• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

Сухарь (Slash / NC-17/ BDSM, Lemon, AU, Romance, повседневность)

#1

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
709
Симпатии
2,368
Баллы
305
Offline
АВТОР: eyetry
НАЗВАНИЕ: Сухарь
КАТЕГОРИЯ/ЖАНР: Slash / BDSM, Lemon, AU(условно), Romance(дозировано), повседневность
РЕЙТИНГ: NC-17
ПЕЙРИНГ: Билл/Джордж(он же Георг),Том/Билл
РАЗМЕР: девятнадцать страниц Word
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: БДСМ - это не круелти,не изнасилования и не избиения.Так что все целы, невредимы и полностью удовлетворены:spiteful: твинцест
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Билл и Том - успешный дуэт саксофонистов. Билл старательно работает за двоих, практически отказавшись от личной жизни, имея лишь одного Джорджа для снятия стресса. Том же ничего не делает, зато в его личной сексуальной жизни полный порядок. В один прекрасный день Биллу надоедает это хуже горькой редьки, но Том находит отличное средство, как помочь ему отдохнуть
ОТ АВТОРА: фик написан ровно десять лет назад на конкурс по жанрам, мне выпали как раз БДСМ и Lemon.
 
Последнее редактирование:
#2

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
709
Симпатии
2,368
Баллы
305
Offline

***

Пролог

- Восьмая, - раздался властный, но спокойный голос.
Молодой человек опустился на колени, смиренно склонив голову, и коротко поцеловал руку стоявшего над ним:
- Благодарю вас, господин.

***

Пальцы с идеальным маникюром крепко сжимали сделанный на заказ Parker, уверенными движениями заставляя его оставлять на бумаге строгие росчерки.
-…они тоже ждут вашего одобрения, - зачитывал по ежедневнику мужчина, стоя рядом со столом, за которым человек много моложе его самого подписывал стопку документов. – Ещё звонили из «Юниверсал»…
- Что сказали? – спросил парень, не отрываясь от своего занятия.
- Что хотят говорить только с вами.
- Свяжите меня с ними через полчаса. Бумаги от BMG уже готовы?
- Да… - неуверенно начал мужчина, - почти…
- Значит, не готовы, - оборвал его он, не поднимая головы, - Крис пришел?
- Да, Билл, он ждёт за дверью.
- Пусть заходит. Если за то время, пока я с ним разговариваю, документы не будут подготовлены, мы в ваших услугах больше не нуждаемся, - произнес он совершенно будничным тоном. - И да, Стивен,- он впервые за весь разговор взглянул на своего уже почти уволенного помощника, - Том так и не появлялся?


***

Молодой человек с прямыми русыми волосами по плечи нервно поглядывал на переключавшиеся цифры этажей в лифте: еще несколько и они снова увидятся. Прошло три долгих месяца. За это время в его жизни многое поменялось, кардинальным образом поменялось, но он готов был отказаться ради всего этого, если он попросит. «Спокойно, Георг, спокойно», - пытался он унять нервозность, - «он отреагирует, он будет в бешенстве, он тебя никуда не отпустит».

Открыв дверь своими ключами, Георг в нерешительности тут же остановился.

- Я здесь, - услышал он любимый голос.

С замиранием сердца он подошел к комнате. Ещё шаг и он увидит его.
Билл сидел спиной к нему за столом, внимательно изучая буквы в мониторе.

- Привет, - обнял его со спины Георг.
- Привет, - не глядя, ответил тот. – Раздевайся, я сейчас.

Нет. Ничего не изменилось для него. Он тот же. Георг расстроено вздохнул и принялся задумчиво расстегивать пуговицы. Сняв всю одежду, он осторожно забрался под одеяло и с любовью и тоской всматривался в склонившуюся перед компьютером спину.
Билл встал с кресла и, набрав номер на сотовом и прижав его плечом к уху, начал стягивать с себя спортивные штаны, продолжая внимательно смотреть в монитор.

- Да, - ответил он в трубку,- да, мы получили, но…- он прервался, выслушивая собеседника, - да, у меня всегда есть «но». Через два часа я пришлю нашу версию. Всего хорошего, - он нажал на отбой и, положив телефон на стол, скинул с себя трусы, оставшись в одной футболке.
- Я просил раздеться, а не укладываться, - строго посмотрел он на Георга.
- Извини, - пролепетал он и попытался вылезти, но Билл остановил его.
- Отвернись, - сказал он и, выключив свет, лег рядом.

Георг знал, что всё будет так же, как и всегда, но надеялся, всей душой надеялся, что своей новостью сможет это изменить. Но пока что действия разворачивались привычным образом.
Билл снял футболку и, сунув руку под подушку, достал смазку.

- Знаешь, - сказал он, выдавливая гель, - Том не хочет, он отказывается, я никак не могу его заставить, - он аккуратно проник пальцами между ягодиц Георга. – Хм, ты подготовился что ли?

Парень, закусив от обиды губу, лишь угукнул в ответ. Билл коротко хмыкнул и, сжав кулак вокруг своего ещё почти не вставшего члена, принялся водить им по всей длине туда-обратно.

- Я волнуюсь за него. Говорят, что близнецы чувствуют друг друга, только вранье это всё – ни черта Том меня не чувствует, не понимает, как я мучаюсь из-за него. С тех пор, как мы перешли на самостоятельное продюсирование, он вообще ничего не делает. Я не жалуюсь на то, что тащу это всё один, нет, я привык, просто мне больно смотреть на него – он прожигает свою жизнь. Хрен с ним, с продюсерством, - Билл решил, что уже возбудил себя до нужного уровня и, приставив головку к хорошо смазанному анусу, медленно вошел в него,- но ведь он и саксофоном больше не увлекается. Раньше его не оттащить от него было, даже комнату сделали ему с мощной звукоизоляцией, чтобы он и дома мог совершенствоваться, - размеренно двигаясь, прижимаясь к спине Георга, продолжал Билл, - а когда мы стали сами себе хозяевами, ему быстро всё надоело, и теперь его главное занятие не группа, а траханье всех подряд. У него никакой цели нет в жизни – секс, секс, секс…Надоело…

«Надоело…» - эхом повторил про себя Георг. Ему наскучило слушать эту историю, которую Билл с регулярным постоянством рассказывал ему каждый раз, когда они встречались. И каждый раз всё оставалось по-прежнему: Том – безответственный гуляка, Билл – трудоголик, а Георг…про Георга Билл никогда и не говорил. И сейчас, лежа спиной к груди любимого человека, ощущая его член внутри себя, Георг понимал, что не получает никакого удовольствия. Билл говорил и размерено двигался одновременно. Вдруг он замолчал, и это было в их «сценарии» - когда он прерывал свой монолог, подразумевалось, что он кончал. Георг не был уверен, получал ли тот оргазм – уж больно бесшумно это происходило, но сперма внутри его задницы всегда оказывалась, и чтобы не испачкать ею простыни, Билл тут же выгонял Георга в ванную, заставляя сползать на животе, сам же отправлялся в другую.
Когда они оба оказались на кухне, Билл тут же уткнулся в ноутбук.

- Кофе будешь? – спросил Георг.
- Да, - сухо отозвался тот.

Парень мысленно застонал. За три месяца он отвык от всего, к чему привык за восемь лет. Раньше они никогда не расставались так надолго, Георг всегда приезжал к нему, когда у группы был тур, иногда даже несколько городов объезжали вместе. Но в этот раз он не мог, потому что собственная карьера не позволяла отлучиться даже на день, но если бы была такая возможность, Георг не раздумывая провел бы несколько часов в пути ради пяти минут рядом с любимым.

Они познакомились, когда были еще совсем детьми, их дома были по соседству, потом учились в одном классе. Георг часто бывал у близнецов в гостях и проявлял неподдельный интерес, наблюдая, как их мама ушивает вещи для младшего. Она открыла для Георга мир моды, а её сын – мир секса, он стал дизайнером и геем. Но если Симона постоянно следила за его успехами, помогала, учила, заставляла стремиться к новым вершинам, то Билл не проявлял никакой инициативы и не был намерен что-либо менять: каждый последующий раз был точной копией предыдущего. Когда Георг впервые отдался ему, он думал, что это будет началом серьезных отношений, но Билл считал по-другому, и в итоге все восемь лет один надеялся на то, что когда-нибудь услышит слова любви, а второй даже не замечал этого.

- Я люблю тебя, - застыв с чашками в руках, затравленно произнес Георг.
- Да, я знаю, спасибо.
Парень тяжело выдохнул:
- Я женюсь.
- Нет, Джорджи, - быстро печатая, отстраненно сказал Билл, - это не входит в мои планы, официально я натурал, и ты вроде как в курсе этого.

Это было последней каплей: Георг с громким стуком почти бросил обе чашки на стол так, что кофе сделал впечатляющий пируэт и, подобно волне, разбился о деревянную поверхность.

- Боже мой! – воскликнул он. – Ты или законченный эгоист или настолько ничего вокруг себя не замечаешь, что тебе даже не пришло в голову, что я могу хотеть свадьбу с кем-то другим, не с тобой!
- Нашёл себе паренька? – усмехнулся Билл, продолжая бегать пальцами по клавишам.
- Я женюсь на девушке.
- Хорошо.
- Ну неужели тебе все равно?
- А что я могу сделать? Насильно мил не будешь, - пожал плечами Билл.

Георгу захотелось наброситься на него и начать душить, чтобы выдавить из его горла те слова, которые он мечтал услышать.

- Я люблю тебя, - отчаянно крикнул он, - в том-то и дело, что люблю! Но ты не замечаешь этого, я не могу больше видеть твоё равнодушие! – не видя никакой реакции, он жестом последней надежды, вырвал у Билла ноутбук. Тот закатил глаза:
- Джорджи, ну что с тобой? Давай как-нибудь потом поиграем. Дай сюда, через полтора часа мне уже надо отправить этот файл.
- Если ты сейчас со мной не поговоришь, я выброшу его туда, - пригрозил Георг, вмиг очутившись возле распахнутого окна.
- Ладно, - Билл решил, что лучше потерять немного времени на разговоры, чем ноутбук. – У тебя есть пять минут. Ты меня любишь, и ты женишься на девушке, ты это хотел сказать? Окей, я понял.
- А ты меня? Кто я для тебя?
- Я не понимаю, к чему ты клонишь.
- Черт возьми, Билл! – немного успокоившийся Георг взвинтился вновь. - Ты меня не любишь! Ты никого не любишь! Я вообще не понимаю, как ты можешь быть таким эмоциональным на сцене и таким сухим в обычной жизни! Ты обвиняешь Тома, но вот он как раз живой, ему интересны люди, он занимается сексом…
- Я тоже занимаюсь сексом, - возразил Билл.
- Сексом? – саркастически засмеялся Георг. – Да ты понятия не имеешь, что такое секс, это совсем не та двухминутная возня под одеялом.
- Вот как, - слегка удивился он.
- Да! Да, пока ты был в туре я много трахался с парнями и с девушками тоже…
- Ты же гей, - перебил его Билл.
- Это ты заставил меня в это поверить!
- Я никогда ни к чему тебя не принуждал и верности от тебя не требовал, мог бы и раньше проверить, какой ты на самом деле ориентации, - невозмутимо заметил Билл.
- Да и не в этом дело. Мне порой кажется, что у тебя вообще никаких чувств нет, что ты робот, у которого вместо сердца просто двигатель, да даже твой голос он … неживой, электрический, словно бьет током. Я вообще не понимаю, почему я до сих пор верю, что всё ещё может быть хорошо? А разве может быть хорошо, если в тебе нет никакой настоящей любви? Почему я продолжаю любить тебя? Мы вместе просто на автомате, но я хочу жить, а не существовать рядом с роботом. Ты ведь всё делаешь на автомате, у тебя никаких интересов нет, только работа, работа, работа. Эта жизнь настолько никчемная! Каждый твой шаг, каждый твой вдох, твое сердце, твоя душа – всё это как будто не принадлежит тебе, а управляется дистанционно кем-то, как будто ты сам себе не хозяин. Ты даже во время оргазма не кричишь, не стонешь, когда я однажды попытался поцеловать тебя, ты спросил – не заболел ли я? Тебе наплевать на мои чувства даже в постели, ты никогда не интересовался, хорошо ли мне, никогда не заботился о том, чтобы кончил не только ты, и мне приходилось тупо дрочить, когда ты отсылал меня в ванную. Да ты даже на меня не смотришь никогда! Из всего, что со мной произошло, ты обратил внимание только на разработанный зад! А я, между прочим, подстригся, покрасился, я сбросил восемнадцать килограммов, неужели ты ничего этого не видишь?
- С чего вдруг тебя это заволновало спустя столько лет? - спокойно выслушав, спросил Билл.
- Ты думаешь, меня это стало волновать только сейчас? - Георг выжидательно посмотрел на него.
- Я всегда был таким.


- Вот именно, что всегда. Дело не в твоей занятости или усталости. Мы с тобой начали встречаться еще до того, как ваша с Томом группа стала популярной, но от тебя и тогда уже слова ласкового было не допроситься. Сейчас ты весь в продюсировании, до этого думал, как продюсеров найти, до этого – где найти недостающих музыкантов…
- Ты обвиняешь меня в том, что у меня в жизни всегда была цель? – усмехнулся Билл.
- Не в этом, а в том, что ты кроме этой своей цели ничего не видишь… - Георг уже полностью выдохнулся, сил на крик не осталось и он продолжал устало, - разве что Том…Кроме работы еще есть он, Том это, Том то, Том не сказал, Том не пришёл, Том, Том, Том…Хотя, наверно, ты ещё не забыл о его существовании только потому что он что-то делает, что не подходит под твои схемы.
- А точнее – ничего не делает.

***

- Том, не крадись, - донеслось из гостиной.
- А где Георг?
- Ушел, - набирая текст на клавиатуре ноутбука, равнодушно сказал Билл.
- Что-то быстро вы, - удивленно заметил Том, зайдя в комнату.

Брат неопределенно пожал плечами в ответ.

- Нет, я серьезно, он никогда не уходит так, всегда до утра остаётся.
- Мы расстались, - скучающим тоном сообщил Билл.
- Наконец-то ты бросил, - усмехнулся Том, - давно пора.
- Да нет, это он меня бросил.
- Что?! Он себя в зеркало-то видел? Да как он посмел? – взорвался Том.
- Он жениться собрался.
- А, - немного сбавил обороты старший, - он тебе предложил пожениться, а когда ты отказался, бросил тебя?
- Слушай, отстань от меня, а? Я работаю, мне не до глупостей сейчас.
- Ты только что расстался со своим парнем, и ты называешь это глупостями? – поразился такому равнодушию Том.
- Глупостью будет упустить этот контракт из-за сомнительных переживаний.
- Но, Билл…
- Всё, не мешай, раз тебе так хочется поговорить – подожди, пока я доделаю нашу работу.

***

Оставшись довольным полученным результатом, Билл нажал «отправить» и, сделав несколько звонков и с облегчением выключив ноутбук, пошёл в комнату к брату, желая побыстрее покончить с разговорами на тему его разрыва с Георгом.
Том валялся на кровати, флиртуя с кем-то по телефону. Билл знаками попросил его закругляться, и тот вскоре распрощался с собеседником.

- Ты хотел поговорить? Спрашивай, а потом я пойду спать, не желаю, чтобы ты припёрся ко мне посреди ночи и начал выпытывать, - строго произнёс Билл, забравшись с ногами к брату на постель. – Джорджи по-прежнему меня любит, но женится на девушке, деньги которой помогут быстрее сделать его карьеру блестящей. Что ещё тебя интересует?
- А, так он из-за денег, тогда ясно, - понимающе кивнул Том.
- Но он с ней спит.
- Спит или трахается?
- Второе.
- Он же стопроцентный пассив.
- А слово «страпон» тебе не знакомо? – вопросительно выгнул бровь Билл.
- Ну… - Том слегка покраснел.
- Даже не будь я твоим близнецом, я легко мог бы читать твои мысли, - засмеялся Билл, - но я спрашивал не применительно к тебе, зато теперь вижу, что, оказывается, ты любишь бывать и нижним, хоть так по тебе и не скажешь.
- То есть, не будь мы братьями, ты бы со мной не стал трахаться, потому что решил бы, что я тоже актив?
- Я не стал бы с тобой этого делать, потому что ты меня не возбуждаешь, - продолжил веселиться Билл.
- Я? Как это я могу не возбуждать? Ты наверно не рассмотрел меня, - Том решил подыграть брату, уселся на кровати на колени и, стянув с себя футболку, принялся напрягать разные мышцы, подобно бодибилдерам.
- Тооом, - протянул Билл, уже держась за живот от смеха. - Ну хоть какая-то от тебя польза – умеешь рассмешить меня до слёз. Джорджу ни разу не удавалось пошутить так, чтобы вызвать у меня хотя бы улыбку. Не будь мы братьями, я бы все-таки стал с тобой спать, потому что у нас одинаковое чувство юмора. Ну и тело у тебя очень даже… - в шутку пококетничал он.
- Так может ну их, забьем на родственные связи? - приближаясь к нему, сексуально произнёс Том.
- Конееечно, - протянул Билл, заходясь в новом приступе хохота.
- И всё-таки, - продолжил Том, когда они просмеялись, - неужели тебе всё равно, что вы больше не вместе?
- Джордж сказал, что я сухарь, может, он прав?
- Да он кретин! – вскипел Том. - Никакой ты не сухарь! Был бы он красивым, ты бы любил его!
- Уверен? – холодно спросил Билл.
- В смысле? – растерялся тот.
- Ты уверен, что я могу любить?
- Ну…
- Я вот задумался. Может, я действительно такой черствый? Меня бросил парень, с которым я встречаюсь всю жизнь, а я ничего не чувствую.
- Мне кажется, что проблема в нём, а не в тебе, потому что если бы ты встречался с ним не потому что больше не с кем, а как с человеком, которого ты бы сам выбрал, то тебе не было бы так пофиг. Я вообще не понимаю, зачем ты вообще с ним начал всё это, и почему у вас так надолго затянулось.
- Потому что у меня были более важные задачи, чем поиск подружки или парня. А Джорджи вечно болтался у нас дома, подвернулся под руку удачно. А потом…потом мне было просто удобно, что он всегда рядом.

В ту ночь родители Георга попросили родителей близнецов оставить сына у них, чтобы они могли съездить в другой город. Он лег спать на кровать Тома, так как тот обещал появиться не раньше утра. Билл вернулся раньше брата, и когда увидел спящего друга, в голове мелькнула шальная мысль. Почти все его друзья уже стали мужчинами, а сам Билл продолжал ходить даже нецелованным. Не потому, что он чувствовал себя из-за этого ущербным, а просто не желая оставаться некомпетентным в этом вопросе, он подошел к Георгу и быстро коснулся своими губами его. Он в ту же секунду проснулся, и не успел опомниться, как Билл уже стянул с него трусы.
Эта ночь повторилась, потом ещё и ещё, но каждый раз всё было абсолютно одинаково. Георг пытался улучшить происходящее, но Билл быстро дал понять: либо так, либо никак, и пришлось с этим смириться.

- Я сейчас подумал, - усмехнулся Билл, - сегодня, видимо, был мой последний секс.
- С Джорджем?
- Нет, вообще. Я знал его с детства, я доверял ему, я знал, что он не пойдёт рассказывать о том, что натурал Билл Каулитц вовсе даже не натурал.
- А я тебе давно говорил - зря ты эту тему с натуральностью затеял, сказал бы как я, что би, и всё, никаких проблем: и с парнями развлекаешься в своё удовольствие, и поклонницы сохраняются.
- Поздно так делать. И кстати про развлекаться. Может, прервешься хотя бы на недельку, меня задолбало тащить всё на себе.
- Да тебе нравится так, - беспечно отмахнулся Том.
- Мне нравится делать мою часть работы, а не постоянно делать ещё и твою. Так что завтра утром поедешь в офис со мной.
- Нееет, - проныл Том.
- Надо было об этом думать, когда подписывался на это. Я тебя предупреждал, что это тяжелый труд, но ты сказал, что это легкотня. В итоге всеми делами группы занимаюсь только я, не говоря о том, что приходится совмещать это с концертами, интервью и прочим, где я требуюсь как солист.
- Я этим тоже занимаюсь, - попробовал возразить Том.
- Ещё бы ты и этим не занимался, забавно было бы посмотреть на концерт близнецов-саксофонистов с одним лишь исполнителем на сцене.
- Ну я и по интервью с тобой хожу, на фотосессии эти изнурительные тоже.
- Ага, чтобы трахнуть либо журналиста, либо фотографа! - Билл замолчал. - Я устал, понимаешь? Я устал всеми командовать, я устал жить по принципу «хочешь, чтобы было сделано хорошо - сделай это сам». Устал, что ни один человек в мире мне не указ, я устал нести на себе эту дикую ответственность, устал слышать все эти «требуется ваше одобрение, герр Каулитц», «они ждут вашего решения, герр Каулитц», «от вашего слова будет зависеть судьба этого контракта»… - он откинул голову на спинку дивана.
- Не переживай, я постараюсь исправиться.
- Я не переживаю, забыл - я ведь сухарь, - улыбнулся Билл. - Но мне бы до ужаса хотелось, чтобы и мной кто-нибудь покомандовал.
- Хочешь, я это сделаю? - подмигнул Том.
- Очень смешно, я хочу, чтобы мной командовали так, чтобы я обязан был исполнять приказы, чтобы я хотел этого.
- Я об этом и говорю.
- Том, ты даже кофе налить себе не можешь, я всё делаю за тебя. Наверно, если бы с тобой никто не хотел бы спать, то мне бы и дрочить тебе пришлось.
- Ты думаешь, я и этого не умею? - Том схватился за пряжку своего ремня и быстро расстегнул его. - Сейчас я тебе докажу, что хотя бы дрочить я умею!
- Давай-давай, - усмехнулся Билл, - может, хоть успокоишься. Я не понимаю, почему я такой безэмоциональный, а ты такой взрывной? Наверно, за те десять минут, что ты провел на свете без меня, ты нахапал себе всё подряд, в том числе и эмоциональность, а мне уж пришлось забирать то, что осталось.
- Ну не всё, - Том оставил свои попытки продемонстрировать свои умения
в самоудовлетворении. - Ты такой же красивый, как и я…
- Еще бы, близнецы все-таки.
- Нет, правда, ты очень красивый, я не понимаю, как тебя можно бросить? Был бы я твоим парнем, я бы ни на кого другого даже не смотрел бы.
- Ты хочешь, чтобы я был твоим парнем? – удачно пряча улыбку, спросил Билл, но, видя, как брат напрягся, поспешил добавить: - Да ты чего? Я же пошутил, ты, видимо, все мозги уже протрахал, раз решил, что я могу такое всерьёз спрашивать.
- С кем же ты теперь будешь?
- Ни с кем.
- А секс?
- Меня это волнует меньше всего на свете, гораздо больше…
- Знаю-знаю, - перебил его Том, - больше всего тебя волнует то, что я не занимаюсь делами группы.
- Именно, - подтвердил Билл.
- Ты ещё скажи, что не любишь секс.
- Может и не люблю. Да, мне говорят, что это круто, что это красиво, но я не понимаю, что в нём такого прекрасного, что люди готовы всё продать ради него.
- Ты просто выстроил стену между собой и сексом, собой и чувствами, может, пора уже ломать её нафиг?
- Допустим, я верю, что это так чудесно, но смогу ли я познать когда-либо мир за этой стеной? Видимо, это сможет случиться, когда солнце будет светить как никогда раньше, и вот тогда я буду готов пойти, посмотреть на мир за этой стеной.
- Билл, ты что, новую песню сочиняешь? Что за высокопарность?
- Тексты, которые я пишу – я пишу о том, чего не вижу сам. Я не вижу солнца, в моей жизни каждый день идёт дождь, и закрытые шторы от него не спасают.
- Ты мечтал же о том, чтобы попасть в телик.
- Я мечтал, чтобы наши песни туда попали, а не мы сами, сама по себе жизнь по телику бестолковая, она ничего не значит для меня. Почему в современной музыке нельзя просто писать песни и давать концерты? Этого мало. Я перепробовал все игры, в которые они играют, но они свели меня с ума. Хотя я и продолжаю в них играть.
Они замолчали. Билл глубоко вздохнул:
- Ладно, я спать, - он слез с кровати и отправился в свою комнату. На пороге его догнали слова Тома:
- Слушай, а я ведь серьёзно насчет покомандовать.
Билл обернулся:
- Мне рано вставать, спокойной ночи.
- Нет, ну правда! – подскочил к нему Том. – Давай я сделаю это, ты себя гораздо лучше почувствуешь, вот увидишь!
- Я не могу позволить командовать собой человеку, который даже проснуться раньше трёх дня может и вовремя прийти в офис.
- Хорошо, я завтра буду там.
Билл усмехнулся.
- Не веришь? Давай так – я завтра с самого утра поеду вместе с тобой, буду делать всё, что ты мне поручишь, а потом ты позволишь мне поруководить собой.
 
#3

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
709
Симпатии
2,368
Баллы
305
Offline
***

Утром, как и предполагал Билл, Том начисто забыл свои клятвы о раннем подъёме:

- Вставай, уже десятый раз тебя бужу, через пятнадцать минут мы выезжаем.
- Я попозже подъеду, - пробурчал Том в подушку.
- Знаю я твои «попозже». Ладно, раз ни сдернутое одеяло, ни холодная вода не помогли тебе проснуться, я пошел за кипятком, - Билл развернулся и решительно отправился на кухню.

Тому пришлось встать, он знал, что в такой ситуации брат не блефует, и если, когда вернется, обнаружит его спящим, то запросто ошпарит его.

- Я не выспался, какой смысл меня тащить в офис, если я все равно ни хрена не соображаю? - проворчал Том, когда они были уже в машине.
- Ничего, ещё пара чашек кофе и будешь в порядке. А если я буду ждать того дня, когда ты выспишься, то ты никогда не начнешь заниматься нашим совместным делом. И пусть тебя греет мысль о том, что сможешь мной поруководить, если целый день будешь старательно трудиться.


***
- Наконец-то дома! - плюхнулся Билл на диван не в силах даже снять с себя куртку.
- Есть хочешь? Пойду посмотрю, что там Юта приготовила, - сказал Том.

Вопреки скептичным ожиданиям Билла брат проявил небывалый интерес к офисной части работы, старался до неприличия, пытаясь вникнуть в суть всего происходящего и, как и обещал, даже не намекал на усталость, не требуя перерыва ни на перекур, ни на обед. И теперь, вернувшись домой, близнецы с одинаковой жадностью набросились на ужин, оставленный их домашней хозяйкой, запивая его назло рекомендациям о правильном питании пивом.
Том уже приготовился, что Билл пойдёт спать, но вместо этого тот достал бутылку виски и вопросительно посмотрел на него.

- Как это? Вставать же рано…
- Ты, как это ни странно, очень помог мне сегодня, и благодаря тебе завтра освободился день с утра, так что можно смело напиться и выспаться.
- Ты же давно не пил, - всё ещё настороженно заметил Том. Он уже забыл, когда Билл напивался по-настоящему или выступал бы инициатором пьянки. Один-два бокала шампанского или мартини – это всё, что он позволял себе на вечеринках, потому что даже там он не забывал о работе и проводил нужные разговоры, на которых алкоголь не мог сказаться положительным образом. В другие же дни и ночи он либо работал, либо спал, слова «отдых» или «выходной» появлялись в его жизни лишь когда Том силком вытаскивал его на две недели на Мальдивы.
- Ну и что? Боишься, что меня развезет с одной рюмки? - усмехнулся Билл.
- Нет, я боюсь, что ты вырубишься и не сдержишь своего обещания.
- Хоть раз такое было? – в миг стал серьёзным младший.
- Чтобы ты вырубился? – попытался перевести в шутку свой ляп Том, зная, что если брат пообещал что-то, то сделает это, как бы тяжело это ни было.
- Нет, чтобы не выполнил обещание.
- Не было… Прости, брякнул, не подумав.
- Ладно, ты сегодня меня порадовал, так что проехали, - сменил гнев на милость Билл, подавая брату широкий, почти квадратный, стакан. - Ты молодец, кстати, - отпил он из своего, - я не думал, что ты так хорошо и быстро втянешься.
- Я же говорю - мы одинаковые, раз ты смог, то и я смогу, - добродушно улыбнулся Том.
- Ты это Джорджу скажи, - усмехнулся Билл.
- Он что-то имеет против?
- Он сказал, что я не умею сексом заниматься.
- Он псих!
- С чего ты взял? Ты же не знаешь, какой я в сексе.
- Нет-нет, такого не может быть, - закрутил головой Том. - Я божественен в сексе, люди плачут от удовольствия, так что ты не можешь быть хуже меня. Да и вообще, другие же не жаловались на тебя.

Билл не ответил.

- Ты чего молчишь?
- Мне нечего сказать.
- Что, хочешь сказать, и другие жаловались?

Билл выпил залпом всё, что оставалось в стакане, налил новую порцию, сделал большой глоток и шумно выдохнул:

- Включи мозг, других не было.
- Этот мерзкий Листинг – твой единственный мужчина? – с трудом веря своим ушам поразился Том.
- Если тебя это успокоит, то и единственный, с кем я целовался.
- Но…как? М…а…. – он никак не мог подобрать слова, чтобы выразить всё своё изумление. По его мнению Георг был настолько несимпатичным, что сам бы он даже будучи сильно пьяным не стал бы с ним ничего делать. Видеть или даже представлять рядом с ним своего такого же красивого, как и он сам, близнеца, было для Тома сродни прослушиванию человеком с абсолютным слухом игры на расстроенном рояле. Он с трудом смирился с тем, что Георг стал постоянным партнёром брата, но был уверен, что помимо него есть куча других любовников, которые более достойны его. Теперь же факт того, что других никогда не было, никак не хотел укладываться в голове Тома.


***

- Итак, - торжественно произнёс Том, когда почти вся бутылка была опустошена. – Ты обещал дать собой покомандовать, если я возьмусь за ум.
- А ты взялся? – пьяно хихикнул Билл.
- Ты же сам сказал, что я тебе очень помог сегодня, - немного обиженно произнёс тот.
- Ну хорошо-хорошо, попробуй.
- Я серьёзно! Начнём. Ты слышал что-нибудь про БДСМ?
- Ты еще спроси, слышал ли я что-нибудь про секс, - икнув, хохотнул Билл.
- Ну ты хоть послушать меня можешь? – не оставлял он попыток сбить с брата шутливый
тон. - Знаешь, когда ты сказал, что хочешь, чтобы тобой кто-то командовал, и что ты никому не сможешь доверять, я сразу подумал про эту штуку. Мы могли бы попробовать – мне ты доверяешь. Возможно, это поможет тебе освободиться от всего и выпустить наружу эмоции.
- Тооом, ты слишком много выпил, раз пытаешься совратить собственного близнеца, - не желал убавлять в себе веселье Билл.
- А вот не надо из себя всезнайку строить! Там можно это делать и не трахаясь вовсе.
- Ух ты! Как интересно! – наигранно заинтересовался Билл.
- Ну давай попробуем, отказаться ты всегда успеешь, - почти проныл Том. – Правда, на пьяную голову не совсем правильно это делать, но мы ничего сложного для начала не будем предпринимать.
- О-о-о, - залился смехом младший. - Я смотрю ты основательно подготовился? Когда это ты успел? Или ты всю ночь Интернет штудировал и поэтому тебя было не добудиться?
- Типа того, - буркнул Том, которого уже стало раздражать то, что брат отказывается переключаться на нужную ему волну. - Это прикольно, ну давай попробуем.
- Ты такой забавный, - хихикнул Билл. - Ладно, смотрю тебе приспичило совсем. Ну, что надо делать? Ты меня будешь заставлять всякий идиотизм исполнять? Типа постирать вручную тебе носки или зубной щёткой подмести пол под твоей кроватью?
-Нет, - максимально строго, как мог, ответил Том. - Ты будешь полностью в моей власти, без моего разрешения тебе позволено только дышать, а всё остальное буду контролировать я. Я буду твоим мозгом, я буду центром твоих желаний, я буду решать будешь ли ты стоять, сидеть, смотреть, говорить. Есть много поз, которым ты должен будешь научиться и которые должен будешь выполнять

Утихнув на первых словах брата, на последней фразе Билл снова захохотал:

- Ну я же говорю, тебе всё камасутра со мной мерещится.
- Всё! – рявкнул Том.

Он быстро вышел из комнаты и так же быстро вернулся, держа в руках два ремня.

- Оу, я был плохим мальчиком? Меня надо выпороть? – наигранно испуганно похлопал ресницами Билл.
- Так, - проигнорировал его слова Том, - потом купим тебе настоящий ошейник, а пока его нет, воспользуемся моим ремнём. Как только я застегну его на тебе, сессия начнётся…
- Бее, - поморщился Билл, - какое жуткое слово.
- Какое?
- Сессия, брр.
- Хорошо, назовём это сеансом.
- Нет, это как у психиатра.
- Окей, пусть это будет игра.

Билл молча кивнул в знак одобрения.

- Значит, как только я застегну его на тебе - игра начнётся, и ты должен будешь делать только то, что я тебе скажу. Правила буду объяснять по ходу. У тебя нет никаких прав, единственное, что ты можешь – остановить игру, сказав стоп-слово, пусть для начала это будет по стандарту «красный».
- Не забыть бы, - деланно озадачился Билл. – Может, запишешь куда-нибудь?
- Захочешь остановиться – вспомнишь, - прервал попытку брата вновь развеселиться Том. – Вставай.

Он произнёс это таким властным и, как показалось Биллу, таким трезвым голосом, что невольно захотелось подчиниться.
Том взял ремень и со спины застегнул его на шее брата, мысленно поблагодарив его, что тот давно перестал носить длинные волосы.

- Теперь ты полностью в моей власти, - строго, но в то же время спокойно начал он, оставаясь за спиной брата. – Ты должен называть меня господином и, отвечая на мои вопросы, всегда добавлять это слово. Ясно?

Билла охватил лёгкий трепет перед неизвестностью. Таким голос брата для него никогда не был. Будучи дотошным до деталей, он не повёлся на провокацию и не допустил самую распространенную ошибку среди новичков, забывавших к первому своему ответу в роли подчиненного добавлять «господин», за что тут же получали своё первое наказание.

- Молодец, - одобрил Том и тут же без предупреждения несильно шлёпнул брата ремнём по попе.

Билл схватил воздух ртом, но крик сдержал.

- Не больно?
- Нет, господин.
- Я хочу, чтобы ты кричал каждый раз, как ремень будет касаться тебя, - произнёс Том, и тут же последовала серия уже более ощутимых ударов, и Билл исполнительно сопроводил каждый из них коротким вскриком.
- А теперь заведи руки за спину, схватись за локти и смотри на пальцы своих ног. Это первая поза или начальная. В неё ты должен вставать сразу, как я буду застёгивать на тебе ошейник.

Том сделал шаг в сторону и, оказавшись сбоку от брата, залюбовался им, ещё раз прокляв дурака Георга, посмевшего такую красоту бросить, и плевать, какие у него были на то причины.
Билла сначала забавлялся про себя, но постепенно, выполняя нехитрые приказания Тома, он невольно проникся идеей.
Происходящее настолько увлекло их обоих, что действие алкоголя почти сразу испарилось от приятного волнения.

- А теперь встань на колени, - таким же ровным тоном сказал Том.

И тут Билл допустил первую ошибку – он, опустившись на пол, сел на пятки.

- Я не говорил «сесть», я сказал «встать».
Билл быстро исправился, но за несообразительность тут же получил несколько ударов ремнём по попе.
- Когда ты стоишь на коленях, - сопровождал наказание словами Том, - это восьмая поза. Её ты должен принимать, когда хочешь поблагодарить меня за науку и за то, что потратил своё время на то, чтобы твоей заднице её преподнести.


Он обошёл брата и, встав у него перед лицом, протянул ему руку, в которой всё ещё находился предмет для наказания:

- Целуй и благодари.

Внутри Билла всё перевернулось и смешалось в бешеный коктейль. Он, на ком держится вся группа, одно слово или даже взгляд которого способен решить многие задачи и создать другим многие проблемы, он, солист мегапопулярной на всех континентах группы, стоит на коленях перед своим раздолбаем-братом, который только что, пусть и в пределах допустимого, отходил его ремнём, и который ждёт теперь за это благодарности в виде поцелуя руки! Всё это было настолько противоречивым по эмоциям, что вызвало в нём волну странного наслаждения. Это как смотреть вниз с двадцатого этажа. Чувства захлестнули его, и он вложил в поцелуй всю благодарность за такие ощущения. Том улыбнулся, заметив, что брат прижался губами к его руке не просто без отвращения, но и с удовольствием. Он расстегнул «ошейник» и сел на пол рядом с братом.

- Ну как?
- Офигеть…это…Слушай, а у тебя так здорово получилось! – Билл дотянулся до бутылки, где ещё оставалось немного виски, и, отглотнув, отдал её брату. – Хотя, мне кажется, что ты и раньше этим занимался, - прищурился он.
- Ничего-то от тебя не скроешь, - усмехнулся Том. – Это игра с добавлением реальности.
- Ты обращался со мной, как с собакой.
- Ну у тебя особенное отношение к собакам, если ты имеешь в виду то, как ты ведёшь себя с нашими, то да, но если в плане унижения – нет, я предложил тебе эту вещь чтобы поиграть не в унижение, а в подчинение, надеюсь, ты понимаешь разницу. Название игры доминирование, в жизни или кровати. Мы оба в этом, только в конце её мы наполнены разными вещами, - пошленько улыбнулся Том, но Билл не понял намёка. Он всё ещё не верил, что это было на самом деле. За этот небольшой отрезок времени брат умудрился показать ему что-то настолько новое и необычное, что Билл никак не мог этого осознать. Он не мог точно сказать, какие чувства у него игра вызвала, но то, что она понравилась – знал наверняка.
- Эээй, - позвал брата Том. – Где ты? – щёлкнул он перед его лицом пальцами.
- Ты о чём? – Билл вынырнул из своих мыслей.
- Я спрашиваю, когда повторим?
- Ты думаешь, одного раза недостаточно?
- Я думаю, что это ты так думаешь.
- У меня нет на это времени, это сегодня так получилось, - решил схитрить Билл, надеясь, что даже если брат и поймёт его задумку, всё равно на это согласится.
- Договорились, - расплылся в улыбке Том.
- О чём? – изобразил непонимающий вид Билл.
- Ты же это сказал, рассчитывая на то, что я предложу игру взамен на работу?
- Иногда мне кажется, что ты мне даже не родственник, но сейчас ты просто читаешь мои мысли.
- Хорошо, за каждый день, который я добросовестно проведу в офисе, ты должен будешь…нет, не должен, мы просто будем играть.

***

Игра захватывала обоих с каждым разом всё сильнее и сильнее. Они приобрели не только ошейник, но и множество приспособлений – девайсов. Том делал успехи в бизнесе, укрощая свои эмоции, пытаясь усмирить свою бесшабашность, Билл же напротив старался высвободить чувства. Оба не могли нарадоваться, наблюдая за явными успехами друг друга, и постепенно увеличивали нагрузку каждый по-своему.

- Четырнадцатая, - приказал Том, и Билл принял одну из наипростейших поз, в которой нужно было просто стоять, опустив руки вдоль тела. – Раздевайся.

До сих пор все сеансы проходили в полностью одетом виде обоих, но сейчас Том решил чуть двинуться вперёд, заранее зная, какую реакцию брата получит в итоге.
Билл стянул штаны и замер.

- Я сказал раздеться, - спокойно повторил Том, прекрасно понимая, почему брат снял только их, но продолжал настаивать на своём и за непослушание шлёпнул его по попе стеком. Видя, что Билл в замешательстве, но ударил его ещё несколько раз, - футболку тоже нужно снять.
Билл ни разу не прибегал к помощи стоп-слова, но теперь ему показалось, что брат перегибает палку, он медлил, не желая останавливать игру, но Том был непреклонен и лишь добавлял удары.
- Красный! – крикнул Билл, поняв, что по-другому не получится.

Том расстегнул ошейник, уже приготовившись к ругани брата.

- Ты охренел?! - прорычал тот, едва чёрная шипованная кожа покинула его шею. - Как ты мог попросить об этом?! Ты же знаешь, что я этого сделать не могу!
- А говоришь, что сухарь, - улыбнулся Том.
- Не заговаривай мне зубы! Ты прекрасно знаешь, что для меня это значит!
- Именно поэтому я и попросил тебя это сделать, - невозмутимо ответил он.
- Ты псих, как я мог повестись на твои эти рассказы, боже.
- Билл, нет ничего увлекательного в том, чтобы я приказывал тебе делать то, что ты и без меня захочешь сделать, если я во время сессии буду приказывать тебе есть твой любимый салат с рукколой, принимать ванну с пачулей и после этого ложиться в кроватку, застеленную твоим любимым серебристым бельём - в этом не будет никакого смысла. Наша цель - раскрепостить тебя, чтобы ты смог преодолеть самого себя и делать то, что ты не стал бы делать сам. Прежде чем остановиться, подумай, так ли уж страшно то, о чем я тебя прошу? Хотя бы попробуй это сделать, а потом уже произноси спасительное слово. Хотя вообще-то злоупотреблять им не стоит. Хороший доминант, а я им являюсь, сам видит, когда что-то идет не так, это слово на крайний случай. Давай постарайся выполнять мои приказы, я ведь не прошу тебя о чем-то запредельном, не прошу вырезать мое имя у себя на руке.

Билл боялся раздеваться. Он стеснялся своей худобы и искренне завидовал брату, которому достаточно было пары отжиманий в неделю, чтобы его тело было привлекательно рельефным, хотя Билл подозревал, что с фигурой у Тома все отлично не столько из-за отжиманий от пола, сколько из-за отжиманий от других парней. Сам он пробовал когда-то заниматься спортом, но когда после года упорной работы в зале он так и не увидел у себя ни одной волнующей воображение мышцы, забросил это дело. В одежде он смотрелся мегасексуально, а без нее его никто не видел, разве что на море, да и там он почти всегда был в свободной футболке, чтобы его худоба и впалая грудь не так бросались в глаза. Билл завидовал телу Тома, а сам так стеснялся своего, что даже дома после душа надевал майку или вовсе в халате ходил.

- Ну что, продолжим? – выжидательно посмотрел старший на младшего. Тот тяжело вздохнул, зная, каким будет первый приказ Тома после надевания на него ошейника.
- Раздевайся, - услышал Билл вновь и нехотя, чувствуя себя ничтожным червем, стащил с себя футболку, оставшись в одних трусах.

Том обошёл его и, слегка касаясь, кончиками пальцев провёл по спине вниз. Билл вздрогнул и тут же ощутил на спине несильное прикосновение чего-то непонятного.

- Обопрись руками о стену.

Как только Билл выполнил команду, Том начал наносить осторожные удары мягкой плётью. Он скорее гладил, чем бил. Постепенно увеличивая силу удара, Том дождался момента, когда Билл стал тихо постанывать, и приказал повернуться к нему лицом.

- А сейчас смотри мне в глаза, - сказал он и вновь принялся за лёгкие, поглаживающие удары, но уже груди, стараясь задевать соски.

Внезапно Билл испытал странное. К ставшему уже обычном коктейлю из смешанных чувств прибавился стыд, от того, что он стоит без футболки и при этом смотрит брату в глаза и…возбуждение? Билл так перепугался от этой мысли, что тут же крикнул:

- Жёлтый! - этот цвет означал, что Билл не хочет заканчивать игру, но просит Тома перейти к другому упражнению.

Плётка зависла в воздухе.

- Открой рот, - приказал Том и повернул рукоятку только что используемого девайса параллельно плечам, - держи зубами. – Закрой глаза.

Билл слышал, что Том отошёл от него. Естественный страх и возбуждение соединились и принялись плескаться в низу живота. Он не знал, что сейчас произойдёт, и это добавляло адреналина в кровь, и кровь в член. Ещё больше распалял его тот факт, что Том вскоре увидит его стояк, если уже не увидел. Вдруг руки Тома прикоснулись к ключицам и гладко заскользили вниз, оставляя за собой приятный след массажного масла. Билл расслабился и сосредоточился на пальцах брата, которые всё больше и больше окутывали его.


 
#4

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
709
Симпатии
2,368
Баллы
305
Offline

***

- Восемнадцатая, - приказал Том, и Билл принял чертовски неудобную позу, в которой ему ещё и предстояло произнести слова, придуманные братом, что стало неотъемлемой частью каждого сеанса.
- Я готов упасть,
Я готов ползти на коленях, чтобы познать всё это.
Я готов исцелиться,
Я готов почувствовать.

– Молодец, кричи, - Том с силой шлёпнул брата по попе. - Мне нравится, как ты кричишь, люблю слушать твой голос, но сегодня у тебя будет иная задача: ты должен будешь молчать, даже если будет очень больно. Это необычное испытание. Сегодня к нам присоединится ещё один человек. Он не знает, чем мы занимаемся, поэтому когда он войдёт, ты будешь вести себя как будто игры нет, но не забывай, что она продолжается. Он предложит тебе кое-что, ты можешь согласиться, а можешь сказать, что пока не готов к этому.

Билл поражался неиссякаемой фантазии брата, когда ему казалось, что всё, они достигли потолка и больше не будет этих поразительных ощущений, как когда набрав высоту на аттракционе, вдруг резко летишь вниз, но Том предлагал ещё и ещё, и каждый новый вираж был круче предыдущего.
Как только дверь открылась, Билл с облегчением уселся в кресло.

- Привет, - поздоровался блондин.
- Привет, Густ, - отозвался Билл и сразу понял, что именно задумал Том.

Густав был другом детства Тома и по совместительству его личным пирсером и татуировщиком. Именно на его брате он впервые попробовал себя в прокалывании, сделав ему пирсинг губы, а потом и в нанесении иглой рисунков, сделав ему крошечную букву «к» на бедре. Путь татуировок Том решил не продолжать, а вот давать другу «дырявить» себя ему нравилось.

- Ну что, Том сказал, что ты хочешь соски проколоть?

«Ах вот чего я хочу», - усмехнулся про себя Билл, и приятное волнение вновь накрыло его, и усилилось, когда он встретил испытующий взгляд брата.

- Да… хочу, - ответил он и встретил улыбку одобрения на губах Тома.
- Снимай футболку, я пока тут всё подготовлю.

Билл понял только сейчас, почему брат так настойчиво отучивал его от страха оголять свой торс, конечно, им двигали и благородные цели, но наверняка эпизод с Густавом уже был в его планах. Попытки Тома увенчались успехом, и теперь Билл не испытывал ни капли стеснения, напротив, даже стал иногда на публике появляться в облегающих майках, за что был бесконечно брату благодарен.
Когда пирсер закончил своё дело и ушёл, Том снял с Билла ошейник:

- Ну как?
- Ох*енно! – искренне воскликнул тот.
- Не испугался?
- Было немного, но в основном мне было до жути интересно, что именно ты решил проколоть мне.
- Почему не тату?
- Не знаю, почему-то так подумалось…А когда он сказал «соски» я так прифигел! – хохотнул Билл.
- Я рад, что тебе понравилось. Ну ладно, мне пора.
- Э… - Билл растерялся, - куда это ты?
- На свидание, - подмигнул Том, - ты же непротив?
- Ну…
- Против? – изумился он.
- Нет-нет, - поспешил заверить его Билл, - просто неожиданно очень. За всё то время, что мы… - слово «играем» показалось ему сейчас слишком детским, - проводим сессии, ты ни разу не уходил.
- Вот именно, что не уходил, яйца горят уже от недотраха, не всё ж рукой-то спасаться. И тебе советую заняться тем же.
- Очень смешно, хочешь, чтобы я Джорджу позвонил? – съязвил он.
- Ой, фу, - при этом имени Том скривился, - нет, избавь меня от этого, лучше я буду думать, что ты тут дрочишь, чем представлять, что этот урод тебя трогает.
- Ладно, не переживай, никто меня трогать не будет, даже я сам.
- Как это? Тебе не хочется? – удивился Том.
- Нет, мне это не нужно.
- Странно, во время сессий у тебя стоит будь здоров как.

Билл временно потерял дар речи от той легкости, с которой брат это произнёс, и от осознания того, что тот это замечает, а ведь Билл был уверен, что спалился лишь однажды, когда Том растирал его маслом.

- То есть…ты считаешь это нормальным, что у меня стоит во время сеансов?
- Конечно, - не раздумывая ответил Том. – Это обычное дело. Люди частенько лишь от одного моего вида или голоса возбуждаются, а уж когда я трогаю их – так от одного прикосновения готовы кончить.
- Но мы же братья, - попробовал возразить Билл.
- Давай я завяжу тебе глаза и кто-нибудь тебе сделает минет или ты трахнешь его, ты кончишь?
- Ну да…
- И при этом твоему телу будет наплевать – девушка была это или парень. Так и во время сессий ему пофиг – твой брат это делает или кто-то ещё. Вот и весь фокус.

Билл ошарашено смотрел на Тома, будучи не в состоянии переварить такую информацию. Брат с такой уверенностью говорил вещи прямо противоположные тому, что велит думать здравый смысл, что Билл невольно засомневался в истинности последнего. «Так если рассуждать, то и до секса между родственниками можно договориться», - усмехнулся он про себя и тут же его внутренности словно обдало кипятком: а что, собственно, их отделяет от этого? У него стоит от действий брата, значит, он его хочет? Или так мог делать кто угодно, и результат был бы тем же? Задумавшись, Билл очнулся, только когда Том крикнул «пока» и захлопнул дверь. Он решил разобраться в себе, попробовав самоудовлетвориться.

- Так, - сказал он сам себе, стянув с себя трусы со штанами и беря в руку член. – Что же я представляю?

Билл мастурбировал редко. Раньше он был или слишком усталым, чтобы чего-то хотеть, или Георг «приходил на помощь», но одновременно с исчезновением из его жизни единственного любовника у него появилось свободное время, благодаря брату, которое он с ним и проводил. Да, нередко их «игры» заканчивались тем, что Билл оказывался в ванной, отчаянно снимая рукой напряжение, но в такие моменты ему и не требовалось ничего представлять. А во время секса с Георгом он думал о…

- Fuck, - вслух ругнулся он, вспомнив, что и тогда он думал о Томе, потому что постоянно о нём говорил. – Так что же это, - продолжил он беседу с самим собой, - я дрочу после прикосновений брата, во время секса я думаю о нём…Меня возбуждает Том?! - от неправильности этой мысли у него закружилась голова. – Нет, нет, это просто совпадение. – Вот сейчас он ушёл и… - внезапно Билл понял, что дело ещё хуже, чем он сначала решил. До него дошло, что он чертовски расстроен уходом брата, и причина, по которой ему это так неприятно, расстроила его ещё сильнее.

***

- Я в душ, а потом я весь твой, - сказал Том, открывая дверь ванной.
- Да не торопись, я спать пойду, - ответил Билл.
- Сегодня был напряженный день, я подумал, ты хочешь расслабиться.
- Да, но сейчас мне будет достаточно просто хорошего сна. Спокойной ночи.

Билл уже который день подряд избегал «игр» под предлогом чрезмерной усталости, хотя она была не большей, чем обычно. Открыв для себя страшную правду, Билл всеми силами старался скрыть её от брата, что давалось крайне сложно, потому что его катастрофически тянуло к нему. Том удивлялся такому поведению близнеца, но выпытать ничего существенней «я устал» у него не получалось.

- Может, тебе просто это надоело? – предположил с порога Том, зайдя в комнату брата.
- Я же сказал, что буду спать, - попытался перевести тему Билл, натянув на себя одеяло по самый подбородок.
- Что же я, по-твоему, не могу понять, когда ты спишь? – обезоруживающе улыбнулся Том, и внутри Билла всё сжалось от приступа нежности. – Правда, что с тобой? Если тебе надоело – так и скажи, я не обижусь. Мы можем и по-другому развлекаться.

При слове «развлекаться» Билла передёрнуло. Воображение так быстро подкинуло живописную картинку, что он с трудом сдержал стон.

- Как это? – спросил Билл, лишь бы не молчать.
- В клуб можем сходить.

«Только не это», - подумалось младшему, потому что фантазия разошлась не на шутку и уже вовсю облепила Тома на танцполе, за столиком, у стойки бара кучей развратных девиц и парней, и он неуверенно протянул:

- Ну есть и другие варианты.

Этот вечер закончился просмотром фильма под пиццу и пиво, и Билл пообещал себе, что уже завтра сможет совладать с собой и снова «поиграть» лишь бы не пускать Тома к разгоряченным телам. Он уже не стеснялся внутри себя упиваться своими чувствами к брату. Он сходил с ума от Тома, он открывал своего близнеца заново. Оказалось, что тот тоже мог быть и серьёзным, и умным, и уверенно вести переговоры, а от его властности, особенно во время их игр дома, и вовсе подкашивались ноги.
У Билла благодаря Тому наконец-то стали появляться выходные и он смог подумать о чём-то, кроме работы, и этим чем-то был брат, полностью занявший его мысли.


***

- Ты интересовался, зачем мне эти кольца на стенах и полу, - произнёс Том, когда Билл принял седьмую позу. – Сегодня я удовлетворю твоё любопытство.

Он подвёл брата к середине комнаты и, широко расставив его ноги и разведя в стороны руки, закрепил на них кожаные манжеты. Затем к каждой из них пристегнул с помощью карабинов по верёвке и, натянув, привязал свободные концы к тем самым тяжелым чугунным кольцам, вмонтированным в его комнате, о назначении которых Билл раньше никак не мог догадаться. Такое «распятие» не доставляло ему дискомфорта, но в то же время, он был зафиксирован так, что опустить руки или сдвинуть ноги он не мог.
В рот Том вставил ему кляп на кожаных ремешках и в каждую руку вложил по бильярдному шару:

- Произнести ты ничего не сможешь, поэтому вместо «жёлтого» разожми левый кулак. Если же захочешь вообще игру остановить, то правый, - сказав это, он завязал Биллу глаза. – Не думай ни о чём, сосредоточься на боли и удовольствии.

Он аккуратно расстегнул молнию сзади на жилете, потому что соски ещё не зажили и любое прикосновение отдавало неприятной болью. Оголив спину, он прошелся по ней плёткой. Стегая её, он одновременно наблюдал за членом брата, который не замедлил отреагировать на это и уже вылез из штанов. Том спустил их до колен, высвободив окрепший орган, и едва заметно прошёлся по нему плетью. Билл от этих манипуляций находился уже далеко в космосе. Запретность и сказочное удовольствие усиливали ощущения, вознося их на новую вершину. Мягкие прикосновения кожаных лент девайса довели возбуждение почти до крайней точки и всё, о чём мечтал сейчас Билл – побыстрее оказаться в ванной. Но Том явно не спешил прекратить сеанс, нарочито медленно растягивая слова:

- Что ты чувствуешь? Ты хочешь секса сейчас? Если бы я тебе дал сейчас какую-нибудь попку, ты бы с удовольствием её оттрахал, да?

У Билла от этих слов совсем сорвало крышу, член, казалось, уже прижимается к животу. Он молил об одном – чтобы Том как можно скорее завершил сеанс.
Но тот распорядился иначе. Он ослабил одну верёвку так, чтобы брат мог дотянуться до члена, взял шар из его руки и приказал:

- Мастурбируй.

Биллу было уже всё равно, что брат смотрит, он моментально принялся за исполнение. Он блаженно простонал, едва его пальцы коснулись ноющего органа. Он принялся яростно двигать кулаком вверх-вниз, но когда до оргазма оставалось всего несколько движений, Том перехватил его руку и снова натянул веревку на прежний уровень, чтобы он никак не смог доделать начатое. У Билла как кусок аппетитнейшей еды с вилки сняли. «Красный!» - крикнуло его сознание, но тут же он понял, что попался на хитрость брата: шар он ему не вернул, а ронять левый в данной ситуации не было смысла, так как это ещё больше отсрочило бы его визит в ванную. Он попробовал произнести стоп-слово, но с кляпом во рту получилось только промычать, за что тут же получил сильный удар стеком:

- Я не разрешал издавать никаких звуков, - хладнокровно сказал Том. – За это я тебя накажу.

И тут произошло то, чего Билл никак не мог ожидать от себя. Вместе с каждым ударом, его удовольствие увеличивалось, боль приносила невероятный кайф, будто перетекая с поверхности раздраженной девайсом кожи в самый центр наслаждений, копивший его, и когда он переполнился удовольствием, больше не смог принимать его, взорвался. Билл утонул в фееричном оргазме, перед глазами, всё ещё закрытыми повязкой, мелькали тысячи салютов, рот, заткнутый кляпом, кричал, как мог. Обессилев, он просто повис на верёвках.
Том тут же отвязал его и снял ошейник. В изнеможении Билл рухнул на пол:

- Ох*ееенно…

Том уселся рядом с ним, с интересом наблюдая. Когда Билл немного пришёл в себя, то, натянув штаны, сказал:

- Это ненормально, да? Что я кончил от порки?
- Это более чем нормально, - улыбнулся Том, - значит, ты идёшь в верном направлении семимильными шагами. Ты настоящий вундеркинд.

Раньше Билл обнял бы брата, но теперь, открыв в себе неправильные чувства, он боялся лишний раз прикоснуться к нему, чтобы не выдать себя, поэтому ограничился лишь кратким «спасибо».

***

На следующий день весь сеанс полностью повторился, Том приказал перестать мастурбировать и привязал руку обратно, и Билл уже приготовился к ударам и восхитительному оргазму, но брат, ничего не делая, уселся перед ним и, откровенно забавляясь, начал слегка щекотать его член плёткой, а потом и вовсе перестал прикасаться к нему. Подождав немного и не услышав никаких движений, Билл понял, что он просто измывается над ним, и тут же уронил шар, который сегодня Том вернул. Тот по-садистки медленно отвязал его, а потом снял ошейник. Билл схватился за член и, опираясь на спинку кровати другой рукой, почти тут же кончил.

- Ну и сволочь ты, - беззлобно, сказал он, удовлетворенно сползя на пол. – Это ж надо было так!
- А что такого? - изобразил непонимание Том.
- Что такого?! Давай ты будешь дрочить, а под самый конец я тебя привяжу и не дам кончить, а?
- Давай, это даже забавно: поменяться ролями.

Билл не был уверен, что правильно повторит процедуру привязывания, поэтому решил, что просто уложит брата на кровать и зафиксирует его руки в изголовье.

- Это так банально, - усмехнулся Том.
- Зато эффективно, - не поддался на провокацию Билл и, завязав ему глаза, нервно облизнулся в предвкушении того, что сейчас впервые увидит член любимого человека. Он осторожно стащил с Тома штаны, а затем, немного помедлив, и трусы. Он постарался как можно тише выдохнуть, увидев эту красоту, но Том усмехнулся, услышав его:
- Что, нравится?
- Ну так, ничего, - как можно более равнодушно сказал Билл, хотя самому нестерпимо хотелось потрогать его и, как ему ни было стыдно, даже поцеловать. Он порадовался, что Том сейчас не видит его почти свекольных щёк. – Давай уже, - он ослабил одну верёвку, дав возможность брату самому начать мастурбировать. Том тут же принялся, а Билл наблюдал, как завороженный: вверх-вниз, вверх-вниз…Ему показалось, что он даже впал в некий транс, из которого его вывел голос брата:
- Ты там не заснул? Я ведь кончу сейчас.
- Ах да, - спохватился Билл и привязал его руку обратно к изголовью. – Ну, как ощущения? Клёво, да? – съязвил он. – И вот что ты будешь делать?
- Подрочи мне, - без робости ответил Том.
- Что?! Так нельзя!
- Почему это? Ты тоже так мог.
- Я же не имею права разговаривать.
- Это была бы импровизация, ну получил бы ты в наказание пару ударов, но и оргазм тоже.

Билл мысленно стукнул себя по голове за несообразительность: у него был шанс, чтобы Том сам, своей рукой, а не девайсом, потрогал его там! Но расстраиваться было некогда, потому что сейчас ему
предстояло не просто потрогать член Тома, но и доставить ему удовольствие, ему, самому любимому на свете. Билл хоть и считал себя геем, но никого, кроме себя, в таком интимном месте никогда не трогал. И вот сейчас…Он аккуратно обхватил ствол ладонью.

- Не бойся, сжимай сильнее, вспомни себя только что, как ты за свой схватился, - подсказал Том.

Билл вспомнил и себя, и как только что брат сам быстро двигал рукой, и попытался проделать тоже самое с его членом, и был жутко разочарован, что Том залил его пальцы слишком быстро, пока он ещё не успел насладиться этим сполна.

После этого Биллу было неудобно и стыдно смотреть Тому в глаза, и он стал избегать его и даже на работу не будил, надеясь, что тот проспит и не явится, что было бы хорошо вдвойне - и Тома не видеть, и работы нужно выполнять двойной объём, что заняло бы мозг, вытеснив ненужные мысли. Но брат не дал ему долго прятаться и выпытал причину такого поведения. Билл думал, что Том будет смеяться или заставит его чувствовать себя ещё более неловко, но повёл себя на удивление деликатно, и опять смог найти нужные слова, которые донесли до него, что ничего особенно в этом нет, «все парни делают это друг другу». Билл понимал, что аргументы Тома яйца выеденного не стоят, но то, как убедительно он их приводил, заставляли его забыть о своём смущении.


***

- Ложись, - приказал Том, и Билл лёг на постель, прикидывая варианты дальнейшего развития событий. Они никогда не «играли» на кровати: стоя, сидя, лёжа, но на полу, иногда прибегали к помощи стульев или табуреток. – Сегодня, - продолжал Том, - будет кровать правды. Ты должен ответить на любой мой вопрос, прибегать же к «жёлтому» и «красному» настоятельно не рекомендуется.

Билла возбуждал уже один только факт, что он лежит на одной кровати рядом с Томом, он готов был ответить на что угодно, хотя брат и без того знал про него почти всё. Почти. И именно об этом Том и спросил:

- Опиши какой-нибудь свой секс.

В обычном разговоре Билл задал бы кучу дополнительных вопросов, но сейчас не имел на это права, поэтому ответил, как понял:

- Он разделся и залез под одеяло. Я лёг к нему, растянул его, подрочил себе…
- Стоп-стоп-стоп. Подробно расскажи, как ты его растягивал.
- Открыл флакончик со смазкой, выдавил её на пальцы, засунул их ему в задницу…
- Чем был занят в этот момент твой рот? – не унимался Том, а Билл подумал, что не стоит говорить, что рот в этот момент был занят жалобами на него.
- Ничем.
- То есть ты не целовал его?
- Нееет, мы вообще редко это делали, и то, когда уж сильно напивались и ему очень хотелось поцелуев.
- Значит, ты просто лёг к нему, вставил пальцы в задницу, а потом стал себе дрочить?
- Да.
- А потом? – Тому было так интересно, что он допустил промах доминанта и не шлёпнул Билла за то, что тот не добавил «господин» при ответе на вопрос.
- А потом вставлял член в него и трахал.
- В каких позах?
- Он всегда лежал, отвернувшись, на боку, чтобы не видеть меня без футболки, я ложился так же и всё, потом я кончал, и мы расходились по ванным.

Услышанное повергло Тома в настоящий шок:

- А он кончал?
- Не знаю, может в ванной потом и кончал.

Том снял с Билла ошейник:

- Ты разыгрываешь меня что ли?
- А чего такого?
- Твой Джордж прав – это просто возня под одеялом! Ты же Каулитц! Ты не можешь так трахаться! Мне даже жаль его – восемь лет так мучаться!
- Эй, полегче на поворотах, х*й я тебе еще что-нибудь расскажу, - расстроился Билл и встал с кровати.
- Да я же как лучше хочу, - заверил его Том, успев схватить за руку.
- Спасибо, не надо, ты мне сначала найди того, с кем я смогу этим заниматься, а потом уже строй из себя профессора.
- Нет, я от тебя так просто не отстану.

И Том сдержал слово: он терпеливо, шаг за шагом ежедневно рассказывал брату, как куда и что, делился своими наблюдениями и хитростями. Билл был поражён тем, сколько всего приятного он добровольно лишался много лет, и ему не терпелось применить все новые знания на практике, а в тандеме с его раскрывшейся чувствительностью и способностью кричать во время оргазма, впечатления грозили быть запредельными. Для этого он решил пригласить Георга, заодно подумав, что «правильный» секс с ним вероятно поможет ему хотя бы на время забыть о Томе. Бывший любовник был удивлён звонку, ведь прошло уже много месяцев, он женился, и рана по имени Билл уже почти затянулась, но всё же ответил согласием.

- Привет, классно выглядишь, - огорошил его с порога Билл и впился в губы. – Пойдём, я жутко соскучился.

Ущипнув себя, чтобы убедиться, что это не сон, Георг последовал за ним. Как только они оказались в спальне, Билл толкнул его на кровать, а сам встал неподалёку. Он включил диск и под зазвучавшие приятные звуки саксофона начал, танцуя раздеваться. Сначала на полу оказались штаны, трусы и в самом конце Билл стянул с себя футболку, хитро улыбнувшись:

- Нравится?

Георг забыл, как говорить и только как-то криво мотнул головой.

- Ты проколол соски? – пробормотал он.
- Ага, и септум тоже, - ответил Билл и вспомнил, с каким восхищением на него смотрел Том в те моменты, когда иглы Густава протыкали его, и от этого его член незамедлительно начал притягивать к себе кровь. Он уселся на ошарашенного Георга так, что соски оказались на уровне его лица: - Хочешь попробовать?

Тот не заставил себя ждать и втянул в себя металлическое колечко.

- М-м-м, - простонал Билл и вспомнил, как Том подвешивал к ним небольшие грузики и похлопывал по ним стеком.. – Теперь они такие…ааах…чувствительные…

Он проворно избавил Георга от рубашки и, расстегнув его ремень, опрокинул его на спину. Георг перевернулся вместе с ним и, оказавшись сверху, ворвался в рот языком, принявшись активно хозяйничать в нём. Одновременно он стаскивал с себя джинсы вместе с бельём, чтобы поскорее получить максимальный контакт всей поверхностью кожи. Биллу хотелось попробовать всё, чему его научил Том, и он трогал, лизал, покусывал всё, что попадалось на его пути изучения тела Георга, поминутно вспоминая инструкции брата. Добравшись до члена, он немного сбавил обороты и, решив, что всё же ещё не настолько раскрепостился, чтобы взять в рот, обхватил его кистью, про себя отдав пальму первенства по размеру Тому. Он сжимал его, двигая рукой, и всё же не удержался и лизнул головку.

- Подожди-подожди, - затараторил Георг, - я больше не могу, трахни меня. Я растянут, просто трахни меня, умоляю.

Билл несколько разочарованно посмотрел на него, потому что не успел попробовать и десятой части приёмчиков Тома, но, решив, что надо оставить что-то и на потом, достал презерватив из-под подушки:

- Надень мне, - встал он над Георгом, расставив колени по обе стороны от его груди. Тот ловко раскатал резинку. Билл слез с него и, развернув, поставил на четвереньки. В сознании всплыло: « Я готов ползти на коленях, чтобы познать всё это», отмахнувшись от наваждения, Билл ввёл член и, не ощутив значительного сопротивления, принялся активно двигать бёдрами. Но в голову всё лезли и лезли куски их игр с Томом. Билл звонко шлёпал Георга по ягодицам, пытаясь отогнать мысли о брате, но с каждым шлепком Том вырисовывался всё ярче. Билл простонал не в силах бороться с этим и, облизав палец, засунул его себе в зад, пытаясь нащупать то, что под присмотром Тома уже удавалось найти. Он громко охнул, и, уже не сдерживаясь, трахал Георга изо всех сил и отчаянно давя себе пальцем на простату, доводя их обоих до пиковой точки. Кончили они почти одновременно и с громкими стонами. Рухнув, как после марафонского забега, Билл никак не мог унять дыхание, а в голове крутилось только «Том, Том, Том»…

***

Закрыв за Георгом дверь, Билл отправился на кухню, где неожиданно для себя обнаружил Тома:

- А я и не знал, что ты дома.
- Я пришёл, когда вы тут скачки устраивали, - хохотнул он. – Ты, кажется, забыл, что только в моей комнате стены не пропускают звук, собственно, только это и спасло мои несчастные уши от ваших стонов.
- Прости, я не знал, что ты дома, - немного смутился Билл.
- Да не, всё в порядке, я рад, что ты последовал моим советам.
- Ага, спасибо за них, - ему почему-то было стыдно перед Томом. Да, они не пара, но он чувствовал себя, как будто изменил.
Повисшую неловкую паузу прервал старший:
- Ну что, пойдём поиграем?

- Сегодня задание будет таким. Ты сейчас поцелуешь меня и повторишь всё то, что только что проделывал с Джорджем.
- Красный.
 
#5

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
709
Симпатии
2,368
Баллы
305
Offline

Том посмотрел на Билла не как на брата уже давно. Ещё тогда, когда у брата были длинные чёрные волосы до плеч с белыми прядками. Том курил травку с очередным партнёром в стране, куда популярность их группы ещё не добралась, и его любовник совершенно без обиняков заметил, что сестра Тома – клёвая цыпочка, и даже будь он её братом, он с трудом бы держал себя в руках. Под действием марихуаны Том пропустил мимо ушей то, что его брата в очередной раз приняли за девушку, хотя обычно за это тут же бил морду, зато задумался – насколько Билл сексуален. Шли годы, Билл всё меньше становился похожим на девушку, но Тома это лишь сильнее заводило. Как ни отгонял он от себя его образ, влюблялся в него всё сильнее и сильнее, но не представлял возможным открыться брату, справедливо полагая, что за такое схлопочет по первое число. И вот случай свёл их в «игре». Он был безумно счастлив, когда Билл согласился. Он теперь безнаказанно мог пялиться на брата сколько угодно и получать море пищи для сексуальных фантазий. Прошла уйма времени, прежде чем Том решился предложить Биллу секс. Конечно, на всякий случай лишь в рамках игры, если что - он не при делах, это просто такое задание. И вот долгожданный момент настал, ещё миг и их губы впервые соприкоснутся.

- Красный, - выдохнул Билл.

Мир рухнул. Солнце погасло. Вселенную поглотила огромная чёрная дыра. Теперь всё, всё, теперь будет не повторить даже того, что было. Он проиграл и поспешил покинуть «поле боя», расстегнув ошейник.

- Том, - остановил его брат, готовясь открыть самую страшную из своих тайн, единственную, которую тот на данный момент о нём не знал. – Я не знаю…что на меня нашло, наверно, слишком много времени проводим вместе, и…я справлюсь, я смогу, это просто временное помешательство…
- О чём ты? – насторожился Том.
- Я остановил игру, потому что если нашему поцелую суждено сбыться, я не хочу, чтобы он случился в игре, я хочу, чтобы это было по-настоящему, - Билл обреченно опустил взгляд.

Все оркестры мира дружно ударили бравурный марш в сердце Тома, он подскочил к брату и, взяв его за подбородок, заставил посмотреть на себя:

- Ты что такое говоришь? Ты хочешь…

Билл зажмурился, как перед тем, как залезть под холодный душ, ожидая скандала, но почему-то приоткрыл один глаз и, увидев добрую улыбку брата, открыл и второй. В глазах-копиях своих собственных он увидел только нежность, ни капли злости, и тогда он понял всё, и они хором вдохнули:

- Какие же мы идиоты!

Они долго смотрели друг на друга, и никак не могли насмотреться. Взгляд одного скользнул по губам другого, и тут же они испробовали их на вкус. Целуясь, они переместились на кровать, не думая пока о том, что оба активы, хотелось лишь целоваться, дарить любовь и радоваться своему счастью.
Они не помнили, как оказались без одежды, и где были чьи руки и губы, у них было одно удовольствие на двоих.
Том уцепился зубами за кольцо в соске Билла и потянул на себя. Совсем недавно это же проделывал Георг, но ощущения были ничтожными по сравнению с теми, которые были сейчас. Билл застонал, а Том лизнул ореол вокруг металла и, покусывая, стал опускаться ниже, проводя кончиком носа вдоль рёбер. Билл гладил его косички, неосознанно наматывая их на палец. Том подул на уже окрепший член брата и, покрывая его лёгкими поцелуями, добрался до мошонки. Тихонько лизнув её, он резко насколько получилось обхватил её губами и с силой засосал. Билла закрутили эмоции такой величины, что, казалось, на него упало звёздное небо и везде, куда ни посмотри, множества искрящихся светил.

- Я хочу тебя…Я безумно хочу тебя, - только и смог выдавить из себя Билл.

Том выпустил изо рта яйца и, высунув язык, начал чертить им мокрую дорожку вверх по члену, пройдясь по уздечке, головке, опустившись на живот, в пупок, и выше, выше, к ключицам, кадыку, подбородку и, наконец, найдя своего брата-близнеца во рту у Билла.

- А как…мы… ну… - тяжело дыша, спросил он.
- Конечно, ты, Том, а я потом, когда научусь, - облизнув пересохшие губы, прерывисто ответил брат.
- Это так…- Том не мог выразить размеры своей благдарности.
- Давай потом поговорим, а сейчас давай вые*и меня посильней.
- Какой чудесный у меня ученик, - лихорадочно сверкнул глазами он и достал гель. – Встань в …тьфу, встань на четвереньки, ноги пошире.

Том прижался к ягодицам и скользнул между ними языком, с каждым движением проникая всё глубже. Звёздное небо вокруг Билла засветилось ещё ярче, сердцебиение зашкаливало. Он уже не разбирал, где язык, где гель, где палец Тома, наслаждение слилось в одно единое целое и дробить его не представлялось возможным. Растянув брата, Том перевернул его на спину:

- Я хочу видеть твои эмоции.

Вместо ответа Билл притянул его к себе за шею и засосал его язык:

- Если уж даже я когда-то смог быть первым, то у тебя, уверен, получится всё гениально.

Он полностью растворился в своём счастье, он не замечал лёгкой боли, когда член Тома погрузился в его неопытный анус, словно в дымке видел, как брат водит рукой по его члену в такт фрикциям и повторял только одно:

- Ещё, ещё, ещё…

Ещё несколько мгновений, и Том, подгадав, сделал их оргазм практически одновременным. Билла выгнуло дугой, он протяжно закричал, хватая ртом новые и новые порции воздуха для удлинения звука, все конечности свело, а из глаз покатились слёзы.
Том обалдело смотрел на всё это:

- Эй, ты в порядке?

Билл хлопнул ресницами в ответ.

- Что это с тобой? - взволнованно спросил Том.

Отдышавшись, Билл улыбнулся:

- А что, профессор, разве таких случаев вы в своей практике ещё не встречали?
- Нет, - честно признался тот.
- Ты же говорил, что у тебя чуть ли не постоянно плачут во время оргазма.
- Да я образно вообще-то.
- То есть я у тебя такой эмоциональный первый?

***

Пальцы с идеальным маникюром крепко сжимали сделанный на заказ Parker, уверенными движениями заставляя его оставлять на бумаге строгие росчерки.

-…они тоже ждут вашего одобрения, - зачитывал по ежедневнику мужчина, стоя рядом со столом, за которым человек много моложе его самого подписывал стопку документов. – Ещё звонили из «Юниверсал»…
- Что сказали? – спросил парень, не отрываясь от своего занятия.
- Что хотят говорить только с вами.
- Свяжите меня с ними через полчаса. Бумаги от BMG уже готовы?
- Да… - неуверенно начал мужчина, - почти…
- Значит, не готовы, - оборвал его он, не поднимая головы, - Крис пришел?
- Да, он ждёт за дверью.
- Пусть заходит. Если за то время, пока я с ним разговариваю, документы не будут подготовлены, мы в ваших услугах больше не нуждаемся, - произнес он совершенно будничным тоном. - И да, Стивен, - он впервые за весь разговор взглянул на своего уже почти уволенного помощника, - Билл так и не появлялся?
- Нет, герр Каулитц.

Едва он покинул кабинет, лицо Тома озарила самодовольная улыбка: «Конечно, Билл не появлялся, разве он в состоянии после вчерашнего? И Листинг дурак, ох какой дурак, ни черта не понимает в сухарях. Сухарь, сухарь…Да его просто размочить нужно было.»

КОНЕЦ

 
#6

SPEED is my LIFE

Наблюдатель
Регистрация
23.04.2019
Сообщения
78
Симпатии
598
Баллы
105
Offline
Я читала фик 10 (!!!111!) лет назад на том самом конкурсе, но некоторые сцены помню так отчетливо, как будто все было только на прошлой неделе! Но я готова поклясться, что мч Билла был Георг! Это была, наверное, первая (и вполне возможно, что единственная работа), где я рискнула прочитать ГЛ/БК и отойти от каноничного ТК/БК. А теперь-то мне такой поворот кажется вполне себе пикантным :D
Очень немного фиков по отелю помню, чтоб прям с названиями и сюжетом, но этот был со мной все прошедшие годы:happygirl4: Вот что значит мастерство автора!:love:
 
#7

eyetry

Лучший читатель Слэшкона 2019
Регистрация
05.12.2018
Сообщения
709
Симпатии
2,368
Баллы
305
Offline
Я читала фик 10 (!!!111!) лет назад на том самом конкурсе, но некоторые сцены помню так отчетливо, как будто все было только на прошлой неделе! Но я готова поклясться, что мч Билла был Георг! Это была, наверное, первая (и вполне возможно, что единственная работа), где я рискнула прочитать ГЛ/БК и отойти от каноничного ТК/БК. А теперь-то мне такой поворот кажется вполне себе пикантным :D
Очень немного фиков по отелю помню, чтоб прям с названиями и сюжетом, но этот был со мной все прошедшие годы:happygirl4: Вот что значит мастерство автора!:love:
Какой прекрасный коммент! Какие прекрасные воспоминания!:love: Ты меня поразила словами в самое сердце, мне невероятно приятно это слышать :cray:
По части Георга это, наверное, связано с тем, что изначально фик писался как Билл/Георг. Типа Билл такой весь сухарь, у него одна работа в голове, он перфекционист и хочет, чтобы там всё было идеально, а личную жизнь он считает чем-то совершенно несущественным, не стоящим его драгоценного внимания и времени. И потом вот Том ему глаза на жизнь открывает, учит, как надо, Билл приходит в восторг, и всё у них с Георгом налаживается) Я так шипперила тогда Билл/Георг, что мне было даже пофиг на то, что фику ничего не светит с таким пейрингом на конкурсе хД Но пока фик писала, Кау мне заявили, мол, что хочешь делай, но мы будем вместе 8-)

Еще раз спасибо за добрые слова! :heart:
 
#8

SPEED is my LIFE

Наблюдатель
Регистрация
23.04.2019
Сообщения
78
Симпатии
598
Баллы
105
Offline
Какой прекрасный коммент! Какие прекрасные воспоминания!:love: Ты меня поразила словами в самое сердце, мне невероятно приятно это слышать :cray:
По части Георга это, наверное, связано с тем, что изначально фик писался как Билл/Георг. Типа Билл такой весь сухарь, у него одна работа в голове, он перфекционист и хочет, чтобы там всё было идеально, а личную жизнь он считает чем-то совершенно несущественным, не стоящим его драгоценного внимания и времени. И потом вот Том ему глаза на жизнь открывает, учит, как надо, Билл приходит в восторг, и всё у них с Георгом налаживается) Я так шипперила тогда Билл/Георг, что мне было даже пофиг на то, что фику ничего не светит с таким пейрингом на конкурсе хД Но пока фик писала, Кау мне заявили, мол, что хочешь делай, но мы будем вместе 8-)

Еще раз спасибо за добрые слова! :heart:
Конечно же я это помню:girl_blum: Увидела в шапке Джорджа и начала переживать за Георга) Думала, неужели ты его переименовала) Но пробежалась по тексту, обнаружила Георга и успокоилась 8-)
 
Сверху Снизу