела. Он не путешествовал далеко с географической точки зрения, но ему удалось побывать в разных местах совершенно другим способом. Он был женат три раза. Женщины бросались к его ногам, пока ему не исполнилось почти восемьдесят. Все называли его «очарователем».
- Больше похоже на «негодяя».
Аарон прищурился на портрет, как будто мой дедуля-ловелас мог подкинуть ему наводку из могилы.
– Я думаю, тебе придётся потрудиться, чтобы догнать его.
– Мне? Нет, спасибо. Я пошёл в кого-то другого из семьи. Когда я женюсь, это будет надолго.
– Тебе не нужно жениться, чтобы наверстать упущенное, Сэм.
Взгляд, которым мы обменялись, был таким же твёрдым, как тайное гейское рукопожатие. Не то чтобы мне нужно было подтверждение, но теперь у меня не было сомнений.
– Ты всё ещё можешь повеселиться и сейчас. Ну, в общем, как все. Тебе сколько? Тридцать?
– Двадцать восемь и веселья у меня было навалом. Просто иногда цена довольно высока.
– А иногда это бесплатно.
Боже! Если Уинн услышит его, она засунет нас в одну из спален, бросит пачку презервативов, запрёт дверь и выбросит ключ.
Я напомнил себе, что, несмотря на то, что он подкатил ко мне уже дважды, если посчитать его флирт на ужине и учесть тот факт, что он находился в пределах лёгкой досягаемости через стену от моей комнаты, он был гостем в нашем доме. У меня были принципы и обязанности. Мой дедушка передал их мне вместе с наследством.
Плюс к тому, я действительно не мог доверять парню, у которого не было работы, но было много денег, которыми он разбрасывался. Даже если я находил его привлекательным. И мне, конечно же, нельзя доверять ему, испытывать к нему симпатию, трахаться с ним.
Мои глаза остановились на дедушке, который нахмурился с каминной полки, и напряжение между Аароном и мной ослабло.
Он задумчиво смотрел на портрет.
– Ты не похож на него.
– Я похож на мою мать.
Мы с мамой были светловолосыми, крупными, с длинными руками и ногами, ну а плечи имели будто специально предназначенные для ношения ярма. От моего деда я унаследовал чувство ответственности, любовь к спискам и ловкость в обращении с отвёрткой.
– Твоя мама тоже не была похожа на него?
Аарон поморщился и поднял руку.
– Прости. Оу. Это странный вопрос.
Он покачал головой, гораздо более сдержанный, чем двумя минутами ранее, когда практически предложил мне себя.
– Генеалогия – это один из моих интересов, и я могу быть очень любопытным. По крайней мере, мне так говорят.
– Ничего страшного. Он был её свёкром, а не отцом. Мы переехали сюда после того, как умер мой отец.
Я ничего не знал о своём отце, за исключением нескольких фотографий и дежурных, затасканных до дыр историй. Когда моя мама поняла, что не может самостоятельно управляться с двумя маленькими детьми, она приехала в Смитфилд по настоянию моего деда и за его счёт. Этот старый женоненавистник был для меня и Уинн практически отцом, которого мы не знали.
Аарон повторил:
– Прости. Я не хотел совать нос.
Я не поверил ему. Аарон снова посмотрел на часы.
– Не хотелось бы прерывать наш разговор, но я действительно должен кое-где быть.
Может быть, это калифорнийский способ сказать, что у него свидание? Ну не собрание же у него, ради всего святого, в девять тридцать в пятницу вечером? Поскольку моё последнее свидание было с печным фильтром, я понятия не имел, ходят ли люди куда-нибудь так поздно. Гордость заставила меня ответить ложью.
– Я тоже ухожу.
– Конечно, – его взгляд скользнул по моим ногам в домашних тапочках. – Уинн сказала, что у тебя для меня есть ключ. И я думаю, мне понадобится код сигнализации.
Я вытащил ключ из кармана.
– Просто ключ. Мы используем только противопожарную и противодымную сигнализацию. В любом случае и это пустая трата времени. Уинн забывает и отключает её.
Я бросил брелок с осликом в его руку.
– Не потеряй.
Из нового провокационного пансионера Аарон превратился в изумлённого арендатора.
– Ты имеешь в виду, что у вас нет сигнализации? Это...
Он не произнёс слово «безумие», но оно повисло в воздухе, когда его взгляд метнулся ко входной двери, а затем вернулся ко мне.
–У вас есть какая-то альтернатива?
– Не-а. Здесь в городе довольно безопасно, и я сплю спокойно. Я думал о том, чтобы завести собаку, – я пожал плечами. – Но у людей аллергия.
– Я даже не знаю, что сказать.
Он сунул руку в карман и выудил миниатюрный брелок, изображающий здание театра «Глобус» [2]. Аарон потряс свисающим с него ключом от своей комнаты.
– Посмотри на это. Я ненавижу быть носителем плохих новостей, но вашей системе безопасности не помешал бы капитальный ремонт. Дорогой капитальный ремонт. Эти ключи устарели. Это же смешно.
– Нет. Это серьёзно. Простота является частью очарования Смитфилда. Туристы приезжают сюда не на курорт. Они приезжают увидеть настоящую Новую Англию, в комплекте с льняными салфетками и вечерними настольными играми вместо телевизора, чаем с пшеничными лепёшками и устаревшими ключами. Это то, за что люди платят.
– Да, я прямо вижу, как они выстраиваются в очередь, чтобы заплатить.
Я скрипнул зубами.
– Серьёзно, Сэм. Я мог бы оценить ваши потребности для обеспечения безопасности, если хотите.
Теперь была моя очередь оценить его.
– Почему ты считаешь себя способным к такого рода вещам?
Этот парень был безработным, искал работу и у него была куча свободного времени. Может быть, он уже присмотрел что бы украсть в доме.
– Ты будешь удивлён тем, на что я способен, – он невинно улыбнулся.
– Несомненно, но у меня всё в порядке, спасибо. У меня есть парень, который занимается этим.
Парень по имени Макс Дуглас, который занимался системами безопасности и который уже не раз высказывал точно такие же опасения, что и Аарон.
– Конечно.
Аарон спрятал ключи. Я думал, что он уйдёт, но он остановился на полпути к входной двери.
– Почему брелок из Лондона? Ты там бывал?
– Я? – впервые за несколько дней я искренне рассмеялся. – Нет. Я нигде не бывал. Никогда. Чёрт! Ты действительно задаёшь много вопросов.
– Только разумные вопросы.
Аарон кивнул, а затем быстро вышел за дверь. И я клянусь, что он пробормотал: «Лёгкая добыча».
Его ноги коснулись тротуара, он обернулся через плечо и помахал рукой.
Ну да. Он определенно что-то замышлял и был одет словно для поиска неприятностей в обтягивающие джинсы и элегантный, полночно-чёрный свитер. Я готов был держать пари на те несколько долларов, которые у меня остались после покупки лобстеров, ягнёнка и вина, что это будет вечер взлома и проникновения. Так как в пятницу вечером никакого занятия получше у меня не нашлось, я крикнул девушкам на кухне:
- Эй, мне нужно кое-что проверить и я сразу же вернусь. Не дожидайтесь меня.
Прежде чем они успели ответить, я нацепил ботинки и сбежал.



___________________________________
[1] - Суини Тодд – главный герой мюзикла-триллера «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит», по легенде был английским цирюльником, который убивал своих клиентов бритвой, а его сообщница, миссис Ловетт, помогала ему избавляться от тел, делая из них начинку для мясных пирогов.


[2] - Театр «Глобус» (англ. The Globe [Theatre]) – театр в Лондоне, построенный в 1599 году на средства труппы актёров, к которой принадлежал и Уильям Шекспир. Своим оригинальным названием он обязан скульптуре стоящего на входе Атланта, держащего на плечах шар (лат.globus, «шар»). На обвивающей его ленте читались слова: «Весь мир – театр».
 
Сверху Снизу