Спор (Гет, романтика, NC-17)

#1

Ann.lev

Прохожий
Регистрация
21.05.2021
Сообщения
3
Симпатии
1
Баллы
8
Offline
Название: Спор
Автор: Ann.lev
Пэйринг и персонажи: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер, Джинни Уизли, Рон Уизли, Блейз Забини.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Волшебники / Волшебницы, Магические учебные заведения, Магия, От врагов к возлюбленным, Первый раз, Повседневность, Романтика, Элементы ангста.
Предупреждения: нет
Размер: планируется Макси, написано 69 страниц, 8 частей
Статус: в процессе
Описание:
— Напомни мне, чтобы я с тобой больше никогда не спорил, — сухо сказал Драко, перешагивая через скамейку, Блейз немного сдвинулся, освобождая место для друга.

— Дружище, это было...

— Заткнись, Забини, просто заткнись.

Он уже дюжину раз пожалел, что когда-то согласился поспорить с этим ушлым идиотом, которого он, время от времени, называл лучшим другом.
 
#2

Ann.lev

Прохожий
Регистрация
21.05.2021
Сообщения
3
Симпатии
1
Баллы
8
Offline
Гермиона сидела на небольшом уютном диванчике в своей, не менее уютной, квартире, когда ее камин вспыхнул зелёным огнём и из него вышла ее подруга. Был конец лета и Джинни часто приходила к ней, зная, что скоро начнётся учёба и видеться они смогут лишь на каникулах.

Рыжая аккуратно переступила через камин в ожидании увидеть уже привычную картину. На удивление девушки, Гермиона спокойно сидела, не подавая никаких признаков затянувшейся депрессии. В квартире было чисто, никаких скомканных салфеток, разбросанных вокруг дивана, полупустых кружек с чаем и спертого воздуха. Через открытое окно в небольшую комнату врывался свежий ветер, заставляющий невесомые занавески колыхаться.

— Гермиона, что происходит? — Джинни посмотрела на нее пытливым взглядом, ожидая, что та поднимет на неё красные от слез глаза, как это было каждый день, на протяжении двух месяцев.

— О чем ты, Джин? — Гермиона подмяла под себя одну ногу и выглядела, если можно так выразиться, живой. Джинни с минуту внимательно изучала ее лицо.

— Хочешь сказать, что меня не было два дня, а ты здесь... ну... — рыжая потёрла виски, которые начали беспощадно пульсировать, отдаваясь болью в затылке. — У тебя все в порядке?

— Не понимаю тебя, конечно у меня все в порядке, почему должно быть иначе? Казалось, что Гермиона действительно не понимает, о чем та говорит.

— Так, стоп, ты ничего не помнишь? — Джинни неуклюже села в кресло напротив дивана, на котором расположилась ее подруга.

— Да, я ничего не помню, кто ты? Что я здесь делаю? — Грейнджер начала наигранно озираться по сторонам. Актрисой она была плохой, потому желаемого эффекта на рыжую не произвела.

— Я серьезно, Гермиона, что ты сделала? — Рыжая обвела тесную комнату взглядом Шерлока, пытаясь увидеть что-нибудь странное.

— Я разбираю свою почту, Джин, ты против? — Девушка откидывала в сторону рекламные буклеты, отделяя их от важных писем, чтобы позже выкинуть.

Первой мыслью было позвать Гарри и Рона, потому что сейчас голова Джинни буквально разрывалась. Два дня назад Гермиона лежала на этом злополучном диване и убивалась, никто не мог ее покормить, или даже влить в неё немного воды. И сейчас она сидит напротив и излучает спокойствие всем своим видом, аккуратно распределяя почту по принципу, известному только ей. В духе Гермионы Грейнджер.

Золотое трио попрощалось с Хогвартсом 2 месяца назад. Сейчас каждый пытался найти своё место в жизни. Гарри сразу же подал документы в Аврорат, все знали о том, что это было его давней мечтой. Через несколько дней ему предстояло пройти курсы мракоборцев. Рон же составил компанию своим братьям в магазине, который близнецы открыли ещё в 1996 году. «Всевозможные волшебные вредилки» был на пике популярности и приносил неплохой доход. Все переживали за Гермиону, глядя на ее состояние. После выпускных экзаменов она покинула школу, не попрощавшись ни с кем, даже с любимыми преподавателями.

Джинни решила пойти ва-банк и притянула к себе свою сумочку, выудив из неё журнал, она встала и подошла к подруге. Гермиона смотрела на неё, молча выжидая. На низкий столик упал глянцевый журнал, на обложке которого, крупными буквами было написано «Еженедельник ловца». Чуть ниже почти на всю страницу была колдография с изображением двух спортсменов. Оба были в одинаковой спортивной форме и широко улыбались. Колдография зациклилась на моменте, когда блондин закидывал руку на плечо своего товарища. Грейнджер несколько минут смотрела на повторявшуюся картинку и перевела взгляд на Джинни.

— И?

— Ты узнаёшь их?

— Джинни, ты пугаешь меня, конечно я узнаю их, мы учились с ними 7 лет. Я не страдаю провалами в памяти.

— Что ты помнишь? — Рыжая наседала на подругу.

— Блейз Забини и Драко Малфой, слизеринцы, гадюки, придурки, мелочные аристократишки, помешанные на чистоте крови, — Гермиона загибала пальцы, делая вид, что задумывается при каждом слове. — Этого хватит?

— Это все? Больше ничего не помнишь? — Джинни сделала глубокий успокаивающий вдох, всерьёз задумываясь о том, не сошла ли ее подруга с ума.

А может, это у неё проблемы с головой? Может пора ехать в Мунго? Одной из двух точно нужна медицинская помощь, осталось понять, кому именно.

Гермиона тем временем открыла журнал и с интересом рассматривала статью, с кричащим названием: «лучшее приобретение Татсхилл Торнадос» Джинни прочитала статью ещё в Норе. Оказалось, эти двое после окончания Хогвартса были просто нарасхват. Работать они, конечно же, не собирались, поэтому сразу начали строить спортивную карьеру. Все и так знали, что оба были перспективными игроками, потому предложений было уйма, несмотря на юный возраст. Из статьи стало ясно, что их выбор пал на Торнадос, что, в принципе, не удивительно. Эта команда уже несколько лет была на вершине турнирной таблицы Лиги.

— Два павлина, — фыркнула Гермиона, чем вернула Джинни из задумчивости.
— Зачем ты принесла это? Ты же знаешь, я не интересуюсь квиддичем.

— Не бери в голову, дорогая, — Джинни медленно обошла диван, осматриваясь вокруг. На глаза попался пустой бутылёк, закатившийся под ножку комода. Она нагнулась, чтобы взять его. Она покрутила его в руке, понюхав. С виду обычная склянка для зелий, без всякого запаха и других опознавательных знаков. — Гермиона, что это?

Грейнджер повернулась в ее сторону и негодующим взглядом осмотрела бутылёк в руках Джинни.

— Я.. Я не знаю, Джин. В первый раз вижу это, — она махнула рукой, подзывая подругу подойти ближе.

Гермиона покрутила в руках склянку, дублируя действия, которые ранее уже проделала Джинни и задумалась.

— Я понятия не имею откуда это в моем доме. Я храню свои зелья в других бутыльках.

— Ты выпила это? — Джинни нависла над Гермионой, забирая из рук неизвестный флакон.

— Я не знаю, точнее.. Я не помню, чтобы я пила что-то. Честно, Джин.

Девушки уставились друг на друга.

— Хорошо, что ты помнишь о последнем месяце учебы? — Джинни начала измерять комнату шагами, чем сразу же подействовала на нервы подруги.

— Сядь, Джин, — Гермиона потянула ее за рукав, усаживая рядом с собой. — Я все помню, мы сдали экзамены, были на выпускном балу и я уехала. Не понимаю, почему тебя так это волнует?

— Мне пора идти, я могу взять это с собой? — Рыжая соскочила с места, и, не дожидаясь ответа, схватила пустой бутылёк и засунула в свою сумочку, избегая взгляда подруги.

— Да, конечно. Ты можешь объяснить мне в чем дело? — На лице Гермионы отразилась паника, и Джинни крепко обняла подругу.

— Все в порядке, дорогая, ты не думай об этом, — она клюнула девушку в щеку и направилась к камину. Нужно срочно найти Гарри. Джинни заскочила в камин и исчезла так же быстро, как появилась.
 
#3

Ann.lev

Прохожий
Регистрация
21.05.2021
Сообщения
3
Симпатии
1
Баллы
8
Offline
3 месяца назад.

— А я говорю тебе, что последний гол не считается! — Два друга одновременно спрыгнули со своих баснословно дорогих нимбусов, собираясь покинуть поле для квиддича.

Майское солнце разогрело воздух до плюсовой температуры, от чего щеки слизеринцев раскраснелись, а на лбах выступила испарина. Ситуацию спасал только прохладный ветер, обдувающий разгоряченные после игры тела, взъерошивая всегда идеально уложенные волосы чистокровных аристократов.

— Дружище, просто признайся, что ты прозевал и прими поражение, как настоящий мужик. — Блейз похлопал друга по плечу в успокаивающем жесте, от чего Малфой инстинктивно дернулся всем корпусом, пытаясь отстраниться.

— Мы договаривались играть честно, ты специально отвлёк меня! — Драко никак не мог смириться с таким унизительным поражением, когда победа была так близко. Он знал, что этот несносный змей выжмет из своего выигрыша все, что сможет. Спорить с ним было плохой идеей, пожалуй.

«Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься»,— пронеслось в голове блондина, когда они, наконец, приблизились к раздевалкам.

Сбросив спортивную форму, оба отправились в душ, не прерывая одушевлённого спора о честности импровизированного матча, наградой за победу в котором было исполнение одного желания. Наверняка унизительного настолько, насколько у Забини хватит воображения.

Месяц, всего месяц остался до конца учебы. Через 30 дней все студенты отправятся на каникулы, а седьмой курс прямиком во взрослую жизнь. Только те, кто переживет итоговые экзамены, конечно.

Обоим слизеринцам уже начали поступать предложения от тренеров по квиддичу, даже знаменитый «Татсхилл Торнадос» хотели заполучить ловца в лице Драко Малфоя и нападающего в лице Блейза Забини. Собственно, этим парни и планировали продолжать заниматься по жизни — квиддичем, осталось определиться с командой, заручившись поддержкой от школьного тренера, в виде положительных рекомендаций.

Оба парня явно не были обделены талантом, а перспектива просиживать штаны, сидя в пыльных кабинетах министерства магии, не улыбалась ни тому, ни другому.

***
Уже почти пять минут воздух в Большом Зале сотрясал неистовый смех одного слизеринца благородных кровей. Ученики за столами притихли, пытаясь понять, что его так развеселило, почему всегда надменный, безэмоциональный Малфой смеётся во весь голос, совершенно забыв про манеры. Сидящий рядом с ним Забини явно был в шоке от происходящего не меньше, возможно, он уже начал переживать, не пора ли вызывать специалистов из Мунго.

— Это очень смешно, Блейз, — продолжал заливаться блондин, не обращая внимания на недоумевающие взгляды, обращённые на него.

— Это не шутка, дружище. — поспешил оповестить его мулат.

В одну секунду лицо Малфоя снова окаменело, возвращая привычный образ высокомерного слизеринца.

— Это какая-то первоапрельская шутка, Забини? — Былое веселье испарилось так же быстро, как появилось, голос блондина был серьёзным, а глаза тут же потемнели.

— О, нет, мой дорогой друг, я на полном серьезе, ты проиграл и это мое желание. — В глазах Блейза будто плясали чертики, он был явно доволен собой.

— И как ты себе это представляешь, позволь поинтересоваться? — Драко вскинул брови.

Забини откинулся назад, скрещивая ноги под столом. Закинув руки за голову, он бросил безразличный взгляд на гриффиндорский стол, задержавшись чуть дольше, чем следовало, на золотом трио.

— Ты пойдёшь на выпускной бал с Грейнджер, — снова посмотрел на блондина и улыбнулся так, будто чувство страха ему не чуждо. — А как ты это устроишь уже не моя головная боль, друг.

Малфой смерил его ненавистным взглядом, не веря в происходящее.

— Как ты себе это представляешь? — повторил свой вопрос Драко, — «Эй, Грейнджер, я оскорблял тебя последние 7 лет, не желаешь слиться со мной в страстном танце на выпускном балу?» так, что ли? — Из Малфоя вырвался совершенно истеричный смешок, абсолютно ему не свойственный.

— Да хоть бы и так, я же говорю, мне все равно, как ты это устроишь. Главное, чтобы вы пришли туда вместе и отплясывали весь вечер, — Цокнув языком, парировал мулат. — У тебя есть месяц, чтобы это провернуть, — добавил он будничным тоном, будто это плевое дело.

Что ж, чай он уже выпил, осталось только повеситься. Этот день уже ничего не сделает хуже.

— Она не согласится, ты же понимаешь это? — Обречённо озвучил абсолютно очевидную вещь Малфой. — Даже если случится чудо, то ты думаешь, что эти гриффиндурки позволят этому произойти?

Оба уставились на ничего не подозревающих Поттера и Уизли, сидевших по обе стороны от виновницы сея торжества.

Малфой остановил взгляд на девушке. Гермиона сидела за столом, лениво ковыряясь в своей тарелке, изредка кивая и поддакивая на высказывания своих недоумков друзей. Она выглядела озадачено, если не печально. Стало до одури интересно, о чем сейчас думает эта зубрилка.

Будто почувствовав на себе чужой взгляд, Грейнджер подняла голову и тут же встретилась со сталью в глазах слизеринца, рассматривающего ее дольше, чем он мог себе это позволить. Она вскинула брови в немом вопросе, не понимая, что его могло заинтересовать. Драко несколько раз моргнул, будто пытаясь растворить ее образ перед глазами и безнадежно вздохнул.

— Я в дерьме. — Понуро промямлил он себе под нос, ощущая всем нутром, как рядом с ним бесшумно смеётся Забини.

***​

Уже в тот же вечер в гостиной Слизерина была только одна новость на повестке дня. Каждый считал своим долгом подшутить над блондином, из-за чего тот начал выходить из себя.

Чертов Забини не может держать свой чертов язык за зубами.

Малфой был мрачнее тучи и метал грозные молнии в каждого, кто подходил к нему, безуспешно пытаясь остановить этот снежный ком, который с бешеной скоростью разрастался и нёсся прямо на него. Того и гляди, Грейнджер узнает о том, что она идёт на бал с Драко Малфоем не от него, а от самого Дамблдора.

Хотя, может идея совсем неплохая, по крайней мере, он сможет избежать этого страшно неловкого разговора с ней наедине.

Перед глазами снова всплыл образ девушки. Совершенно непослушные волосы, выразительные карие глаза, которые она щурила, когда была чем-то недовольна. Гордо задранный подбородок.

Черт, почему Забини выбрал именно ее?

Стоит отметить, что Малфой совсем не боялся быть отвергнутым, он переживал о том, что ему придётся с ней танцевать, держать в своих объятьях, придерживать за руку, в общем, весь вечер потратить на обхаживания этой зазнайки. Блондин снова застонал от безысходности, потирая переносицу.

***​

— Ещё немного и я подумаю, что ты решил меня опрокинуть, мой дорогой друг, — крикнул Забини в спину идущему в развалочку Малфою.

Обернувшись на звук знакомого голоса, Драко закатил глаза, заведомо предчувствуя неприятный ему разговор.

— Забини, ты сам сказал, что у меня есть четыре недели. С того момента прошло 2 дня, что тебе от меня надо? — вытаскивая руки из карманов, чтобы злобно сложить их на своей груди отрапортовал он.

— До моих ушей дошёл слушок, что за нашей прелестной заучкой выстраивается очередь из желающих пригреть ее в этот слезливый вечер прощания со школой, знаешь? — подходя ближе сказал мулат, так, чтобы разговор между двумя слизеринцами остался приватным. — Не рассчитывает ли мой дорогой друг на то, что это поможет избежать его участи?

Малфой снова закатил глаза, да так, что Блейз всерьёз запереживал, что его зрачки больше не вернутся на положенное им место.

— Я был бы счастлив такому стечению обстоятельств, да только тебя такой исход событий не устроит, верно? — с надеждой в глазах спросил Драко, заранее зная его ответ.

Блейз согласно кивнул, тем самым подтверждая его догадки.

— Черт с тобой, Забини, — небрежно махнув рукой, Драко развернулся, собираясь продолжить свой путь, и, кажется, судьба решила над ним подшутить, потому что в ту же секунду ему в плечо со всей силы врезалась сама Гермиона Грейнджер. В воздух взлетели книги, которые, казалось, она везде таскала за собой, а их хозяйка полетела на каменный пол, в то время как Малфой даже не пошатнулся.

— Твою мать, Грейнджер, ты что ослепла? — две пары глаз уставились на дезориентированную девушку, потиравшую свой копчик через ткань школьной мантии.

Обойдя Гермиону со спины, они подхватили ее с двух сторон и поставили на ноги.

— Ты ещё и дар речи потеряла, Грейнджер? — Драко пощёлкал пальцами у неё перед глазами, проверяя реакцию.

Гермиона оттолкнула его руку от своего лица и злобно сощурила глаза.

«Ох, это не хороший знак», — подумали оба.

— Тебе тоже следовало смотреть, куда идёшь, Малфой! Ты здесь не один, — Гермиона кинулась поднимать разбросанные по полу книги.

— Я вообще стоял, Грейнджер, что ты носишься по коридорам, как первокурсница? — начал оправдываться Малфой, неожиданно даже для самого себя.

Забини, взявший вдруг обет молчания, покосился на шарящую по полу девушку и мотнул головой в ее сторону, призывая Малфоя к действию.

Драко шумно втянул в себя воздух и закрыл глаза, стараясь не вывалить на гриффиндорку привычные для него оскорбления.

— Грейнджер, — слишком тихо, кажется, он произнёс это в своей голове.

— Грейнджер! — чуть громче, но все равно тихо, девушка продолжила собирать книги, складывая их в аккуратную стопку. — Да остановись же ты!

Малфой подтянул ее за локоть, возвращая в вертикальное положение, и упёрся в неё грозным взглядом.

— Что, Малфой? — она выжидающе уставилась на него. — Если ты ждёшь извинений, то даже не надей...

Договорить ей не дал подошедший практически вплотную к этой и без того странной троице Захария Смит.

Он обвёл взглядом всех присутствующих и на секунду замялся, обдумывая что-то.

— Гермиона, привет, — теребя свой рукав, начал мямлить тот. — Я хотел спросить, если тебя ещё никто не пригласил.. может... ты бы хотела пой...

Договорить он не успел.

Малфой я, в конце концов, или кто?

— Так, стоп, — Драко небрежно отодвинул новоприбывшего и развернулся, все ещё держась за локоть девушки. Оставив пуффендуйца за своей спиной, он убедился, что внимание Гермионы сфокусировано только на нем. — Грейнджер, ты пойдёшь со мной на бал? — протараторил он на одном дыхании.

Драко буквально слышал, как челюсти Забини и этого холёного пуффендуйца с грохотом рухнули на пол. Хотя его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций, стеклянные глаза, губы слегка приоткрыты, будто на языке остались слова, которые он не успел произнести, но так и не решился продолжить.

Гермиона несколько секунд смотрела на него, потом перевела взгляд на Блейза, после поднялась на носочки и взглянула на стоящего за спиной Малфоя Смита. Блондин мог поклясться, что видел, как в ее маленькой умной голове зажигается лампочка понимания. Будто прямо сейчас она раскрыла вселенский заговор против неё самой.

Губы девушки начали медленно растягиваться в улыбке, и она заливисто захохотала во весь голос, держась за живот.

На глазах выступили слезы, когда смех начал отступать и Гермиона, наконец, смогла членораздельно разговаривать.
Стряхнув капли с порозовевших щёк, девушка повернулась в сторону стоявшего слева от неё мулата и вопросительно посмотрела на него.

— Ну, Блейз, а ты... — снова ее заразительный смех сотряс воздух в пустом коридоре, не дав закончить вопрос. — А ты ничего не хочешь мне сказать?

— Например? — Блейз с непониманием смотрел на бившуюся в истерике Гермиону.

— На бал меня не собираешься звать? — девушка вмиг успокоилась и на ее лице проявилась ярко выраженная злость. — Иначе, как ещё можно объяснить вот это, — она махнула рукой в неопределённом жесте. — Разве что это первоапрельская шутка? — последние слова она произнесла с нескрываемой яростью, от чего кровь у жилах парней заледенела.

Малфой, до сих пор смотревший на гриффиндорку, перевёл взгляд на Забини, на его лице читалось «я же говорил».

— Слушай, — начал было Блейз, почесывая затылок.

Договорить ему не удалось, так как на вид хрупкая девушка с силой растолкала от себя облепивших ее парней и бросилась со всех ног прочь, сопровождаемая своим же недовольным бурчанием.

— Это что сейчас было? — вопрос, не требующий ответа, вырвался из уст шокированного пуффендуйца.

— Ой, Смит, свали отсюда, — Малфой раздраженно оттолкнул его в сторону.

Когда слизеринцы вновь остались одни, Малфой огляделся вокруг и усмехнулся, на полу осталась аккуратно сложённая стопка книг. Грейнджер в порыве своей злости совсем о них забыла.

Надо же.

Эта картина, на которой гриффиндорка билась в истерике, плотно засела в голове блондина, а заливистый смех все ещё раздавался в ушах, словно это было самое прекрасное, что он когда-либо слышал.

Малфой испугался собственных ощущений. Пытаясь отогнать их от себя, он встряхнул головой и, подняв книги с пола, подтолкнул друга, намереваясь убраться отсюда, как можно быстрее.

***​

— Гермиона, так тебя кто-то уже пригласил на бал? — медленно пережевывая свой бутерброд спросил Гарри. — Ты же знаешь, что мы всегда можем пойти все вместе, ты не останешься одна, — участливо добавил он.

Грейнджер сидела на своём месте за столом Гриффиндора, нервно постукивая пяткой под столом. После случившегося, она на совершенно негнущихся ногах дошла до Большого Зала. Друзья сразу заподозрили что-то неладное, засыпая ее ненужными вопросами.

Казалось, что она горела внутри, но снаружи выглядела абсолютно нормально.

— Гарри, я же сказала, все в порядке, — выдохнула она, пытаясь, наконец, остаться наедине со своими мыслями. Ее желанию не суждено было сбыться, так как в зал ураганом залетела Джинни, ее звонкий голос разносился эхом от стен, оглушая всех студентов.

— Гермиона Джин Грейнджер! — кричала она во все горло, и сейчас было самое время, чтобы провалиться сквозь пол, исчезнуть, раствориться в воздухе, лишь бы не вступать с этой рыжей бестией в разговор.

Гарри и Рон смотрели на девушку с открытым ртом, то и дело переводя взгляд на Гермиону, пытаясь рассмотреть на ее лице что-то, что объяснило бы поведение Джинни. Но та сидела на своём месте, словно вкопанная, боясь пошевелиться.

Наконец, рыжая дошла до троицы и, нависнув над столом, практически задевая еду своими длинными волосами, она зашипела.

— Гермиона, это правда?! То, о чем треплется вся школа? Как ты могла мне ничего не рассказать, я ушам своим не верю!

Зрачки Грейнджер беспорядочно забегали, будто собирались вовсе покинуть глазницы и она притянула Джинни ближе своей трясущейся рукой.

— Тише, зачем ты кричишь, господи! — сквозь зубы простонала она. — Тебя слышно даже в совятне, прошу, тише!

До сих пор хранившие молчание Гарри и Рон ожили, смотря на своих подруг.

— Что происходит, Джинни? — Поттер первый подал голос, вторя тихому тону девушек, дабы не привлекать большего внимания, чем они уже привлекли.

— Да то, мой милый Гарри, что нашу дражайшую подругу, — рыжая покосилась на Гермиону, и продолжила, — буквально 15 минут назад позвали на бал. И ты не поверишь, кто это был, даже если я поклянусь всеми известными мне богами! — снова переходя на визг выдала она.

— Джинни, тише! Прошу! — Взмолилась Гермиона. — Я уверена, что это была какая-то глупая шутка!

Гарри заметно напрягся, явно не принимая всей серьезности ситуации.

— Ну, Джинни, кто это был? — Поттер перевёл пытливый взгляд на Гермиону, вскинув брови. На его лбу образовались глубокие морщинки.

— Это был Драко, мать его за ногу, Малфой, — словно змея зашипела рыжая, снова окунаясь волосами в стоящую на столе еду, и, словно это ее совсем не волновало, продолжила. — И угадай, откуда я это узнала? — она вновь посмотрела на Гермиону. — Я узнала об этом от местных сплетниц, так как моя лучшая подруга почему-то решила скрыть от меня столь интересный факт!

— Джинни, я ничего не скрывала от тебя, я сразу пришла сюда, я просто не успела! — Дрожащим голосом начала оправдываться гриффиндорка. — И потом, я же сказала, это явно какая-то неудачная шутка, он просто не мог позвать меня! Давайте успокоимся, на нас все смотрят, Мерлина ради!

Все четверо начали озираться по сторонам, ощущая на себе недоумевающие взгляды студентов.

— Ну, что уставились? — выдал Рон, вышедший, наконец, из ступора. — Концерт окончен, занимайтесь своими чертовыми делами!

Неожиданно для Гермионы все резко замолчали, но продолжили смотреть на гриффиндорский стол. Почему-то казалось, что взгляды обращены не на них, а сквозь них.

Грейнджер подпрыгнула на месте, хватаясь за сердце от испуга, когда на стол с глухим стуком приземлились ее книги, а над ней навис кто-то. Девушка сама не заметила, как перестала дышать, совершенно забыв сделать спасительный для ее легких вдох.

Парень положил руки по обе стороны от неё, уперевшись в края массивного стола и склонился над ее ухом. Гермиона застыла, словно статуя в одном из музеев Англии, со всей силы зажмурив глаза.

— Грейнджер, я не шутил, — будто эхом в ее голове, раздался хриплый голос Малфоя, его дыхание обожгло ухо, посылая электрический импульс по всему телу.

Он тут же отстранился от неё, не убирая рук. Девушка подумала, что прямо сейчас он смотрит на реакцию ее друзей. Она же побоялась открыть глаза, не желая смотреть на их лица. Почему-то она была уверена, что ей это абсолютно не понравится. Сердце в груди отстукивало так, что, наверняка, его было слышно даже с преподавательского стола.

Затылком она почувствовала, как он снова склоняется над ней, вальяжно заправляя выбившуюся прядь волос за ее ухо.

— Дыши, Гермиона, — уже шёпотом, таким томным и тихим, чтобы услышала только она.

С ужасом осознавая, что все это время ее организм не получал кислород, гриффиндорка сделала глубокий вдох, наполняя лёгкие воздухом, одновременно раскрывая глаза.

Вокруг все застыло, как в каком-то жутком фильме. Стояла звенящая тишина, давившая на уши. Его рук не было, как и не ощущалось тепло его тела. Только ее друзья с раскрытыми ртами смотрели куда-то за спину девушки, провожая взглядом удаляющегося слизеринца.
 
Сверху Снизу