• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

Сломленный (Katekyo Hitman Reborn!, Слэш, Ангст, AU)

#1

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Сломленный


Направленность: Слэш
Автор: Fran is Varia
Беты (редакторы): Leksa Hikari
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: Тсуна/Мукуро, остальные хранители
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 40 страниц
Кол-во частей: 13
Статус: закончен



Описание:
-Ты прав. Возможно, кто-то найдет спасение в нашей семье, а возможно, кого-то я куплю для личных целей. Я тоже стал тварью, не так ли, Ха-я-то? – Савада медленно повернул голову, лукаво улыбаясь и смотря своими потемневшими золотыми глазами в практически обжигающую своим равнодушием зеленую гладь глаз хранителя. С возрастом пыл поубавился, оставляя на своем месте инстинкты убийцы.
-Мы все стали тварями, Джудайме, - спокойный твердый ответ. Никто из них никогда не отрицал этого факта.


Публикация на других ресурсах: Разрешение получено.

Примечания автора:
Вроде бы AU, но и не AU. Поставила на всякий случай) Сначала вообще не планировала его писать, но, как говорится - дело было вечером, делать было нечего. К тому же Лекса давно просила)
Скачать фик в текстовом формате
 
Последнее редактирование:
#2

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 1
Невозможно остаться при своем мнении и со своими идеалами, живя в мире мафии. Тут выживает сильнейший, и этот закон полностью противоречит настоящему принципу выживания. Любой изменится для того, чтобы не попрощаться с жизнью в какой-нибудь грязной подворотне. Разве вы не выстрелите, если от этого будет зависеть ваше будущее? И кого должно волновать в этот момент, что очередной человек лишится жизни? Тсуна прекрасно знал это. Он испытал это на себе еще в тот день, когда ему в четырнадцать лет ко лбу приставили пистолет и сказали, что теперь он босс семьи Вонгола в десятом поколении. Тогда все и началось. Бесконечные тренировки, попытки убийства, нескончаемое количество врагов. Мягкий характер ушел на второй план, а после начал постепенно исчезать. Как бы Савада не пытался удержать себя, но мафия есть мафия, беззаконие и преступность ее основа.
Годы шли, и Тсуна все прочнее застревал в этом новом для него мире, и сейчас убить кого-то или похитить - лишь вопрос надобности. Теперь так живет вся молодая семья Вонгола.

***

Мрачная комната лишь в некоторых местах освещена слабыми лампами. Со всех сторон доносились приглушенные голоса, а у самой дальней стены располагалась большая широкая сцена, с обеих сторон занавешенная плотными красными шторами.
Тсунаеши слегка поморщился, стараясь не вдыхать отвратительный запах табака и алкоголя, которым пропахла вся эта комната. Пусть он и сам иногда позволял себе выкурить пару сигарет в день, но такое задымление в любом вызовет приступ тошноты. Многие люди, сидевшие рядом с ним, заинтересованно поглядывали на молодого мужчину, тщательно следя за своими словами и действиями. Не каждый день удается увидеть босса Вонголы в таком месте. Поговаривают, что его вообще на таких «мероприятиях» не встретишь, но сегодня, видимо, повезло. Редкая возможность.
-Джудайме, вы уверены, что хотите тут оставаться? – чуть приглушенный голос вывел шатена из некой прострации. Его правая рука. Беспощадный, сносящий все на своем пути ураган, и подчиняется этот человек только ему.
-Все нормально, Гокудера. Я ведь должен иногда появляться в таких местах, - щелчок зажигалки и струйка дыма в воздухе. Теперь запах табака станет еще сильнее и более отвратительным, но нервы нужно успокоить. Будет очень нехорошо, если он сорвется из-за какой-то ерунды.
-Вам решать. Я все равно останусь тут, пока вы не захотите уйти.
-Очень хорошо. Мне безумно интересно смотреть на этих людей. Наглые зажравшиеся твари, которые пришли сюда для того, чтобы распорядиться чьей-то судьбой. Их лица забавляют меня.
-Простите, но разве вы пришли сюда не для этой же цели? – Хаято чуть наклонил голову, замечая веселую улыбку на губах босса.
-Ты прав. Возможно, кто-то найдет спасение в нашей семье, а возможно, кого-то я куплю для личных целей. Я тоже стал тварью, не так ли, Ха-я-то? – Савада медленно повернул голову, лукаво улыбаясь и смотря своими потемневшими золотыми глазами в практически обжигающую своим равнодушием зеленую гладь глаз хранителя. С возрастом пыл поубавился, оставляя на своем месте инстинкты убийцы.
-Мы все стали тварями, Джудайме, - спокойный твердый ответ. Никто из них никогда не отрицал этого факта.
-Тогда насладимся процессом, - мужчина вновь перевел взгляд на сцену, где уже закопошились люди. Впервые он пришел на черный рынок, и, похоже, сегодня продадут большое количество людей.

-Прошу всех гостей внимания! Мы начинаем! И так, специально для любителей экзотики! – невысокий полноватый мужчина отошел в сторону, открывая обзор на середину импровизированной сцены. В самом центре на голых лакированных досках сидела молодая девушка. Ее руки были связаны за спиной, а из одежды было лишь короткое полупрозрачное платье. Внешность, как и полагается для товара, была очень приметной: скорее всего француженка, длинные вьющиеся темные волосы, карие глаза, смуглая кожа. По румянцу на щеках и часто вздымающейся груди было понятно, что она наверняка находится под каким-то наркотиком. Так торговцы раскрывают всю прелесть предлагаемого товара, к тому же сопротивление сходит практически на нет.
-Красивая, - шатен закинул ногу на ногу, лишь слегка прислушиваясь к цене, которая с каждым новым выкриком только повышалась.
-Неудачный любовник? – Хаято внимательнее присмотрелся к несчастной. Такая молодая, а уже такие проблемы.
-Возможно, так оно и есть. Залезший в долги дон расплатился, как говорится, натурой. Обычное явление, - Савада проводил взглядом тонкую девичью фигуру, которую унесли со сцены два здоровых бугая. Видимо, ее судьба уже решена.
-Это были жаркие торги! Следующий лот понравится всем любителем юных, никем еще не тронутых тел. Хотите быть первым? Тогда он то, что вам нужно!
Теперь в самом центре сцены сидел мальчик, на вид не больше четырнадцати лет. Внешне он лишь слегка отличался от предыдущей девушки, видимо, младший брат. Крики и споры стали громче, а цена поднялась еще выше, чем предложили за девушку.
-Грязные извращенцы. Хаято, выкупи пацана, - мужчина переплел пальцы, стараясь унять дрожь. Будь он хоть трижды жестоким боссом мафии, а человеком от этого быть он не перестанет.
-Как прикажете, - блондин поднял руку, привлекая внимание «ведущего». Мужчина противно пискнул в микрофон, тут же давая сигнал увести мальчишку. Его владелец уже нашелся.
-Отправь туда Ямамото, пусть везет его в особняк. Потом решим, что с ним делать, - махнув рукой, Тсунаеши вновь перевел взгляд на сцену. Опять продавали молодую симпатичную девушку. Как же ужасен мир мафии.

-А теперь, дамы и господа, самый лучший наш экземпляр. Для любителей подчинять, управлять, ломать и наслаждаться страхом в глазах! Поверьте, вы получите невероятное удовольствие, подчинив этого непокорного юношу!
Свет со всех сторон резко погас, а после середину сцены осветило сразу несколько прожекторов. В центре света на коленях стоял юноша, низко опустив голову и изредка пытаясь двинуться. Подошедший к нему мужчина резко вдернул его голову, заставив смотреть в зал. Савада присвистнул. Синие глаза хоть и были мутными от наркотиков, но решительности и злости в них меньше не стало. Тонкие губы дрожали от частого дыхания, а длинные волосы, собранные в низкий хвост, растрепались по спине и плечам.
-Вау, мне нравится этот вид.
-Решили приобрести? – Гокудера заинтересованно наклонил голову. Впервые за все «шоу» его босс заинтересовался кем-то лично для себя.
-Знаешь, да. Хочу купить его. Устрой все. Когда я буду за сценой, хочу уже видеть его возле себя, - поднявшись с кресла, Тсунаеши быстро пошел в сторону большой железной двери, за которой и держали весь товар.

Тихий скрип давно не смазанных петель привлек внимание охранников. Громилы покорно разошлись, пропуская важного гостя внутрь. Шатен слегка поморщился, наблюдая, как какой-то Дон, грубо вцепившись толстыми пальцами в подбородок девушки, крутит ее лицо, разглядывая красивые тонкие черты.
-Как бы сказал Хибари – травоядное. Жалкое грязное животное, - фыркнув, мужчина прошел в вип-комнату, куда ему любезно указали дорогу. Как он и требовал, тот красивый юноша уже находился там, но под обязательным присмотром одного из верзил.
-Дон Вонгола, рады видеть вас в нашей скромной обители, - толстый старикан потирал свои руки, исподлобья смотря на гостя.
-Не надо любезностей. Я пришел сюда не для этого.
-Да-да, конечно. Ваш помощник уже заплатил за него, так что он полностью ваш, - старик отошел, отзывая и стоявшего неподвижно охранника. Тсунаеши медленно подошел к юноше, аккуратно приподнимая его голову и заглядывая в мутные глаза.
-Ну что ж, теперь ты мой, - недолго думая, шатен подхватил оказавшегося очень легким парня на руки. Тот пару раз дернулся, но после сдался. Наркотики не отпустят его до самого утра, уж эти торговцы постарались на славу.
-Слишком много хочешь… - тихий, едва различимый голос. Савада удивленно посмотрел на юношу, а тот лишь слегка поморщился и фыркнул, отворачиваясь. Мужчина усмехнулся.
-Ну посмотрим, много ли я хочу. А даже если и много, тебе придется сделать все, что я прикажу, - поудобнее перехватив ношу на руках, Тсунаеши вышел из пропахшего гнилью и отчаянием здания. На улице его уже ожидала машина, дверцу которой ему приоткрыл Хаято.
-Все хорошо? – блондин сел на переднее сиденье возле водителя, через зеркало наблюдая за боссом и его новым развлечением. Шатен уложил парня на свои колени, не обращая внимания на слабые протесты и сопротивление.
-Да, в полном. Поехали домой. Я хочу принять душ и забыть те рожи, что успел повидать за сегодня, - прикрыв глаза, Савада откинул голову назад и замолчал. Гокудера кивнул, давая разрешение ехать. Ураган задумчивым взглядом осматривал расслабленного юношу, который, кажется, уснул из-за пережитого стресса. Почему-то Гокудере казалось, что где-то он уже видел это лицо. Только вот где?

Часть 2

Тсунаеши с интересом разглядывал приобретенного на аукционе юношу. Тот мирно посапывал в постели, свернувшись клубком. Наркотик со временем перестал действовать, дыхание выровнялось, а легкий румянец не оставил после себя и следа. Теперь этот парень такой естественный, самый обычный, но не менее красивый и соблазнительный, чем шатен его покупал. Даже спящий, он притягивал к себе взгляд, и им хотелось любоваться. Но, даже в такой, казалось бы, тихой и непринужденной обстановке, интуиция отдавалась легким звоном в ушах, предупреждая о какой-то опасности, и, скорее всего, эта самая опасность исходила от раскинувшегося на кровати юноши. Не зря говорили, что обладатель этого красивого молодого человека еще намучается перед тем, как получит то, чего хочет. Пусть Тсуна и не знал пока, чего он хочет от своей «покупки».

Тишину разрушил решительный стук в дверь. Савада устало потянулся, неопределенным мычанием разрешая войти.
-Джудайме, простите, что помешал вам, - Гокудера сдержано кивнул, проходя в комнату и закрывая за собой дверь. Шатен замер на пару мгновений, легко улыбаясь и переводя взгляд куда-то в стену.
-Ты что-то хотел?
-Я насчет этого парня. Он показался мне смутно знакомым, и я решил проверить его по нашей базе, - закивал Хаято, мельком бросая взгляд на кровать.
-И? Какие же результаты? – мужчина медленно поднялся, обходя своего хранителя и разминая мышцы. Как же это в духе Гокудеры – разузнать все досконально, до мелочей.
-Очень даже хорошие, - блондин хмыкнул. – Рокудо Мукуро, 24 года, бывший заключенный тюрьмы Вендиче, иллюзионист. Один из лучших, между прочим. Я даже представить не могу, как такой опасный человек попал на торги, - Хаято захлопнул папку, которую до этого держал в руках. Зеленые глаза заскользили по комнате, тоже предчувствуя какую-то опасность. Было все довольно ясно, но действовать без приказа босса Гокудера никогда бы не стал, давно прошло то время, когда он импульсивно бросался в бой. Ури в коробочке предупреждающе дернулась, но легкий поток небесного пламени не позволял котенку попытаться вырваться наружу, игнорируя своего хозяина. Только Тсуна мог так на нее влиять.
-Как интересно. Мукуро, значит? Боюсь, твои иллюзии не пройдут против меня, я все равно буду тебя чувствовать. Так что, может, ты перестанешь прятаться и вернешься в кровать? У тебя все равно не хватит сил, чтобы сбежать. К тому же один мой хранитель очень не любит иллюзионистов, уж не знаю почему, - Савада усмехнулся, протягивая руку и хватаясь за что-то. Возле стены кто-то тихо ойкнул, после чего юноша на кровати растворился, распадаясь на мелкие клочки туманной дымки, а Тсунаеши посильнее дернул рукой, заставив исчезнуть с таким трудом поддерживаемую иллюзию. Гокудера внимательно разглядывал пряди синих волос в руке босса, после чего его взгляд наконец-то наткнулся на обладателя этой самой шевелюры.
-Не нужно таскать меня за волосы, я не дурак, - Мукуро с трудом отвоевал свой хвост, пальцами перебирая спутавшиеся прядки. Шатен лишь пожал плечами, вновь садясь в мягкое кресло.
-Сразу бы так, а то устроил концерт, - мужчина сложил руки в замок перед собой, вновь разглядывая симпатичного, как оказалось, уже мужчину. А ведь и не скажешь, что они ровесники. Выглядит не больше чем на восемнадцать. Хотя Тсуне и самому не дашь его возраст, его всегда принимали чуть ли не за школьника.
-А ты что думал? Что я позволю распоряжаться собой как вещью? Наивно, - Рокудо вальяжно расселся на другом кресле, закидывая ногу на ногу. Его совсем не волновал его неподобающий вид, не привык он чего-то стесняться.

Взгляд синих глаз заскользил по лицу и фигуре мужчины перед ним, оценивая каждую деталь и словно мысленно делая пометки в маленьком виртуальном блокнотике. Особенно долго Мукуро разглядывал руки шатена, а затем тихо усмехнулся.
-Вонгола, да? Вот уж не думал, что мне так крупно повезет. В переносном смысле, естественно, - насмешка. И голос пропитан ехидством. Смелый, раз знает, кому дерзит.
-Согласен, сбежать от нас будет очень сложно. Но если тебе это все-таки удастся, то пусть будет так – ты вновь будешь свободен, и я сделаю вид, что тебя никогда в жизни даже не видел, - Тсунаеши чуть прищурил глаза, с интересом наблюдая за реакцией парня. Иллюзионист удивился, но быстро взял себя в руки. Правый глаз неожиданно поменял свой цвет, вспыхивая алым.
-А вот и сила моя вернулась. Как же я по ней скучал, - Мукуро быстро облизал губы, глаза засветились предвкушением шоу.
-Джудайме, осторожно, он довольно опасен, - Хаято заранее зажег кольцо, готовый в любой момент встать на защиту босса.
-Зря ты так легкомысленно отнесся ко мне, Десятый Вонгола, очень зря, - шатен усмехнулся, когда силуэт мужчины стал растворяться. В комнате резко погас свет, погружая все во мрак, также звуки полностью растворились в этой темноте, не позволяя даже мыслям раздаваться в голове.
-Что же ты тогда наступаешь на мои же грабли? – сильный всплеск яркого оранжевого пламени, и темнота стала растворяться. Мукуро тихо шикнул, уворачиваясь от мощной ударной волны.
-Оя-оя, а ты не из слабых, - иллюзионист сделал пару шагов назад, неожиданно врезаясь во что-то спиной. Обнаженные плечи обожгло чем-то горячим, разрушая весь контроль над иллюзией. Рокудо тихо зашипел, он слишком чувствителен к физической боли.
-Ты такой неосторожный, - руки вывернули за спиной, резко вжимая лицом в подушки. Как же его иллюзии смогли обойти? – Я забыл предупредить – ты будешь находиться под моим личным контролем, день и ночь, куда бы ты ни пошел, я буду тенью следовать за тобой, - горячее дыхание опалило нежную кожу шеи, а на глаза легла прочная черная повязка.
-Это чтобы ты лучше понял, в какой ситуации находишься. Я тут босс, поэтому и этот договор, и ты сам находитесь под моим контролем. Я не дам тебе свободу так просто, - Тсуна завязывает узелок, стараясь не зацепить мягкие волосы. Они ему уже нравятся.
-Ну да, ты ведь купил меня для определенных целей, - Мукуро усмехнулся, переставая рыпаться под напором чистейшего пламени.
-По сути да, но мне нравится эта игра. Оставим твои прямые обязанности на потом, когда ты сломаешься и сдашься, - тихий смешок сильно резанул по гордости и самолюбию. В нем смеют сомневаться и недооценивать?
-Дай мне месяц, и я сбегу отсюда, - решительно, ни секунды не размышляя, требует Рокудо. Именно требует, явно забывая, в каком положении оказался. Тсуна снова усмехается – забавный парень. Пока он умолчит, что Мукуро все равно не позволят далеко уйти от особняка Вонголы – Хибари таких как он за версту чует. Совсем скоро иллюзионистов не останется из-за невинного бзика Хранителя Облака.
-Ну посмотрим. Побудь тут, мне пора идти на собрание, - точный удар по шее, и иллюзионист теряет сознание.

Савада поднимается с кровати и поправляет костюм, совершенно спокойно подходя к Гокудере. Пока парень в отключке, волноваться не о чем. А дверь он закроет так, что ни пылинки не вылетит.
-Хранители собраны?
-Конечно, - блондин кивает. – И уже давно вас ожидают.
-Тогда пойдем, нам предстоит обсудить многие важные вопросы, - Тсунаеши поправляет манжеты, предвкушая расспросы и очередное выяснение отношений. Почему-то он был уверен, что Хранители не придут в восторг от того, что он купил себе опасного преступника. Но кто же знал, что все так повернется?.. Он привык объясняться с парнями.
 
#3

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 3
-Я всегда знал, что ты без мозгов, но чтобы настолько, - Хибари тихо хмыкнул, хмуро смотря на расслабленного босса. Тсунаеши сразу сообщил, что его новое приобретение преступник, причем иллюзионист, ведь скрывать что-то от «сыщика» и «информатора» Вонголы нет никакого смысла.
-Ну, думаю, не нам судить о том, что ты сделал, Тсуна, - Ямамото немного расслабился, хотя тоже был не лучшего мнения относительно этой новости.
-Согласен. Тебе решать, - Рехей кивнул, искоса поглядывая на Хранителя Облака. Казалось, Кея уже мысленно расчленил замаячившего на горизонте иллюзиониста.
-Я рад, что вы меня поняли, - взгляд темных карамельных глаз заставил вздрогнуть. Каждый из присутствующих знал, что возражать никому из них не позволят, разве что Хибари, и то по известным обстоятельствам в виде ненависти ко всему с атрибутом тумана.
-Будто у нас был выбор, - Ямамото слегка наклонился, чтобы его услышал только Рехей. Хранитель Солнца легко кивнул, тут же переводя взгляд на бумаги перед собой - очередное задание на пару недель.
-Тогда собрание объявляю закрытым. Можете расходиться, - мужчина махнул рукой, поднимаясь со своего места и уходя к неприметной двери возле шкафа с какими-то папками. Тсунаеши специально совместил зал для собраний со своим кабинетом. Так не приходилось долго возиться с документами, а также все нужное всегда было под рукой.
Хранители облегченно выдохнули, тут же покидая комнату, расходясь по своим делам. Лишь Гокудера осторожно прикрыл главную дверь и прошел в кабинет следом за боссом. Им предстояло решить много вопросов.

Мукуро слегка поморщился от головной боли, пытаясь хоть немного приоткрыть глаза. Но, как бы он не старался, темнота не исчезала и даже не становилась менее густой. Мужчина приложил руку ко лбу, кончиками пальцев нащупывая гладкую шелковую ленту. Похоже, это тот шатен завязал ему глаза, когда он вырубился. Что ж, разумно. Стянув ткань, иллюзионист облегченно выдохнул. Солнце за окном постепенно садилось, окрашивая чистое темнеющее небо в алые и местами оранжевые цвета. Как же давно он не видел простого заката и не ощущал кожей свежесть ветра, а сейчас это желание было просто непреодолимым. С трудом поднявшись, Мукуро подошел к окну, слегка приоткрывая его и подставляя лицо теплому летнему ветру. Даже из окна можно было определить ту территорию, которая принадлежала дону Вонголе, а ведь через этот огромный участок ему придется пройти, прежде чем он окажется на свободе.

Под окнами, да и в других местах постоянно мелькали люди в черных костюмах с пистолетами в руках. Видно, что охрана не дремлет, но для опытного иллюзиониста обмануть их как два пальца об асфальт, если только среди них нет поистине выдающихся личностей, способных различить идеальные миражи.
Последний раз глубоко вдохнув, Рокудо окончательно решил, что пора смываться отсюда. Как говорится, в гостях хорошо, а дома лучше.

Мужчина бесшумно подошел к двери, прислушиваясь к любому шороху или шагу за пределами этой комнаты. Послышались тихие шаги и женские голоса. Видимо, горничные проходили мимо, совершенно не беспокоясь, что их могут услышать. Говорили они в основном о каком-то Хранителе Облака и о том, что не против были бы сходить с ним куда-нибудь. Иллюзионист хитро улыбнулся, тут же создавая парочку простых миражей, без труда проникая в сознание этих молодых дам и играя с их самыми сокровенными желаниями.

Послышался щелчок замка, после чего Мукуро облегченно выдохнул. Кажется, он задержал дыхание. Видимо, это была не совсем комната Десятого босса Вонголы, так как ключей от его личных апартаментов быть точно ни у кого не должно.
Усмехнувшись, Рокудо мысленно поблагодарил девушек за их безрассудность и легкомыслие, тут же маскируясь и медленно бредя по коридору, высматривая лестницу вниз. Оказалось, сбежать отсюда будет гораздо проще, чем он думал. Внушающий страх своим взглядом Вонгола Дечимо на самом деле оказался самым простым и неодаренным талантами истинного лидера и стратега человеком. Мукуро даже слегка разочаровался, а ведь неплохая вышла бы игра.

Тихо передвигаясь, он-таки добрался до лестницы. Два пролета – и он на первом этаже, а там дверь, улица, миновать охрану, а затем полная свобода. Прощай Вонгола, да здравствует прежняя жизнь, а еще он теперь точно отомстит за свой позор.
Быстро осмотревшись, иллюзионист осторожно ступил на первую ступеньку, тут же замирая и прислоняясь спиной к стене. Слабый поток чистого и очень густого пламени неприятно резанул по нервным рецепторам, а после из-за угла показался незнакомый Мукуро человек. Брюнет тихо хмыкнул, что-то выискивая взглядом в блокнотике, но вдруг неожиданно остановился. Стальной взгляд мельком оглядел коридор, после чего мужчина пошел дальше, также всматриваясь в записи на белых маленьких листочках.

Не успел Рокудо облегченно выдохнуть, как тут же согнулся пополам от пронзительной боли в районе солнечного сплетения. Естественно, в таких условиях невозможно было поддерживать иллюзию, и вся маскировка тут же исчезла. Брюнет перед ним удовлетворенно хмыкнул.
-Иллюзии против меня бессильны, травоядное. Я тебя еще за десять метров отсюда почувствовал, - мужчина достал коробочку, убирая вытащенные за одно мгновение тонфа обратно. Так-так, фиолетовое пламя, кольцо облака на пальце, безразличный холодный взгляд и тонфа. Да об этом человеке разве что легенды не ходят. Хибари Кея собственной персоной.

Мукуро тихо усмехнулся, наконец-то понимая, о ком говорил босс Вонголы. От этого парня действительно не скроешься.
-Как же мне не везет сегодня, - иллюзионист глубоко вдохнул, пытаясь подняться с колен. Живот жестоко болел, но ребра, кажется, до сих пор целы. Похоже, его пожалели.
-Значит, ты новая игрушка Савады? Не шлялся бы ты тут, а то убью и не замечу, - Хибари фыркнул, хватая парня за шиворот и закидывая себе на плечо. Убить бы или проигнорировать, но Небо его за это по головке не погладит, а у него совершенно нет времени устраивать драки и разносить особняк.
Пару поворотов и дверей, и Мукуро вновь летит на пол, больно ударяясь лбом о паркетный пол. Жестокий же он тип.
-Десять минут и двадцать три секунды. Да, не много же ты пробыл «на свободе», - Тсунаеши убрал часы в карман и покачал головой. Карамельный взгляд внимательно изучал мужчину перед ним, отмечая тяжелое дыхание и немного помятый вид. Кея никогда не был мягок, особенно с иллюзионистами.
-Ты знал?
-Еще с того самого момента, как ты овладел сознанием моих служанок. Что же ты так неосторожно? Хотя, встреть ты на своем пути кого-то другого, то может и удалось бы добраться до первого этажа, но не дальше, - шатен потянулся, закидывая руки за голову и прикрывая глаза.
Рокудо тихо фыркнул, отворачиваясь в сторону. Похоже, этот мужчина знает о каждом его шаге заранее. Знаменитая интуиция Вонголы? Так вот она какая.
-Хибари, ты не объяснишь нашему гостю, что сбегать, не попрощавшись, очень нехорошо? В твоем кабинете, естественно, – Савада усмехнулся, чуть щуря потемневшие глаза.
-У меня нет на это времени, - брюнет безразлично махнул рукой.
-А если я очень попрошу? – голос стал тверже и воспротивиться такому тону мог не каждый, но только не Хибари.
-Нет.
-А если с бонусом в виде уничтожения той группировки иллюзионистов? – Дечимо устало вздохнул, чуть отступая под напором раздражения и холода своего хранителя. Пожалуй, он был самым трудным еще со средней школы.
-Вот это уже интересней, - тонкие губы растянулись в предвкушающей полуулыбке. Мукуро вздрогнул, чувствуя пробежавший по спине холодок.
-Тогда приступай. Жду его у себя в комнате через три часа. Надеюсь, ты научишь нашего гостя приличиям.
-Конечно, не сомневайся.
Рокудо буквально наяву слышал, как захлопнулась клетка, в которую он попал. Этот звон до сих пор стоял у него в ушах, а перед глазами поплыли очертания железной решетки. Он сам загнал себя в ловушку. Слишком рано предпринял попытку бежать, за что и придется поплатиться.

Часть 4
Глаза ужасно резало от слишком яркого света, а кожу жгло в тех местах, которых касался расплавленный горячий воск.
Мукуро сильно щурился, чтобы рассмотреть мужчину перед собой, который с некой заинтересованностью во взгляде наблюдал, сколько же продержится его новый заключенный под такими пытками. Его не били, нет. Его изводили морально и физически, но именно таким способом было хуже, чем при избиении, особенно, когда развлекается явный профессионал этого дела. Будь проклято слишком чувствительное к боли тело иллюзиониста. За все приходится платить.
-Стойко держишься, травоядное. А если так? – цепи, которыми он был скован, тихо звякнули, после чего его руки поднялись вслед за натягивающимися звеньями, а горло сдавил толстый кожаный ошейник, который раньше не позволял опустить голову, сейчас же перекрывал доступ кислорода. Мукуро не знал, что делать: то ли закусить губу и молчать, чтобы о его боли никто не узнал, то ли хватать ртом воздух, которого с каждой минутой становилось меньше.
В глазах стремительно темнело, а руки, казалось, скоро просто оторвутся. Рокудо видел лишь расплывчатый силуэт перед глазами, но даже так понял, что Хибари Кея не удовлетворен результатом.

Пробуждение выдалось совсем не таким, каким иллюзионист его ожидал. Лежал он явно на чем-то мягком, окружал его приятный запах полевых цветов, а шеи аккуратно касались чьи-то пальцы. Мужчина слишком резко выдохнул, и рука, лежащая у него на груди, дрогнула.
-Проснулся? Вот и замечательно. Лежи смирно и не двигайся слишком резко. Правда ведь у Хибари замечательный «кабинет»? Ты будешь оказываться там всякий раз, когда решишь сбежать, а тебя поймают, - голос был тихий, но были отчетливо слышны предупреждающие нотки. Похоже, ему и правда не позволят так просто сбежать.
-Я тебе так нужен? – Мукуро не узнавал собственного голоса. Хриплый, низкий и слишком слабый. Удушение дает о себе знать.
-Я тебя купил, а значит, я должен хоть что-то получить от тебя, - Савада махнул рукой, хоть иллюзионист этого и не видел.
-И что ты хочешь получить? – Рокудо плотнее закрыл глаза, вслушиваясь в собственный голос. Похоже, в этот раз он действительно крупно попал. Даже дышать больно. Его никогда еще так «ласково» не наказывали.
-Не отказался бы от тебя самого, но мы это уже обсуждали, - усмехнулся Тсунаеши. Рокудо не видит, нет, он кожей чувствует эту нахальную вызывающую усмешку, что так портит красиво очерченные губы. – Да и вообще ты слишком слаб, да и зазнался прилично.
-Из нас двоих зазнался только ты, - с трудом приоткрыв глаза, проговорил Мукуро, разглядывая сидящего на краешке постели мужчину. Тот легко касался его груди, оглаживая кончиками пальцев кожу. Странно, но почему-то становилось спокойно и тепло от каждого прикосновения. Неужели его вчера замучили настолько, что он радуется малейшему проявлению некой заботы? – Я очень сильный иллюзионист.
-Ничего не знаю, - мягким движением руки Тсуна убирает со лба парня прилипшую синеватую прядку. – Для меня ты слаб. Хотя Хибари сказал, что ты неплохо держался. Он остался доволен под конец, когда ты начал всхлипывать от боли.
-Садисты чертовы, - фыркнул, поморщившись, Мукуро. Как же это противно.
-Водится такой грешок, - насмешливо прищурился Савада, закусив губу. – Но ты сам отказался от хорошей жизни.
-Что ты подразумеваешь под «хорошей жизнью»? Это если бы ты периодически меня трахал? – от охватившего разум бешенства Мукуро находит в себе силы приподняться и устроиться так, чтобы Савада не смотрел на него сверху вниз. Все тело ноет, но он привык терпеть и прятать боль глубоко внутри. Стерпит и в этот раз. Постонет в подушку вдоволь, когда Вонгола уйдет.
-Многие об этом мечтают, - беспечно пожал плечами Тсуна. – А тебе предлагали просто так. Жил бы в шелках и все.
-Нет уж, спасибо. Я слишком люблю свою задницу, чтобы дарить ее такому, как ты, - фыркнул Мукуро, скрестив руки на груди. В процессе хотелось кричать от боли в мышцах, но он и бровью не повел. Сдержался, пусть и с трудом.
-Я пришлю врача, - холодно сверкнул глазами Савада, плавно поднимаясь на ноги и направляясь к двери. – Запомни мое предупреждение, потому что во второй раз я позволю Хибари тебя бить.
-Тварь, - прошипел иллюзионист, заваливаясь на подушку и прокусывая губы. Как же ему вытащить свою тушку отсюда и получить наименьший урон? – Как же я тебя ненавижу, Савада Тсунаеши.
-Я в курсе, спасибо, - еще холоднее отозвался мужчина, захлопывая за собой дверь. Непокорность его всегда определенным образом раздражала. А он ведь честно пытался по-хорошему.

Как Вонгола и обещал, врач пришел ближе к вечеру. Осмотрел все раны, покачал головой и вколол какое-то обезболивающее. За всем процессом неотрывно следили холодные стальные глаза, а после обладатель этих же глаз наглухо закрыл дверь, перед этим подарив Мукуро не самую дружелюбную улыбку, скорее оскал. Рокудо облегченно выдохнул, когда тянущая боль в мышцах исчезла, а дышать стало намного легче. В горле уже не так сильно саднило, но на многих участках кожи расцвели яркие красные пятна от горячего воска.
Это небольшое облегчение позволило иллюзионисту расслабиться и наконец-то задуматься о своем положении. Итак, что мы имеем на данный момент? Он физически раздавлен, не может двинуться, дверь караулит псих со сдвигом на иллюзионистах, босс этой семейки настоящий монстр и не позволит ему даже вдохнуть без его ведома. Да, не самые радужные обстоятельства. К тому же, если он снова попадется при побеге, то так просто он не отделается. Силы у Хранителя облака хоть отбавляй, а без своих иллюзий и оружия Мукуро вряд ли что-то ему сделает, да и видно, что Хибари Кея приобрел какой-то иммунитет к этому. В общем, пока выхода из этой ситуации нет никакого, остается только закрыть глаза и попытаться уснуть, пока тело вновь не взорвалось этой тупой болью в каждой клеточке.
-Да уж, Рокудо Мукуро, впервые ты оказался в такой заднице, да еще и рискуешь своей собственной, - прикрыв глаза, мужчина постарался откинуть все ненужные мысли в сторону. Только почему-то ему постоянно мерещились знакомые карамельные глаза, но не те холодные и отчужденные, а, наоборот, теплые и смотрящие лишь на него. Интересно, а у Савады Тсунаеши действительно ли может быть такой взгляд?

Ночь выдалась удивительно холодной, а кто-то еще утром открыл в комнате окно. Холодный ночной ветер беспрепятственно проникал в спальню, морозя не скрытое под одеялом тело. Рокудо поежился, пытаясь как-то укрыться от холода, но тело отказывалось слушаться хозяина. Обезболивающее уже не действовало, и боль вернулась на свое место. Иллюзионист тихо выдохнул, сильнее вжимаясь в теплые простыни, и как только мог прижал ноги ближе к телу.
Неожиданно послышались тихие и осторожные шаги, после чего окно так же тихо захлопнули. Мукуро замер, ощущая знакомую ауру возле себя, но после облегченно выдохнул, почувствовав теплое одеяло. Тонкие пальцы вцепились в него с такой силой, что казалось, будто ткань сейчас порвется.
-Совсем замерз, - Тсунаеши аккуратно провел рукой по щеке мужчины, убирая прилипшие темные пряди. Рокудо ничего не ответил, а лишь потеплее закутался в теплый плед и расслабился. Когда не слышишь того холодного тона, когда тебе не угрожают смертью, когда не принуждают ни к чему и не насмехаются, становится абсолютно все равно, что буквально несколько часов назад он сказал этому шатену, что ненавидит его. Сейчас было просто приятно ощутить чье-то присутствие рядом, чувствовать тепло чужой кожи, а не холод металла, а еще на мгновение забыть, что завтра этот же человек будет добиваться от тебя подчинения, а тебе предстоит пережить еще один долгий мучительный день и не сломаться под тяжелым давлением.
 
#4

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 5
Мукуро еще никого так не ненавидел, как Десятого босса Вонголы. Хотя, нет. Так же он ненавидел тех людей, что продали его на аукционе, но, пожалуй, Вонголу он ненавидел больше. Он до сих пор каждой клеточкой своего тела помнит ту боль, что пришлось пережить, а стоит лишь прикрыть глаза, как перед ним появляется этот красивый шатен и его прищуренный в насмешке взгляд карамельных глаз.

Иллюзионист глубоко вдохнул, стараясь заглушить в себе ярость, что вспыхивает при каждом упоминании о Саваде Тсунаеши. Даже Хранитель Облака не вызывает в нем столько негативных чувств, сколько этот мужчина, а ведь он его даже ни разу не ударил, в отличие от Хибари Кеи. Вот и сейчас он ощущал тихий, умиротворенный поток небесного пламени, который в любой момент может вспыхнуть в необратимый ужасающий пожар.

Мысленно сосчитав до десяти, Мукуро аккуратно подошел к окну, вглядываясь в виднеющийся горизонт и заходящее за него солнце. Он любил Италию, но сейчас эта страна стала для него настоящей тюрьмой, выбраться из которой в разы сложнее, чем из самого Виндиче. А ведь в свое время ему это удалось…
Послышались тихие шаги, а затем уверенный стук в дверь. Ему не нужно было отвечать, ведь пришедший все равно зайдет.

Дверь приоткрылась, и в комнату прошел уже знакомый Рокудо человек. Хранитель Дождя – Ямамото Такеши. Этот мужчина своим характером больше напоминал юношу, чем взрослого человека, но так казалось лишь со стороны. Его и приставили к нему в роли няньки только по двум причинам: первая – он второй в семье, кто не поддается иллюзиям, и вторая – он не Хибари, сразу убивать не будет.
-Привет-привет. Хороший денек, да? – Ямамото как всегда весело улыбнулся, цепким взглядом осматривая комнату. Убедившись, что иллюзий нет, а перед ним стоит настоящий Мукуро, он немного успокоился и присел в кресло.
-Опять по приказу любимого босса пришел проведать, не сдох ли я? Тогда обрадуй Тсунаеши, что я жив, здоров и все еще мечтаю сбежать отсюда, - пошире открыв окно, иллюзионист вернулся на кровать, закидывая руки за голову и устремляя взгляд в потолок.
-Понимаю, он тебе кажется просто дьяволом во плоти. А ведь он совсем не такой, хотя порой и мы, его Хранители, совсем не понимаем логики Тсуны. В детстве он был совсем другим, - Такеши легко улыбался, видимо, вспоминая что-то приятное.
-Да, сущий ангел. Я заметил, - Рокудо трагично вздохнул.
-Вот кто дьявол, так это Кея. Он уже который день диким коршуном вокруг твоей комнаты кружит. Еле щиты пламени ставить успеваю. Даже своего Джиро караулить коридор выставил. Только и ждет, когда же сможет прибить еще одного иллюзиониста.
-Ему тоже об этом остается только мечтать, - мужчина повернулся на бок, ощущая разгоряченной кожей дуновения прохладного вечернего ветерка.
-А знаешь, сегодня произошло кое-что интересное, - голос Хранителя Дождя стал немного веселее. Будучи с самого детства любопытным ребенком, Мукуро немного повернул голову, давая понять, что он готов слушать.
-Ну… Начну с самого начала. Итак…

***
Выдавшуюся свободную минутку я решил посвятить Гокудере, который уже несколько часов подряд сидел в главном зале и перебирал какие-то бумаги. Если бы Тсуна это увидел, то наверняка бы отправил его отдыхать, но он и сам был занят - второй день не вылезал из своего кабинета. Уж чем он там был занят, я не знаю, но слышал, что какая-то семья решила попытаться выступить против Вонголы, имея какое-то секретное оружие. Наивные люди. Наше секретное оружие, которое не такое уж и секретное, так как наводило ужас на многих донов мафии, без проблем справится с любой проблемой. Кстати об этом экземпляре… Не натворил бы он дел, пока меня нет. Тсуна за этого иллюзиониста мне голову оторвет, а Хибари явно не намерен все так оставлять. Ну да ладно, потом со всем разберемся.

О, а вот и Хаято. Ну да, как и три часа назад сидит в той же позе и с той же стопкой листов. Наверняка отчеты Рехея проверяет, там ведь такой почерк…
-Эй, Хаято, не хочешь отдохнуть? – подхожу к нему и несильно хлопаю по спине. Гокудера от неожиданности чуть листы не выронил и таким взглядом на меня посмотрел… Меня точно ждет долгая и мучительная смерть.
-Я занят, бейсбольный ты придурок!
Эх, сколько бы лет не прошло, а мое прозвище так и не меняется.
-Да ладно тебе, отдохни, - выхватываю листы из ослабевших пальцев. Только бы он не сорвался, только бы он…
-Ямамото…
-Гокудера, правда, отдохни. Ты работаешь даже больше меня, - Тсуна появился совершенно неожиданно и быстро. Я даже заметить его не успел, зато Хаято тут же притих и опрокинул голову на спинку дивана, прикрывая глаза и расслабляясь. Да, оба они выглядели не очень. Уставшие, бледные, с кругами под глазами. Как же мне их жаль.
-Может, вам кофе принести, а то такое чувство, что вы сейчас в обморок упадете, - выдавливаю из себя улыбку, хотя тут разве что плакать остается. Тсуна кивнул, тоже легко улыбаясь. Черепашку Дино бы сюда, быстро бы всех на ноги поставила. Ну да ладно, чего нет, того нет, а вот кофе я научился готовить еще лучше, чем суши.

Буквально через полчаса им обоим стало немного лучше, хотя нехватка крепкого здорового сна сильно сказывалась на внешнем виде. Тсуна пару раз поинтересовался тем иллюзионистом, Гокудера обвинил меня в безделье, в общем, все как обычно. Нашу беседу прервала забежавшая в зал служанка. Она сообщила, что какие-то люди срочно требуют встречи с боссом, но сообщать, кто они и с какой целью пришли, отказываются. Вижу знакомые холодные огоньки в глазах нашего босса. Сейчас что-то будет.
-Скажи им, я сейчас подойду. Если что, с порога трупы будет легче вынести, чем из моего кабинета, - поднявшись с дивана, Тсуна кивнул мне и Гокудере, как бы говоря идти за ним. Вот и разрешение посмотреть шоу есть.

Дошли до двери мы довольно быстро. В холле стояли несколько мужчин, судя по их кольцам и внешнему виду не из очень влиятельной семьи, но и не явные слабаки. Что ж, будет интересно.
-Чем могу вам помочь? - приторная обманчивая улыбка. Кого-то Тсуна в такие моменты мне напоминает…
-Нам известно, что уважаемый Дон Вонгола не так давно приобрел на аукционе одного иллюзиониста. Мы бы хотели выкупить его обратно, - мужчина говорил твердо, но было видно, что он боится. Ну да, перед ним два Хранителя и сам босс.
-Иллюзионист? Какой иллюзионист? – Тсуна удивленно моргнул, пораженным взглядом смотря на нас. – Парни, вы видели в моем поместье иллюзионистов?
Мы с Гокудерой помотали головами.
-Я знаю лишь двух иллюзионистов, и оба они в Варии. Адресок дать? Правда, Занзаса вам лучше предупредить, он не очень любит гостей, - врет и не краснеет. Забавно.
-Но нам сказали, что именно Вы купили Рокудо Мукуро.
-Ой, мало ли кто что сказал, - босс помахал рукой. – В наше время вообще никому нельзя верить.
Эти парни явно не поверили в его слова, но поделать ничего не могли. Сразу же понятно, что они Тсуне не соперники.
-Парни, вам бы это… уйти по-хорошему. Я не спал два дня, такой раздраженный сейчас. Да и Хибари незваных гостей не любит. У него будто обострение убийства какое-то начинается, - карамельные глаза потемнели и стали холоднее. Вот теперь Тсуна серьезен.
Уловив настроение босса, несколько охранников без лишних слов отправили гостей на выход. Ух, чует мое сердце, Тсуна до них еще доберется. Вон как смотрит.
Не говоря больше ни слова, он быстро развернулся и поднялся наверх. Либо снова в кабинет, либо наконец-то спать. Второй вариант, конечно, лучше, но не мне ему указывать. Видимо, этот иллюзионист на самом деле ему важен.

***
Мукуро немного пораженно смотрел на расслабленного брюнета, до сих пор переваривая услышанное. Его хотели перекупить? Савада его не отдал? Но почему?
-Виндиче предложили за тебя деньги в два раза превышающие сумму, которую за тебя заплатил Тсуна.
Кажется, последний вопрос он задал вслух, зато получил на него ответ.
-Решил сам отдать меня им? – голос немного дрогнул. Уж туда ему никак не хотелось возвращаться. Лучше тут.
-Нет, конечно. Тсуне не нужны деньги, - улыбнувшись, Ямамото поднялся с кресла и подошел к двери. – Надвигается что-то очень неприятное, так что советую подготовиться, хоть я и сам не знаю к чему.

Хранитель Дождя вышел из комнаты, вновь закрывая дверь на замок. Взгляд потемневших карих глаз точно не мог обмануть. Он правда чувствовал что-то нехорошее, что ждет именно Мукуро. И иллюзионист чувствовал это – странное беспокойство, охватившее брюнета, как только он вошел к нему в комнату, и только усилившееся после рассказа. Конечно, интуиция Дождя сильно отстает от интуиции Вонголы или же его, Мукуро, шестого чувства, но мечники тоже часто полагаются на «позывные извне».

Он особо не следил за временем, но прошло около двух часов с того момента, как Ямамото Такеши покинул его комнату. Рокудо успел задремать, морщась сквозь сон. Ему снилось что-то мутное и беспокойное, заставляющее возиться и кусать и без того истерзанные губы. Плотно зажмурившись и резко распахнув глаза, Мукуро сел на кровать, запуская руку в волосы и перебирая пряди. Это действие с самого детства его успокаивало и возвращало душевное равновесие. Нет бы приснилось что-нибудь приятное, а снова мерещится черт знает что. Постепенно приходит уже привычное раздражение. Больше всего бесит, что он сидит тут и на самом-то деле даже не задумывается о том, чтобы сбежать. Мечтает, а о реальном плане побега, как это было в первый раз, и мысли не мелькает. И это весьма и весьма плохо.
-Живой еще? – дверь с тихим скрипом приоткрывается, запуская в комнату незваного гостя. Мукуро смотрит на вошедшего мужчину и нехорошо усмехается.
-Кея-кун, ты не дождешься моей смерти, смирись уже, - брюнет хмыкнул в ответ, быстро и насторожено осматриваясь. Рокудо проследил за его взглядом, отмечая нечто странное в поведении Облака – тот не искал иллюзии и ловушки, он высматривал что-то совсем другое. И что это за подозрительная искорка в серебре глаз? Не уж-то беспокойство?
-Поднимай свой зад и пошли. Савада ждет, - Облако насмешливо щурится, наблюдая за сморщившимся иллюзионистом и его потугами подняться с постели. Затекло все, что только может затечь в теории. Вот что значит – валяться целые сутки.
-Снова будет читать мораль? Домогаться? Изобьет? Или же решил отпустить? – вслух ворчит Рокудо, перебирая варианты и приводя себя в условный порядок, а то как с сеновала свалился. – Не просто так же ему взгрустнулось, и он послал за мной своего цепного пса?
-Я не его пес, - мрачно заметил Хибари, в один широкий шаг приближаясь и оттягивая голову иллюзиониста за волосы. Мукуро с трудом сдерживает шипение. – Не путай меня с Гокудерой Хаято.
-Ах да, простите, сир, - всплеснул руками Рокудо, высвобождая волосы и отскакивая от брюнета. – Так зачем он меня позвал?
-Гости, - усмехнулся Хибари, под локоток выводя недоуменно хлопающего глазами иллюзиониста. Гости? А при чем тут тогда он? Или его уже решили вывести в свет как личную шлюху сильнейшего босса? Ну так ведь не может же Савада настолько завраться-то.
-Кея-кун, не веди меня с таким лицом, будто сейчас на кухне на вертеле зажаришь, - с видом робкой девицы-девственницы попросил Мукуро, невинно поглядывая на Облако. Тот лишь огрызнулся, велев заткнуть рот, пока кляп не вставил. И Рокудо покорно притих. Не тот Хибари тип, чтобы заводить с ним светские беседы. Прибьет еще по неосторожности, а потом скажет, что так и было.

До кабинета они добрались молча. Рокудо запоминал дорогу, внимательно вглядываясь в каждый штрих на обоях, оттискивая в памяти каждый закуток, который попался на их пути. Особняк Вонголы огромен, стоит ли говорить, что в нем очень много укромных местечек, о которых он не подумал в прошлый раз? Теперь-то он научен горьким опытом и будет в сто крат осторожнее, если все же соберет остатки своих мозгов и решится бежать.
-А я уже в сотый раз повторяю, что не отдам его. Катитесь к черту, - Хибари, видимо, не приучили, что хотя бы в кабинет босса надо заходить после разрешения. Он решительно распахнул дверь, вталкивая вперед себя Мукуро и как раз вовремя, ибо они застали впечатляющую картину – в мягких креслах за длинным столом для совещаний сидят представители Виндиче, от одного только вида которых у Мукуро скрутило живот и появился рвотный позыв, а на своем месте, закинув ноги на стол, восседает мрачный Тсунаеши, пребывающий не в самом лучшем расположении духа, если судить по огню в глазах.
-Получите – распишитесь, - раздраженно фыркнув на смутно напоминающий благодарность кивок, Хибари скрылся за дверью, оставляя Мукуро одного под пристальными взглядами. Рокудо никогда не думал, что так сильно захочет развернуться, вцепиться в Хибари ногами и руками и никуда его не отпускать. Почему-то выдержка дала трещину, и стало очень страшно.
-Вот и виновник торжества пожаловал, - усмехнулся Тсуна, пальцем подманивая иллюзиониста к себе. Тот решил не артачиться и покорно подошел, позволяя Саваде себя приобнять. Прикосновение было успокаивающим, а темный карамельный взгляд словно призывал молчать и не дрожать от охватившего ужаса. Странно. Что это с ним вдруг? Боится, что его опять заберут туда, откуда он с трудом сбежал? Так ведь он и сейчас в клетке.
-Давно не виделись, - мило улыбнулся Мукуро, сглатывая комок в горле. Виндиче всегда пугали своей внешностью, влиянием, аурой. Вокруг них всегда пахло смертью и болью, а уж Рокудо был знаком с этим «ароматом» не понаслышке. – Никто после меня не сбегал? Не затрещала ваша хваленая охран… ай!

Иллюзионист вздрогнул, почувствовав короткий болезненный шлепок, и закусил губу. Хотелось развернуться и заявить мужчине, чтобы убрал руку с его пятой точки, но прикосновение успокаивало, да и холодная карамель глаз говорила сама за себя – придется заткнуться и молчать, пока не спросят.

Часть 6
Мукуро гулко сглотнул, вглядываясь в фигуры старых «знакомых». Царившая тишина угнетала, буквально придавливала к полу своей тяжестью, но сильные руки на талии не позволяли поддаться давлению и упасть. Да уж, выдержке Вонголы можно только позавидовать.
-Подтверждаю, это Рокудо Мукуро.
-Я и без вас знаю, как меня… ой! – иллюзионист поморщился, вновь чувствуя смачный шлепок по пятой точке.
-Ну вот, вы убедились, что Рокудо Мукуро под контролем Вонголы, - Тсунаеши ни на секунду не расслаблялся, но это можно было почувствовать, только находясь к нему непозволительно близко. А если смотреть со стороны, то и вообще не скажешь – Десятый Вонгола казался спокойным до безобразия.
-Мы забираем его.
-Вынужден отказать. Он теперь моя собственность. А хотя, давайте спросим у него самого, - карамельные глаза хитро прищурились. Мукуро вздрогнул. – Что ты выбираешь – полное подчинение мне, или же твой любимый нижний уровень в тюрьме?
-Я бы предпочел яркое солнышко и теплый песок, но, как я вижу, такой вариант мне не предоставляют? – Рокудо мило улыбнулся, стараясь держать себя в руках. Такая перспектива ему и правда не нравилась, ни один из вариантов не привлекал, но лучше руки этого шатена, чем слушать стоны и крики других заключенных.
-Нам сейчас не до шуток. Так что же ты выбираешь? – спокойный, только еще больше нагнетающий обстановку голос Виндиче. Мукуро еще больше скривился, собираясь с мыслями, но все же в конечном итоге гордо вскинул голову и, стараясь не смотреть на Саваду, проговорил:
-Лучше он, чем вы.

Рокудо чувствует, как рука на заднице сжимается, срывая с губ предательский выдох. И хорошо, что он не видит торжества в потемневшей карамели глаз.
-Вопрос решен? – Тсуна сладко улыбается, окидывая взглядом недовольно переговаривающихся Виндиче. Он и сам был порядком удивлен, никак не ожидая от Мукуро такого решения, но раз уж сам выбрал его общество… Теперь-то иллюзионист точно никуда не денется.
-Полагаю, что да. Но вы, Савада Тсунаеши, несете за него полную ответственность.
-Конечно-конечно, - улыбка становится еще милее. – Под моим чутким надзором он не будет хулиганить, не волнуйтесь. Хаято, проводи гостей.

Появившийся словно из ниоткуда Хранитель урагана вежливо поклонился и махнул рукой в сторону выхода. Виндиче вереницей потянулись к двери, обязательно на прощание поворачивая голову в сторону застывшей парочки. И только когда Гокудера закрыл за последним Виндиче дверь, Тсуна позволил себе облегченно выдохнуть и выпустить из рук Мукуро.
-Обошлось, - он устало опустился в кресло, закидывая руки за голову. – Еле отбили тебя, Рокудо.
-Не понимаю, зачем тебе это понадобилось, - спросил иллюзионист, не двинувшись с места. – Я не даю тебе того, что ты хочешь. Я вообще бесполезен.
-Вот тут ты не прав, - поцокал языком Тсунаеши, развязывая удавку галстука и расстегивая верхние пуговицы рубашки. – Ты сильный иллюзионист. И ты можешь неплохо послужить мне.
-Задумал меня Хранителем сделать? – удивленно приподнял бровь Мукуро, не замечая, как по запястью скользят тонкие бледные пальцы.
-А если и так?
-Оя, боюсь, я и дня не проживу. У вас же не просто так нет Тумана? Кёя-кун меня прикончит, как только увидит, - насмешливо проговаривает Рокудо, невольно поддаваясь тянущей его на себя руке и оказываясь совсем рядом с Савадой.
-Хибари не трогает своих, - поясняет Тсуна, привлекая иллюзиониста за талию и силком усаживая к себе на колени. Мукуро удивленно распахивает глаза, сбрасывая с себя очарование ласковой улыбки и нежного голоса, но почему-то не отстраняется. Сквозь недоверие чувствуется интерес – он любит играть, и ему интересно посмотреть, что же задумал Вонгола. – И иллюзиониста у нас нет только потому, что до сих пор я не видел подходящей кандидатуры.
-Ку-фу-фу, я вряд ли вам подхожу, - Рокудо неловко ерзает на чужих коленях, краем глаза подмечая, как темнеют глаза мужчины. – И вообще, может отпустишь меня? Я устал.
-Мне решать, кто подходит на роль Хранителя, а кто нет, - губы кривит нахальная усмешка. – И вообще-то я жду плату.
-Оя?
-Ну как? Мне стоило таких трудов уговорить их прислушаться к твоему мнению, хотя я мог бы просто отдать тебя без лишних пересуд. Неужели я не заслужил награду?
-Чего ты хочешь? – спокойно спрашивает Мукуро. Вот же двуличная мразь. И ведь невольно он восхищается им, сам ведь точно такой же.
-Ты знаешь, чего я хочу больше всего, - ласковые руки слегка оглаживают бока.
-Нет.
-Упрямец, - хмыкает Тсунаеши. – Но мне нравится. Тогда для начала… хотя бы поцелуй.
-Так и быть, - Мукуро обреченно выдыхает, понимая, что пока лучше отступить, и наклоняется к призывно распахнутым губам. Коротко чмокает и исчезает из сжимающихся рук дымкой тумана. Тсуна отслеживает его путь, полагаясь на свою интуицию, и, когда ощущает присутствие иллюзиониста в его комнате, расслабился и позволил себе рассмеяться.
-Какой же ты паршивец.

Уже в комнате Мукуро подумал, что у босса Вонголы очень красивый смех, который совсем не вяжется с его холодным, порой хуже, чем у Хранителя Облака, взглядом. Но, сейчас это не сильно волновало, главное, что его отбили у Виндиче, что само собой уже было странно. В истории мафии эти неподкупные стражи лишь пару раз отпускали своих заключенных, и вот - это произошло на глазах самого иллюзиониста, даже больше, он сам являлся этим заключенным! Неужели слова Вонголы так много значат в этом мире? Видимо, слишком долго он провел в тюрьме, а потом и в плену, раз совершенно ничего не знает о новых верхушках мафии.
Махнув на все мысли рукой, Мукуро лег на кровать, всматриваясь в белый потолок. Почему-то вспомнились слова Дечимо, сказанные им в кабинете. Стать Хранителем Тумана? Что ему это даст? Кое-какую власть, полную свободу действий, все свои запрещенные действия можно свалить на босса, на равных условиях сразиться с Хранителем Облака. Ну, неплохо. А какие минусы? Опять-таки слишком сильный и ненавидящий иллюзионистов Хибари Кея, и самый главный минус – Савада Тсунаеши. Плюсов, конечно, больше, зато в минусах один сойдет за два или даже три.
Устало вздохнув, мужчина прикрыл глаза и повернулся на бок. Об этом можно подумать и позже, так как чует его сердце, что ночью придется заниматься спасением свой задницы, поэтому нужно выспаться хотя бы сейчас.
 
#5

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 7
С момента, как в доме погас последний ночник, прошло уже достаточно много времени. На часах было давно за полночь, но Тсунаеши так и не смог заставить себя уснуть. С того самого дня, как в его доме появился этот иллюзионист, шатен привык постоянно находиться в своем кабинете, прислушиваясь к каждому шороху и улавливая каждое колебание пламени, даже самое слабое. Последние два дня, вопреки всем подозрениям, было очень спокойно: никакой работы, никаких врагов, Мукуро мирно сидел в комнате и лишь пару раз вывел Хибари из себя. Тот, конечно, порывался убить нарывающегося иллюзиониста, но под строгим взглядом карамельных глаз утихомирил свой гнев и разнес пару вражеских семей. Обычные будни их обычной жизни.

Правда, сегодня его будущий Туман вел себя очень даже странно. Сначала согласился позавтракать с ним, потом с явным интересом поспрашивал о работе, а потом даже позволил обнять себя. Ненадолго, конечно, но ведь позволил. В тот момент мужчина почувствовал себя тем самым школьником, каким был раньше. Так же он себя чувствовал, когда Киоко впервые позволила взять себя за руку. И пусть тогда он лишь помог ей перепрыгнуть через глубокую лужу, но юношеское сердце трепетало в груди, грозясь вот-вот выпрыгнуть или ухнуть куда-нибудь в пятки. С того дня прошло уже много лет, и шатен никогда не думал, что ощутит это когда-нибудь снова. Но жизнь преподносит сюрпризы, ведь на каждого из нас у нее свои планы. Тсунаеши лично убедился в этом.

А теперь вот он сидит в своем кабинете и рассматривает идеально белый потолок, а в голове лишь одна мысль: «Сиди на месте». А ему совсем не хочется сидеть, ведь буквально в двух шагах, за стеной, лежит мужчина, который уже долгое время не дает ему покоя. Да, он обещал подождать, но ведь не обязательно доходить до конца, верно?

Тихо хмыкнув, мужчина поднялся с кресла и тихо дошел до двери, разделяющую его кабинет и спальню. В комнате было темно и свежо. Открытое настежь окно впускало прохладный ночной воздух, приносящий с собой запах свежей травы и аромат цветущих олеандров.


Мукуро лежал на кровати, и, судя по ровному дыханию, давно уже мирно спал. Грудь мужчины мерно вздымалась, а слегка влажные губы так и манили почувствовать их вкус. Тсунаеши удержал себя в руках, осторожно садясь на край кровати и касаясь мягких темных волос. И вот ради него он убил уже несколько человек, пытавшихся проникнуть в эту комнату. Видимо, кому-то он очень сильно понадобился.
Ресницы иллюзиониста задрожали, а после Мукуро медленно приоткрыл глаза. Видеть склонившегося над ним шатена ему уже не впервой, так что Рокудо лишь сладко зевнул, чуть повернувшись на бок.
-Снова пытаешься приставать? – сонный, немного хриплый голос. Савада уже готов слушать его каждое утро нового дня.
-Нет. Я же обещал, что ты сам попросишь меня об этом, - спокойная, даже немного добрая улыбка.
-Тогда не мешай спать, - Мукуро еще раз зевнул, перевернулся на бок и плотно закрыл глаза. – Это единственное, о чем я сейчас попрошу.
-Меня утомляет долгое ожидание, - проигнорировав слова иллюзиониста, заметил Тсуна, словно размышляя вслух и мельком окидывая взглядом стройное тело мужчины. Тот завозился и недовольно фыркнул.
-Савада, ну уйди, а? Я спать хочу, только заснул по-человечески.
-Со мной ты всегда бы сразу засыпал, - промурлыкал шатен, скользнув кончиками пальцев по обтянутому майкой боку. Мукуро вздрогнул и резко сел, мрачно уставившись на Саваду.
-Конечно. Меня же давно бы затрахали до беспамятства.
-Как грубо, Рокудо, - обезоруживающе улыбнулся Тсунаеши, скорее по привычке, нежели с целью обольщения – он давно понял, что все его «привороты» на иллюзиониста не действуют. – Я бы любил тебя очень нежно, долго бы ласкал и сводил бы с ума. Дразнил и доводил до такого оргазма, какого у тебя никогда ни с кем не было и не будет.

Каждое слово отдается болезненным уколом возбуждения. Тон, каким проговаривает это Тсуна… Перед этим голосом просто невозможно устоять. Мукуро прикусывает щеку с внутренней стороны, лишь бы не выдать себя, предательски закусив губу. Почему-то слова и тяжелый, затянутый поволокой взгляд пробирают покрепче любых развратных действий. Рокудо уже не слышит, что говорит Савада - зачем ему этот поток пошлостей, содержащий в себе мимолетные зарисовки из ключевых где, как и в какой позе, когда он готов сойти с ума от одного лишь голоса? И вовсе неудивительно, что Мукуро не замечает, как Тсуна оказался слишком близко. Просто непростительно близко.
-Нет.
-Снова столь категоричный отказ? – обиженно надул губы Тсуна, и Рокудо поймал себя на мысли, что очень даже не прочь прижаться к этим губам, укусить как следует и наслаждаться недовольством в потемневших глазах Вонголы.
-Именно. Смирись, - старается говорить как можно отрывистей, чтобы ничем не выдать охватившего тело напряжения.
-Не надоело ломаться? – снова этот извращенный полушепот, от которого вдоль позвоночника бегут мурашки. – Сегодня я не зайду дальше простых ласк.
-Савада, я же сказал – нет, - руки сжимают тонкую ткань покрывала, словно ища защиты. Мукуро был бы в восторге, если бы сейчас в комнату ворвался хоть кто-нибудь. Его сопротивление трещало по швам – он не был уверен, что сможет долго противиться ласкам шатена, поэтому нельзя было допустить контакта. Никак нельзя.
-Меня мало волнует, что ты сказал, - улыбка невинного ангела плавно перетекает в хищный оскал. Не похоже, что Савада разозлился, но последние крупицы терпения Мукуро из него только что вытянул. – Я долго ждал. Могу и получить законный приз, пусть и пока не полностью.

Мягкие губы впились в чужие довольно грубым поцелуем. Мукуро протестующе замычал, но его без малейшего намека на осторожность уложили на кровать, зафиксировав руки над головой. Голодный взгляд темных глаз возбуждал, хоть иллюзионист и пытался как-то сопротивляться, но все его попытки не приносили ровным счетом ничего. Держали его крепко, а целовали глубоко и страстно. Зубы терзали покрасневшие губы, прикусывали кончик языка, а свободная рука шатена уже давно оглаживала плоский живот и грудь. От каждого легкого прикосновения по телу распространялась какая-то тяжесть, концентрируясь внизу живота и избавляя голову от всех явно сейчас лишних мыслей. Рокудо не знал, в чем причина его возбуждения, то ли от долгого воздержания, то ли Тсунаеши на самом деле сумел заинтересовать его, точнее его тело.

От самокопания его отвлекли резкий укус в шею и колено между ног. Он и не заметил, как его успели избавить от майки и теперь стягивали домашние штаны, как бы случайно касаясь через ткань твердого члена. Дыхание перехватило, а в глазах неожиданно потемнело. Противостоять своим желаниям и эмоциям уже не было сил, а горячая ладонь давно скользила по возбужденной плоти, особое внимание уделяя чувствительной головке.
Стоны сами по себе стали срываться с губ, а тело инстинктивно толкаться навстречу ласке. Иллюзионист даже не понял, когда его руки отпустили, и когда он сам успел вцепиться в плечи Вонголы, охотно подставляясь под влажные поцелуи. Он кожей чувствовал, как улыбается шатен, празднуя свою маленькую победу, но сейчас для Мукуро это было неважно, он был полностью сосредоточен на своих ощущениях и ярких звездах перед зажмуренными глазами.

Тело прошибло волной удовольствия, а по комнате пронесся протяжный стон наслаждения. Рокудо часто дышал, пытаясь прийти в себя и не смотреть на довольно улыбающегося мужчину, медленно облизывающего свои пальцы. Стало очень стыдно за свою слабость, но сделанного уже не воротишь.
Стоило Мукуро только повернуть голову, как он тут же ощутил легкий поцелуй на губах и прохладу накинутого на него одеяла.
-Для начала неплохо. Продолжим в следующий раз, - тихий беззлобный смешок.
-Ты нарушил свое обещание.
-Я? Совсем нет. Я ведь тебя не трахнул и даже не получил никакого удовольствия, не считая морального. А насчет этого я тебе ничего не обещал, - иллюзионист нахмурился, смотря в хитро сощуренные карамельные глаза. Пожалуй, на это ему нечего возразить.
Фыркнув, мужчина обиженно повернулся на бок и закрыл глаза, делая вид, что он собирается спать и кое-кому лучше отсюда уйти.

Через пару минут дверь и правда тихо закрыли, правда кровать со свободной стороны прогнулась под весом еще одного тела, а после на талии сомкнулись сильные руки.
-Ты…
-Тсс… Спи. Я получил, что хотел, так что успокойся, - легкий поцелуй в висок и тишина.
Мукуро недовольно поерзал, но вскоре успокоился, засыпая под тихое равномерное дыхание и чувствуя ненавязчивый знакомый аромат одеколона.
Часть 8
Впервые за все время нахождения в особняке Вонголы Мукуро не хотел открывать глаза. Он чувствовал, что Тсунаеши все еще крепко обнимает его, щекоча своим дыханием основание шеи. Тело незамедлительно вспомнило пережитое им этой ночью удовольствие, а из груди невольно вырвался судорожный выдох.
Было безумно стыдно за себя. Как он, иллюзионист высочайшего класса, который сумел выдержать все самые изощренные пытки, сдался под напором пошлых слов и незамысловатых ласк, исходящих от ненавистного им искусителя со слишком красивыми и совсем не подходящими ему карамельными глазами? Взгляд босса Вонголы воистину может ввести в транс, причем не важно, с какой целью это будет сделано. Мукуро лично убедился в правдивости этого мифа, который слышал еще будучи свободным.

Слегка поерзав, Рокудо попытался выбраться из крепких объятий, но от его копошения руки на талии сомкнулись лишь сильнее.
-Куда-то собрался? - тихий, но все такой же соблазняющий голос, как был и прошлой ночью.
-Да вот думаю свалить по-тихому, пока ты отвлечен, - иллюзионист еще раз предпринял попытку выбраться на свободу, но тут же был наглым образом притянут обратно. Резкий рывок, и вот над ним уже возвышается тот, кто подарил ему едва ли не одну из самых лучших ночей в его жизни. Трудно это признавать, но отрицать правду еще сложнее.

Снова хитрый прищур карамельных глаз и обворожительная улыбка. Еще немного, и Мукуро начнет привыкать к этому.
-Ты же знаешь, что это бесполезно. Этаж охраняет Хибари, а внизу чуть ли не отряд моих людей. Но это не так важно, ведь ты не сможешь пройти мимо меня, - обманчиво ласковый голос. Наверняка он уже многих ввел в заблуждение.
-Да понял я, понял, - Мукуро помахал рукой, уворачиваясь от губ шатена.
-Какой ты вредный, - вздохнув, Савада медленно отстранился от распростертого под ним соблазнительного тела. Нужно держать себя в руках, а то он и правда такими темпами скоро нарушит свое обещание, а делать этого Тсунаеши очень не любил. Реборн буквально вбил в него, что каждый мужчина, а тем более если он является боссом, просто обязан держать свое слово, а нарушение его карается потерей авторитета и уважения.
-Мы с тобой очень похожи, - иллюзионист сладко потянулся, переворачиваясь на бок. - Кстати, а почему ты до сих пор не на рабочем месте? Обычно в это время я уже наслаждаюсь бегающим по коридору и недовольно ворчащим твоим хранителем Урагана. Он отличный будильник.
-Сегодня я решил немного полениться. В конце концов, я босс, имею право, - мужчина медленно застегивал рубашку, чувствуя спиной пронзительный взгляд синих глаз. Похоже, кто-то наслаждается зрелищем.
-Надо же, ты тоже умеешь лениться, - Рокудо усмехнулся, поднимаясь с кровати и подходя к окну. Еще один солнечный теплый день. Как здорово было бы выйти на улицу. Хотя...
-Я умею все, когда нужно. И поэтому сегодня у меня выходной, - поправив воротник рубашки, Тсуна быстро пригладил растрепавшиеся после сна волосы. Нужно отдать должное хорошему итальянскому климату, теперь с этими вихрами на голове можно бороться.
-Раз ты вчера решил получить часть того, что обещал не трогать, то есть меня, то я тоже требую кое-что свое, - Рокудо скрестил руки, прислоняясь спиной к окну.
-Да? И что же ты хочешь? - Савада скептически приподнял бровь, внимательно следя за действиями мужчины. Похоже иллюзионист начинает чувствовать себя гораздо свободнее.
-Я хочу прогуляться по саду, - мужчина уверенно кивнул, вновь выглядывая в окно. Молодой Вонгола на минуту задумался. Если все здраво оценить, то Мукуро и правда уж больно бледный, да и на улице не был уже приличное время. Совсем он об этом не подумал.
-Ну, хорошо. Прогуляться так прогуляться, но только под моим личным присмотром. Мне тоже не помешает проветриться. И да, передо мной ты можешь спокойно ходить голым, но на улицу советую все же надеть штаны, - насмешливый карамельный взгляд заскользил по обнаженным стройным бедрам мужчины. Иллюзионист фыркнул, подходя к шкафу и вытаскивая первые попавшиеся штаны. Савада позаботился о нем, скупил целый магазин разнообразной одежды. Хотя по сути надевать все это Мукуро было некуда.
-Спасибо за предложение, но и перед тобой я предпочитаю ходить в штанах, - поправив волосы, Рокудо спокойно прошел мимо шатена, подходя к двери и приоткрывая ее. Тяжелая атмосфера сразу же дала о себе знать. Мукуро гулко сглотнул и сделал шаг назад. Да, Хибари точно находится где-то рядом.
-Давай лучше я первый, - Тсунаеши тихо усмехнулся, спокойно открывая дверь и выходя за пределы комнаты.
Пару минут были слышны лишь приглушенные голоса двух человек, после чего иллюзионист был схвачен за руку и выведен в тот самый коридор. Рокудо лишь успел заметить удаляющуюся спину хранителя Облака, как его тут же повели вниз по лестнице, крепко держа за руку. Босс Вонголы был спокоен и даже в слегка приподнятом настроении, что в последнее время было большой редкостью. Из-за своего природного любопытства, Мукуро очень хотел разузнать, в чем же собственно дело, но потом решил, что не его это дело и вообще он тут пленный, так что пусть со своей проблемой Вонгола разбирается сама. Хотя, нельзя сказать, что настроение шатена никак не отображалось на нем. Когда тот был добрый, Рокудо мог рассчитывать на выполнение некоторых своих требований, а вот когда наоборот... Тогда к нему не заходили днями, и приходилось довольствоваться тем, что было приказано приносить каждый день. Не лучшая перспектива, особенно когда ты привык получать все, что тебе хочется.

Из размышлений мужчину вывел легкий толчок в спину и порыв теплого ветра в лицо. На улице действительно было просто превосходно, учитывая, что раньше он мог наблюдать за всем этим только через окно.
Тсунаеши быстро разогнал стоящую возле сада охрану, приказывая им сменить свое месторасположение. Пусть Мукуро этого и не скажет, но он был благодарен за возможность насладиться этим чувством свободы.

Солнце немного припекало плечи и макушку, но свежий ветер быстро компенсировал это неудобство. Весь воздух в саду пропитался сладким ароматом распустившихся цветов в клумбах и цветущих деревьев, а на многих ветвях виднелись сочные фрукты, которые садовники время от времени подают к столу.
Шатен услужливо отошел в тень деревьев, с кем-то тихо разговаривая по телефону. Он даже смотрел в другую сторону, но Мукуро прекрасно понимал, что мужчина следит за каждым его шагом и не позволит сделать больше, чем он сам считает допустимым.

Глубоко вдохнув приятный аромат цветов, иллюзионист присел на согретую солнцем скамью, впервые за долгое время ощущая себя поистине счастливым. Для пленного без права выбора он получает уж слишком много.
-Ты уделяешь мне слишком много внимания, - Мукуро закинул ногу на ногу, наблюдая за идущим к нему шатеном. - Что тебе на самом деле от меня нужно?
-Я ведь уже говорил, - Савада остановился в нескольких шагах от того места, где отдыхал иллюзионист. - Мне нужен ты. А если точнее, то ты сам и твои способности. У меня нет хранителя Тумана, и ты идеально подходишь на его роль. Всегда при мне, сильный, с мощным пламенем. Кольцо Вонголы примет тебя как родного, - Тсунаеши легко улыбнулся, устремляя взгляд в небо. Рокудо хмыкнул, тоже отворачиваясь в сторону. Он чувствовал, что что-то здесь не так. Это едва заметное колебание воздуха, блики света, тяжелая атмосфера, и тяжелый чужой взгляд, устремленный в спину Вонголы. Было странно, что шатен даже не двинулся с места. Такое чувство, будто он вообще не замечает ничего, что невозможно с его интуицией.
Присутствие кого-то постороннего становилось все сильнее, но Тсуна даже бровью не повел, так и продолжил смотреть в голубое небо и наслаждаться тишиной. Это стало выводить Мукуро из себя.
-Ты ничего не замечаешь? - иллюзионист медленно подошел к мужчине, вставая у того за спиной.
-Ты соскучился по моим объятиям? Как мило, - мужчина усмехнулся, поглаживая Рокудо по руке, которую тот неосмотрительно положил на плечо Савады.
-Нет, совсем не это, - Мукуро тихо хмыкнул, концентрируя синеватое пламя на кончиках пальцев. Но даже на это Тсунаеши никак не отреагировал.
Чужое присутствие стало совсем невыносимым. Правый глаз вспыхнул алым, а в руке буквально из тумана появился изящный остро заточенный трезубец.
-Это моя территория. Двум иллюзионистам тут будет слишком тесно, - точный взмах рукой и резкий выпад.
По рукоятке трезубца рубиновыми каплями стекает кровь, а воздух пронзает сдавленный крик противника. Савада усмехнулся, приказывая сбежавшейся на шум охране остановиться.
Из рук поверженного иллюзиониста выпадает пистолет, который Мукуро осторожно поднимает с земли и кидает в руки молодого босса.
-Я ни за что не поверю, что ты не просек, что тебе собираются пустить пулю в лоб, - Рокудо лишь сильнее надавил на рукоять, вонзая острый конец трезубца глубже в плечо врага.
-Я его сразу заметил, но все ждал, будешь ли ты спасать меня или же дождешься, пока я умру, и спокойно сбежишь отсюда, - мужчина пожал плечами, отдавая пистолет подчиненным и осторожно оттаскивая иллюзиониста в сторону.
Вражеского наемника тут же увели к корпусу допроса, где обычно обитает Хибари Кея.
-Тц, - трезубец растворился так же быстро, как и появился.
-Ты спас меня. Спас от иллюзиониста. Мне кажется, это гораздо красноречивей всего, что ты мог бы сказать, - Савада осторожно взял мужчину за руку, надевая на его палец кольцо тумана Вонголы. Мукуро скептически осмотрел новое приобретение, а после тихо хмыкнул.
-Я не давал согласия.
-Оно мне и не нужно. Ты мой хранитель, да и просто мой. Смирись с этим, - шатен резко развернулся, уходя в сторону особняка. Теперь он мог не бояться оставить этого иллюзиониста одного.
-Не советую так доверять мне. Туман очень обманчив, - Рокудо скрестил руки, наблюдая за бликами синего камня в кольце, в центре которого огнем горел герб Вонголы.
Примечания:
Ну, это типа снова я. Да-да, главы не было слишком долго, но моя совесть дала мне пинка, так что я снова начала писать. Месяц лета сделал свое, заставил вновь всеми лапками тянуться к ворду. Надеюсь, хуже других глава не стала, а то больно тяжело было снова начать писать.
Всем приятного летнего отдыха :3
Ваша Фран
 
#6

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 9
Тсунаеши нервно постукивал пальцами по столу, вчитываясь в очередной лист с жалобой, каждая строка в котором была написана разным почерком и подписана разными именами. С того момента, как он вручил Мукуро кольцо, прошло чуть больше недели, а новый, с таким трудом приобретенный иллюзионист, уже веселился на полную. Он дал ему относительную свободу, позволяя выходить из особняка в город под присмотром какого-нибудь Хранителя, или же Мукуро мог по его приказу ходить на задания, опять же только с Хранителем. Правда, для этого пришлось вновь постараться, но все же Рокудо сдался, попадаясь в ловушку из слов о свободе. Но теперь Савада начал жалеть, что поспешил с таким решением. За неделю это уже второй лист с жалобами разного содержания, но все они касались непосредственно его нового иллюзиониста. То он ради развлечения пошел на лекцию в университет, после чего благополучно сорвал ее своими комментариями, то он разрушил здание «черного рынка» (месть — это особое блюдо, которое Рокудо предпочитал на десерт), то они с Хибари что-то не поделили на переговорах, в ходе чего был уничтожен целый особняк дружеской семьи и прилегающие к нему территории. Хотя, в последнем Тсуна винил только себя. Лишь полный дурак вместе отправит на задание людей, которые при первой же встрече возненавидели друг друга. Но он посчитал, что «надзиратель» должен быть силен волей и непоколебим в своих намерениях, а под эту категорию людей подходил только Хибари. Нет, можно было, конечно, послать Ямамото, тот тоже проблемный противник для иллюзионистов, но все же Такеши - любитель чего-то нового и интересного, а у Мукуро таких идей было хоть отбавляй. Ах да, стоит ли говорить, что Рокудо успел найти себе последователей? Каково было удивление молодого босса, когда вместе с его Туманом в особняк пришли еще четыре человека, две миловидные девушки и два парня, хотя один из них был больше похож на животное, а Рокудо спокойным голосом заявил что они тоже теперь будут жить тут. Вся Вонгола дня два отпаивала себя кто чем, Савада же предпочел «лекарства» покрепче. Но, в этой ситуации были и свои плюсы. Стеснительная хрупкая девушка по имени Хром Докуро тоже оказалась иллюзионистом, и куда более покладистым, пусть и слабее, чем Мукуро. Теперь Тсунаеши без опасения мог посылать ее в неопасные задания, с которыми девчушка прекрасно справлялась. А вот Мукуро...

Дверь в кабинет довольно резко открылась, после чего на пороге появился немного помятый и растрепанный иллюзионист.
- Ты звал? Только давай быстрее, мы там с Ке-куном... ммм... поспорили, - мужчина кивнул, отчего-то потирая бок. Савада хмыкнул.
- Я устал восстанавливать особняк после ваших «споров», а еще приучи Кена хоть иногда вести себя как воспитанный человек. Но я сейчас не об этом, - шатен неторопливо встал, размял затекшую от долгого сидения на одном месте шею, еще раз глянул на исписанный листок и кивнул, видимо соглашаясь в чем-то с внутренним голосом.
- Так зачем ты меня звал? - Мукуро прикрыл дверь, опираясь спиной о косяк. Он все еще опасался своего новоявленного босса, но теперь был более дерзок и нагл, так как Савада не сможет причинить ему вред. И он один из немногих, кто позволял себе фамильярничать и не нести за это ровным счетом никакого наказания.
- Одной цели я добился — ты стал моим Хранителем. Дела идут не очень, но времени впереди у нас много, да и Кея уже получил распоряжения относительно тебя, - мужчина стал медленно подходить к напрягшемуся иллюзионисту. - Но, покупая тебя, я преследовал еще одну цель, - руки шатена оказались по обе стороны от головы Мукуро, отрезая все пути к отступлению. - И эта цель все никак не хочет ко мне приближаться, а я этого очень не люблю.
- Значит делаем какой вывод? Ты неправильно ставишь себе цели, - Рокудо старался говорить спокойно, хотя, видя перед собой эти непозволительно красивые карамельные глаза и по-дьявольски искушающую улыбку, сохранять спокойствие было не так-то просто.
- Нет, это значит, что я недостаточно настойчив. Позволить тебе почувствовать слишком много свободы было моей ошибкой, но я готов это исправить, - горячие губы коснулись щеки, постепенно приближаясь к чужим губам. Иллюзионист судорожно выдохнул, так как до этого совсем не дышал, что позволило Тсунаеши спокойно поцеловать мужчину, не пытаясь раздвинуть языком упрямо сомкнутые губы, как бывало при прошлых попытках получить хоть какой-то ответ на ласки.

Мукуро опомнился не сразу, на какое-то мгновение даже расслабляясь в сильных руках, но после настойчиво стал упираться руками в чужие плечи, хотя эти попытки не принесли никакой пользы, разве что Вонгола решил сменить место, повалив мужчину на диван и зажимая руки иллюзиониста у него над головой.
- Ты обещал ничего не делать, пока я сам не захочу, - Мукуро решил использовать свой последний шанс.
- Я и не буду делать ничего такого, пока ты не захочешь. Но я продолжу дразнить тебя до тех пор, пока ты не начнешь умолять меня об этом самом «таком», - шатен усмехнулся, одной рукой продолжая удерживать мужчину на месте, а другой забираясь под задравшуюся футболку. Кожа Мукуро все еще была немного влажной от пота, видимо серьезный у них там с Хибари «спор» наметился. Савада совсем легко провел пальцами по линиям ключиц, едва коснулся затвердевших сосков, опускаясь все ниже, уже всей ладонью провел по плоскому животу, касаясь самой кромки штанов. Рокудо затаил дыхание, незаметно для самого себя прикусывая губы и часто сглатывая. Возможно, где-то глубоко в душе он еще противится этому, но тело оказалось тем еще предателем, наслаждаясь каждым прикосновением.
- Я еще ничего не сделал, а ты уже так реагируешь, - шатен усмехнулся, ловя губами очередной громкий выдох.
- Заткнись, мне это совсем не нравится, - Мукуро повернул голову в строну, избегая поцелуя, но тем самым открыл свою шею, непроизвольно позволяя терзать поцелуями ее.
- Сейчас я проверю, насколько тебе это не нравится, - тонкие длинные пальцы неторопливо расстегивали пуговицу и ширинку на штанах, но это увлекательное занятие прервал стук в дверь.
- Джудайме, простите за беспокойство, но там внизу... как бы сказать... - по голосу было понятно, что Хаято замялся.
- Говори как есть. Я занят, - Савада раздраженно фыркнул.
- Там Вария, босс, - закончил за Хранителя Урагана Ямамото.
- Я и сам мог сказать, идиот!
- Да ладно тебе, ты еще от встречи с Бельфегором не отошел, - голос Такеши был как всегда беззаботный. Для него приход Варии был только в радость, хотя бы по той причине, что в этот день у него всегда была отличная схватка со Скуалло.
- Черт, только их мне сегодня не хватало, - шатен нехотя отпустил иллюзиониста, поднимаясь на ноги и приводя себя в порядок. Он уже было настроился на отличный вечер, плавно перетекающий в ночь, но закон подлости до сих пор не отпустил бывшего «никчемного Тсуну».
- Кажется, мне сегодня везет, - Мукуро облегченно выдохнул, застегивая так старательно расстегнутые штаны. Вария... Неужели своим спасением он обязан этой группе ненормальных? О них в Вендиче разве что легенды не ходили.
- Ты идешь со мной. Их иллюзионист пусть еще и ребенок, но заноза похуже тебя, - хмыкнув, молодой босс вышел из кабинета, чуть не снеся спорящих Гокудеру с Ямамото. Раздражение било через край, поэтому беседа будет не из самых приятных.

Внизу, как Тсуна и ожидал, творился полный балаган. Служанки группами толпились возле босса Варии, пытаясь угодить ему во вкусах. Из угощений в гостях, как все знали, Занзас предпочитал именно виски, но не каждый сорт был по вкусу несостоявшему десятому.

Другие члены Варии расположились кто где. Луссурия, Хранитель Солнца Варии, уже вовсю общался с Рехеем, но, судя по лицу Сасагавы, беседа эта ему совсем не нравилась. Правая рука босса — Скуалло, очень громко что-то доказывал как всегда широко улыбающемуся Бельфегору. Савада всерьез задумался, а выдержат ли эти пуленепробиваемые стекла громкий голос Суперби, которые он установил всего в двух комнатах особняка — в гостевой, потому что тут чаще всего собирались все Хранители, и комнате Ламбо, так как он был самым младшим и уязвимым из них.

Шатен мысленно уже выставил незваных гостей из особняка, но вслух сказал совсем другое.
- Какая неожиданная, а, главное, совсем незапланированная встреча, Занзас. Ты что-то хотел? - Тсунаеши спокойно подошел к своему креслу, усаживаясь в него.
- Тут серьезная проблема у семьи назревает, мусор, так что мне плевать, занят ты сейчас или нет, - Занзас хмыкнул. В алых глазах как всегда плескалась плохо сдерживаемая ярость, похоже, дело и правда серьезное, но это не отменяет хотя бы минимальные правила приличия.

Савада нервно сжимал и разжимал кулаки, стараясь держать себя в руках. Кольцо на пальце блеснуло оранжевым пламенем.
- Ой-ой, босс, я не думаю, что нам следует злить Саваду-сана, он же может и навалять нам, - почти незаметный для невооруженного взгляда мальчишка в большой шляпе, похожей на голову лягушки, отошел от книжной полки.
- Фран, заткнись. Это ты злишь нашего босса, за что он наваляет нам, - Бельфегор, без лишних раздумий, кинул в подростка пару остро заточенных ножей.
- Семпай, вы такой некультурный. Некрасиво ввязываться в чужой разговор.
- Погодите-ка, Фран? - Мукуро неожиданно материализовался возле Савады.
- Мукуро, я же тебе сказал быть всегда рядом, - Тсунаеши хмыкнул.
- Ой, учитель? - мальчишка вытащил из шапки последний нож, удивленно смотря на не менее удивленного мужчину.

В гостиной повисло молчание.
Часть 10
- Сенсей, я думал, вы уже умерли где-нибудь, - мальчишка в странной шапке сел в свободное кресло, складывая руки на коленях, как делают примерные дети.
-Не дождешься ты моей смерти, маленький засранец, - правый глаз Рокудо полыхнул красным. - Что ты вообще делаешь с этими... этими...
- Маньяками, - любезно подсказал ему появившийся в гостиной Гокудера.
- Маньяками! - тут же подхватил Мукуро.
- Но учитель, когда вы пропали, я остался совсем один, - Фран пожал плечами. - Я пытался заработать на улице фокусами, что вы научили меня...
- Это иллюзии, а не фокусы, - мужчина с трудом удержал себя от хорошей затрещины по зеленой макушке.
- Да какая разница? Так вот, я пытался заработать, но в городе была сильная конкуренция, поэтому я и попросился в Варию как иллюзионист. У них как раз не было никого на примете, - подросток закивал.
- Ши-ши-ши, - Бельфегор широко улыбнулся в своей манере. - Босс сначала посмеялся над этим земноводным, но лягушонок быстро убедил нас, что от него будет польза, в два счета обведя Леви вокруг пальца. Но кто бы мог подумать, что Вонголе достанется удивительный учитель нашего милого приемника.
- Бел-семпай, вы сейчас заигрывали со мной или с сенсеем? Савада-сан второго не оценит, а я не оценю первого, - Фран как всегда говорил с полным отсутствием эмоций на лице, так что трудно было понять, когда подросток шутит, а когда говорит серьезно.
- Ах ты ж маленький... - Бельфегор кинул в большую шапку на голове парнишки пару стилетов. - У меня слишком высокий статус для вас обоих. Так что не льсти себе и ему.
- Закончите свои разборки в другом месте, - Тсунаеши довольно быстро пришел в себя, дергая Мукуро за длинный хвост и притягивая его обратно к себе. Рокудо морщился, послушно отходя назад, пытаясь ослабить хватку на волосах, но Савада отпустил мягкие прядки лишь тогда, когда мужчина оказался непосредственно в поле его полной досягаемости. Рокудо фыркнул, поправляя хвост и на этот раз перекидывая волосы через плечо, чтобы шатену было сложнее до них дотянуться.
- Я пришел сюда не ради счастливых встреч давно разлученных, мусор, - Занзас слегка прищурил алые глаза. - Поэтому заткнись и дай мне закончить разговор с Савадой. Я хочу быстрее убраться отсюда.
- Я полностью разделяю твои желания, Занзас, - Тсунаеши кивнул, демонстративно укладывая руки на подлокотники кресла так, чтобы кольцо Вонголы ловило и отражало на себе блики заходящего солнца через окно. Мужчина уже давно понял, что на этих людей можно давить лишь силой и авторитетом, иначе они тебя просто не будут слушать.
Занзас намек понял, отчего его взгляд стал еще мрачнее, а в руках хрустнуло стекло бокала с остатками виски.
- Мусор...
- Ты продолжай, Занзас, а то скоро Дино обещал заехать, - Савада хмыкнул, услышав звук глухого удара чем-то железным о стену. Кажется, Хибари услышал то, что предпочел бы вообще не вспоминать.

Занзас дона Каваллоне тоже не особо любил, но иногда с его мнением тоже приходилось считаться, поэтому мужчина просто предпочитал избегать этих ненужных споров по поводу гуманного отношения к врагам.
- Семья Донати недовольна тем, что Вонгола ограничила ее свободу и сферу влияния на черном рынке. Они уже начали уничтожать наши самые доступные базы.
- Так почему же они не пришли непосредственно ко мне? - Тсунаеши наклонил голову.
- Потому что они в любом случае получили бы отказ на любые требования, - кажется, Занзас немного успокоился, погрузившись в работу.
- Это верно, - шатен кивнул, в задумчивости прикусывая нижнюю губу. - Думаю, нужно просто их уничтожить.
- Если бы это было так просто, мусор, я бы сюда не пришел, - тонкое стекло рассыпалось в руке под давлением пламени ярости. - У них отличная маскировка и осторожные люди. Леви уже неделю пытается отыскать их базу, но этот тупой мусор бесполезен в этом деле.
- Я тебя понял, - Тсунаеши неторопливо встал. Занзас тоже поднялся на ноги. - Отправлю на разведку Ямамото, и как только они будут найдены, подключим иллюзионистов и Хранителей, специализирующихся на уничтожении.

Варийский босс только хмыкнул и пошел к выходу, посчитав, что причин для продолжения их беседы больше нет. Другие гости тоже повставали со своих мест, отправляясь следом за боссом, только Фран на пару минут задержался возле Мукуро.
- Ты должен помочь мне сбежать отсюда, - Рокудо наклонился как можно ниже к подростку. Юный иллюзионист лишь похлопал глазами.
- Что? Сенсей, а вы разве тут не по доброй воле?
- Конечно же нет! - получилось слишком громко, чего мужчина совсем не планировал.
- Думаю, Савада-сан вас услышал и захотел кое-что с вами обсудить. А мне еще нужно догнать семпая, иначе они опять уедут без меня, - мальчишка быстро махнул рукой и убежал за остальными Варийцами. Рокудо фыркнул, мысленно пообещав открутить этому маленькому паршивцу голову, но от радужных мыслей о расчленении нерадивого ученика его отвлекло горячее дыхание в шею.
- Куда ты там сбежать собирался? - Савада усмехнулся, смыкая руки на талии мужчины, притягивая того ближе к себе.
- Подальше от этих домогательств и непристойных предложений, - Мукуро постарался шагнуть вперед, но сильные руки удержали его на месте.
- Правда? Ни разу не замечал такого, - шатен хмыкнул, легко поглаживая живот мужчины под тонкой футболкой.
Рокудо закусил губу, судорожно соображая, что он может предпринять, чтобы от него отстали хотя бы на несколько часов. Неожиданно иллюзионист почувствовал знакомую тяжелую ауру. В голове тут же созрел план.
- Савада, я тут краем уха слышал, что наше Облако очень любит подставлять зад одному небезызвестному боссу.
- У нас с Хибари сугубо деловые отношения, - молодой босс хмыкнул.
- Я не про тебя, а про дона Каваллоне, - Мукуро усмехнулся, чувствуя распространяющееся по гостиной желание убивать.
- Зачем ты завел этот разговор?
- Я бы хотел посмотреть на эту картину. Сильнейший Хранитель Вонголы как течная сучка подставляет свой зад и просит трахать его еще жестче и глубже.

Возле двери полыхнуло фиолетовое пламя, после чего в стену прямо напротив пары врезался еж из коробочки Хибари.
- Упс, - Рокудо довольно оскалился, отскакивая от немного шокированного мужчины. - Ке-кун, так ты все время был тут? Какой я неосторожный.
- Я убью тебя, травоядное, - брюнет был переполнен злобой и ненавистью. Фиолетовое пламя густым слоем покрывало тонфа Хранителя, а сам мужчина все ближе и ближе подходил к своей жертве. Мукуро хмыкнул, материализуя свой излюбленный трезубец, и как раз вовремя, потому что Кея, только заметив малейшее движение, тут же напал.

Долго иллюзионист не защищался, буквально через пару минут выпрыгивая в открытое окно, перенося бой в более просторное место, а главное как можно дальше от наблюдавшего за этим безобразием босса.
Савада лишь хмыкнул, смотря на осыпающуюся со стены штукатурку и осколки дорогой вазы на полу, которую его Хранители успели скинуть со столика при побеге через окно.
- Ладно, Мукуро, один-ноль в твою пользу, но я еще отыграю очки, – махнув рукой, шатен подозвал ошарашенных горничных, давая распоряжения по поводу уборки и вызова мастеров, чтобы привести стену в надлежащий вид.

Еле волоча ноги, Мукуро с трудом зашел в свою комнату и сразу же завалился на кровать. Сил не было даже для того, чтобы принять душ. Хибари гонял его по всей территории прилегающей к особняку Вонголы, при этом они успели разнести несколько садовых домиков и повалить пару тройку деревьев. Неизвестно, что бы могло произойти дальше, если бы Саваде все это не надоело, и он лично не разнял бы их. Рокудо даже удивился, как его не сокрушила та сила, с которой он принял удар Хибари, предназначавшийся его бедным ребрам? Бывало, что он таким ударом деревья в щепки разносил, а шатен даже не поморщился, словно пушинку отталкивая взрослого сильного мужчину в сторону.

После этого Хранитель Облака в срочном порядке был отправлен на задание, а Мукуро в свою комнату, приводить себя в порядок и спать. Как сказал Тсунаеши: «Спящий Мукуро — целый дом и мои нервы».
Иллюзионист хмыкнул, прикрывая глаза и буквально через несколько минут уже засыпая. День был насыщенным и тяжелым, а завтра вновь придется спасаться от наглых приставаний.

Дверь в комнату тихо приоткрылась, пропуская тонкую полоску света, а после человека внутрь помещения. Тсунаеши осторожно подошел к кровати, пару секунд наблюдая за спящим мужчиной, а затем и сам устраиваясь возле него. Мукуро завозился, непроизвольно прижимаясь к источнику тепла, а потом вновь затихая. Савада легко улыбнулся, натягивая на них обоих одеяло и крепче обнимая своего нового Хранителя. Ничего еще не закончилось и скоро этот строптивый мужчина будет его.
 
#7

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 11
Просыпался Мукуро трудно и с явной неохотой. Тело ужасно ломило после его конфликта с Хибари, а внутренний голос подсказывал, что ночью над ним кто-то мысленно надругался. Судя по легкому запаху уже знакомого одеколона этот «кто-то» прошлой ночью все же не постеснялся снова прийти сюда и воспользоваться его беспомощностью. Хотя, в данном случае, иллюзионист рад уже тому, что Тсунаеши ничего лишнего с ним не делал. Даже не оставил ни единого пятнышка на его коже, что было довольно странно, да и ушел он раньше. Может планеты наконец-то выстроились в ряд, и день, когда его оставят в покое, настал? Да нет, это вряд ли. Не такой он человек, этот босс Вонголы, чтобы от своего отступать. Но определенный подвох в этом был.
Посмотрев на время, Рокудо даже немного удивился своим способностям спать. Маленькая стрелка часов уже переступила черту в двенадцать часов, и теперь упорно приближалась к часу дня. Его никто не будил, не требовал пойти и что-то выполнить, так что Мукуро разумно сделал вывод, что сегодня никому не понадобится и может посвятить день себе. Пожалуй, начнет он это с хорошего завтрака, или уже обеда, а потом примет горячую расслабляющую ванну.

Встав с кровати и помянув нехорошим словом Хранителя Облака, Рокудо, тихо охая и ахая, все же сумел одеться, после чего вышел из комнаты. В коридорах было тихо, а тяжелая аура Хибари Кеи поблизости не ощущалась.
Оценив обстановку и степень своей безопасности, иллюзионист уже без опасения пошел к лестнице, спускаясь по ней на кухню. И все же, как бы Мукуро не отгонял от себя эти мысли, утро было довольно странным. Обычно Савада находится где-то рядом, а сегодня его присутствие в этом доме вообще почти не ощущалось. Да и Хранитель Урагана обычно не давал ему долго спать, поднимая своим топотом и ворчанием на Хранителя Дождя. Нужно разобраться с этим позже, а сейчас завтрак.

Пройдя на кухню, Мукуро тут же готов был выйти обратно. Возле окна стоял Хибари, но на этот раз был абсолютно спокоен и вообще никак не выдавал своего присутствия, потому-то Рокудо и не знал, где он находится.
Брюнет медленно повернулся к нему лицом, как-то странно улыбаясь.
- А я-то думаю, когда же ты сюда придешь, - Хибари усмехнулся, делая пару шагов вперед.
- Оя, а тебе что-то от меня нужно? - Мукуро быстро оценил, как долго сможет сегодня продержаться против этого человека и куда ему лучше сбежать. Выводы были неутешительными.
- Мне? Нет. Как и Саваде, - улыбка на тонких губах стала зловещей. - Он почти потерял к тебе интерес. И как только он это объявит всем, мы с тобой повеселимся, - кольцо полыхнуло фиолетовым пламенем, после чего мужчина так же спокойно вышел с кухни.

Иллюзионист пару минут стоял в ступоре. Им перестали интересоваться? Это вообще возможно? Если вспомнить все слова и действия Вонголы, то он просто не мог потерять к нему интерес. Или мог? С одной стороны это успокаивало, а с другой сильно било по самолюбию. Мукуро впервые не знал, как ему реагировать на новости.
Есть почему-то сразу перехотелось, а вот проветриться стало жизненно необходимым. Не задерживаясь ни минуты, мужчина тут же пошел к задней двери, ведущей прямиком в окружающий особняк сад. На улице все так же было жарко, как и тогда, когда его только привели в этот дом, но сегодня было особенно ветрено, так что прохладный ветер перебивал недостатки палящего солнца.

Немного пройдясь по территории, Мукуро понял, почему в доме было так тихо. Почти все, кто только мог, были на улице. Похоже, каждый решил устроить себе выходной, расположившись кто где. Если так подумать, то он впервые видит Гокудеру не в костюме, а в обычных штанах и футболке. В таком виде он даже перестал быть похожим на свою дикую кошку, превращаясь в обычного молодого мужчину. Даже Хибари как-то умудрился успеть сменить костюм на джинсы и рубашку, идя мимо охраны к выходу, возле которого его ждал дорогой красный автомобиль. Кажется, Рокудо знает, кому он принадлежит, что будет еще одним поводом подразнить и позлить Хранителя Облака.
Но в одном месте, в его самом любимом, было особенно большое скопление личной охраны Тсунаеши. Похоже, объект самых последних сплетен найден.

Тихо хмыкнув, Мукуро быстрым шагом отправился узнать лично, правда ли все это, или же в Хибари наконец-то проснулось чувство юмора, но, подойдя достаточно близко, желание говорить отпало напрочь. На том самом месте, где когда-то стояли он и Тсунаеши, сейчас стояли сам молодой босс и какая-то девушка. Шатен по-доброму улыбался ей, а юная особа мило смущалась и отводила взгляд. Было понятно, что это явно не встреча деловых партнеров. Савада осторожно держал ее руки в своих, медленно подходя к ней ближе. Рокудо резко отвернулся, не желая видеть то, что обязательно должно было последовать за этим. Только целующейся парочки ему в жизни не хватало. Тихо фыркнув, он зажег кольцо, после чего растворился в синеватом пламени. На душе было как-то... паршиво. Мукуро впервые почувствовал себя дешевкой, которую променяли на еще более дешевую вещь. Эта девушка... Да на месте Тсунаеши, он бы на нее даже не посмотрел. Нет, если подумать с другой стороны, то он же хотел, чтобы эти домогательства прекратились, но не так же резко и внезапно. Это должна была быть триумфальная победа, а не то, что произошло несколько минут назад.
Материализовавшись в своей комнате, иллюзионист тут же плотно закрыл дверь. Вонгола наверняка или увидел его, или почувствовал, но ему на это было уже как-то все равно.
Немного успокоившись, Мукуро решил, что просто так это не оставит. Пусть Савада снова его добивается, а потом уж он решит, поддаться на это или же нет.


***
- Сенсей, я совсем не понимаю, чем вы недовольны? - Фран удобно устроился на краю кровати мужчины, болтая ногами в воздухе.
- Как это не понимаешь? Тебя ведь тоже начали игнорировать, - Мукуро ходил из стороны в сторону, пытаясь придумать, как все вернуть на свои места. Внезапно появившийся вариец, спасающийся от разгневанного Занзаса, этому процессу не способствовал.
- Но у меня семпай сам по себе псих, а Савада-сан вроде бы здоров и с головой своей дружит, - парнишка пожал плечами, и, воровато осмотревшись, снял с головы свою огромную шапку.
- Еще скажи, что ты не пытаешься привлечь его внимание, - устав метаться по комнате, иллюзионист сел в стоящее у стены кресло.
- Обычно за это мне прилетает в шапку нож, - растрепав волосы, вариец облегченно выдохнул.
- Дожил, я спрашиваю совет у ребенка, - Рокудо закатил глаза.
- Вы не спрашивали у меня совета, - Фран перевел взгляд на окно. - Но если вам интересно, то я думаю, что с ним можно просто поговорить. Хоть вы и сильный иллюзионист, но он не поддастся ни на одну из иллюзий.
- Поговорить? - Мукуро задумался.
- Ага. Луссурия-сан иногда говорит капитану, что не нужно разносить боссу кабинет, а лучше просто подойти и сказать все, что он думает по этому поводу. Но обычно это заканчивается полуразрушенным домом и побегом всех, кому повезло выжить, вот как сейчас.
- Всегда знал, что у вас в Варии одни психи, - хмыкнув, мужчина поднялся на ноги. - Сегодня, пожалуй, я послушаю то, что ты говоришь.
- Хорошо, а я пойду, иначе меня посчитают дезертиром с поля боя, - надев шляпу обратно на голову, вариец исчез в тумане.

Больше не обращая внимания ни на что, Рокудо направился прямиком в комнату молодого босса.
Как он и ожидал, Савада был у себя, сидел на кровати и просматривал какие-то документы, но тут же отвлекся, когда Мукуро прошел в его комнату.
- Ты что-то хотел? - карамельные глаза уже не загорались при виде него, а голос был равнодушен и спокоен.
- Я тут случайно заметил тебя с девушкой сегодня утром, - мужчина прислонился спиной к стене.
- Да, я был утром с девушкой, - Савада пожал плечами.
- Вы встречаетесь? - иллюзионист решил долго не тянуть.
- А что? Тебе интересно? - Тсунаеши хмыкнул и снова уткнулся в бумаги, но на секунду Мукуро заметил легкую улыбку на его губах.
- Как-то странно, что ты с меня переключился на нее, - мужчина пожал плечами. - Честно скажу, она тебе явно не пара.
- Я сам буду это решать. А что касается тебя... Ты ведь отвергаешь меня, так зачем я должен тратить свое время? - шатен отложил бумаги и встал.
- А что, если я подумаю о том, чтобы дать тебе свое согласие? - Рокудо отвел взгляд. Было ужасно неудобно идти против своих же прошлых слов, но за этот день он действительно ощутил нехватку этих уже привычных приставаний. Да и не собирался он проигрывать какой-то бабе.
- Согласишься? - Савада прищурился, прижимая иллюзиониста к стене.
- Да, соглашусь. Не на все сразу, но на кое-что, - Мукуро уперся руками в плечи шатена, но тот подался еще ближе, целуя мягкие губы. Только было начавшее сопротивление исчезло само собой, а руки с плеч перебрались к шее, смыкаясь за ней. Сейчас Мукуро думал, а почему он, собственно, всегда сопротивлялся, если это и так было бесполезно? Мог бы расслабиться и получить удовольствие, ведь целуется он довольно неплохо. Но поцелуй прекратился так же быстро, как и начался.
- Мне нравится твое предложение. А сейчас сходи в мой кабинет, там в мини-баре в самом углу стоит бутылка шампанского, я хочу выпить с тобой, - отстранившись, Тсунаеши позволил Рокудо выйти из комнаты.
Как только мужчина скрылся из виду, возле окна тут же появился неясный синеватый силуэт.
- Все получилось?
- Да, не без твоей помощи, - Савада хмыкнул, снова садясь на кровать.
- Сенсей упрямый, а еще очень забывчивый, так что нужно ему почаще напоминать о его обещании. И больше я не смогу вам помочь, если он обо всем догадается, то накажет меня и не позволит вообще тут появляться, - силуэт поправил громоздкую шляпу.
- Хорошо, я все понял. И ты мог бы создать девушку посимпатичнее, - шатен пожал плечами.
- Я использовал мало сил, иначе сенсей бы все понял. Нам помогло только его замешательство и впечатлительность, - мальчишка закивал головой.
- Хорошо, можешь идти. Как и обещал, я выделю тебе месячный отпуск вместе с этим принцем, - Тсунаеши махнул рукой, после чего силуэт тут же растворился. Как же все-таки иногда полезно быть боссом. Нужно будет поблагодарить и Хибари за помощь, похоже, он неплохо справился со своей задачей. Цель почти в его руках.
 
#8

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 12
- Это седьмая! - Рехей со звоном поставил на стол небольшую сакадзуки (прим: чашка для саке), с вызовом смотря на сидящего перед ним Мукуро. - Сдаешься?
- Ни за что! - Рокудо хмыкнул, залпом выпивая свою седьмую порцию саке. Тсунаеши осторожно коснулся плеча мужчины.
- Может хватит? У итальянцев саке идет тяжело, вы народ не привыкший.
- Нет, я не уступлю ему, - Мукуро передернул плечами, кивком головы указывая на полупустой кувшин. - Наливай.
- Вот это стремление! Уважаю! - Сасагава резво разлил алкоголь. Выступавший в роли судьи Ямамото со смешком дал сигнал к началу.

Когда их мирная посиделка за бокалом шампанского успела превратиться во всеобщую попойку, Савада не знал. Возможно тогда, когда случайно зашедший в кабинет Гокудера возмущенно сообщил, что напиваться одному — это признак алкоголизма, и присутствие в кабинете еще и Мукуро его явно не переубедило. Дальше подошел Ямамото, за ним увязался Рехей. Тогда они все вместе спустились в большой зал, а затем по всеобщему согласию открыли бар, которым пользовались в исключительных случаях, например, по случаю приезда Занзаса.
Буквально через полчаса приехали Хибари с Дино Каваллоне. Тогда подвыпивший Мукуро не забыл упомянуть свои догадки по поводу их отношений, что опять же чуть не вылилось в полномасштабную драку, благо сам Савада был более чем трезв, поэтому все быстро урегулировалось. Дальше Рехей, как самый смелый, предложил Хибари саке. После девятой попытки заставить Хранителя Облака выпить с ними, тот все же сдался, посчитав, что уж лучше уступить сейчас, чем потом разбираться с последствиями своего отказа. Ну, а, как известно, где первая, там и вторая, а затем и третья. Дальше осталось споить только Тсунаеши, но за это взялся сам Мукуро, благоразумно решив, что его-то уж точно не убьют, и даже не покалечат, ибо был один весомый аргумент - «не дам».

Дальше было проще, так как пить начали все, правда в разных количествах. И вот сейчас самые активные устроили соревнования, а преимущество было явно на стороне Рехея.
- Тринадцатая! - Хранитель Солнца довольно усмехнулся, смотря как Мукуро прикрыл рот рукой, явно уже не имея даже возможности хотя бы просто смотреть на алкоголь.
- Победитель определен, - Ямамото убрал пустую бутылку под стол. Иногда он думал, что такие соревнования могут выдержать только Рехей и Занзас, и то, если будут пить друг против друга. Вот тогда бы бой был действительно интересный.
- Ну я же говорил, что тебе хватит, - Савада погладил привалившегося к его плечу мужчину. Рокудо только икнул, вновь прикрыв рот рукой. Сейчас нужно всеми способами удержать все в себе, иначе на утро будет крайне стыдно. Он еще ни разу не проигрывал в таком, но, когда противник был действительно силен, не стеснялся пользоваться иллюзиями. Теперь же такое не пройдет. Ямамото, Хибари, Тсунаеши — они прекрасно видели сквозь них, так что его обман бы быстро раскрылся. А рисковать здоровьем не хотелось, да и открытые насмешки иллюзионисту тоже терпеть не хотелось бы. Поэтому в кой-то веки честная игра грозила выйти Мукуро страстными объятиями с белоснежным другом. Вот позорище.
- Ты еще с нами? – перед мутными, затянутыми пьяной дымкой глазами мелькнула рука Савады. Тсунаеши уже всерьез начинало беспокоить состояние иллюзиониста: его «молодцы» уже были привычны к подобным посиделкам, а вот физически незакаленный Мукуро серьезно страдал.
- Пока да, - сдавленно прохрипел Рокудо, сильнее прижимая руку ко рту. – Но скоро отойду в мир иной.
- Не мели чушь, - закатил глаза Савада, подумав, что у Тумана начался пьяный бред. Краем глаза Небо заметил, как Хибари раздраженно фырчал на вусмерть пьяного Дино, отпихивая блондинистую голову подальше от своих колен. Надо отдать Мустангу должное: попыток с комфортом устроиться на коленях строптивого Облака он не оставлял. Тсуна даже позавидовал такому осли… лошадиному упрямству.
- Я вполне серьезно, - взгляд Рокудо несколько прояснился. Хмель частично сошел на нет из-за общего хренового самочувствия. – Меня тошнит, и если вывернет наизнанку прямо здесь, то вот этот, - Мукуро указал подрагивающей рукой на Хибари, - загонит меня в гроб своими насмешками.
- Детский сад, штаны на лямках, - устало вздохнул Тсуна, поднимаясь на ноги. – Ладно, вставай.
- Ты, должно быть, шутишь, - у Мукуро дрожали приоткрытые губы, он быстро и со свистом втягивал в легкие воздух, стараясь не думать о том, что в животе у него родилось кошмарное чудовище, которое непременно хочет вырваться наружу.
- Что, ножки не держат? – хмыкнул Савада, осторожно подхватывая пискнувшего иллюзиониста на руки. Рокудо, от небольшой встряски, поспешно зажал рот обеими руками, опасаясь, как бы его не стошнило прямо на Саваду. То-то он «обрадуется». – Кея, оставляю это все на тебя. Заставь потом их прибраться.

Усмехнувшись в ответ на довольный оскал, Тсуна не спеша пошел к лестнице, прижимая к груди свернувшегося в компактный клубочек иллюзиониста. Он чувствовал напряжение Мукуро как свое собственное, но помочь ничем не мог, только шел медленнее и аккуратнее, чтобы не создавать лишнюю тряску. Подъем по лестнице стал для Мукуро настоящим испытанием: он цеплялся за крепкие плечи и сопел в одуряюще пахнущую шею, втягивая в себя аромат дорогого одеколона вперемешку с пряным запахом самого Савады. И от этого второго запаха чудовище внутри словно успокаивалось. Тошнота, конечно, никуда не делась, но ее заметно оттеснило чувство защищенности и умиротворения. Возможно, Рокудо бы даже заснул в теплых объятиях, если бы не был пьян и если бы не помнил, кто его несет. А, самое главное, куда.
- Моя комната не здесь, - оповестил своего «носильщика» Рокудо, когда шатен несколько сместил его, открывая тяжелую дверь. – Савада, моя спальня рядом.
- Я в курсе, - мужчина уложил свою ценную ношу на прохладное покрывало, сам садясь на край широкой кровати. – Но сегодня ты спишь здесь.
- А я смогу уснуть? – фраза слетает с языка раньше, чем Мукуро успевает обдумать ее смысл. Но раз вякнул, то отступать уже поздно, поэтому иллюзионист насмешливо щурится.
- Не дразни меня понапрасну, - Тсуна раздраженно шипит, низко наклоняясь и выдыхая вздрогнувшему всем телом Мукуро в губы. – Я и так слишком долго иду у тебя на поводу.
- Да ты же все равно мне ничего не сделаешь, - вяло отмахивается Мукуро. На него накатывает пьяная усталость – взбунтовавшийся желудок решил пощадить своего хозяина и отложил позор на потом.
- Ты так думаешь? – Тсуна очерчивает пальцем контур мягких губ, скользит ниже, к острой линии подбородка, еще ниже, туда, где бешено бьется жилка. – Ты пьян в подошву и даже сопротивляться мне не сможешь, - второй рукой Савада забирается под рубашку, обводя кончиками пальцев ямку пупка: жилка начинает пульсировать сильнее.
- Прекрати, - Рокудо сбросил с себя оцепенение и резво подтянулся на локтях, отползая от мужчины подальше. – Я сказал, что соглашусь, но не на все и сразу.
- Я терпеть не могу, когда меня водят за нос, - Тсуна через голову стягивает с себя рубашку, обнажая поджарое тело, от которого Мукуро не может отвести взгляд. Хочется провести ногтями по матовой золотистой коже, оставляя после себя алеющие неровные дорожки, прикусить упругие горошины сосков, раздразнить, свести с ума… Вот только в их случае, с ума сходит один Мукуро.
- Неужели решился на изнасилование? – Рокудо невольно сглатывает, когда Савада дикой кошкой забирается на постель, упираясь руками в плотно сведенные колени мужчины и силой заставляя его раздвинуть ноги.
- Я постараюсь быть не слишком грубым, - усмехается Тсунаеши, сдергивая с Рокудо рубашку, но оставляя его так, чтобы не расстегнутые манжеты, плотно обхватывающие запястья, ограничивали движение. Мукуро комкает в руках мягкую ткань, пытаясь выпутаться – выходит из рук вон плохо, тело, опьяненное убойной дозой алкоголя, плохо слушается.
- Слушай, не надо, а? Я же все равно ни черта не вспомню, - Рокудо нервно облизывает губы. На самом деле вряд ли он забудет. Такое невозможно забыть.
- Мне это будет лишь на руку, - шеи касаются раскаленные губы. Мукуро дергается, пытаясь то ли уйти, то ли наоборот больше подставиться под прикосновение. Он и сам не совсем понимает, чего именно хочет.

Тело осыпают дразнящими ласками, иногда довольно болезненно прихватывая тонкую кожу зубами, оставляя россыпь укусов по всему телу. Савада начал думать, что Рокудо смирился – попытки увернуться, вырваться прекратились. Но теперь иллюзионист напоминал безвольную куклу, обвисшую в его руках. И это Тсуне не нравилось куда больше, чем сопротивление. Но стоило ему приблизиться к приоткрытым губам, как разноцветные глаза блеснули знакомой насмешкой.
- Знаешь… - Рокудо сгибает ногу в колене, упираясь ступней в пах нависающему над ним шатену. Под ногой чувствуется внушительный бугор, а по полуобнаженному сильному телу прокатывается легкая дрожь. Мукуро быстро облизывает губы. Савада оказался чертовски хорош. – Я сейчас могу как следует лягнуть тебя и оставить импотентом на всю жизнь.
- А, может, все же сдашься мне и используешь это по назначению? – Тсуна щурится, потираясь о ступню, с трудом не сбиваясь с дыхания. – Хотя бы один раз. Свалишь потом все на то, что был пьян.
- Я обдумаю твое предложение, - Мукуро нравится дразнить его, нравится знать, что это его тело так желанно для босса Вонголы, что тот, кому все приносят на блюдечке, так упорно его добивается. Это безгранично льстит.
- У тебя нет времени думать, - губы обжигает жаром поцелуя. Рокудо для приличия плотно сжимает губы, но вскоре сдается – напор Савады не так-то просто выдержать. Языки сплетаются в сумасшедшем танце, они даже стукаются зубами, как два озабоченных неумелых подростка. Мукуро в пылу поцелуя даже не замечает, что остался полностью обнажен – только на руках белым комом болтается рубашка.

Наконец Тсуна отрывается от припухших сладких губ, снимая с себя брюки вместе с бельем и отбрасывая в сторону. Рокудо раскинулся под ним на шелке покрывала, прекрасный и сейчас такой доступный. Сопротивление наконец-то оказалось сломлено, и теперь стройные ноги раздвигаются именно для него. И от этого начисто сносит башню.
- Что, даже не заставишь отсасывать? – Мукуро видит, как жадно шатен смотрит на его разведенные бедра, как пляшут яростные черти в насыщенной карамели глаз.
- Как-нибудь в другой раз, - Тсуна быстро дотягивается до тумбочки, выуживая из кучи хлама тюбик со смазкой и выдавливая прохладный гель сразу на судорожно сжимающуюся дырочку. Рокудо закусывает губу – Тсунаеши с ним не миндальничает, разом проталкивая в тугое отверстие два пальца, тут же начиная разрабатывать вход. Голова идет кругом от покалывающей боли, но это даже терпимо, если смотреть на лицо Савады. Видно, что мужчина сполна наслаждается процессом: то губу закусит, то быстро и жадно облизнется, и неотрывно смотрит, как пальцы то выскальзывают, то вновь исчезают в тугой, чуть покрасневшей дырочке. Он находит пальцами шарик простаты, ненавязчиво проходится по нему подушечкой, срывая первый хрипловатый стон. Рокудо словно не решается стонать в голос.
- Нас никто не услышит, - Тсуна неспешно разводит пальцы, сам чуть ли не выстонав имя несносного иллюзиониста: задница этого паршивца словно создана для того, чтобы ее вот так беспощадно и глубоко трахали пальцами.
- Не в этом дело, - у Мукуро закатываются глаза от разливающегося внизу живота наслаждения. Черт, кто же мог подумать, что это так приятно. – Хватит уже.
- Хватит чего? – все он прекрасно понял, но теперь очередь Тсуны дразнить.
- Растягивать. Я готов, - голос Рокудо срывается на свистящий шепот. Он обхватывает ногами поясницу мужчины, призывно двинув бедрами. – Ну же.
- Что, сдаешься? – Савада нарочито медленно вытягивает скользкие от смазки пальцы, ловя невероятный кайф от туго обхватывающих его стенок.
- Да, да, черт тебя дери, сдаюсь, - Рокудо запрокидывает голову и гортанно стонет, раздвинув ноги еще шире. Тсуна жарко выдыхает – от одного этого вида можно кончить. – Твоя взяла. Но взамен ты должен взять меня.
- Непременно, - быстрая тень улыбки пробегает по алеющим губам. Один плавный толчок, и Рокудо захлебывается в собственном стоне – невероятное ощущение наполненности, дикий контраст боли и наслаждения. Бархатистая головка упирается в простату, и Тсунаеши каждым движением задевает ее, распространяя по хрупкому телу иллюзиониста волны безумного удовольствия. Мукуро извивается под ним, надавливает пятками на поясницу, и Тсунаеши уверен, что будь у мужчины свободны руки, тот расцарапал бы ему все плечи и спину. Савада до синяков сжимает бедра, надавливая на выпирающие тазовые косточки, мешая Мукуро ерзать и подмахивать в ответ на каждый толчок. Мужчина даже не пытается выдерживать определенный темп: он двигается рвано, размашисто, сбито, до безумия жадно, как зверь, дорвавшийся до добычи. Рокудо стонет в голос, чувствуя разливающуюся по телу волну приближающегося оргазма. Член болезненно пульсирует, требуя внимания, и Мукуро хнычет, надеясь, что Савада все же хоть раз, но пройдется ладонью по колом стоящему органу. Но тот лишь усмехается и принимается вбиваться в податливое, максимально раскрытое для него тело с еще большим остервенением. Рокудо долго такое безумство не выдерживает и кончает, прогнувшись бесподобной дугой. Тсуна совершает еще несколько судорожных фрикций, прежде чем выходит из размякшего после оргазма тела и изливается Мукуро на живот, мешая свою сперму с его собственной. А затем устало опускается рядом, не сводя глаз со своей желанной добычи. Рокудо некоторое время лежит, расслабленно водя кончиками пальцев по животу, размазывая их сперму. А потом тихо, несколько истерично смеется.
- Ты чего? – насторожено спрашивает Савада, перебирая влажные волосы любовника.
- Я кончил задницей. Да еще и под тобой. Стыд и позор мне, - Мукуро прикрывает глаза, а голос его звучит развязно и пьяно. Тсуна хмыкает и укрывает иллюзиониста покрывалом.
- Утром терзаться будешь. А пока спи.
- А разве ты не собираешься трахать меня всю но… - Рокудо не успевает договорить, проваливаясь в безмятежную дрему, которая буквально через пару минут сменилась крепким усталым сном. Тсуна же просто лежал рядом, гладя расслабленного иллюзиониста по голове и прислушиваясь к размеренному дыханию. Ему не хочется, чтобы ночь заканчивалась.
 
#9

Immortal Soul

Администратор
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
3,781
Симпатии
1,222
Баллы
390
Offline
Часть 13
Утро выдалось на удивление тихим, а, точнее, слишком тихим для вечно занятых жителей этого особняка. Обычно Мукуро просыпался легко, но сегодня иллюзионист с большим трудом разлепил тяжелые веки и еще примерно минут пять вообще приходил в себя. Голова просто раскалывалась, а во рту был противный привкус. Давно же он не напивался до такого состояния.

Попытка перевернуться на бок не увенчалась успехом, потому что свободно двигаться ему мешала тяжелая рука, крепко удерживая его на месте за талию. Рокудо с трудом повернул голову, вглядываясь в лицо спящего рядом с ним человека. Растрепавшиеся каштановые волосы, легкая улыбка на губах, чуть подрагивающие во сне ресницы. Такой Савада как никогда напоминал ему того четырнадцатилетнего подростка с фотографии, которую он однажды откопал в столе мужчины среди старых и давно забытых бумаг. Тогда-то Тсунаеши ему и признался, что раньше был совершенно другим, ни капли не похожим на себя нынешнего.

Увидев рядом с собой Саваду, Мукуро не испытал отвращения или испуга, он даже не чувствовал сожаления и внутренних терзаний, хотя прекрасно помнил, что он делает в его кровати и как вообще тут оказался. Все казалось таким... естественным и привычным, словно так было всегда. Да, он сдался, проиграл, подчинился, и хоть Рокудо терпеть не мог проигрывать, но в этот раз готов отступить. Не такое уж и страшное это поражение.
Иллюзионист осторожно провел пальцами по щеке мужчины, а после вздрогнул, когда сонные карамельные глаза посмотрели точно на него.
- Ты уже проснулся? - Савада перевернулся на спину и сладко зевнул. На часах было уже почти одиннадцать и спать до такого времени для него было в новинку.
- Как видишь, - Мукуро чувствовал себя немного неловко, а вот Тсунаеши, кажется, не испытывал ни малейшего смущения.
Шатен пару секунд о чем-то подумал, после чего с довольной улыбкой повернулся к иллюзионисту.
- Я выполнил свое обещание. Ты сломался и оказался в моей постели, - мужчина неторопливо слез с кровати, разминая затекшие после сна мышцы. Мукуро в очередной раз разглядывал чуть подзагорелую кожу и ровную спину, широкие плечи и крепкую шею, а затем плюнул на все и с наслаждением откинулся на мягкие подушки.
- Да, я сдался. Но это лишь один раз, больше такого не повторится, - Туман чуть прищурил разноцветные глаза, наблюдая как Тсунаеши также неторопливо одевается.
- Да, ты прав. Больше я не буду устраивать такие противостояния характеров. Я добился своего, выполнил обещание, теперь выбор только за тобой: останешься ли ты рядом со мной в качестве моего любовника и хранителя, или же уйдешь, начав жить так, как хочется тебе, - голос Савады был очень серьезным, но он так и не повернулся к Мукуро лицом. Иллюзионист хмыкнул.
- Я мучился столько месяцев, чтобы услышать от тебя: «Было круто, теперь ты свободен» и посмотреть, как ты машешь мне ручкой? Ну и наглец же ты, Савада Тсунаеши, - Рокудо встал с кровати, подходя к шатену со спины и опираясь подбородком о его плечо. - Я слишком долго мучился, чтобы позволить тебе жить спокойно и счастливо. Я никуда не уйду и останусь с тобой.

Савада легко улыбнулся, запуская руку в мягкие распущенные волосы своего уже любовника. Пусть это и прозвучало как упрек и даже некая угроза, но он давно научился различать истинные чувства людей. Мукуро никогда от него не уйдет, по крайней мере к кому-то другому. Если такое произойдет, то долго им не жить. У босса Вонголы есть два правила: первое — всегда выполнять свое обещание, второе — никогда не отпускать то, что принадлежит ему.

- Тебе не кажется, что в доме подозрительно тихо? - Мукуро нехотя отстранился от ласкавшей его руки. И без того спутанные волосы выглядели теперь еще хуже. Почему-то Тсунаеши нравилось больше трепать его по волосам, чем действительно гладить.
- Ты считаешь это чем-то подозрительным? - шатен помог иллюзионисту собрать вещи с пола, а затем не без удовольствия наблюдал за его переодеванием.
- Да, это странно. Хибари у нас птичка ранняя, даже после хорошей пьянки встает рано, - Рокудо собрал волосы в хвост, перед этим с трудом их расчесав.
- Надеюсь, там не случилось нечто такое, за что мне потом отвечать, - Тсунаеши хмыкнул, первым выходя из комнаты и спускаясь вниз. Мукуро шел за ним, уже быстро вообразив в своей голове все варианты продолжения вчерашней ночи и придумав парочку язвительных комментариев.

Савада остановился на последней ступеньке, с трудом сдержав стон отчаяния и закрыв лицо руками. Иллюзионист, оглядев комнату, тихо присвистнул. Бар, еще вчера вечером заполненный бутылками, был пуст и разве что не блестел изнутри, зато пропавшие бутылки оказались разбросаны по всей гостиной, а точнее по тому, что от нее осталось. Кажется, кто-то из его молодцев вчера успел подраться. Наверняка у Тсунаеши просто сработал защитный механизм в голове и именно поэтому он ночью ничего не слышал, психику свою берег.
Сами хранители расположились кто где, и даже ответственный за разгон всех по комнатам Хибари мирно спал на диване, видимо, предварительно согнав с него спящего на полу Дино.
- И за что мне такое наказание? - Савада глубоко вздохнул, прикинув, сколько времени ему потребуется, чтобы привести друзей в чувство и как долго ему придется восстанавливать голос после всего того, что он выскажет им. Своих друзей надо любить, но и вправлять им мозги тоже иногда нужно, особенно, если ты босс.
- Полагаю, все дела на сегодня отменяются? - Мукуро усмехнулся, быстро запечатлев сию прекрасную картину в голове, будет иногда потом Хибари показывать.
- Да, дела отменяются, - громко кашлянув, Тсунаеши вышел в центр гостиной. - А ну подъем, бездельники! У меня к вам очень серьезный разговор!



***
Большое темное здание полыхало красным огнем, освещая пустые ночные улицы и дома с черными окнами. Да, люди там были, но все предпочитали оставаться в теплых кроватях, делая вид, что ничего страшного не происходит. Огонь до них не дойдет, ведь те, кто устроили этот пожар, не допустят такого. Внутри самого горящего здания еще были слышны крики людей, звон бьющегося стекла, треск тлеющего дерева и тихие разговоры у самого входа.
Высокий шатен с безразличием смотрел на лежащие возле дома бездыханные тела людей и на пожирающее здание пламя урагана. Его совсем не волновали крики ужаса, боли и отчаяния, доносившиеся изнутри. Его хранители наоборот спасают этих людей, даря им быструю смерть, а не медленное исчезновение в адском пламени.
- Как жаль, хороший был аукцион. Только вот зря они похитили наших людей для продажи.
- А мне вот его нисколько не жалко, - Мукуро хмыкнул. - У меня с этим местом свои счеты.
- Сжигаешь прошлое? - мужчина прищурил карамельные глаза. Близился рассвет, скоро нужно будет уходить отсюда.
- Да. Этому больше нет места в моей жизни. Да и я все равно собирался это сделать, только ты меня опередил, - Рокудо пожал плечами, послушно прижимаясь к своему любовнику.
- Мы закончили, - появившийся рядом с ними Ямамото был своеобразным сигналом к отступлению. Скоро тут появится полиция, проведет полный осмотр обгорелых останков, сосчитает трупы, заведет дело и отложит его в очень долгий ящик. Все и так знают, кто это сделал, но знания эти ничего не дадут. Все улики стерты, свидетелей нет, доказательств тоже. Вонголу нельзя вычислить или найти, особенно после того, как у нее появился сильный иллюзионист, полностью подчиняющийся своему боссу.
 
Сверху Снизу