Сверхъестественный дневник сумеречного Хогвартса 2. Перезагрузка (Гет, Юмор, Флафф, AU, Мифические существа, Занавесочная история, Стёб, PG-13)

#1

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Название: Сверхъестественный дневник сумеречного Хогвартса 2. Перезагрузка
Автор: Lexie Greenstwater
Рейтинг: PG-13
Пейринг и персонажи: Ученики Хогвартса, братья Винчестер, братья Сальваторе, Эдвард, синдикат Н.Я.Ш.К.А.
Жанры: Юмор, Флафф, AU, Мифические существа, Занавесочная история, Стёб, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Миди, 56 страниц, 18 частей
Статус: закончен
Описание: Продолжение приключений известных героев под крышей Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.

Часть 1: Сверхъестественный дневник сумеречного Хогвартса
Часть 3: https://ficbook.net/readfic/2674301
Часть 4: https://ficbook.net/readfic/3008723

Разрешение на размещение: Получено.
 
Последнее редактирование:
#2

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 1.

- Альбус! Мой старинный друг! – крикнул Люцифер, обняв директора Хогвартса. – Святые стринги Мерлина, сколько же мы не виделись?
- О друг мой! – улыбнулся Дамблдор, глотнув сразу восемь лимонных долек. – Ты весь в политике, министр магии, надо же! Какими судьбами?
- Мы с моими зайчиками, - Люцифер указал на лыбящихся «хороших парней» в голубых мантиях. – В рамках программы синдиката Н.Я.Ш.К.А., мы с друзьями связали свитерки для бобров и белочек, а Хвост, ну такой хороший мальчик, прикупил оленям кеды и шарфики!
- Как замечательно! – воскликнул Дамблдор. – Пройдемте в замок, друг мой, никуда ваши бобры не убегут. Вас с дороги покормят.
- А где мой золотой голос Вселенной? Где же мое дарование из Мистик-Фоллс?
- На репетиции с хором, их трели слышны даже в Хогсмиде!
Обнявшись, синдикат Н.Я.Ш.К.А. во главе со своим гуру и безумцем с лимонными дольками в бороде прошли по тропинке в замок, под аплодисменты учеников. Люцифера здесь любили все. Особенно Филч.
- Ребятушки, - прощебетал Люцифер. – Вытирайте ноги и поздоровайтесь с завхозом.
- ЗДРАВСТВУЙТЕ!!! – хором проорал синдикат.
- Прикажете исполнять приветственный танец маленьких утят? - спросил Люциус.
- Позже, зайчик мой, позже, - расплылся в улыбке Люцифер. – Ах, Альбус, этот танец мы учили три месяца….

Где-то в Запретном лесу

Эдвард Каллен пробирался сквозь тернистые заросли, руководствуясь исключительно Божьей помощью и дуновением ветра. Карту и компас он оставил в кармане других брюк, поэтому, сжимая в одной руке раскладной стул, а в другой – телевизионную камеру, он, матерясь, нышпорил в лесной чаще.
- Итак, взвод, вы уже поняли, что лучше не грызть осколочную гранату зубами, - послышался героический голос Деймона Сальваторе. – Унесите Уизли и бегом рожей в грязь, у нас тут война, етить-колотить! Я буду кидать в вас шишками….
Вот уже два месяца Деймон Сальваторе усиленно готовил немногочисленную армию Хогвартса к нападению на Болгарский Дурмстранг.
Уроки Деймона ученики любили. Особенно Гарри Поттер и Драко Малфой, единственные, кто записывали за профессором теорию (на девяносто восемь процентов состоящую из мата).
Эдвард загорелся желанием снять фильм. Затмить Тарантино. Номинироваться на «Оскар».
А все началось с того, что неделю назад Стефан Сальваторе дописал свою книгу.
- Мистер Сальваторе! Мистер Сальваторе! – заорал Эдвард, запутавшись в зарослях ежевики. – Я нашел вас!
- ВСПЫШКА СПРАВА! – дурным голосом заорал Деймон, рухнув в грязь и обляпав всех в радиусе пяти метров. – Взвод, огонь на поражение….
- Да подождите! – закричал Эдвард, когда колючка впилась ему прямо в ж…желанные ягодичные мышцы. – Я снимать вас буду….
Деймон встрепенулся, встал на ноги, вытер лицо кепкой Невилла и бросился к Эдварду.
- Кто тебя подослал?! – прорычал Деймон, схватив Эдварда за воротник. – Немцы?!
- Но вы же сами в форме…
- МОЛЧАТЬ! Кто тебя подослал, а, падла черножопая?!
- Профессор, мне кажется, это были болгары.
- Верно, Малфой, на сержанта идешь, - кивнул Деймон. – Взвод, а ну-ка засунуть шпиону шишку в прямую кишку. Сейчас ты, гнида, все у меня выложишь….
- Профессор Сальваторе, это же Эдвард, - закатила глаза Гермиона.
- Хмм, - задумался Деймон. – Долгопупс, натянуть на шпиона штанцы!
- ЕСТЬ НАТЯНУТЬ НА ШПИОНА ШТАНЦЫ! – кровожадно рявкнул Невилл.
Эдвард мысленно помолился и, наконец, вылез из ежевики.
- Я буду вас снимать, для фильма, - пояснил он, потирая мягкое место. – С разрешения директора.
Деймон мигом пригладил свои «буйные кудри». Гарри и Драко последовали его примеру.
- Но мы не репетировали даже, - возразил Деймон.
- Тем лучше! – обрадовался Эдвард. – Мне нужна естественность, а не заученные движения. Давайте, Деймон, продолжайте учения, меня здесь будто нет.
Деймон нервно хохотнул, глядя, как Эдвард готовит аппаратуру.
- Давайте, не волнуйтесь, - поддержал его Эдвард.
- Я не фотогеничный, - застенчиво произнес Деймон.
- Ваше лицо просто создано для камер! Давайте, Деймон, жгите!
Деймон откашлялся, да так, что вся рыба в озере с перепугу всплыла брюхом к верху.
- Взвоооооод, - проорал Деймон. – Равняяяяйсь! Грейнджер, втяните брюхо, нас снимают, етить вашу мать!
- У меня не брюхо, а пузико! – возразила Гермиона.
- Я что, блядь, не отличу брюхо от пузика?! – рявкнул Деймон, так, что кукушка с ветки упала. – Уизли, туды б вашу за ногу, что вы там в штанах чешете?! Я вижу, что жопу, но мы в кадре, еб вашу веником! Выйдите из строя и почешите! Поттер! Вы молодец, Поттер, держите флаг нашей армии крепче!
Флаг армии Хогвартса – два скрещенных дробовика, над которыми порхает Деймон с крыльями феи.
- Взвод! Слушай мою команду, - прорычал Деймон, уперев руки в бока. – Мордой в землю и ползком до Ирландской границы!
- Какие кадры! – восхищался Эдвард. – Какие кадры! Жди меня, «Оскар»!

* * *

- Как же я скучал по вашей стряпне, Альбус! – улыбался Люцифер. – Прямо повеяло весной и счастьем! Верно, зайчики мои?
- Да! – заорал синдикат Н.Я.Ш.К.А.
Сэм Винчестер, бросив окурок в кастрюлю с окрошкой, скромно улыбнулся.
- Сегодня на обед – плов со сливовым вареньем и салом, окрошка и макаронный торт на десерт, - вальяжно произнес он, картинно насыпав в тарелку мутной окрошки.
- Прямо ностальгией повеяло, - всхлипнул Люцифер. – Сэм, солнышко мое, а где же ваш брат? Как я соскучился по его одеколону с запахом кабачковой икры!
- У Дина сейчас урок, - произнес Сэм, насыпая гостям плов. – Он учит детей рыть колодцы.
- Я вижу вы усиленно готовитесь к нападению на Дурмстранг? – спросила Беллатриса, отряхивая свою голубую мантию от хлебных крошек.
- Конечно, слышали бы вы, какие песни репетирует наш хор!
- Так мы и слышали! Ах, голос Клауса неповторим!
- Ну так давайте выпьем! – крикнул Дамблдор. – Мистер Винчестер, что у нас есть выпить?
- Рыбный бульон.
- Бульона всем! Гулять, так гулять.

И в этот самый момент, над Хогвартсом повисло веселенькое коромысло радуги.

Глава 2.

Северус Снейп, что-то недовольно бухтя, при этом пытаясь очистить от грязи свою мантию, уже три раза проклял спуск к лодочному ангару, на котором он споткнулся и упал физиономией в грязь. По привычке матеря Поттера, будто бы этот щуплый очкастый мальчик всю ночь мастерил склон из грязи и травы, Снейп ненавистно глянул на припаркованную неподалеку Шевроле Импалу, которую уже пару раз пометил известным способом пес Хагрида, и опять начал бормотать под нос проклятия.
Откашлявшись, как заядлый курильщик после марафонского бега, Снейп кокетливо поправил свои сальные вихры на голове, и, постучав в хлипкие двери ангара, рявкнул:
- Профессор Винчестер, к вам можно?
Дин оторвался от практического занятия по сбору носилок из веток, куска старого матраса и скотча, швырнул в Блейза Забини ножницы, которые тот чуть не поймал левым глазом, и повернулся к двери.
- Здравствуйте, эээ... мужик, - промямлил Дин, забыв имя профессора зельеварения.
- Можно поговорить с вами…наедине? - буркнул Снейп.
Эдвард Каллен, снимавший урок на камеру, чтоб потом использовать материал в своем фильме, широко улыбнулся, эротично подергивая кустистыми бровями.
Дин ловко треснул его по спине арматурой и, как ни в чем не бывало, глянув на Снейпа, указал на дверь.
- Долгопупс! – рявкнул Дин, торжественно вручив Невиллу кусок арматуры. – Ты теперь за главного, если кто-нибудь опять отрубит себе палец, помни, у нас есть скотч и вера в чудесное исцеление.
- СЛУЖУ ДОБЛЕСТНОЙ АРМИИ ХОГВАРТСА!!! – кровожадно заорал Невилл, отсалютовав профессору труда арматурой. Уж слишком сильно сержант Долгопупс вжился в образ, навеянный ему Деймоном.

* * *
- Вы создаете впечатление адекватного и честного человека, - начал Снейп, нервно поковыряв пальцем в ухе.
- Таки да, - хрюкнул Дин, сведя глазки в кучку.
- Профессор Винчестер!
- Да-да, слушаю вас, коллега, - тоном уважаемого барина произнес Дин.
Снейп, нервно покусывая губу, пристально взглянул на «коллегу».
- У меня к вам проблема…деликатного характера, - шепотом пискнул он.
- Ой, - испугался Дин.
- Видите ли, моя лаборант, Виктория, она, как бы это сказать, проявляет ко мне знаки внимания, - краснея, как пионерский галстучек, произнес Снейп.
Дин побагровел от ужаса.
- А вы человек опытный в этом деле, рассудительный. Скажите, что мне делать?
- Ну, Северус, исходя из вашей рожи…..радоваться, Снейп, радоваться!
- Я надеялся на совет, профессор, а не на гнусные издевательства, - прорычал Снейп.
Дин всерьез задумался. И опять свел глазки в кучку.
- Ну, так, а в чем проблема? – протянул Дин. – Женщины любят брутальных мужчин. Не знаю, бороду, что ли, отпустите, ну или хотя бы голову помойте…
- О будьте уверены, я сумею очаровать женщину, - соврал Снейп. – Для этих целей у меня есть довольно сексуальная пижама в паровозиках….Дело в том, что я не готов принять эти ухаживания.
- Чего так? – косясь на дверь в ангар, спросил Дин.
- Не то чтоб у меня не было опыта в амурных делах, просто я не хочу сильно спешить, - нечленораздельно пробормотал Снейп.
- Мать моя женщина! – воскликнул Дин. – Сорокалетний девственник!
- Говорите тише, - прошипел Снейп. – Я был слишком занят зельями, чтоб обращать внимания на женщин…
Дин перекрестился и в очередной раз свел глазки в кучку. Так, на всякий случай.
- Ну как так можно, Снейп? - стараясь не захохотать, спросил Дин. – Без женщин-то.
Снейп уже пожалел, что затронул эту тему. Сейчас он просто стоял и краснел.
- Просто мой эдельвейс еще не был затронут ни одной пастушкой, - сконфужено произнес Снейп.
Громоподобный, богатырский смех Дина спугнул всех дятлов в лесу.
- Вы же понимаете, что наш разговор должен оставаться между нами?
Дин еле успокоился, пару раз вздохнул полной грудью.
- Конечно, Северус, - заверил Дин. – Я все понимаю. Будьте спокойны.

В Большом зале.

- Подходим, питаемся, супчиком травимся! – стоя на табуретке у огромного казана, проорал Сэм Винчестер стихи собственного сочинения. – Щекастый, возьми хлебушка, без него ты хрен супчик проглотишь.
- А с чем суп? – спросил Рон, глядя, как Сэм вылил ему в тарелку полный половник этого загадочного варева.
- С гусеницами. Ну что ты блевать сразу намылился? Шучу я, это просто лапша разбухла. Давай-давай, трескай супчик, для тебя же варил. Что значит несвежий? Бля буду, такой свежий, что в нем феи жить могут!
За учительским столом супчик ели медленно, особенно вечно худеющий Эдвард. Деймон, положив ложку в тарелку с этой золотистой жижей, плеснул себе компота, сваренного из позапрошлогоднего повидла, и громким раскатом кашля потребовал в зале тишины.
Гарри и Драко, увидев, что их «гуру» собирается сказать тост, вскочили на ноги, заставив подняться и остальных учащихся.
- Я хочу поднять стакан этого компота за нашу грядущую победу над дурмстрангскими покемонами, - многозначительно произнес Деймон. – Завтра я научу вас водить танк, а дальше дело пойдет проще.
Взрыв аплодисментов, и довольный Деймон опустился на стул. Но, приметив, что по обе стороны от Северуса Снейпа стулья не заняты, хищно улыбнулся, поймал развеселый взгляд Стефана и, подхватив свою тарелку, поспешил к профессору зельеварения.
Снейп сразу почуял злобную горечь, когда слева от него оказался всеми любимый военрук, а справа – библиотекарь Стефан.
- Скажите, Снейп, а правда, что вы видели женскую грудь только в учебниках анатомии для средней школы? – нарушил тишину Деймон, ковыряя ложкой в тарелке.
- Перестань, Деймон, - приструнил его Стефан. – Может, Северус хранит себя до свадьбы!
- А после свадьбы будто лучше станет? Подержится за женскую коленку и заплачет от счастья.
Снейп бросил на Дина уничтожающий взгляд, но Винчестер был слишком занят жраньем супа, поэтому попытавшись что-то ответить, заляпал мантию Дамблдора лапшой.
- Северус, вы знаете, ничего страшного в этом нет, - спокойно проговорил Стефан. – Меня только одно интересует: вас...этот…ну этот…гиппогриф в штанах не беспокоит? Столько лет без женщины…гиппогрифа своего не щадите.
Северус начал багроветь от злости.
- Ничего-ничего, когда-нибудь, вы преодолеете страх, помоете голову, натянете на голову ведро и обязательно какая-нибудь принцесса впустит вашего василиска в свою Тайную комнату, - подмигнул Деймон.
Братья оглушительно заржали, а Снейп, подхватив тарелку, поспешил удалиться, напомнив себе прирезать их ночью, или компот им отравить.
Свободный стул был и возле Эдварда, и Снейп сел рядом с этим щуплым бровастым обольстителем девочек-подростков.
Эдвард порозовел от смущения, и, довольно потерев ладошки, томно произнес:
- Северус, а спросите меня, сколько мне лет.
- Сколько вам лет? – буркнул Снейп.
- Семнадцать, - наполнив голос драматизмом, ответил Эдвард. – А теперь спросите, как давно мне семнадцать.
- Уйдите, Эдвард.
Эдвард глотнул компота, подмигнул братьям Сальваторе, сладострастным шепотом протянул:
- Вы мой личный сорт героина, профессор…
- ДА ГОРИТЕ ВЫ В АДУ, ПРОФЕССОР ВИНЧЕСТЕР! – рявкнул Снейп и побежал доедать в подземелья.
 
#3

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 3.

- Взвод! – рявкнул Деймон, вальяжно расхаживая туда-сюда. – Сегодня у нас практическое занятие, которое, кстати, одобрено самим Дамблдором!
Восхищенный шепот студентов заставил военрука улыбнуться еще шире, диковатой (если не сказать, дебильной) улыбкой.
- Как известно, у Дурмстранга сильный флот, а наша армия не умеет ничего, кроме как мазать рожи грязью и ползать в кустах, - продолжил Деймон, дыхнув перегаром прямо Гермионе в лицо. – До конца недели мы будем бороздить Северное море на борту легендарного артиллерийского корабля, пресловутого броненосца «Пикачу». Не слышу восторга, взвод!
- УРААА!!! – проорал взвод.
- Вы готовы, дети?
- Да, капитан!
- Я не слышу вас!
- Да, капитан!
- Что вы там мямлите, плешивые мои?!
- ДА, КАПИТАН! – кровожадно проорали Гарри и Драко.
Деймон невольно улыбнулся. Эти два придурка всегда его радовали.

* * *
Эдвард Каллен, одетый в довольно странный спортивный костюм (черные лосины, футболку «I Love New York» и напульсники), бегал по пристани, как угорелый, наводя объектив камеры на всех, кто только попадался на его пути. Просто одержимый идеей снять шедевр кинематографа, Эдвард продумывал все, до мельчайших деталей. Где расставить студентов, откуда появиться директору, какой музыкальный ряд подобрать к отснятому материалу… Да, сияющий на солнце метросексуал заморочился по поводу каждой детали.

- Я поверить не могу, что нас заставят неделю провести на корабле, - прошипела Гермиона, поправляя мешковатое грязно-серое одеяние, которое ее заставил надеть «хогвартский Тарантино».
- Не на корабле, а на легендарном броненосце «Пикачу»! – важно сказал Гарри, позируя Эдварду на камеру.
- А где корабль-то? – спросил Невилл, нервно оборачиваясь по сторонам.
- БРОНЕНОСЕЦ «ПИКАЧУ»!
Эдвард поправил на Драко тельняшку и, решив добавить в образ белобрысого юнги немного драматизма и брутальности, достал из кармана подводку для глаз и начал дорисовывать на лице Малфоя щетину.
- Эдвард! – окликнул его Дамблдор, помахивая бутылкой шампанского. – Эдвард, когда мне разбивать о борт бутылку, чтоб благословить корабль? До рыдания женщин или после?
- До, - крикнул в ответ Эдвард, дорисовывая Драко щетину. – Я подам вам знак.
- Эдик, - мягко спросила Кэтрин Пирс, одетая в пышное кринолиновое платье, щедро украшенное кружевом. – Где нам с Еленой стоять?
- Елене – у пристани, там, по сценарию, она прощается с мужем и плачет, глядя кораблю вслед, - распорядился Эдвард, поправив Кэтрин шлейф на платье. – А ты стой в толпе, когда прибудет броненосец, отправишься в плаванье со всеми.
- Нафига?
- Драматизм!

Кэтрин понимающе кивнула и, перецепляясь через длинную юбку, дошкандыбала до своей подруги.
Эдвард критически осмотрел процессию, подумал и с удовольствием рявкнул:

- ПО МЕСТААААМ!!! Съемка через три секунды. Один…два…три…понеслась, бляха муха!
Студенты тут же состроили задумчиво-скорбные мины. Гарри и Драко, гордо выпятив грудь, стоят под развевающимся на ветру флагом армии Хогвартса. Невилл плачет от гордости. Гермиона стоит с таким лицом, будто задумала кровавую расправу.
А на горизонте, изысканно сочетаясь с кроваво-красным закатом, появился огромный броненосец.
- Закат нынче красный, - драматично промолвил Дамблдор, пригладив не менее драматично развевающуюся бороду. – Сегодня прольется чья-то кровь.

Броненосец приближается к пристани и все собравшиеся с восхищением глядят на величие легендарного судна и вовсе теряют дар речи, увидев на борту грозные силуэты команды «Пикачу».

Они стояли плечом к плечу, а холодный, как носик котика, ветер развевал их шелковые мантии. На носу корабля стояла могучая фигура бесспорного лидера экипажа, чья тень внушала ужас и благоговение одновременно. Эпичная музыка, включенная Эдвардом, наполнила картину таким накалом, что несколько впечатлительных студентов упали в обморок. Но никто этого и не заметил. Взгляды всех собравшихся были прикованы к этим героям, от которых веяло суровостью, жестокостью и кровавым величием.

И стихли песни цикад. И рыба плескалась тише. И чайки уважительно склонили голову.
Так синдикат «Н.Я.Ш.К.А.» еще никто не встречал.

Люцифер, грациозно спрыгнув с носа корабля, четко по сценарию, медленно и бесшумно прошел по пирсу, а вслед за ним, строевым шагом, проследовала и прославленная армия тьмы. Их небесно-голубые мантии развевались, притягивая благоговейные взгляды.
Эдвард чуть не пищал от радости. Махнув рукой, он дал понять армии Хогвартса, что сейчас выход генералиссимуса.

Увидев знак Эдварда, толпа учащихся расступилась и, по каменной тропе, не глядя на глуповатые лица своих матросов, прошел Деймон Сальваторе, одетый в бессменную фашистскую форму. Почтительно кивнув Люциферу, генералиссимус Сальваторе остановился посреди пристани и, раскинув руки, заорал восхищенный клич, адресованный великому броненосцу «Пикачу» (все по сценарию Эдварда).
Пока Деймон орал, надрывая могучие голосовые связки, Эдвард снова махнул рукой.

Вслед за Деймоном на тропе появился Стефан Сальваторе, которого в костюме пирата и мать родная бы не узнала. Парик из дредов, с какими-то вплетенными бусинками, шляпа-треуголка, широкая белая рубаха, довольно грязная, жилет, подпоясанный куском шторы, потертые брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги.

- Ни слова, ублюдки, - шипел себе под нос Стефан, которому костюм пирата не очень нравился. – Ни слова.
Но на мучениях бедного библиотекаря Эдвард не закончил пиратскую тематику. Сразу за Стефаном, плечом к плечу шагали братья: Дин, притворно хромавший из-за деревянного протеза левой ноги (сделанного слизеринцами на уроке труда) и Сэм, с косо приклеенной бородой, который то и дело тыкал пальцами попугая, восседавшего у него на плече.
Эдвард широко улыбнулся и кивнул Люциферу.
Люцифер, все так же медленно, приблизился к Деймону и произнес:
- Я знал, что вы придете, Деймон Сальваторе…
- Капитан Деймон Сальваторе, - прорычал Деймон.
Эдвард аж подпрыгивает в предвкушении грядущего «Оскара».

Дамблдор, дождавшись знака от режиссера, подходит к кораблю, бубнит что-то про доблесть, подвиги, прекрасных дам и лимонные дольки, а затем разбивает бутылку шампанского о борт броненосца.
Дин от такого издевательства над напитком чуть не треснул директора своим же протезом.
Деймон повернулся к публике и, состроив суровую физиономию, произнес:
- Господа, все на борт, туды б вашу за левую!
Матросы, возглавляемые Гарри и Драко, медленно поднимаются на борт, не забыв при этом прощальным взглядом окинуть родные края.
Эдвард в очередной раз махнул рукой, на этот раз девушкам.
Кэтрин Пирс, стараясь не запутаться в платье и не грохнуться носом в землю, подходит к Деймону и, эффектно повернув голову, смотрит на всех гордым, независимым взглядом.
Из толпы, расталкивая всех (Северус Снейп и вовсе упал лицом в лужу) на своем ходу, в кадр вбегает Елена, одетая в простое довоенное платье. Ко всему прочему, Елена истошно орет и тащит за собой двух маленьких чумазых цыганят, которых где-то нашел Эдвард. Цыганята играли в фильме свою роль. Они играли детей Стефана и Елены. Что может быть драматичнее, чем женщина с двумя цыганятами, муж которой бороздит моря и борется со злом?

Елена бросается на грудь Стефану, у которого едва парик с головы не слетел.
- Рыдай, - прошипел Эдвард, наводя на них камеру.
Цыганята уже вовсю роются в карманах «отца семейства», которого они обнимали, а Елена с завидной громкостью начинает рыдать.
- Пронзительнее! – распорядился Эдвард.
- Ыыыыыы….как я без тебя буду, - прохнюпала Елена, высморкавшись Стефану в парик.
- Еще пронзительнее!
- АААААААААААААА МИЛЕНЬКИЙ-РОДНЕНЬКИЙ!!!! – заорала Елена так, что у Сэма с плеча попугай упал. – КУДА Ж ТЫ НАМЫЛИЛСЯ, ОКАЯННЫЙ!!!
- Хорошо, - одобрил Эдвард.
-…. В ЛЮБВИ КЛЯЛСЯ, А САМ-ТО ЧУТЬ ЧТО, ТАК СРАЗУ В МОРЕ….ГОРЕ-ТО КАКОЕ!!!
- Эээ, Елена, хватит, - шикнул Эдвард.
Но Елена вошла во вкус.
- ОСТАВИЛ НА МЕНЯ ДЕТОК, КАК ПОХОЖИ ДЕТИ НА ПАПКУ СВОЕГО! СМОТРЕТЬ НА НИХ БУДУ И СТЕФАНА СВОЕГО НЕНАГЛЯДНОГО ВСПОМИНАТЬ БУДУ!!!
Чем цыганята были похожи на Стефана, никто так и не понял. Из толпы, матерясь и вытирая с лица грязь, вышел Северус Снейп и, по-отечески обняв Елену, оттащил ее от Стефана.
Экипаж поднялся на борт. Теперь на носу корабля стоял капитан Деймон Сальваторе, по обе стороны от которого стоял мокрый от слёз своей супруги Стефан и Кэтрин, чьи кудрявые волосы трепал ветер. Драматизм ну просто зашкаливает.
- Так баба на корабле – к беде, - заметил Дин, слегка отклонившись от сценария.
- Да? – удивленно спросил Деймон.
- Ага.
- Ну значит пошла нахуй отсюда, - выкинув подругу за борт, крикнул Деймон. – Не, Эдик, все нормально, это типа казнь была.

Эдвард последним поднялся на борт и кивнул.
Деймон опять картинно замер. За ним стояли плохие парни из «Н.Я.Ш.К.И.» и юнги из Хогвартса. Винчестеры, которым облик пиратов ну очень понравился, стояли неподалеку, в героических позах.
- Поднять паруса, бляха муха! – картинно рявкнул Деймон. – Навстречу приключениям, господа!
 
#4

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 4.

Когда высокие башни Хогвартса скрылись за линией горизонта, а небо застелила сумеречная пелена, Эдвард выключил камеру.
- Все молодцы, - радостно крикнул он. – День был тяжелым, но продуктивным, поздравляю всех с удачным стартом актерской карьеры.
Экипаж броненосца «Пикачу» взорвался аплодисментами. Многие настолько вжились в роль, что не отвлеклись от своего образа, даже когда Эдвард махнул рукой, разрешив расслабиться. Деймон продолжал изображать из себя рулевого, гордо возвышаясь над остальными. Невилл и Хвост наперегонки драили палубу. Дин вытянул свой деревянный протез ноги и прихлебывал ром из старой грязной бутылки. Стефан заплетал длинные волосы Люциуса в подобие своего парика из дредов. Люцифер и его верные няшки кормили чаек пшеном. И только Гермиона, одетая в дряхлую робу из мешковины, была недовольна и смотрела на всех как на идиотов.
- Ужин! – проорал Сэм, появившись на палубе с большим казаном. Сэм тоже не переодел костюм пирата, просто повязал фартушек и напялил нелепую розовую бандану с надписью «Hello Kitty». – Ужин! А ну быстро все жрать!
- Ну, золотой половник Хогвартса, чем ты нас сегодня порадуешь? – крикнул Стефан, достав невесть откуда приготовленную железную миску.
- Блюдо из того, что я нашел на корабельной кухне, - отозвался Сэм, радостно оглядывая очередь, собравшуюся перед ним. – Каша из перловой крупы, таблеток от комаров и майонеза.
- Мне сразу с добавкой, - кровожадно подергал бровями Невилл.
- Мужик! – крикнул Сэм. – Ну, давайте, родненькие, подставляйте миски под водопад питательной кашки.
- А где здесь туалет? – сразу спросил Гарри. Так, на всякий случай.
- За бортом, - пояснил Деймон. – Не дай Бог кто не добежит и на палубе насре….
- Кушайте уже! – гаркнул Дин. – Ты бы еще парусами подтираться посоветовал!
- Имейте уважение к легендарному броненосцу! – рявкнул Деймон.
- Друзья мои, - промурлыкал Люцифер, приобняв сразу четверых матросов. – Давайте не будем ссориться, а лучше сядем в круг и будем рассказывать анекдоты.
- Урааа!!! Анекдоты!!! – хором заорал синдикат «Н.Я.Ш.К.А.».
Вся процессия, включая Сэма и его казан питательной жрачки, уселась в круг, прямо на идеально отдраяной палубе. Это было похоже на своеобразный съезд бардов в пиратских костюмах, Эдвард даже пожалел, что уже спрятал камеру.
- Сейчас я расскажу вам историю, которая покрыла «Пикачу» пеленой зловещей тайны и ужаса, - мрачным шепотом произнес Деймон, доев последнюю ложку каши. – Это легенда о первом капитане броненосца. Если здесь есть слабонервные или беременные, им лучше уйти. Эдик, мать твою, куда ты пошел? Сядь быстро!
Эдвард что-то пикнул и сел на место, скрестив ноги как йог с пятидесятилетним стажем. Гарри и Драко, с оркестровой точностью чавкая кашей, глядели своему военному гуру в глаза, словно преданные хомячки. Люцифер с удовольствием настроился на изучение морского фольклора. Деймон вдохновенно прокашлялся и, настроив всех на волну ужаса, начал свой рассказ:
- Это было еще в те времена, когда место женщины было на кухне, а мужчины бороздили моря и не знали, от кого же их жены рожают им детей, пока они в плавании. Именно в те времена и началась история легендарного пирата, капитана броненосца «Пикачу». Звали его – Гюнтер Мохнатые Брови.
Эдвард запищал от ужаса. Да и многим одно лишь имя внушило такой страх, что по палубе прокатились нервные вздохи.
- Однажды, Гюнтер Мохнатые Брови держал курс на Средиземное море, - радуясь произведенному эффекту, поведал Деймон. – И в порту, который снабжал его команду провизией, он встретил молодоженов, которые держали путь на остров Капри. Капитан принял их на борт, очень уж ему приглянулась девушка. Но в ту роковую ночь броненосец постигла страшная участь. Гюнтер Мохнатые Брови надеялся на близость с той девушкой, но об этом узнал ее молодой супруг и ночью он услышал, как Гюнтер Мохнатые Брови поет его любимой серенады. Мужчина рассвирепел и убил Гюнтера, оставив от его тела лишь брови.
Сэм от напряжения начал покусывать свой половник.
- А следующей ночью пропала девушка, в которую был безответно влюблен капитан. Говорят, она сошла с ума, потому у нее в голове звучали серенады убитого Гюнтера, и прыгнула за борт, - хрипло сказал Деймон. – А следующей же ночью юнга нашел в трюме бездыханное тело ее мужа. Беднягу задушили…и знаете что лежало на горле у него? Знаете? Знаете? ТАМ БЫЛ ЧЕРНЫЙ ВОЛОС ИЗ БРОВЕЙ ГЮНТЕРА МОХНАТЫЕ БРОВИ!!!! Мужика задушили брови!
Эдвард упал в обморок от ужаса. Невилл подавился своей кашей, а синдикат «Н.Я.Ш.К.А.» дружно перекрестился.
- С тех пор, каждую ночь на «Пикачу» опускается проклятие Гюнтера Мохнатые Брови. Каждую ночь дух Гюнтера ходит по палубе и поет серенады, а тот, кто встретится ему на пути, будет задушен его смертоносными бровями! – проорал Деймон. – МУАХАХАХАХА!!!!
Гарри и Драко завизжали, как оперные дивы. Гермиона скучающе закатила глаза, вызвав у Деймона желание сбросить ее за борт. Люцифер капал Эдварду в рюмочку успокоительное, а Беллатриса махала над смазливой мордашкой «хогвартского Тарантино» надушенным носовым платком.
- Дети, - многозначительно произнес Дин, раскинув руки. – Не ссыте! Все взяли с собой осиновые колья, которые мы стругали с начала года?
Юнги закивали.
- Ну вот, - кивнул Дин. – Вы защищены от духа Гюнтера Мохнатые Брови.
- А, по-моему, это вообще какая-то ахинея. Типичная «байка у костра». Если бы Эдвард не поднял истерику, никто бы и не вздрогнул.
- Грейнджер, я уже знаю, кем синдикат «Н.Я.Ш.К.А.» покормит пираний! – рявкнул Деймон. – Ох, правду Дин сказал, баба на корабле – к беде!
Ученики закивали.
- Ну что, мои маленькие флибустьеры, - довольно усмехнулся Деймон. – Всем спать! Завтра мы прибудем в бухту, где хранятся сокровища Салли Каменные Сиськи. Ну, сестры Гюнтера Мохнатые брови.
И, увидев, как затряслись от страха все, кто сидел рядом, Деймон вкрадчиво добавил:
- Но это уже совершенно другая история…..

* * *
Драко Малфой, осторожно прокрадываясь мимо спящих прямо на палубе «коллег по дальнему плаванию», переступил через явственно храпящего Дина, спящего в обнимку со своим протезом, и перепугано огляделся по сторонам. Кроме Драко не спал только попугай Сэма, восседавший на мачте броненосца, как феникс на золотой жердочке.
Громкое завывание ветра (которое чуть не снесло закутавшегося в кружевной плед Эдварда) испугало Драко до тихонького взвизга, но его никто не услышал. Медленно, но уверенно, переступая спящую команду, Драко прокрался к носу корабля, недалеко от которого, подложив под голову семейные трусы брата, неспокойным сном спал Стефан.
- Мистер Сальваторе, - тихо позвал Драко. – Мистер Сальваторе….
Стефан вздрогнул, перевернулся на спину и, накрыв лицо трусами брата, пробормотал:
- Нет…нет Елена…не пускай его в подвал…
- Мистер Сальваторе…
-…забери у Джереми перфоратор…Елена, забери…Елена…
- Мистер Сальваторе….
- Я не хочу солярий в подвале…нет…нет, не пускай его….
- Мистер Сальваторе! – храбро пнув Стефана по ребрам, прошипел Драко.
Стефан вскочил, быстро скомкал трусы, служившие одеялом, подушкой и группой поддержки, и ненавистно взглянул на Драко.
- Мальчик, что ты хочешь? – прохрипел Стефан. – Почти полночь. Все уже спят. Если тебе холодно, на вот кальсоны Деймона и грейся…
- Он здесь, - в ужасе пискнул Драко.
- Кто?
- Гюнтер Мохнатые Брови.
Стефан посмотрел на Драко как на больного, но встал на ноги и грозной тучей навис над несмышленым юнгой.
- Мальчик, ты пил жидкость из бутылки профессора Винчестера?
- Я серьезно….я слышу его.
- Где слышишь?
- В трюме, - на грани обморока протянул Драко. – Пойдемте, послушаете.
Стефан недовольно забурчал и, прижав к сердцу семейные трусы, пошел вслед за Драко к трюму. Драко шатался, то ли от ветра, то ли от страха, то ли правда был пьяненький, а Стефан, гневно топая, проклинал всех, чьи имена только вспомнил. И не заметил, как наступил кому-то на руку.
- Да ёб твою раз туды б через левое колено, - прорычал кто-то, укусив Стефана за ногу.
- Из-за тебя, кефирчик, мы разбудили командора! – возмутился Стефан. – Деймон, прости, это все твой любимый ученик, который услышал что-то во тьме.
- Услышал что-то? – нахмурился Деймон. – А, так это Долгопупс газы выпускает…
- Нет! – перепуганно икнул Драко. – Тихо…слушайте.
Братья замерли, вслушиваясь в тишину.
Где-то вдалеке прокричала чайка.
Шумели волны, скорее успокаивая, чем пугая.
- Только, - раздалось из неоткуда страшное завывание. – Рюмка водки на столе….
- Слышите! Слышите! – ликовал Драко.
- …ветер плачет за окноооом….
- Кефирчик, заткни хлебало!
- ….тихой бооолью….отзываются во мне…
- Бляяя, - побледнел Стефан.
- ….этой молодой луныыыыы….КРИИКИИИИИ!!!!!!!
Драко хлопнулся в обморок, чудом не разбудив храпящего Дина. Деймон воинственно подтянул свои подштанники к кадыку.
- ВЗВОД!!!! – рявкнул военрук, для всеобщей картины наступив спящей Гермионе на волосы. – На нас напали!!! Вспышка справа! Это не учения!

* * *
- Все достали осиновые колы и святую воду, - распорядился Сэм, когда белые от ужаса студенты, возглавляемые Деймоном, спускались в трюм. – Нет, Поттер, воду не пить! Выплюнь. Выплюнь, я сказал!
- Тихо! – шикнул Деймон. – Взвод, слушай мою команду. Профессор Винчестер, ты ведешь часть матросов вдоль лестницы, а я – вдоль стены. Люцифер!
- Я здесь, дорогой мой, - взволнованно улыбнулся Люцифер.
- Охраняйте Эдика, он что-то подкосился.
- Будет сделано, - кивнул Люцифер, взяв полуобморочного Эдварда за руку. – Друзья мои, а давайте водить с Эдвардом дружественные хороводы!
- Урааа!!! Хороводы!!! – отозвались няшки.
- Да тише вы, - попросил Стефан, вооружившись вилкой.
-….Только….рюмка водки на столе…, - раздалось в темноте.
Одними губами прошептав «раз…два…три…», Деймон тыкнул во тьму пальцем и, испустив душераздирающий вопль, ринулся на проклятого Гюнтера Мохнатые Брови.
Студенты ринулись на помощь, тыкая наперебой осиновыми колами и поливая эту кровавую баню святой водой. Крики, вопли, Эдвард потерял сознание, у Сэма сперли половник, как вдруг….
- Стойте, стойте! – заорал Дин, отшвыривая студентов в сторону. – Это не дух!
Деймон, хнюпнув расквашенным носом, дико осмотрелся и отважился взглянуть на своего противника.
- А он что здесь делает?!
Клаус Майклсон, чумазый и побитый, выплюнул на пол шесть зубов и улыбнулся широкой улыбкой.
- А я с вами плыву! – шепелявя от потери зубов, воскликнул он. – Я еще за неделю в трюм прокрался!
- Бляха муха, - в один голос протянули Дин и Сэм.
- Так это ты пел? – спросил Стефан, помогая небритой «звезде романсов» встать на ноги.
- Ага, - ухмыльнулся Клаус. – Теперь, с вашей силой и моей песней, нам будет легче плыть. Хотите я спою, а?
- НЕТ! – рявкнули абсолютно все, даже оклемавшийся Эдвард Каллен.
 
#5

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 5.

Эдвард Каллен, одетый в махровый халат и пушистые тапочки, поправил на голове полотенце, накрученное как тюрбан, плеснул себе в кружку чуть-чуть мартини и крепко задумался. В каюте, щедро украшенной плакатами Майли Сайрус, Эдвард сидел уже пару часов, поставив себе цель внести поправки в и без того безупречный сценарий лирической драмы с элементами боевика и эротики. Дело шло в принципе неплохо, однако отвлекаясь на такие бесспорно важные и мужские дела, как маникюр, педикюр, приведение шевелюры в порядок, коррекция бровей и полная депиляция, Эдвард то и дело забывал гениальные мысли, записывал всякую ахинею, плакал, заливал горе мартини (как настоящий творец).
Появление на легендарном броненосца «золотого голоса Британии», лауреата конкурса двойников Стаса Михайлова и просто красавца, Клауса Майклсона, вдохновило Эдварда еще больше, чем та же кружечка мартини. Талант Клауса к завыванию жалостливых песен прокуренным голосом нужно было использовать в создании будущего киношедевра, однако Эдвард понятия не имел, какую роль мог бы сыграть новоиспеченный актер.
Поэтому, сидя в кресле и рисуя на бумаге цветочки, Эдвард думал над составляющими хорошего фильма, а так же куда бы впихнуть Клауса.

Деталь №1
В фильме должен быть крутой брутальный чувак, который все время попадает в передряги и все время выходит из них живым, не оборачиваясь на взрывы. Эта роль была отведена Деймону Сальваторе.

Деталь №2
Обязательно должен быть пацан, которого все чмырят, но который в конце концов станет ну очень крутым перцем, отымеет самую крутую бабу и уедет вдаль на крутом мотоцикле.
- Эээ… - задумался Эдвард. – Ну, допустим Долгопупс.

Деталь №3
В фильме обязан присутствовать загадочный персонаж, который вызывает у всех противоречивые чувства. Стефан Сальваторе, не иначе. Для Эдварда осталось загадкой, как несчастный библиотекарь прожил всю жизнь с эксцентричным братом. Загадочный поступок? Ну вот, есть женщина-загадка, а Стефан Сальваторе будет мужиком-ребусом.

Деталь №4
Раскаявшийся злодей, ставший няшкой. Ну тут понятно.

Деталь №5
Нужен придурок, который будет чихать, когда все будут прятаться от монстра. Придурок, который в полнолуние, в пятницу тринадцатого, будет агитировать всех сходить на старинное кладбище, залезть в склеп, открыть гроб какой-нибудь бабки, которую прокляла мать и которую все подозревали в колдовстве, потому что случайно забыл в этом гробу колпачок для флешки. Придурок, который увидев расчлененный труп, голова которого находится в шести милях от туловища, непременно спросит: «Ты в порядке, бро? Может, нарвать тебе подорожника?».
Эта роль была создана специально для Дина Винчестера.

Деталь №6
Без человека, который в команде будет мозговым центром и поставщиком гениальных идей, фильм снимать нельзя.
Тут Эдвард серьезно задумался. Выпил еще кружечку мартини, подумал, походил.
- Повар хоть алфавит знает, - вздохнул Эдвард. – Ладно, повар, так повар.

Деталь №7
Нужен оптимист, который в пустом доме будет спрашивать «Здесь есть кто-нибудь?». Желательно, оптимист женского пола.
Эту роль сыграет Гермиона Грейнджер, хмурая барышня, одетая в робу из мешковины. Ее не жалко.

Деталь №8
Нужна мадам, которая будет искренне ждать любимого, выходить на берег каждый день, плакать и петь жалостливые песни типа «ООООЙ, ГДЕ Ж ТЫ МОЙ ЛЮБИМЫЙ, Я СЕЙЧАС СДОХНУ ОТ ГОРЯ!»
Оставшейся на берегу Елене Эдвард не доверял, поэтому мысленно отдал эту роль Северусу Снейпу.
- В принципе ничего не забыл, - проговорил Эдвард, нашарив в халате пилочку для ногтей. – Но вот Клаус…
Мысли переплетались, как паутина, субтильный вампир уже почти потерял надежду, как вдруг лучик озарения бравым диверсантом проник в голову Эдварда.

* * *
- Мистер Сальваторе! – кричал Эдвард, выбежав на палубу и помахивая сценарием. – Мистер Сальваторе! Командор!
- Да-да, мой ультрамариновый друг, - отозвался Деймон, пребывая в отличном расположении духа.
- Я все придумал! Я придумал!
Деймон, величественно стоя за штурвалом, снисходительно взглянул на это чудо в халате и тапочках.
- Ну и над чем ты подумал?
- Кто пиздит гречку?! – раздался из камбуза оглушительный рев Сэма Винчестера.
Повар тут же поднялся на палубу и, угрожающе помахивая половником, зарядил драившему палубу Невиллу в живот. – Ты, паскуда?! Щеки тебя выдают! Крупу прямо из трюма тырит и не краснеет! И так рожа шире газеты, а он еще и нашу гречку пиздит!
- Любезный, потише! – огрызнулась Гермиона, которая по-прежнему всех ненавидела.
- А половником в рыло?!
- Отставить садизм! – рявкнул Деймон. – Эдик, что у тебя?
Эдвард глубоко вздохнул, нервничая и комкая край халата.
- Я придумал, кого сыграет Клаус, - булькнул наконец он.
Клаус тут же возник из-за угла, кровожадно улыбаясь слегка туповатой улыбкой.
- Краба? – спросил он, почесав щетинистый подбородок.
- Нам нужна любовная линия, - взахлеб сказал Эдвард. – Вы, Клаус, будете играть…Сладкоголосую Эльзу!
Деймон и Клаус переглянулись.
- Какую Эльзу? – возмутился Клаус.
- Эдик, тебя продуло? – спросил Деймон, лихо крутанув штурвал.
- По фильму Эльза будет вашей возлюбленной, командор! – радовался Эдвард. – Клаус, вот вам текст и песня, которую вы споете, бегая по кораблю.
Клаус брезгливо взял сценарий и, матернувшись, удалился в свои покои.
Деймон резко повернулся к режиссеру и прорычал в самое ухо:
- Ты что, голубятня бровастая, меня в свои ряды записал уже?! Какая Эльза? Какая любовная линия?
- Он в платьице будет, - пискнул Эдвард.
- В каком платьице, даун?
- В синеньком….
- Да ты понимаешь, титька ты тараканья, что я мужик?!
- Ну пожалуйста, - взмолился Эдвард. – По фильму только, я же не прошу вас на нем жениться.
Деймон замахнулся, но от неминуемой смерти Эдварда спас Сэм, опять возмущавшийся по поводу пропавшей гречки. Бормоча под нос ругательства, Деймон злобно столкнул Гермиону за борт, в качестве релаксации, и принялся буравить Эдварда уничтожающим взглядом.
- Но если Клаус не согласится, - проворчал Деймон. – Я тебя….
- LET IT GO!!! – послышалось из каюты Клауса громкое хриплое пение. Маэстро репетировал. – LET IT GO…
- Клаус согласен, - пропищал Эдвард.
Деймон хмыкнул и отвернулся. Так паршиво у него на душе еще не было.

Глава 6.

Таинство ночи окутало бесконечные морские просторы и на палубе легендарного «Пикачу» зажглись фонари, скотчем примотанные к мачте исполнительными любимчиками генералиссимуса: белобрысым «Кефирчиком» Драко Малфоем и лупоглазым пацанчиком с какой-то закорючкой на лбу (следом от смертоносного заклятия). Ночка обещала быть холодной: это таинственным образом определил великолепный «метеоролог» Дин Винчестер, потому что «мойва всплывает левым плавником к луне, а полет чайки напоминает китайский иероглиф «цзюнь». Именно поэтому экипаж броненосца передислоцировался в каюты, оставив на палубе лишь верных няшек Люцифера и самого гуру доброты – у тех были традиционные полуночные хороводы.
Эдвард Каллен, накрутив на свои буйные вихры последнюю бигудюшку, накинул на свое щуплое тело халатик и, приготовив восковые полоски, предвкушал грядущую эпиляцию. Эдвард был доволен: сценарий писался как-то сам собой, сцены были отрепетированы утром, практически все выучили свои слова, упрямился только сам генералиссимус Сальваторе, которого никак не радовала перспектива стать возлюбленным «сладкоголосой Эльзы».
Сладкоголосая Эльза, в божественном исполнении Клауса Майклсона, стала просто находкой для киношедевра. Няшки с удовольствием шили платье нежно-голубого цвета, в которое в скором времени облачится «золотой голос Хогвартса», юнги с восхищением наблюдали за этой небритой дивой, от которой разило перегаром. Лишь Дин Винчестер проклинал Эдварда за его гениальную идею: трудовик делил с Клаусом каюту, а Клаус, в свою очередь репетировать любил по ночам.

Каюта №1
Клаус бешеным галопом носился по небольшой комнатушке, в импровизированном платье (пододеяльнике, обмотанном вокруг его волосатой груди), картинно взмахивал руками, сбивая со всех поверхностей все, что стояло, и, прокашливаясь, как самец гориллы с двадцатилетним стажем курильщика, пытался вытянуть пока плохо получавшуюся ноту ля. Дин Винчестер, укутанный с головой махровым одеялом, ненавистно буравил взглядом «примадонну», уж очень вжившуюся в роль.
- Я тебя сейчас выпотрошу, - в очередной раз пригрозил Дин, поглаживая мачете.
- Let it go…let it go!!! – щебетал Клаус, танцуя с подушкой вальс.
- Я тебя предупреждаю…
- Let it go!!!!
- Да закрой уже рот, я спать хочу!
- Завтра съемки, - недовольно произнес Клаус. – Не нервируй меня.
- Иди на кухню, там репетируй, - приказал Дин, накрыв лицо подушкой.
- Меня оттуда твой брат выгнал. Let it go…let it go!!!
Дин тихо зарыдал в подушку. Оставалось надеяться, что медвежий капкан, установленный им прямо у койки Клауса, не подведет.

Каюта №2
Покои братьев Сальваторе, охраняемые Гермионой, сжимающей в руках садовые грабли, не были наполнены звуками репетиций, но и своих проблем хватало в этой комнате, с разбросанными по полу носками и лушпайками от семечек.
- Да, зайка моя, - прижимая к уху телефон, прошептал Стефан, боясь разбудить брата, храпевшего так, что на море поднялись волны. – Да, мы в пути. Как здесь? Холодно, много работы, я очень устаю. Да, Елена, Эдвард совсем меня загонял…но в целом, здесь хорошо. Нет, мне хорошо не потому что ты на другом конце земного шара… Нет, я не отмечал разлуку, ты же знаешь, что я не пью. Конечно, любимая, я скучаю. Ты ждешь меня? Моя ж ты Хатико…
- Не оскорбляй собаку Еленой, дурень, - просипел во сне Деймон, не забывая похрапывать.
- Да, Елена, я тебя тоже очень люблю, - продолжил Стефан, пнув брата ногой. – Конечно, я съел то пюре, которые ты мне дала с собой. А, это были тыквенные биточки…Нет, Елена, я не хочу сказать, что ты плохо готовишь, на них просто кто-то сел…Ну что значит, я настолько ненавижу твои биточки, что подкладываю их под чью-то попу? Ну перестань, грибочек мой!
- Грибочек мой…мать моя женщина, - задохнулся храпом Деймон.
- Нет, Елена, я тебе не изменяю, - устало простонал Стефан. – Что значит, ты знаешь, что рядом со мной проститутка? Любимая, это не проститутка, это Деймон, где ты видела проститутку, храп которой похож на рёв адронного коллайдера? Да, Деймон передает тебе привет. И я тоже тебя очень люблю. Да, Елена, я съел все твои биточки. Да, очень вкусные.
- Эти биточки даже чайки жрать не стали, - громко прошептал Деймон, подтянув кальсоны до самой груди.
- Любимая, тебе послышалось! – воскликнул Стефан. – И Деймону тоже понравились твои биточки…
- Ага, я всю палубу заблевал, бедный Долгопупс, который все это оттирал…
- … и Эдику тоже понравились, они же диетические! – Стефан уже пинал Деймона ногами. – Да, мы прямо все съели, еще и нахваливали. Да, моя золотая, ты у меня хозяюшка.
- Господи, да хозяйственное мыло хозяйственнее твоей жены…
Стефан отошел подальше от брата и, продолжал щебетать:
- Прямо такой вкус интересный…
- Как у селедочки с ряжаночкой, - измывался Деймон, подтягивая спадающие кальсоны.
- …и вот прямо такое насыщение…Да, зайка моя, я тоже тебя люблю. Да, конечно, я сохранил судочек…эээ…а какой судочек? От биточков? – вмиг посинел от ужаса Стефан. – Любимая, тут такое дело…ЧТО ЗНАЧИТ, Я ПОТЕРЯЛ СУДОЧЕК?! Елена, спокойно! Спокойно! Я не потерял судочек, он еще где-то здесь, мы его найдем…Обязательно найдем! Что ты мне оторвешь, если я без судочка вернусь?
Деймон махнул рукой на эту семейную драму и потянулся к бутылке рома.
- Потерять любимый судочек жены, - протянул военрук, мысленно перекрестившись. – Да ты, я вижу, адреналиновый наркоман!

Каюта №3
Сэм Винчестер, обложившись мешками с гречкой и ящиками с тушенкой, сладко спал, сжимая в руке черпак. Повар решил сам поймать маньяка, тырящего гречку, и пока караул проходил без происшествий. В спокойных снах Сэма витали сцены из прошлого, смерть невесты, гречка, адские псы, снова гречка, Врата Ада, опять гречка…
Ведро гречки Сэм не променял бы на телегу алмазов.
Возможно, скоро к нему прокрадется наманикюренный Эдвард, который изъявит желание спать на мешках гречки вместе, так как ему, видите ли, холодно. Возможно, ушлый Долгопупс опять позарится на бесценную крупу и получит черпаком по щам. Возможно, Клаус опять разбудит своими романсами.
Но, несмотря на все это, гречишный король на броненосце спал безмятежно и легко. Мысленно окрестив себя Хранителем гречки, Сэм расплылся в улыбке, и, погладив мешки, окунулся в свои радужные сны.
 
#6

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 7.

Само провидение подавало знаки, гласившие, что безмятежное плавание сейчас сменится жестокой борьбой за выживание, которая, возможно, унесет жизни доблестных мореплавателей. Чугунно-серое небо, устланное грозовыми тучами, нехорошо давило на головы завоевателей Дурмстранга, даже такие недалекие дебильчики, как сержант Долгопупс или, скажем, тот же Клаус Майклсон, чувствовали ледяное дыхание разбушевавшейся стихии.
Деймон Сальваторе стоял в носу корабля и, не обращая внимания на развевающуюся от ветра рубаху, прищурившись, глядел в темную воду, из которой, предвещая беду, торчали острые камни. Эдвард крутился рядом, снимая генералиссимуса на камеру: такую драматичную моську он пропустить никак не мог.
Дин Винчестер неумело крутил штурвал, пытаясь не покалечить «Пикачу» об острые камни и рифы. Обеспокоенно глядя на Деймона, который был настолько не в себе, что позволил кому-то чужому управлять броненосцем, профессор Винчестер содрогнулся от раската грома и, заметив, что камера Эдварда направлена в его сторону, выпрямился и начал смотреть за горизонт искрящимися от горечи глазами.
- Русалочья бухта, - процедил Деймон, и Гарри Поттер, стоящий рядом, вздрогнул. – В этих водах не один корабль сгинул. Нам предстоит сложная работа, солдат.
- Какие приказания? – с готовностью спросил Гарри.
- Не поднимать шум, - приказал Деймон. – И раздать всем оружие.
- ЕСТЬ РАЗДАТЬ ВСЕМ ОРУЖИЕ!!!
- Поттер, мать твою, я сказал, не орать…
- ЕСТЬ НЕ ОРАТЬ, ПРОФЕССОР САЛЬВАТОРЕ! – рявкнул Гарри. – СЛУЖУ ДОБЛЕСТНОЙ АРМИИ ХОГВАРТСА!
- Поттер, - прошипел Деймон, схватив своего любимчика за ноздри. – Тихо, я сказал. Никому не орать, иначе…
- Кто пиздит гречку?! – Душещипательный ор из кухни заставил командора посинеть от ужаса. – Опять какая-то паскуда целую пачку спиз….
- Тихо, - взмолился Деймон, швырнув в появившегося на палубе повара пустую банку из-под тушенки, служившую пепельницей. – Мы в очень большой опасности. Не поднимайте шум…
- НЕТ, ЕЛЕНА, Я НЕ ИЗМЕНЯЮ ТЕБЕ! – пророкотал Стефан, прижимая к уху мобильный телефон. – Тут нет женщин почти! Ну почему же я сволочь?
Деймон чуть за борт от ужаса не выбросился.
- Закрыли все рты, уроды, - комкая свою рубаху, просипел он. – Мы в Русалочьей бухте и…
- Let it go! –А прославленный исполнитель романсов как раз репетировал свою партию. – Let it go!!!
- Гречка где, твари?!
- Елена, не надо звонить своей бабке и говорить, что на мне порча!
- КАКИЕ БУДУТ РАСПОРЯЖЕНИЯ, ПРОФЕССОР САЛЬВАТОРЕ?!
- ЗАТКНИТЕ ХЛЕБАЛЫ! – рявкнул Деймон, не выдержав этого бедлама.
И тут же об этом пожалел. Грязная вода за бортом тут же забурлила, будто какой-то придурок бросил в нее огромный кипятильник и Эдвард, раскрасневшийся от волнения, не знал, что снимать: рожи команды «Пикачу» или эти странные метаморфозы за бортом.
Потихоньку экипаж начал понимать, что что-то здесь не так. Заткнулись все, даже Сэм. «Хорошие парни», члены синдиката Н.Я.Ш.К.А., мигом отбросили свое занятие (плетение узелков из ленточек) и осторожно свесились за борт. Дин Винчестер тоже смотрел на воду и к своему ужасу увидел небольшие водоворотики, окружающие броненосец «Пикачу» устрашающим веночком.
Деймон эффектно вытащил из ножен мясницкий нож, при этом чуть не стянув с себя штаны, и осторожно взглянул на воду.
- А что будет, если в воду плюнуть? – прервал общее напряжение Дин.
- Не смей, придурок, - прошипел Деймон. – Ты разозлишь их еще сильнее…
Смачный плевок, в который его некультурный исполнитель явно вложил все горести, обиды и печаль.
- Стефан, какого хера?! – забывшись, заорал Деймон.
- Ну интересно же, - промямлил Стефан, скромно улыбнувшись.
- Да вы еще нассыте туда! Нет… не смейте… застегни штаны, вша ты подзалупная!
- Смотрите! – крикнул Эдвард, все еще снимающий происходящее за бортом.
Экипаж тут же свесился за борт.
В воде плескалось что-то огромное и, видно, обиженное на плевки, так как рыбий хвост от души пнул борт корабля. На глазах перепуганных путников творилось то, чего так опасался Деймон. На острый камень карабкалось странное существо, гибрид карася и страшной девушки, именуемый в народе милым словом «русалочка».
Русалок оказалось много. Куда больше, чем надеялся отважный командор. Несколько гибридов заняло камни, не боясь поранить свои рыбьи ягодицы, а еще два таких чудища карабкались по якорному тросу на борт.
- РУБИ ТРОС! – дурным голосом заорал Сэм Винчестер, бегая по палубе как ошалелый придурок.
- Я тебе сейчас руку отрублю! Это старинный броненосец! – возмутился Деймон. – Поверните штурвал влево! Корабль занесет, и эти твари упадут.
- Да там же скалы, - возразила Гермиона, закатив глаза.
- Да пошла ты нахуй! – прорычал Деймон, швырнув лохматую девицу за борт.
Недовольный вопль Гермионы вдруг прервало сладостное пение. Тонкие русалочьи голоски выводили какие-то грустные рулады, и, в отличие от Клауса, в ноты попадали.
Русалочья песнь становилась все громче и завораживающее, но матросы, словно окаменевшие и моргнуть не могли, не в силах противостоять гипнозу.
- Закройте уши! – крикнул Эдвард, на которого, в силу его голубизны, обворожительные мелодии не действовали.
- В сторону! – рявкнул Деймон, мигом оклемавшись и, схватив в охапку Гарри и Драко, швырнул их на другой конец палубы. – Вспышка справа! Они, блядь, ползут к нам! Слушай мою команду! Закрыть уши, как конюшню перед цыганским табором!
Стефан рухнул на палубу и, корчась в адских муках, насилу заткнул уши валявшимися неподалеку винными пробками. Люцифер, пытаясь восстановить спокойствие, сгрудил няшек в хоровод. Сэм повесил на кладовку с гречкой амбарный замок. И только Дин Винчестер проявил минутную слабость.
- Эх, держите меня семеро! – завопил он и дельфинчиком прыгнул за борт.
- О Боже! – заорал Эдвард, перекрикивая песни русалок. – Мы его потеряли!
- Еще нет, - крикнул Деймон. – Он зацепился трусами за гвоздь, вбитый в борт! Какая сука вбила гвоздь в бесценный броненосец?!
- Снимите меня! – кричал Дин, мигом потеряв к русалкам интерес. Сейчас он висел в трех метрах от водной глади, трусы предательски трещали, а сердце билось колотушкой.
Но у путешественников были свои проблемы. Одна за одной, русалки карабкались на борт и протягивали костлявые руки к членам экипажа, в особенности к Деймону, который орал, как оперная дива, швыряя в ушлых рыбо-баб столовые приборы.
- Взвод, готовь оружие, етить твою колотить! – рычал Деймон, отпрыгнув от очередной русалки.
Русалки ползали медленно, их хвосты оставляли склизкие следы на палубе. Невилл судорожно вздохнул, понимая, что убираться будет он.
Счет шел на секунды. Не успела одна из русалок прижаться бледными губами к перекошенному рту Стефана, оравшему, что он женат, как дверь одной из кают резко распахнулась, зашибив Эдварда, снимавшего этот экшн на камеру, и на палубу шагнуло нечто, одетое в семейные трусы, майку-алкоголичку и повязанный как мантию пододеяльник.
Клаус Майклсон, прекрасно понимая, что против пения идет только пение, вышел на охоту.
- ТОЛЬКО, - проорал он, раскинув руки. – РЮМКА ВОДКИ НА СТОЛЕ…
Русалки замерли. Их скользкие лица застыли в ужасных гримасах. А пение за бортом стало громче, словно желая показать небритому певцу, кто в этих водах хозяин.
- Спаси нас, о, светлейший! – воскликнул Деймон, воспользовавшись ступором русалок и треснув одной по роже.
- Изыди, отродья Тьмы! – проорал Сэм, скрестив два черпака наподобие животворящего креста. – Это вы у меня гречку тыбрите, проститутки!
Клаус откашлялся и вновь начал петь настолько дурным голосом, что у Стефана из ушей потекла кровь. Русалки заорали, как пожарные сирены и принялись отползать, чтоб упасть за борт и не слышать воистину смертоносного пения.
Клаус, почувствовав себя хозяином морей, раскинул руки и, завершив атаку песней из «Титаника», довел многих матросов до истерики и лопания барабанных перепонок.
Деймон, зажав детям уши, героически орал, не в силах зажать свои. Няшки водили в такт песне хороводы. Сэм, помахивая «животворящим крестом», орал что-то про Родину, гречку и смысл жизни.
-MY HEART WILL GOOO ON!!!!! – голосил Клаус, стоя в луже крови, лившейся из ушей его друзей. – AND OOOOOOOOON!!!!!!
Сиплые визги за бортом стали еще громче. Но, стоило Клаусу взять особо высокую завершающую ноту, как русалки забились в предсмертных конвульсиях и уже совсем скоро всплыли кверху брюхом, больше не двигаясь. Лишь волны колыхали их гибридные тела, не сумевшие выдержать тягость голосовых связок Клауса Майклсона.
Деймон шатаясь, встал на ноги, и, глядя в упор на Клауса, добродушно улыбнулся.
- Эти морские сучки явно не знали, что мы везем оружие массового поражения! Ура, товарищи!
- Ура! – заголосил экипаж, смакуя первую победу.
- Долгопупс, слушай мою команду, - распорядился Деймон. – Выловить из воды Грейнджер, вернуть на борт Винчестера и помыть палубу, етить ее влево!
- ЕСТЬ ВЫЛОВИТЬ ИЗ ВОДЫ ГРЕЙНДЖЕР, ВЕРНУТЬ НА БОРТ ВИНЧЕСТЕРА И ПОМЫТЬ ПАЛУБУ, ЕТИТЬ ЕЕ ВЛЕВО! – кровожадно рявкнул Невилл.
Деймон опять выпрямился и застыл на носу корабля. В небе блеснула первая звезда, неизменная спутница ночи, полной загадок и приключений.
- Господа, поднять флаг, - гаркнул Деймон. – Нас ждут великие дела!
 
#7

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 8.

Броненосец «Пикачу» мерно рассекал волны, двигаясь вперед навстречу неизведанным далям. Солнышко уже спряталось за горизонт, создав на борту мистическую атмосферу, которой еще больше таинства прибавляли расставленные вокруг свечи, сплетенные послушниками Люцифера гирлянды и неряшливые кадки с подвявшими цветами. Начищенная до блеска палуба в сумме с этими романтическими метаморфозами «Пикачу» ясно давала понять, что этим вечером на Эдварда Каллена нахлынуло вдохновение.
Точнее, муза посетила клыкастого метросексуала еще утром, когда тот, пытаясь справиться с неожиданно развившейся после встречи с русалками морской болезнью, блевал за борт. Сейчас, с наступлением вечера, Эдвард как раз заканчивал съемки самой, на его взгляд, животрепещущей сцены, для которой и были произведены эти приготовления.
Одетый в нежные шелка Клаус, с припудренной щетиной и густо подведенными бровями, настолько вжился в образ «Сладкоголосой Эльзы», что спел свою знаменитую песню шесть раз, разными голосами, с разной скоростью и разными телодвижениями. Когда же, наконец, это «андрогинное чудо» удалось заткнуть крепким подзатыльником Деймона, Эдвард навел камеру на самого командора, одетого, в честь своего дебюта, в наглаженные недовольной Гермионой портки.
Клаус извивался вокруг своего киношного возлюбленного так, будто сожрал килограмм таблеточек LSD, запил их водкой, разделся догола и полез в трансформаторную будку. «Золотой голос Хогвартса» сначала спел свою коронную песню «Let it go», скача как придурок по палубе, потом, как стриптизер со стажем, крутился вокруг мачты, два раза чуть не падал за борт в порыве чувств, а потом, вспомнив, что существует все-таки сценарий, покраснел и начал придерживаться всех тонкостей, придуманных Эдвардом.
Деймон же стоял как перекошенный памятник жертвам гомосексуализма. На лице – явственное отвращение, дрожащие руки обнимают извивающееся в танцах-песнях-хороводах тело Клауса, а взгляд, адресованный Эдварду Каллену, словно прожигал насквозь, как новомодный лазер, с функцией уничтожения режиссеров-гомосексуалистов.
- А ведь есть же что-то в Эдварде, - прошептал наблюдающий за съемками Стефан, утирая слезы, вызванные драматической сценой Клауса и Деймона.
- Талант, безусловно, - кивнул Дин Винчестер. – Но, по-моему, он как-то немного гей.
- Он человек искусства, мужлан, - прошипел Стефан, звучно высморкавшись в свой пиратский камзол, при виде того, как Деймон, усиленно работающий на камеру, рухнул на колени и начал завывать слезливую песню.
- Какой человек искусства? – не вытерпела Гермиона, закатив глаза. – У него же ни вкуса, ни образования….так, камеру в руки дали, по доброте душевной. Неужели никто не заметил, что в его фильме нет сюжетной линии?
- Грейнджер, пизда ты ушастая, захлопни булькалку! – прорычал Деймон, но, поймав прищуренный глаз Эдварда, мигом вернулся к образу лирического героя, продолжив песню.
-Няшки, срочно в кадр! – махнул рукой Эдвард.
На палубе тут же возник синдикат Н.Я.Ш.К.А., члены которого по случаю съемок сменили свои нежно-голубые мантии на великолепно белые одеяния, похожие на что-то среднее между древнегреческими тогами и мешком для картошки. Медленно передвигаясь, в такт песни Деймона, няшки сгрудились в бессменный хоровод и, опустив головы, начали кружиться вокруг вошедшего в роль генералиссимуса и Клауса, приложившего ко лбу ладонь, демонстрирующего скорбные рыдания.
- Ну вот кто мне объяснит, почему профессор Сальваторе поет песню «Черный ворон», мистер Майклсон, одетый в женское платье, рыдает, а няшки водят вокруг них хороводы? – взвыла Гермиона.
- Девочка, ты тупая, - прорычал Стефан, израсходовав уже пачку бумажных салфеток, чтоб промокать глаза от слез. – Мы сейчас наблюдаем сцену расставания, так умело обыгранную профессором Сальваторе и мистером Майклсоном, а хоровод «купидонов» словно заключил их в круг, не желая прерывать их пути.
- Вы сами-то поняли, что сказали?
Стефан оскорбленно повернул голову в сторону ненавистной девочки и, в очередной раз звонко высморкавшись, проорал:
- Долгопупс!
- Я! – еще громче рявкнул Невилл, перекрикивая пение обожаемого генералиссимуса.
- За борт эту сучку!
Невилл замешкался, хлопая глазенками, явно не понимая, что от него хотят.
- СЕРЖАНТ ДОЛГОПУПС! – прорычал Деймон, спугнув своим голосом няшек. – СКИНУТЬ ЗА БОРТ ЭТУ СУЧКУ, ЕТИТЬ ЕЕ ВЛЕВО КОРОМЫСЛОМ!
- ЕСТЬ СКИНУТЬ ЗА БОРТ ЭТУ СУЧКУ, ЕТИТЬ ЕЕ ВЛЕВО КОРОМЫСЛОМ! – кровожадно рявкнул Невилл.
Ошалелый девичий крик и плеск воды оповестил о том, что исполнительность сержанта Долгопупса всегда была на высоте.
- Снято! – наконец-то заключил Эдвард. – Все молодцы. Клаус…ты просто божество.
Клаус раскраснелся и поклонился, а после, под звучные аплодисменты удалился в свои покои, смывать тональный крем со щетины.
- Итак, господа, - важно произнес Деймон, рядом с которым тут же замельтешили Гарри и Драко, протягивая капитану «Пикачу» махровый халат и чашку чая. – Чует мое сердце, что до Дурмстранга осталось немного. У кого есть идеи по захвату замка?
Воцарилась тишина.
- Как я и думал, мы не стратеги, - покачал головой капитан броненосца. – Сержант Долгопупс!
- Я!
- Немедленно выдать мне гениальный план по захвату Дурмстранга!
- ЕСТЬ НЕМЕДЛЕННО ВЫДАТЬ ВАМ ГЕНИАЛЬНЫЙ ПЛАН ПО ЗАХВАТУ ДУРМСТРАНГА! – кровожадно рявкнул Невилл и тут же исполнил приказ. – Можно на них напасть!
- Да он чертов гений! – восхитился Дин Винчестер. – Как же мы не догадались? Долгопупс, ты просто космос.
Невилл покраснел, как кипящий борщ. Деймон послал своему любимчику гордый взгляд и, резко повернувшись к бескрайней глади воды, сцепил руки за спиной и прищурил глаза.
Постояв так минут сорок, Деймон наконец произнес:
- Так, когда обед?
- ОБЕД! – прорычал Невилл, со всей дури лупя по ведру половником. – ОБЕД! ТОВАРИЩ САЛЬВАТОРЕ ДАЛ ДОБРО НА ЧРЕВОУГОДИЕ!
- Что я дал? – не понял Деймон, на всякий случай строго нахмурив брови.
- Он имел в виду, что ты захотел жрать, - перевел Стефан, глядя за борт. – Деймон, может уже достанем из воды эту противную девку?
- А она еще не утонула? – искренне удивился Деймон.
- Нет, барахтается еще.
- Ага, я понял. РЯДОВОЙ КЕФИРЧИК!
Драко подбежал к любимому учителю со скоростью молодого гепарда, которого заставили выпить канистру дизельного топлива.
- Бросить в Грейнджер якорь!
- Есть бросить в Грейнджер якорь! – весело крикнул Драко.
- А это не слишком, голубчик? – встрял в беседу Люцифер, до этого кормивший чаек перловой кашей.
- Согласен, - кивнул Деймон. – Некого будет забрасывать на минные поля. Кефирчик, выловить ее из воды!
- Зайчики, пойдемте мыть руки, - прощебетал Люцифер, подгоняя няшек. – Да, мои хорошие, вы очень красивые снежинки вырезали из бумаги. Давайте-давайте, покушаем и будем жарить на костре зефирки!
- УРА, ЗЕФИРКИ! – прогудели няшки и ломанулись в ванную.
Сэм Винчестер и несколько матросов уже гремели посудой, сервируя длинный стол, Гарри Поттеру доверили помешивать кисель, Рональд Уизли шинковал капусту для салата. Гречневая каша булькала в казане, который охраняли восемь юнг, вооруженных дробовиками. Гречку Сэм не доверял никому.
Эдвард, переодевшись в розовый пеньюар и пушистые тапки, поправил бигудюшки на голове и быстро направился к столу.
- Мистер Сальваторе, мистер Винчестер, - почтительно кивнул режиссер военруку и трудовику, протягивая им какие-то бумаги. – Снимаем вас в четверг, выучите, пожалуйста, к тому времени вот эти песни.
- Понял, - кивнул Дин. – А что я буду исполнять? «От чего так в России березы шумят» или «Ты неси меня река»?
- Там посмотрим, - сказал Эдвард, растирая на руках автозагар.
- Все жрать! – рявкнул Сэм, долбанув брата половником по затылку. – Не дай Бог кто гречку не доест. У меня каждая крупинка на счету.
- Опять гречка, да он издевается…
- ЗА БОРТ ЕЕ! – рявкнул Сэм, самолично толкнув Гермиону в холодную воду, которая таила свои загадки.
 
#8

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 9.

Ночь всегда была самым любимым временем Эдварда Каллена. Во-первых, ночью Сэм Винчестер спал в каюте совершенно один. В трусах. А по понедельникам без трусов. Тусклый свет ночника освещал мускулистые изгибы его тела, скрытого днем под костюмом пирата, а рельефный пресс, пахнущий борщом, заставлял мысли путаться в голове, искажая жестокие жизненные реалии на манер немецкого порнофильма. Только под покровом ночи Эдвард мог дать волю своим действиям, мог открыть все дебри своей личины, которую днем прятал за непринужденной скромной маской. Каждую ночь Эдвард был свободен от совести, морали и осуждений и беззастенчиво пользовался беспомощностью спящего Винчестера, чье апполоноподобное тело было спрятано лишь тонкой простыней, совершая свои грязные грехи.
Ночью Эдвард обычно тырил гречку, оставленную без присмотра.
Во-вторых, ночью на режиссера накатывала волна вдохновения,
В-третьих, никто не запрещал ему ходить с бигудюшками на голове и с огурчиками на лице. Но сегодня у Эдварда не получилось ничего из вышеописанного. На дверях кухни висел амбарный замок, который никак не взломать шпилькой, сценарий не писался даже после полулитра выбулькованного мартини, бигудюшки закатились под комод, а огурчики не хотели липнуть на бледное лицо метросексуального вампира.
Обиженно запахнув пеньюарчик, Эдвард лихо откинул назад свои буйные кудри, прихватил бутылочку мартини со стола и, тихонько шаркая тапочками, прокрался на палубу, подышать свежим воздухом, посмотреть как волны бьются о корабль, допить свое бабское пойло и погоревать о своей нелегкой судьбе.
Ночь выдалась довольно прохладной и Эдвард поежился, попеняв себя за то, что пеньюар никак не согревал его тщательно проэпилированные ноги. Сердце вампира дрогнуло, когда в поле зрения возник верный сержант Долгопупс, распластавшийся прямо на палубе, в одних плавках. И лишь задорный храп убеждал в том, что Невилл жив и просто спит.
Из каюты няшек раздавалось жизнерадостное пение и довольный хохот Люцифера. Из покоев генралиссимуса Сальваторе – громоподобный храп и хриплый шепот, что-то вроде «Да, Елена, у меня еще остались чистые трусы». Дернув на всякий случай увесистый амбарный замок на одной из дверей, скрывающей залежи гречки, Эдвард взвыл, переполошив матросов, спящих на палубе и, тихонько извинившись, прошмыгнул обратно к себе в каюту.

* * *
- Если твоя баба еще раз позвонит тебе среди ночи, я сброшу тебя за борт и скажу ей, что ты сбежал от нее с филиппинской шлюхой, - пробурчал Деймон, укутавшись в одеяло.
- Ну ты же знаешь Елену, - покраснел Стефан, запрятав телефон подальше. – Она очень волнуется, чтоб меня никто не увел…
- Ты в мужском коллективе, етить твою влево трамваем, - процедил Деймон. – Кто тебя уведет? Эдик? Или, может, трудовик всунет в тебя свою стамеску по самые…
- Я это понимаю, - еще больше покраснел Стефан. – Но что ж я могу сделать?
- Выкинуть телефон. Ну все, из-за тебя я спать уже не хочу, ну не брат, а наказание, етить тебя.
И, швырнув в брата подушку, утюг и пепельницу, Деймон поправил одеяло и, запахнувшись им как мантией, сжал в зубах самокрутку и вышел из каюты.
-Ёб меня якорем, красота-то какая! – раскинув руки, рявкнул Деймон, глядя на бесконечные морские пейзажи. – Вольно, Долгопупс!
Невилл, вскочивший на ноги моментально, втянул пузо, поправил трусы и, окинув взглядом периметр и поняв, что никто не угрожает экипажу, позволил себе успокоиться.
- ЕСТЬ ВОЛЬНО, ПРОФЕССОР САЛЬВАТОРЕ! – кровожадно рявкнул он.
- Тихо, сержант, етить твою коромыслом, перебудишь всех.
- ЕСТЬ ТИХО, Я, ЕТИТЬ МОЮ КОРОМЫСЛОМ, ПЕРЕБУЖУ ВСЕХ!
Плюхнувшись навзничь, Невилл захрапел, изредка почесывая во сне ягодицы. Деймон любовно погладил штурвал и, насвистывая под нос что-то из репертуара Стаса Михайлова, принялся наслаждаться ролью капитана доблестного броненосца «Пикачу».

А в это время в Хогвартсе

Огромная кухня, находившаяся в подвальных помещениях замка, с временным уходом Сэма Винчестера опустела. Уже никто не гремел сковородками и казанами, так как после принятия Винчестера на должность повара, домовые эльфы передислоцировались к Филчу, убирать замок. Первые пару дней, школьники питались исключительно лапшой быстрого приготовления (Северус Снейп стоял на входе в Большой зал с огромным мешком, и, как сальноволосый Дед Мороз, выдавал студентам по брикету лапши и стакану горячей воды), но когда главный медик Хогвартса намекнула, что спасла от гастрита уже восьмерых, Альбус Дамблдор начал действовать.
Найти замену гениальному повару оказалось сложно. Ведь, по сути, кандидатов не было, и директору пришлось, скрепя сердце, отдать кухню в распоряжение этих гневных особ.
Елена склонилась над огромной поваренной книгой, оставленной Сэмом, и в ее глазах читалась крайней степени безысходность. Кэтрин Пирс, сидевшая прямо на разделочном столе, никак не могла разобраться с механизмом завязывания косынки на голове, поэтому даже не смотрела в рецепты и меню.
- Бред какой-то, - прыснула Елена. – Надо сварить компот.
- Ну?
- Нужно вскипятить воду и забросить туда фрукты. Я им что, блядь, Посейдон, чудеса из воды вытворять?!
Кэтрин, которая явно чувствовала себя в этом деле лидером, швырнула косынку в раковину и снисходительно скрестила руки на груди.
- О Боже, какая же ты тупая, - простонала она. – Ну не знаешь, как вскипятить воду, плюхни фрукты в горячую!
- А где я возьму горячую?
- Нагрей.
- А где чайник?
- Не знаю, - отмахнулась Кэтрин, читая рецепт возложенных на ней тефтелей. – В кастрюле нагрей.
- Это уже будет суп. – Логика Елены заключалась в том, что у нее не было логики.
Рассеянно мешая фарш в миске, Кэтрин не отрывала взгляд от рецепта «фирменных тефтелек Сэма Винчестера», внимания не обращая на то, как Елена, залив расквашенные абрикосы водой из крана, принялась давить их ложкой.
Неизвестно сколько бы длился это флэшмоб, если бы дверь кухни не отворилась и прыткий старичок не вбежал бы в помещение, спотыкаясь о свою бороду.
- Здрасьте, - кивнула Елена, расквасив очередной абрикос. – Жрачка еще не готова.
- Закрой дверь, - прошептал Дамблдор, толкнув Кэтрин вперед. – Закрой!
- У меня руки в фарше.
- Закрой!
- Руки в фарше!
- Закрой!!!!!
- Директор, мы не договорили! – Едва не сбив с ног повариху Кэтрин, в кухню шагнул высокий небритый мужчина, который бы очень напоминал Клауса Майклсона, будь у него в руке микрофон. – Вы не сможете бегать от меня все время!
- Я не бегаю, я просто очень быстро хожу, - булькнул Дамблдор, жуя абрикоску. – Сириус, мальчик мой, ну что ж вы так разнервничались?
Сириус Блэк (а это был именно он), схватил с кухонной тумбы нож, но, поймав разгневанный взгляд Елены, положил нож обратно, грозно упер руки в бока и, глядя на бородатого фаната лимонных долек как на кусок лошадиных фекалий, запыхтел от гнева.
- Что Хогвартс сделал с моим крестником? – прорычал Сириус. – Вы чему тут детей учите, Дамблдор?
- Красоте, этике и морали, - пискнул Дамблдор, храбро выглянув из-за спины Кэтрин, за которой прятался.
- Гарри приезжает ко мне на летние каникулы и начинается то…что выбило меня из колеи, - возмущался Сириус, опять схватившись за нож. – Во-первых, он каждый день просыпался в пять утра, будил меня, заставлял меня отжиматься и бросать «гранаты» в моего домового эльфа. Во-вторых, он повесил у себя над кроватью портрет какого-то укурка в фашистской форме и три раза в день на него молился. В-третьих, каждую свою фразу мой крестник заканчивает словами «етить твою налево коромыслом». И это я еще не все странности назвал.
Дамблдор потупил взгляд и, пытаясь прикинуться дурачком, принялся жевать свою бороду.
- А что вас, собственно, не устраивает, мужчина? – Склочная Кэтрин Пирс ринулась в атаку, прижав Сириуса к стене своим бюстом, на девяносто семь процентов состоящим из запихнутой в бюстгальтер ваты.
- А с кем имею честь говорить? – мигом оджентельменился Сириус.
- Повариха я, - ответила Кэтрин. – Ну, так что вас не устраивает?
- Да Хогвартс сделал из Гарри какое-то быдло!
- Гарри это который? – протянула Елена. – Это та щуплая очкастая манюня?
- Да-да, это он, - закивал Дамблдор, хрумкая очередную абрикоску.
- Хогвартс сделал из вашего Гарри мужчину, - бесстрашно сказала Кэтрин, на всякий случай лупанув Сириуса половником по детородному органу. – А то вырос бы у вас, прости Господи, Эдвард Каллен.
Сириус хотел было рявкнуть, что не знает он никакого Эдварда Каллена, как дверь распахнулась, треснув недовольного опекуна по спине, и в кухню ошалелым Бэтменом влетел Северус Снейп, помахивая пятилитровой бутылью, заткнутой малосольным огурцом. Совершенно не заметив врага детства, Снейп победно вознес бутыль над головой, и, казалось, еле сдерживался от того, чтоб не пуститься в пляс.
- Профессор, как там бормотуха? – спросила Елена.
- Да ты понюхай! – возрадовался Снейп, откупорив бутыль. – Настоянная на сливовых косточках и яблочном повидле, семьдесят градусов, благородное послевкусие, особенно под хорошую закусь…
- Спиртом пахнет, - скривилась Елена.
- Каким спиртом, глупая ты женщина, - прикрикнул на нее Снейп. – У тебя насморк наверное. Да это же амброзия просто!
- Это что такое? – ужаснулся Сириус. – Зельеварение превратилось в самогоноварение?!
- Блэк, - драматично прошипел Северус, завидев наконец гостя. – Что твоя рожа здесь делает?
- Вы гоните самогон?! Дамблдор, как это понимать?!
Дамблдор взвыл и опять принялся жевать бороду.
- Ну, голубчик, - промямлил он. – У Северуса много свободного времени, ведь некоторые ученики на боевом задании, Дурмстранг захватывают.
- ЧТО?
- А лаборант Северуса, Виктория, знает около сорока рецептов самогона.
- Более пятидесяти, - гордо хмыкнул Северус, крепко поцеловав бутыль.
- Вот мы и совместили две проблемы в одно благо, - философски заметил директор.
Сириус просто вскипел от раздражения, особенно при виде того, как Кэтрин выставляет граненые стаканы, с целью продегустировать творение Северуса и Виктории.
- Да что ж вы делаете, твари?! – прорычал Сириус. – Зельевар гонит самогон, в школе преподает военрук, дети на военной миссии…может быть вы еще и ганджубас в теплицах вместо мандрагор выращиваете?
Кэтрин и Снейп нервно переглянулись. Дамблдор улыбнулся сквозь бороду, которую до сих пор жевал. Елена хлопнула стаканчик самогона и довольно матернулась.
- Зачем вы сказали ему про теплицы, - прошипела Кэтрин, но Дамблдор лишь замотал головой.
- Я дойду до высшей инстанции, - продолжал тираду Сириус. – Вот увидите. Я вас всех засужу, особенно вас!
- А меня-то за что? – возмутилась Кэтрин, влепив Блэку пощечину.
- Самогон в кабинете зельеварения, проститутки на кухне….
- Хамло! – рявкнула Елена, двинув Сириусу скалкой по физиономии.
- Блэк, ну ты и клизма, етить твою! – прорычал Северус Снейп.
- Опять этот жаргон! – проорал Сириус, потирая щеку. – Вы зря улыбаетесь, ох, зря! Я министру магии напишу донос на ваш притон, называемый школой магии!
На этой грозной ноте Сириус хлопнул дверью и, бормоча под нос ругательства, быстро помчался прочь.
- Сказать ему, что министр – свой человек, вернее, свой Люцифер? – спросил Дамблдор, выкинув косточку от абрикосины в миску с фаршем.
- Пусть это будет для него сюрпризом, - широко улыбнулась Елена.
- Ну, давайте уже треснем бормотухой по печени! – воскликнул сальноволосый зельевар, впихивая всем стаканы с пойлом.
- Видимо, кто-то слишком много общался с нашим трудовиком, - усмехнулся Дамблдор и, отсалютовав стаканом, произнес тост. – Ну, господа и дамы, за любовь, етить ее коромыслом!
 
#9

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 10.

- Если б я защищал Родину так же, как ты драишь палубу, то мы бы давно все подохли под гнетом темных сил! – рявкнул Деймон. – Грейнджер, двадцать отжиманий, туды б твою налево!
Послав чайку, приготовившуюся справить нужду на вычищенные до блеска доски, в далекие дали посредством подсрачника, Деймон жадно хряпнул из кружки кофейку и, прикрикнув на Рона Уизли, филонящего в теньке, вернулся к штурвалу.
Недалеко маячил Эдвард со своей камерой и личным гримером (Беллатрисой Лестрейндж), чуть подальше – Дин Винчестер разучивал свои слова, жестикулируя бутылкой пива. Няшки лепят из пластилина рыбок и собачек. Идиллия. Но только Грейнджер, как всегда, чем-то недовольна.
- Товарищ генералиссимус! – раздался истошный крик Драко, напугавший Дина так, что пивная бутылка сразу же полетела в источник шума. – Разрешите обратиться.
- Обращайся, Кефирчик. – Деймон всегда млел, когда к нему обращались именно так.
- Товарищ генералиссимус, из штаба звонят!
- Я понял, - машинально ответил Деймон. – Я все понял. Сержант Долгопупс, етить твою коромыслом, следить за штурвалом!
- ЕСТЬ Я, ЕТИТЬ МОЮ КОРОМЫСЛОМ, СЛЕДИТЬ ЗА ШТУРВАЛОМ! – кровожадно рявкнул Невилл.
Деймон зашел в одну из кают и, оставив Драко охранять вход, словно готовясь к покушению, поднял трубку телефона, в которой звучал обеспокоенный голос Альбуса Дамблдора.

* * *
Двадцать минут спустя
- …да, товарищ Дамблдор, - строго ответил Деймон. – Вас понял. Будут приняты меры. Все, не наговаривайте много, межгород дорогой. Снейпу привет. Люблю, целую.
Завершив тревожный телефонный звонок, генералиссимус сцепил руки за спиной, стиснул зубы, состроил свирепую моську Эдварду на камеру и, с ноги отворив двери, шагнул на палубу.
- ВЗВООООД, СТРОЙСЯ! – прорычал Деймон, не жалея голосовых связок. – Стройся, етить вашу!
- ВСТАВАЙ, СТРАНА ОГРОМНАЯ!!! ВСТАВАЙ…
- Кефирчик, тебя продуло? На нас еще никто не напал, в строй шагом марш, мать твою!
Спустя минуту и восемь секунд «батальон смерти» выстроился в шеренгу по росту. Строй замыкали няшки, которые стояли, гордо выпятив грудь и высоко подняв головы, словно их в пионеры сейчас будут посвящать.
- Господа, дамы и Эдик, - скорбным тоном начал Деймон, поправив армейский ремень. – Наш директор, царь-батюшка и покровитель, именуемый в народе «старым пердлом», а в газетах – Альбусом Дамблдором, принес нам скорбную весть. Вчера в Школу Чародейства и Волшебства ворвался наш потенциальный враг.
- Болгары? – в ужасе спросил Стефан, рядом с которым громко и возмущенно чихнул Дин (аж паруса задергались, спутав богатырский чих Винчестера с попутным ветром).
- Мысль интересная, но нет, - покачал головой Деймон. – Рядовой Поттер, выйти из строя!
Гарри побледнел и сделал шаг вперед.
- Беглый зэк, совершивший налет на Хогвартс, представился крестным отцом гордости нашей армии, нашего товарища, нашей…
- …заиньки, - добавил Люцифер.
- Да, - кивнул Деймон. – Как говорится, Поттер пригрел на своей щуплой груди змею!
- У меня больше нет крестного! – рухнув на колени, прорыдал Гарри. – Неверный предал наши идеалы! В ссылку диссидента!
- Гарри, но это же Сириус, - покачала головой Гермиона. – Он просто волнуется за тебя и…
- Товарищ Сальваторе, разрешите…
- Разрешаю.
- ЗА БОРТ НЕВЕРНУЮ СУЧКУ, ЕТИТЬ ВАШУ КОРОМЫСЛОМ!
- Правильно, рядовой, правильно, - кивнул Деймон, не сдержав гордой улыбки. – Мы защитим родную школу от зэка. Как удалось узнать нашей радистке, а именно, поварихе Кэтрин, Сириус Блэк – очень сомнительная личность, с темными пятнами в биографии, убийца-рецидивист, отмотавший двенадцать лет на нарах.
- Товарищ Кэтрин узнала это, взломав компьютер возможного противника, собрав данные и скрыв все следы своего вмешательства в работу охранной системы? – восторженно спросил Драко.
- Эээ, нет, она просто добавила Блэка в друзья в «Одноклассниках». Но тем не менее. Мы имеем дело с опасной личностью, - проскрипел Деймон. – Но, я вижу, что некоторые из вас не понимают, какая опасность нависла над нами. Сириус Блэк только за вчера совершил два преступления. Хладнокровных и диких.
Строй замер в ужасе ожидания.
- Вчера, покидая территорию Хогвартса, - начал Деймон, не забыв драматично подергать бровями. – Сириус Блэк, с целью сокращения пути, решил пойти в обход…через теплицы Клауса Майклсона.
Ноги исполнителя романсов подкосились, а лицо посинело от ужаса. Деймон положил руку на плечо Клаусу и, виновато опустив глаза, произнес страшные вести:
- Врачи до сих пор сражаются за жизнь куста корнишонов и пучка петрушки. Блэк хладнокровно вытоптал их своими ластами сорок шестого размера….
- Нет, - прошептал Клаус. – Нет…я не верю…
- Кабачок и цветная капуста погибли на месте, - тихо сказал Деймон. – Мне очень жаль, Клаус.
- НЕТ!!! – зарыдал Клаус, рухнув на палубу животом. – НЕТ! ОН НЕ МОГ…Я НЕ ВЕРЮ!
- Прими мои соболезнования, - утерев фартуком слезы, прошептал Сэм Винчестер.
- Кабачок и цветная капуста погибли с честью, - твердо сказал Люцифер. – Наши потомки не забудут их подвига. Товарищ генералиссимус, когда похороны несчастных?
- Мне не сообщили, Северус еще не закончил вскрытие трупов овощей. Но мы отправим их в последний путь со всеми почестями, - пообещал Деймон.
- ПУСТИТЕ МЕНЯ, Я ВЫБРОШУСЬ ЗА БОРТ! – рыдал Клаус, дрыгаясь в сильных руках Стефана.
- Дружище, мы прольем кровь того, кто убил их, - пообещал Деймон. – А сейчас, жизни корнишонов и петрушки в руках наших хогвартских медиков. Как мне сообщили из штаба, состояние раненых овощей тяжелое, но стабильное.
Воцарилась тишина, которую разбавляли лишь всхлипы Клауса и бульканье Гермионы за бортом.
- Господа, это война, - грозно произнес Гарри Поттер.
- И мы защитим нашу землю от загребущих ног Сириуса Блэка, мальчик мой, - произнес Деймон. – Больше не прольется кровь ни одного овоща. Поднять флаг, етить вашу за ногу! Выловить Грейнджер из воды! Приготовить ложки к обеду!
Матросы забегали и Деймон, с чистой совестью, вернулся к штурвалу.
- Эээх, я ебу Али-Бабу! – зачем-то проорал генералиссимус, опять позируя Эдварду на камеру. – И вспыхнет алое пламя бунта!
- И пусть удача всегда будет с нами, - важно добавил Стефан.
А броненосец двигался навстречу неизведанным горизонтам и теперь уже все на борту знали, что на одном завоевании Дурмстранга подвиг не закончится.

Глава, которая совершенно не в тему

Пару месяцев назад
Где-то в Запретном лесу


Мелодичное жужжание комаров, звучавшее на живописной полянке у озера, как симфонический оркестр, скорей всего нервировало бы любого грибника, рыболова да и вообще нормального человека. Но эта парочка, сидевшая на лоскутном одеяле в окружении диких цветов и корзинки с едой, находила в назойливых насекомых какую-то гремучую смесь интимности и романтики.
Стефан Сальваторе, одетый в специально выстиранные по такому поводу джинсы и футболку, нервно откашлялся, игриво подергивая густыми бровями, прижал к себе свою распрекрасную Елену, вырядившуюся в кружевное платьице и туфли на платформе. Елена эротично (как показалось ей) откусила кусок от бутерброда, кокетливо хихикнула, незаметно смахнула кусок сыра со своих колен и потерла свежее пятнышко от масла на джинсах Стефана, а ее возлюбленный, прокрутив в голове многочисленные мелодрамы, которые пересмотрел накануне, решил перейти к более уверенным действиям.
- Ну вот, наконец, мы остались одни, - прошептал он ей на ухо.
Елена, хихикая, как наркоманка под действием веселящего газа, тихонько хрюкнула и расхохоталась еще громче.
- И никто не помешает нам насладиться друг другом, о, любимая, - страстно продолжил Стефан, наколов на вилку маринованный грибочек. – Связав наши сердца нитью любви, мы стали еще ближе друг к другу, мы как два парусника в одном порту….
Елена чуть в обморок не упала от такой завуалированной фразы, а Стефан, накрутив на палец ее длинные темные волосы, все вещал:
- …как два лебедя в одном пруду и как два бомжа у пункта приема стеклотары…
- Ах, Стефан, ты такой романтичный! – восхитилась Елена, крепко поцеловав его. – Я люблю тебя, дорогой!
- И я тебя, любимая!
Кто бы знал, что для того, чтоб развести на секс Елену Гилберт, достаточно накормить ее у озера, обнять и сравнить с парусником, лебедем и бомжем? Вот уже выглаженная футболка Стефана летит в кусты, а за ней и левая туфля Елены, а потом черный мужской носок, а следом – веселенький, напичканный ватой бюстгальтер. Руководствуясь какой логикой раздевались молодожены – тоже очередная загадка, надо лишь сказать, что наслаждаясь друг другом, они не заметили ни енота, выцыганившего из корзинки сосиску, ни комара, укусившего Стефана прямо в мягкое место. Предавшаяся страсти пара была счастлива и сейчас утопала в объятиях друг друга.
- Я тебе говорил, три арбуза надо было брать, а ты: «Нет, ты что, не дотащим», - послышался совсем рядом громкий голос. – Зато майонеза набрала столько, что можно друг друга обмазать и поиграть в спа-салон! Майонезная королева, етить твою коромыслом!
Стефан и Елена отпрянули друг от друга, прервав поцелуй звуком, похожим на вылет пробки из бутылки. Поспешно прикрыв срам одеждой и листвой, они перепугано осмотрелись по сторонам и хотели тихонько притаиться в кустах, однако не получилось.
- Едришкина форель! – воскликнул Деймон, от неожиданности выронив мангал, который нес. – А что вы тут делаете?
Кэтрин Пирс, ковылявшая за ним и тащившая за собой тачку с арбузами и остальной едой, с радостью остановилась на привал и, откинув кудрявые волосы со лба, увидела этих лесных сластолюбцев и покраснела, как закипевший борщ.
- А что ж вы голые? – не унимался Деймон.
- Что ты тут делаешь? – прошипел Стефан.
- Пикничок, шашлычок, - пояснил Деймон. – А я, смотрю, вы тут это…проверяете пестики-тычинки?
- Деймон, пошли, суп в термосе уже стынуть начал, - тихо сказала смущенная Кэтрин.
- А, может, мы к вам подсядем? Так сказать, культурно отдохнем.
- НЕТ! – проорали Стефан и Елена.
Деймон подтянул кальсоны до груди и поднял с травы мангал.
- Ну как хотите, - пожал плечами он. – А не боишься, что пока ты это…ну, Елену на шампуры нанизаешь, клещ заползет? Ну или ёжик за попу укусит?
- Да пошли уже! – не вытерпела Кэтрин. – Ну что ты за человек, дай же людям отдохнуть спокойно!
- Да иду уже! Что ты разоралась, лучше арбузы бережно кати!
Под ритм бьющегося сердца провожая взглядом Деймона и Кэтрин, молодожены совсем засмущались и, убедившись, что крики военрука стихли, решили не спешить со своим супружеским долгом.
- Ну, Елена, зайка моя, - произнес Стефан, разливая шампанское по пластиковым стаканчикам. – За тебя!
Елена расплылась и уже изогнула руку для брудершафта, как в кустах послышался шорох.
- А я говорю, шашлыком с той стороны пахнет, нехристь ты бровастая!
- Да не пахнет!
- Сопли высморкай и запахнет. И нежнее бормотуху неси, что ты ее трясешь, как маракас…
- Профессор?! – в один голос ахнули Стефан и Елена.
Северус Снейп встрепенулся, поправил мантию, спрятал за спиной Эдварда, несущего огромную бутыль мутной жидкости, и прищурил и без того злые глаза. Едва не выпавшая из зарослей рыжеволосая Виктория, державшая в руках большой шмат сала, ехидно вскинула брови.
- Минус двадцать очков Гриффиндору! – рявкнул Снейп.
- Но мы не с Гриффиндора, - возмутилась Елена.
Снейп задумался.
- Ну и зря, отличный факультет. Эдвард, а ну-ка щелкни молодоженов на память.
- Не надо, пожалуйста, - взмолился Стефан.
- Ну как хочешь, какой-то ты нервный, господин библиотекарь. Ну, понеслась, братцы, пошли-пошли! Виктория, не урони сало! Эдик, не отсвечивай на солнце, лучи попадают на бормотуху!
- Что произошло с профессором? – ужаснулась Елена, когда компания двух вампиров и алкозельевара отошла подальше.
Стефан пожал плечами и вновь протянул Елене стаканчик шампанского.
- За нас и наше будущее, - торжественно сказал Стефан, вытащив из шампанского муравья. – Наш совместный поезд прошел уже длинный путь и надеюсь….
Заскучав от речей возлюбленного, Елена, следуя всем сериальным штампам, заткнула ему рот поцелуем (со стороны казалось, будто она хочет сожрать ему лицо, столько страсти в поцелуй она вложила).
- А это, зайчики мои, полевая мышка! – проворковал голос Люцифера где-то в чаще.
- Ой, какая ушастенькая!
- Ой, какая миленькая!
- Друзья мои, вам нравится мышка? – спросил Люцифер.
- ДААААААА!!!!
- Так давайте покормим мышку ягодами!
Уже привычно отпрянув друг от друга, Стефан и Елена выглянули из-за кустов и тут же встретили удивленные взгляды одетых в небесно-голубые мантии няшек.
- Ой! – пискнул Макнейр. – Я не смотрю, я не смотрю!
- Друзья мои, закройте глазки и пройдите тихонько, не будем мешать людям, - сказал Люцифер. – Ах, что может быть романтичнее полового соития на природе?
Бордовые от смущения любовники проводили пристыженными взглядами синдикат Н.Я.Ш.К.А., члены которого послушно закрыли глаза и, держась за руки, удалялись прочь.
- Может, поищем другое место? – предложила Елена, вытащив из корзинки бутерброд.
- Спокойно, Елена, все самые буйные уже ушли.
Откуда-то тянулся запах шашлыков, а также плеск воды в озере, сопровождаемый криком: «Эх, етить твою, Катерина, хорошо-то как!». Судя по веселому хохоту, Северус Снейп со своим бровастым другом и рыжей лаборанткой присоединились к компании генералиссимуса, потому как ор Деймона, барахтающегося в воде, разбавляли участливые комментарии зельевара, по поводу того, что Эдвард неправильно жарит шашлык.
- Да что ж ты его водой заливаешь? – возмущался Снейп. – Ты переверни его и чуть-чуть сбрызни, а ты его заливаешь!
- Я так и делаю, - возразил Эдвард.
- Тогда чего ж он горит, как грешник в аду? Осторожно, тебе говорю, лук подгорает! Ну что ж тебя твои вампиры не научили шашлык жарить?
- А вы умеете, значит?
- Я лучший в Хогвартсе шашлычник, юноша! А ну отойди от мангала, пока мясо в угли не превратилось, - распорядился Северус Снейп. – Виктория, режь сало, я ж не извращенец самогон петрушкой закусывать….
- … СОЮЗ НАШИХ СЕРДЕЦ БЫЛ УДАЧЕН И ДОЛГОЖДАНЕН….- пытался перекричать это безудержное веселье Стефан, не заметив, что Елена уже джинсы с него стянула. – ПОЭТОМУ ТО ЧУВСТВО, КОТОРОЕ МЫ ЧУВСТВУЕМ, ДАЕТ НАМ ЧУВСТВО….
Очередной недосказанный тост, прерванный поцелуем, остался навеки в памяти библиотекаря, а Елена, в порыве страсти разорвав на себе колготы, видимо решила разбавить будничные эротические приключения чем-то новеньким, поэтому, стянув драные колготы, привязала ими Стефана к вековому дубу.
- Ах ты моя ненасытная, - покраснев с ног до головы, промямлил Стефан.
- А на леща лучше ходить в начале весны, тогда он голодный и его только подсекать, - развеселый голос из чащи раздался так неожиданно, что Стефан машинально скинул с себя Елену и отфутболил ее в камыши. – Лещ – хитрая рыба, запомнили?
- Так точно, профессор Винчестер! – отозвался хор голосов.
- А на что ловить леща, сэр?
- Отличный вопрос, Поттер. На красного червя, - вещал Дин, шагая во главе своих учеников. – Или на мотыля. Грейнджер!
- Я!
- Накопаешь мне червей. Ну так вот, леща нужно не только правильно прикармливать, но и правильно подсекать….
- Ну когда же это закончится? – простонал Стефан. – Профессор Винчестер, какого вы тут ходите?!
Дин обернулся, расплылся в пошловатой улыбке и, подергав бровями, торжественно вручил Гарри Поттеру свой спиннинг.
- А у вас есть мотыль? – неожиданно спросил Дин.
- У нас романтический вечер, какой к черту мотыль?! – разорался Стефан.
- Понял, понял, - поспешил успокоить его трудовик. – Мы уже уходим, трахайтесь на здоровье…взвод, идем на запах шашлыка. Сэмми, мать нашу общую, бегом давай!
Мимо Стефана промчался младший Винчестер с казаном и пакетом сарделек, бегло поздоровался и с завидной скоростью помчался на запах шашлыка.
- …лещ – рыба хитрая, лещ же хищник, а не хрен с горы… - продолжил лекцию трудовик, отводя детей от незадачливых сластолюбцев.
- А язя вы когда-нибудь ловили? – поинтересовался Драко Малфой.
- Язь, - мечтательно протянул Дин. – Отличная рыбина, отличная. Да, Кефирчик, ловил. Дело было на Яхлинском озере….
Расчесывая укус комара на ноге, Стефан вытащил из камышей Елену, находившуюся на грани припадка, плеснул ей еще шампанского, на этот раз не в стаканчик, а в лицо, откашлялся и только хотел произнести очередной животрепещущий тост, как вдруг в лесу эхом отозвалось нечто.
- Эх, Шарик, я, как и ты был на цепи, - прогудел баритон Клауса Майклсона в сопровождении брынчания семиструнной гитары. – Эх, Шарик…
Прижав к себе судорожно рыдающую Елену, Стефан прикусил язык, чуть ли не до крови, чтоб не разразиться благим матом на весь лес.
Шла первая неделя медового месяца Стефана и Елены. Все было хорошо.
 
#10

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 11.

Устроив себе законный обеденный перерыв, Деймон Сальваторе присёрбывал чай из стакана и лузгал семечки, сплевывая шелуху за борт, и, изредка прикрикивая на управляющего штурвалом Дина, возвышался над юнгами, как своеобразный памятник раздолбайству, пьянству и разврату. Вытащив пальцами кружочек лимона из стакана, Деймон матернулся, ибо лимон оказался чуть горячим, но все же отправил его в рот и, брызжа слюной, отвесил Гермионе смачный пендаль, словно это она подговорила все лимоны в мире быть кислыми.
- ЗЕМЛЯЯЯЯ!!! – проорал как сирена Рон Уизли и начал носиться по палубе, как придурок. – Земля!!!
- Да что ж ты так орешь, убогий? – простонал Деймон, плеснув ему в лицо остатки чая. – Вижу-вижу.
Действительно, на горизонте показался пирс и пришвартованные парусники, которые, конечно, ни в какое сравнение не шли с величественным броненосцем «Пикачу». Команда оживилась и Деймон, закатив глаза и вручив пробегающему мимо матросу стакан, прорычал:
- ВЗВООД, СТРОЙСЯ!

* * *
- Итак, - многозначительно произнес Деймон, внимательно глядя в допотопную подзорную трубу, склеенную скотчем, пластилином и жвачкой. – Итак, господа, дамы и Эдик, я поздравляю вас, мы у берегов Румынии.
Стефан изумленно открыл рот, Дин начал усиленно думать, Сэм ахнул и нечаянно треснул Эдварда черпаком. Люцифер вопросительно вскинул брови.
- Но до Болгарии мы доберемся через Румынию, больше никак, - успокоил всех Деймон. – А это значит, что «Пикачу» мы оставим здесь.
Рыдания Клауса, который, не вынес тяжести расставания и убежал в каюту.
- Но как же мы преодолеем такое расстояние! – воскликнул Сэм.
- Пехом, - кивнул Деймон. – Сливаясь с кустами, питаясь древесной корой и не теряя бдительность. Долгопупс!
- Я!
- Сбросить якорь!
- ЕСТЬ СБРОСИТЬ ЯКОРЬ, ПРОФЕССОР САЛЬВАТОРЕ! – кровожадно рявкнул Невилл.
Деймон довольно кивнул. Критически осмотрел свою «команду мечты» и завопил так, будто ему на ногу случайно уронили рояль с восьмого этажа:
- Чего стоим, холопы?! Собираем манатки и пакуем харчи, нас ждет долгая дорога, етить вашу!
Экипаж забегал по каютам, суетливо собирая вещи и на ходу приводя себя в порядок. Сэм, заручившись помощью матросов, паковал гречку и сгущенку в рюкзаки. Клаус паковал свои нотные тетради и набор караоке. Дин пихал по карманам семечки и консервы, и при этом искал в каюте чистые портки. Эдвард уже тащил на своем горбу огромную косметичку и камеру. Няшки суетливо бегали с гербарием и цветной бумагой. Стефан взял с собой лишь самое необходимое – коробок спичек, томик Достоевского и фотографию Елены.
Деймон пригладил волосы, переоделся в джинсы и тельняшку (кто знает, как в Румынии отнесутся к мужику в фашистской форме?), схватил свой рюкзак и, приколов к груди значок с Сейлор Мун, потому что это отвлекало бы возможного противника от того, что Деймон – вампир, вышел на палубу.
- Все собрали вещи? – гаркнул он.
- Да!
- Да!
- Все!
- Да как можно собраться за четыре минуты?
Матросы синхронно повернули головы к источнику возмущения.
- Грейнджер, сука, - процедил Деймон и, напоследок, пнул ее за борт. – На выход, орлы мои!
- Котятки мои, попрощайтесь с броненосцем, - проворковал Люцифер, сжимая в руках розовый рюкзак с поделками своих воспитанников.
- До свидания, кораблик! – пропищал суровый Макнейр, крепко обняв мачту.
- Спасибо за путешествие, кораблик, - всхлипнула Беллатриса.
- Пока, броненосец!
- Бля, я сейчас заплачу…
- Кораблииик…..
- Ну-ну, зайки мои, - утешил их «добрый гуру». – Не плачьте, «Пикачу» будет ждать нас, как Хатико.
- На выход! – горланил Деймон, пнув мокрую Гермиону обратно в воду. – На выход, господа!
На пристани было тихо. Фонари, явно самодельные, освещали не более метра территории, поэтому наши герои едва не убились, пока блуждали по пирсу в поисках хотя бы чего-нибудь. Эдвард, взваливший косметичку на широкую спину сержанта Долгопупса, снимал все происходящее, а Дин, лузгая семечки, запрятанные в кармане, заплевал не только пышные волосы Гермионы Грейнджер, но и весь пирс.
- Да как мы вообще оказались в Румынии? – взвыл Стефан, осторожно переступая через горку птичьего помета.
- На глобус посмотри, дятел ушастый, - буркнул Деймон. – Подумаешь, слегка сбились с курса.
- Потому что у нас капитан некомпетентен в вопросе правильного курса…
- Грейнджер, сука….
- Тихо! – взревел Сэм так, что Дин выплюнул изо рта семечки, со скоростью пулемета, а Клаус взвизгнул высоким сопрано.
Деймон мигом достал из-за пояса джинс коллекционный револьвер и, лихо покрутив его на пальце, нацелил во тьму.
-Ой! – пискнул чей-то голос из темноты.
- Покажись, супостат лихой, что землю румынскую топчет! – прорычал Дин, работая на камеру.
«Супостат» вышел на тусклый свет фонаря и оказался…китайцем. Тощий, низенький, одетый в пижамные штаны и женскую шифоновую блузку, он поправил треуголку из газеты на голове, и, перепугано подняв руки, раскланялся нежданным гостям.
- Меня зовут Йопт Сюнь Дрын, - сказал китаец, опасливо косясь на револьвер Деймона и черпак Сэма.
- Что ты, морда китайская, делаешь в Румынии? – вскинул брови Деймон. – И откуда знаешь английский? Шпион, да?!
- На кол его! – проорал Стефан.
- Скормить его Клаусу!
- Снять с него штанцы!
- Эдик, оставь свои эротические фантазии при себе! – гаркнул Деймон.
- Я просто продаю здесь специи, - увернувшись от летящих в него семечек, оправдался Йопт Сюнь Дрын. – Приветствую вас, гости дорогие, в живописной деревеньке под названием Вздрач.
Братья Сальваторе переглянулись.
- Вздрач?
- О, этот загадочный румынский язык, - протянул Эдвард, снимая китайца на камеру.
Деймон, спрятав револьвер, попытался наладить контакт с китайским торговцем, который смерил гостей подозрительным взглядом и что-то процедил на своем родном языке.
- Мы – известные народные целители, - поведал Деймон, указав на себя и Стефана. – Снимаем венец безбрачия, гадаем по фотографии…
Стефан закрыл лицо рукой и отвернулся.
- Эти двое – продавцы-консультанты «Орифлейма», - продолжил Деймон, не желая раскрывать китайцу свои истинные планы.
Винчестеры кисло улыбнулись, а Сэм еще и помахал китайцу тональным кремом из косметички Эдварда.
- Этот громила – чемпион страны по вольной борьбе. Просто машина смерти.
Эдвард кокетливо помахал торговцу наманикюренной ручкой.
- Так, ну за мной стоят воспитанники детского лагеря «Юные сатанисты». А эти люди в голубых мантиях – хрен его знает, сектанты какие-то.
- А я? – спросил Клаус.
- А это тамада, - кивнул Деймон. – А эта лохматая девка – портовая проститутка, так, из жалости с собой взяли.
Гермиона возмущенно вздохнула и скрестила руки на груди.
- Где у вас тут короткий путь до Болгарии? – У Невилла всегда все было просто.
Но каково же было всеобщее удивление, когда Йопт Сюнь Дрын тыкнул крючковатым пальцем куда-то вглубь леса, располагающегося у самой пристани, и, почему-то, убежал прочь, подтягивая спадающие штаны на ходу.
- Ну что, пошли? – пожал плечами Деймон.
- Может, спросить дорогу у местных?
- Грейнджер, сука, закрой поддувало! Все за мной, в лес!
- Ура, в лес! – кричали няшки. – За гербарием!
Завоеватели двинулись в темные дебри, не испугавшись ни кривых засохших деревьев, ни страшного уханья ночных птиц, ни шелеста травы, ни грозного диска луны, похожего на большой блинчик.
А все потому что никто, даже наблюдательная Гермиона, не обратил внимания на прибитую к дереву табличку, измазанную подтеками чего-то красного, гласившую «Не влезай – убьет!».
 
#11

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 12.

Двигаясь строго на север, ориентируясь по мху на деревьях, наши путники уже почти не вздрагивали от криков ночных птиц и совершенно никакого внимания не обращали на скелеты висельников, болтающихся на ветках вековых деревьев, как причудливые готические гирлянды. Эдвард, тыкающий свою камеру всюду, даже в дупла белок, вслух восхищался красотой и мрачностью леса, а поэтому, решив приправить фильм еще и напряженными нотками детектива и триллера, субтильный вампирчик предвкушал грядущий «Оскар» и с упоением снимал приключения хогвартских завоевателей.
- Товарищ генералиссимус, встаньте около куста, - распорядился Эдвард. – Там вы выглядите более мужественно.
Деймон расправил плечи и принял позу «гордого орла, смотрящего вдаль».
- Вам не кажется, что это странное место? – спросила Гермиона, боязно осматривая скелет, прикованный к дереву цепями.
- Грейнджер, сука, - рявкнул Деймон, долбанув ее головой об дерево. – Хватит вякать, достала уже, сучара кучерявая!
- Люциус, мой зоркий сокол, что видят твои голубые, как морская гладь, глаза? – прощебетал Люцифер.
Люциус, с прытью Женщины-Кошки, взобрался на дерево, и, прищурив глаза, придирчиво осмотрел горизонт.
- Командор, на пути замок!
- Расстояние? – спросил Деймон, грызя шишку.
- В трех часах ходьбы.
- Как у него такой четкий глазомер? – воскликнул Стефан. – Он что, компас, рулетку и часы в детстве проглотил?
- Все, хорош уже трындеть, ниггеры! – Причем тут ниггеры Сэм не знал, но звучало это красиво и литературно. – Привал, мать вашу, творог доесть надо, а то он уже киснет.
- ПРИВАЛ! ОБЕЕЕД!!! – кровожадно проорал Невилл.
Экипаж забегал по опушке, собирая сухие ветки для костра, а Деймон, подтянув джинсы, достал из кармана фляжку.
- Хорошо идем, - сказал он, подергав бровями. – Братство кольца нервно курит.
Люцифер развел огонь щелчком пальцев, а няшки радостно начали тыкать в языки пламени хлеб, наколотый на палочки. Сэм, замешав в походном казане жижу из овсяной крупы, болотной воды и листьев подорожника, смачно крякнул и потребовал немедля соорудить ему вертел для рыбы.
- Но у нас нет рыбы, - возразил Стефан, расстилающий плед на траве.
Сэм хитро улыбнулся.
- А ночью лучше всего ловить сома, - поучительно произнес Дин Винчестер, сгрудив у себя детей. – Сом – рыба хищная, то есть, надо ловить ее на мясо.
- А где мы возьмем мясо, профессор?
- Отличный вопрос, Кефирчик. Отрежем Долгопупсу палец, он у него жирный. МУАХАХАХА!!!
Невилл ойкнул и засунул руки в карман.
- Шучу, жирный, шучу, - рассмеялся Дин. – У меня в заначке были шпроты. Будем ловить сома на шпроты. Главное – снасть. Поттер, где мой спиннинг?
- Здесь, профессор. – Гарри вынес ему спиннинг как древнюю реликвию и поклонился.
Дин довольно улыбнулся, закатил штаны и вошел в озеро по колено.
- Не стойте, дети, готовьте закидушки….
Ученики, разинув рты, наблюдали, как трудовик нанизывает шпроты на крючок, и совсем не заметили, что из кустов за ними наблюдает пара прищуренных, налитых кровью глаз.

* * *
- И украл дракон принцессу, чтоб заточить ее в башню, - сидя на пледе с книгой сказок, вещал Люцифер, вокруг которого грызли поджаренный хлеб няшки. – Ибо красотой ее он велегласно восхищался.
- А «велегласно» это как? – спросил Хвост.
- Ну типа: «Э-ге-гей, ёб твою мать!», - пояснил Деймон. – Повар, когда будет рыба? Я хочу жрать!
- На, паразит, погрызи картошку, - крикнул Сэм, кинув ему картофелину, обвернутую фольгой.
Няшки взахлеб слушали сказку про дракона и принцессу, Сэм жарил собранные под деревом поганки на костре, Деймон материл крота, укусившего его за попу, а Стефан лежал на пледе и со слезами на глазах рассматривал фотографию Елены.
- Ну наконец-то, етить вашу, - возмущенно рявкнул Деймон при виде трудовика, в руках которого извивался сом. – Давайте же сожрем эту Божью тварь!
- Ура, сожрать! – отозвались няшки.
- А кто почистит рыбу? – спросил Дин. – Я не могу, начинаю плакать.
- С чешуей пожрете, - буркнул Сэм, кинув сома в угли. – Давайте тарелки, доедим овсянку.
Плюхая на тарелку каждому половник жижи, Сэм что-то насвистывал себе под нос, но, как только все начали жевать кашицу, замер.
- Не хватает одной тарелки, - произнес Сэм.
- Кто спиздил тарелку, дебилы? – прорычал Деймон, на всякий случай ударив Эдварда промеж ног. – Я насквозь вас вижу, уроды!
- Здесь не хватает одной вагины, - мудро заметил Дин и огляделся по сторонам.
Тишина.
- Где сучка Грейнджер? – спросил Стефан.
- ЕЕ УТАЩИЛ УЖАС ЛЕСА ДЕРЕВНИ ВЗДРАЧ! – закурлыкал Эдвард и упал в обморок от избытка чувств.
Деймон замер, стоя на пеньке, и задумался. Задумался на двадцать минут.
- Да похуй, - наконец сказал он. – Так, доели кашу, оторвали жопу от травы и вперед на Болгарию!
- Но, сэр, ужас леса деревни Вздрач забрал ваши любимые портянки вместе с Гермионой, - испуганно пискнул Гарри.
Дикий ор оглушил округу, дятлы попадали с деревьев, Клаус завыл с перепугу – настолько громко кричал Деймон.
- НЕЕЕЕТ!!!
- Сэр! – окликнул его Гарри. – Что нам делать, сэр?
Деймон утер сопли и слезы, пригладил ладонью волосы и, нахмурившись, как продавец арбузов при виде конкурента, прорычал:
- ВЗВОД! Спасти мои портянки, немедленно! Ах да, и сучку Грейнджер тоже…если останется время. Если нам будет по пути...если не лень. Но можно не заморачиваться.

Глава 13.

Преодолевая уже пятый километр пехом, усталые путешественники уже, собственно, и забыли, что или кого они ищут. Деймон Сальваторе, матерясь во всю силу своего горла, даже не замечал, что чем дальше в лес, тем больше скелетов и костей разбросано по земле. За ним шагал верный сержант Долгопупс, героически сжимая в руке туристический топорик. На лице Невилла читалась свирепость, граничащая с недосыпом и приобретенной в хогвартской армии кровожадностью, от сурового взгляда щекастого любимчика военрука с деревьев падали дятлы и каждая травинка благоговейно дрожала, когда шаги сержанта оставляли на земле следы сорок пятого размера.
Стефан, единственный, кто трезво оценивал ситуацию, прижимал к груди фотографию Елены, словно она была для него путеводителем, что-то пел на итальянском языке, всхлипывал, высмаркивал сопли в походный плащ, а главное – думал о том, что поджидает их в лесу.
Сразу за перепуганными учениками, прогулочным шагом шел Дин Винчестер, уже вручивший свой спиннинг «хранителю спиннинга» (Гарри Поттеру) и, пытаясь раскрепостить атмосферу, вещал что-то про ловлю щуки в проруби, про наживку для красноперки и про язя, которого как-то поймал на Яхлинском озере.
А позади юных рыболовов – гром гремит, земля трясется, повар Сэм с котлом несется! Младший Винчестер, то и дело откидывая волосы назад, тащил за собой свой закопченный казан, в котором варил плов, холодец и варенье, иногда собирал еловые шишки для салата, а шествующие за ним няшки накидывали в казан грибочки и ягодки, собранные в пути.
Эдвард Каллен замыкал процессию. Решив добавить в фильм еще и нотки ужастика «основанного на реальных событиях», Эдвард, нагло пародируя «Ведьму из Блэр», направлял камеру прямо на себя, взлохмачивал свои буйные кудри и, для большей экспрессии порвав на щуплой груди рубаху, вовсю работал над будущим шедевром.
- Так, - икая от наигранного ужаса, шептал Эдвард, нацелив на себя камеру. – Так…Мы в каком-то страшном лесу….Я не знаю, что происходит, мы потеряли карту, Грейнджер, портянки и мою пудру…
Деймон, обернувшись, одарил режиссера таким тяжелым взглядом, что белка, сидящая на ветке, ахнула и впала в кому.
- Ты дебил? – рыкнул Деймон, глядя, как Эдвард трясет камерой и орет, чтоб у зрителя ну просто сосуды от напряжения полопались.
Эдвард, закатив глаза, приостановил съемку и, обиженно сжав губы, буркнул:
- Мне что, фильм снять нельзя?
- Ты дебил? – повторил Деймон.
- Мне что, фильм нельзя снять?
- Ты дебил?
- Мне что, фильм нельзя снять?
- Ты дебил?
Махнув рукой на генералиссимуса, Эдвард вновь направил на себя камеру и, включив ее, начал имитировать одышку.
- Там…там что-то в кустах, - пискнул он, так театрально, что мог бы давать уроки актерского мастерства Джонни Деппу. – О Боже, я не знаю, что это… Оно уже близко, я слышу его….Господи, помоги…
- Не сцы, Эдуардо, это я просто нужду в кустах справлял, - гоготнул Дин, хлопнув Эдварда по спине.
- Да подыграйте же мне! – взмолился Эдвард. – Послушайте, люди, мы снимаем фильм. Сейчас я хочу создать сцену неумолимого ужаса леса деревни Вздрач. Не отвлекайте меня.
- Пошли, это надолго, - закатил глаза Стефан, свернув на лесную тропу.
Процессия последовала за ним, а Эдвард, опять включивший камеру, продолжил.
- Я чувствую запах смерти, боли и плова, - задыхаясь, сообщил он, потряхивая для большего эффекта камерой. – Мамочка моя родненькая, как мне страшно….ыыы…мамочка…
Завоеватели шагали уже второй час, а Эдвард все не унимался. То он снял крупным планом зайца, приняв его за посланника Сатаны, то заснял Невилла, прошептав, что это – Кровавый Лесоруб, который рубает людей на куски. В общем, фильм, в принципе, удался, пока не один маленький казус.
- Там…там что-то в кустах, - опять пискнул Эдвард. – Оно совсем рядом…
- Эдик, етить твою колотить! – недовольно рявкнул Деймон. – Уже достал со своими кустами!
- Я серьезно, - прошептал Эдвард. – Там что-то в кустах…Пожалуйста, проверьте. Мне так страшно…ыыыы…
Деймон, вмазав бровастому гомосексуалисту промеж ног, подошел к кустам, раздвинул колючие ветви, наклонился, всмотрелся в темноту и…
- КУ-КУ, ЁПТА! – проорал визгливый голос выскочившего из кустов красноглазого мужика с длинными черными волосами, похожими на пропитанный женскими духами парик.
- Ах ты ж етить твою разъетить туды б ее! – скороговоркой крикнул Деймон, вмазав мужику по беленной рожице.
Эдвард завизжал сереной, и прыгнул на руки к Стефану. Сэм закрылся своим казаном. Няшки юркнули за спину своего доброго гуру. Дин разразился благим матом и кинулся на помощь военруку, угрожающе помахивая спиннингом. Клаус спрятался в дупло.
- Ах ты ж титька тараканья! – не унимался Деймон, бегая за странным мужиком по поляне. – Ты какого хрена так людей пугаешь?!
- Я видел его глаза на рыбалке!- крикнул Дин. – Это он скоммуниздил твои портянки…
- И Гермиону, - пискнул Гарри.
- Он следил за нами, - кровожадно рявкнул Невилл. – Етить его!
- Где мои портянки и патлатая сучка?! – рычал Деймон, кидая в маньяка шишками. – Я тебя сейчас четвертую на три равные части!
Эдвард, вцепившись в Стефана как обезьяна за ветку дерева, тихонечко скулил и всхлипывал от ужаса.
- Не сцы, Эдуардо, мы сейчас эту нехристь на шашлык порубаем, - пообещал Дин, треснув маньяка спиннингом. – Кефирчик, тащи сюда веревку!
- Безумцы! – кричал Эдвард, моргая глазёнками. – Не злите его, иначе всем будет трындец! Не злите его!
- А кто это? – поинтересовался Стефан.
Бой на мгновение прекратился. Маньяк замер в полусогнутой позе, а нога Деймона остановилась в сантиметре от его задницы, словно кто-то нажал на паузу и остановил движение. Дин замер, озаряя лес страшной гримасой, а Эдвард, глотая сопли ужаса, гордо расправил плечи.
- Это Аро Вольтури.
 
#12

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 14.

Огромный древний замок, вероятно, некогда сиявший во всем своем великолепии, встретил путников, а вернее, уже пленников, шатким подвесным мостом, лязгающими рыцарскими доспехами и запахом плесени. Кисло сощурив напудренную моську, некий Аро Вольтури, мужик, так напугавший Эдика, кивнул двум крепким не менее напудренным дядькам, одетым в черные развевающиеся плащи и, шмыгая расквашенным в чебурек носом, гордо зашагал по темному коридору.
- Я же говорил, - пищал Эдвард, прижимаясь всем своим субтильным телом к повару. – Не надо его злить. Не надо…
- Эдуардо, помолчи, - попросил Дин Винчестер, подозрительно оглядывая коридор. – Дети, вы взяли осиновые колы, которые мы стругали на уроке?
- Так точно, профессор Винчестер! – гаркнули студенты.
Деймон скривился, и, дергая глазом, резко обернулся.
- Да что вы орете, как на митинге? Мы в плену, етить вашу в дышло! Не мешайте мне думать над планом побега…
Загадочный Аро их не слышал, слишком громко он хлюпал носом, и приблизившись к какому-то залу, дождался, пока запыхавшиеся телохранители, одетые в престарелые жабо, красиво откроют перед ним резные двери.
- Господа! – гаркнул Аро. Напудренные телохранители величественно застыли в проходе, а пленникам, матерящимся и брюзжащим гадости, пришлось их обходить. – Да что ж это делается?
Из-за тяжелой бордовой шторы, подметавшей низом пол, выпорхнула малолетняя девица со сверкающими красными глазищами, так щедро накрашенными черными тенями, что у Эдварда случилась эстетическая ломка. В руке у девки был брикет замороженного фарша (неожиданно).
- Спасибо, родная, - пробухтел Аро, взяв у нее брикет и приложив его к фингалу под глазом. – Джейн, солнышко, нарви дяде Аро подорожника, а то эти головорезы меня отпинали, как собаку.
Джейн кивнула, сощурила свои грозные глазёнки и побежала куда-то за дверь. Аро, рухнув в свое величественное кресло, выплюнул пару зубов на пол и, прижав замороженный фарш к фингалу посильнее, томно вздохнул.
- Я извиняюсь, - послышался громкий голос Сэма Винчестера. – А что это за фарш?
От неожиданного вопроса к повару обернулись все. Аро удивился, внимательно рассмотрел фарш, взглянул на Сэма и, не понимая ничего, ответил:
- Говяжий.
- О, - обрадовался Сэм. – Давайте я с него тефтелей накручу!
- Ура, тефтели! – прорычал Невилл, обняв трудовика так, что у того пуговица на подштанниках отлетела.
- Какие тефтели?! – рявкнул Деймон. – Мы в плену, етить вашу коромыслом!
- Ах да, - спохватился Аро, вспомнив суть всей этой петрушки. – Эдвард, мальчик мой, переходи на сторону тьмы, у нас есть печеньки.
- Нет, етить тебя на якоре в позе лотоса! – храбро крикнул Эдвард, выглядывая из-за спины Дина. – Ты украл несчастную девочку…кстати, где она?
Аро стукнул себя брикетом по напудренному лбу, поправил свои буйные вихры и, вальяжно махнув рукой своим телохранителям, промолвил, как царь:
- Челядь, ввести сюда пленницу немедля!
Телохранители удалились, а Аро, осматривая путников, вдруг напрягся, как немец на параде Победы.
- А это кто? – прошептал он, указав кривым пальцем на братьев Сальваторе. – Никак вампиры!
- Где?! – рявкнул Дин Винчестер, выхватив осиновый кол. – А, вы что ли…
- Почто челом не бьете, смерды?! – прорычал Аро. – Почто землю румынскую тревожите?
Стефан вышел вперед, драматично подергал кустистыми бровями, откашлялся, пригладил челочку.
- Более века я жил в тайне, - бархатным шепотом с сексуальной хрипотцой протянул он.
- Стефан, не выебуйся! – рявкнул менее одухотворенный военрук, оттолкнув брата. – Мы известные народные целители…
- О Боже, опять, - взвыл Стефан.
- …снимаем венец безбрачия…
- Деймон!
- …гадаем на кофейной гуще…
Стефан закрыл лицо руками. Аро привстал со своего моднявого кресла.
Вихрь вопросов прервал скрип двери, шаги и визгливый голос пленницы.
- Я ВСЕХ СДАМ!!! – кричала Гермиона, и тут же встретилась взглядом с профессором Сальваторе.
- От сукина дочка, - выплюнул Деймон. – Не, ну вы гляньте, эта лярва кучерявая уже всех сдала!
- Профессор Сальваторе…
- Закрой свой поганый рот, Грейнджер!
- Сомкните уста, холопы! – крикнул Аро. - Молви слово, отрок.
Деймон героически подтянул джинсы, сверкнул глазами и, сделав шаг навстречу «царю всея Румынии», стиснул зубы.
- На кого ты работаешь, морда напудренная? – процедил генералиссимус, чуть не плюнув Аро в глаз.
- Наслышан я о подвигах твоих ратных, богатырь американский, - грудным голосом произнес Аро.
Деймон раскраснелся и выпятил грудь.
- Но какого черты вы сперли мои портянки?
- Надо же было чем-то заткнуть рот этой девочке, - встрял в беседу двух главнокомандующих телохранитель. – Ох она меня за палец грызанула…
Грейнджер горделиво зарделась, но тут же получила леща от профессора Винчестера.
- Я, царь всея Румынии, Аро Вольтури, - начал Аро. – Согласен передать вам пленницу…
- И портянки!
- …и портянки, в обмен на Эдварда Каллена.
Теперь все обернулись к побледневшему Эдварду.
- Не, - только и сказал Деймон.
Аро насупился и недовольно хрюкнул.
- Променять Эдика на сучку, которая готова была всех нас сдать, - возмущался Деймон, расхаживая по залу. – Правда, портянки жаль…но ничего, Эдуардо нам дороже. Да, Эдуардо?
Эдвард от избытка чувств разрыдался и уткнулся Дину в телогрейку.
- Ну не плачь, - смилостивился Дин, погладив его по залакированной укладке.
- Мы любим тебя, Эдвард, - прощебетали няшки.
- Ты ж нам как родной…
- Такой хороший мальчик…
Аро немного растерялся, но поймал взгляд Деймона, настолько суровый, что на секунду «царь всея Румынии» пожалел о том, что не сходил в туалет перед встречей с генералиссимусом. Деймон, снисходительно улыбнувшись, затушил сигарету о штору и упер руки в бока.
- Мы не бросаем своих, - произнес он, и голос его вольной птицей забился в тягостном сознании Аро. – Запомни это, Аро Вольтури.
- А как же я? – испуганно прокричала Гермиона.
- Головка от хуя! – Мало кто знает, но у Деймона тонкая и чувствительная душа поэта. – Братюни, успокойте Эдика, вытрите ему сопли и в путь! Аро-батюшка, окажи милость, подскажи, далече ли до Болгарии?
- Три дня пехом, а потом, на восходе четвертого дня, на горе увидите камень указательный, - изрек Аро. – Кто налево пойдет – пиздюлей отгребет, кто направо пойдет – казан проебет, а кто прямо пойдет – смерть свою найдет.
Путники задумались.
- Ну посудите сами, - произнес Стефан. – Пиздюлей мы в любом случае получим, казан жалко терять…ну нам, выходит, прямо?
Все шумно согласились.
- Ну, рад был свидеться, богатырь, - раскинул объятия Аро. – Как лед встанет, в гости жди.
Расцеловавшись в обе щеки, вампиры попрощались. Деймон, махнув своим соратникам на дверь, медленно прошел по залу, и, поймав умоляющий взгляд Гермионы Грейнджер, одними губами прошептал:
- Не сцы, сучара лохматая.

Глава 15.


Когда позолоченный рожок месяца спрятался за кучевое облако чугунного цвета, а последняя певчая птица закончила свою звенящую песенку, на том берегу быстрой реки, по ту сторону моста, из-за кустов вылезла чья-то одутловатая свирепая рожа. Прикрикнув на цикаду, только-только приготовившуюся чуть-чуть пошуметь, Невилл Долгопупс, обмакнув пятерню в грязь, обмазал ею лицо, вставил в уши веточки кустарника и, полностью слившись со своим камуфляжным одеянием, прижался рылообразным носом к шершавой поверхности камня.
- Товарищ генералиссимус, - одними губами прошептал Невилл, скосив взгляд на крону дерева. – В западном крыле замка потух свет. Прикажете наблюдать за южным крылом?
- Так точно, наблюдать за южным крылом, етить твою березой.
- ЕСТЬ НАБЛЮДАТЬ ЗА ЮЖНЫМ КРЫЛОМ, ЕТИТЬ МОЮ БЕРЕЗОЙ! – кровожадно рявкнул Невилл.
- Чего ты орешь, сержант?! – Деймона Сальваторе прямо-таки перекосило от негодования.
- Запомните, каждый громкий звук – гвоздь, забитый в гроб нашей конспирации, - пробухтел кто-то, прячущийся в кустах.
- Очень правильная трактовка, профессор Винчестер, - кивнул Деймон. – Левый фланг, доложить обстановку.
Клаус Майклсон, придерживая тоненький клен, на верхушке которого сидел самый воздушный солдат этой армии, Эдвард Каллен, дернул субтильного вампирчика за ногу.
- Шесть телохранителей расхаживают по периметру, - зашептал Эдвард, глядя в крохотный театральный бинокль. – Какой-то мужик ссыт с обрыва…
- Это профессор Винчестер, писька ты вазелиновая! – прорычал Деймон. – Не туда смотришь, на замок смотри! Стефан, не спать, мы в засаде.
Стефан, сидя на какой-то гнилой коряге, что-то черкал на влажной земле палочкой. Издалека могло показаться, что самый адекватный член экспедиции просто рисует какие-то цветочки, но только Стефану было известно таинство математических расчетов, которые, бесспорно, окажут плану по спасению Гермионы Грейнджер незаменимую помощь.
- Итак, - прошептал Стефан, сгрудив у себя всю армию. – Как выяснилось в процессе слежки Эдварда, Грейнджер томится в башне.
- Так, - кивнул Деймон.
- Башни здесь три.
- Так, - повторил генералиссимус.
- Вероятность того, что выбранная наугад башня содержит в себе Грейнджер – один к трем.
- Так-так….
- Под одной из башен маячат сразу четверо телохранителей, - продолжил Стефан, тыкая палочкой в свою схему. – Это увеличивает вероятность того, что Грейнджер именно в этой башне.
- Так-так-так….
- Деймон! Мы тут серьезные вещи обсуждаем.
Деймон насупился и скрестил руки на груди. Стефан еще очень долго что-то объяснял, явно пытаясь намекнуть всем, что только у него за плечами высшее образование, но лекция закончилась на том, что Сэм Винчестер, распрямив плечи, тыкнул пальцем в предполагаемую башню и заключил:
- Там Грейнджер.
- Товарищ повар, вы это поняли по расчетам мистера Сальваторе? – восхитился Драко Малфой.
- Нет, сучка Грейнджер вывесила на бельевую веревку свои постиранные колготы…
Стефан скорчил кислую мину, взглянув в сторону нужной башни.
На бельевой веревке, протянутой между двумя высоченными колоннами, гордым парусом реяли на уровне небесной глади девичьи капроновые колготки.
- Сучка Грейнджер подала нам знак! – воскликнул Дин.
- Еще бы трусы свои вывесила, - буркнул военрук. – Путана.
- А вдруг это колготки Аро?
- Эдвард, не все вампиры такие синевато-гомосексуальные, как ты, - одернул его Клаус.
- Решено, - сказал Деймон. – Будем лезть в ту башню. Товарищ подполковник!
- Я здесь, зайчик мой, - тут же возник за его спиной Люцифер.
- Как идут приготовления к диверсии?
- Няшки уже почти доплели гирлянду из ивовых прутьев, ленточек и цветной бумаги. По гирлянде вы взберетесь вверх по стене замка в башню.
- А почему я? – возмутился Деймон.
- Да потому что Эдика сдует ветром, Винчестер, который трудовик, сильно упитанный, Винчестер, который повар, потащит за собой казан, Клауса одного отпускать нельзя, это ебанько не в ту башню полезет, - прошипел Стефан. – Детей посылать вообще не вариант, няшек тоже, Люцифера я не отправлю, он мне нравится.
Деймон хмыкнул и, подтянув джинсы, еще раз осмотрел башню.
В кустах няшки уже доплетали гирлянду. Ученики уже тоже были готовы к бою.
- Ну жди меня, Рапунцель кучерявая, - проскрипел Деймон. – Господи, да что ж я такой милосердный?

* * *
«Туды б твою налево коромыслом» - шипел себе под нос генералиссимус, карабкаясь по довольно хлипкой гирлянде наверх. Частенько ударяясь плечом о грубые стены замка, Деймон, матерясь и плюясь от злости, чувствовал себя как минимум великим альпинистом.
- Деймон! Деймон! Деймон! – подбадривали его сгрудившиеся у перебитых телохранителей соратники.
- Товарищ генералиссимус!!! Порвите их напудренные жопы на шнурки! – орал громче всех Невилл.
- Тихо, олигофрены, етить вашу навозной лопатой! – рявкнул Деймон, стараясь не смотреть вниз. – Вы же разбудите врага! Долгопупс, дебила кусман, затихни!
Спайдермен уже завидовал военруку черной завистью, ведь поднявшись, как сказал бы Эдвард, «на три метра над уровнем неба», Деймон, почувствовав предательский треск гирлянды, лихо закинул ногу на подоконник и, вцепившись мертвой хваткой в висевшие прямо у него над носом влажные капроновые колготы, выбил свободной ногой окно и вкатился в башню.
- Етить колотить! – вздохнул Деймон, все еще не понимая, как он вообще сюда долез. – Грейнджер, сука, собирай свои колготы и пошли отсюда, едрид твою стамеской!
Едва не разрыдавшись от избытка чувств, лохматая деваха, одетая во что-то по типу мешка от картошки с прорезями для рук, ног и головы, кинулась обнимать своего грозного спасителя, но тот лишь недовольно ворчал.
- Отпрянь, сукина дочка, не хочу подхватить лишай. Ёперный театр, Грейнджер, шалава ты кучерявая, не надо прижимать свой пупок к моему гладиаторскому прессу!
И лишь громкие шаги и треск выламываемой двери заставили Гермиону отпрыгнуть.
Аро Вольтури, одетый в длинную ночнушку и колпак с кисточкой, задрыгал ногами, и, брызжа слюной, проверещал своим вышибалам:
- Измена! Смерды взбунтовались! Девку уводят, бояре!
Без церемоний швырнув Гермиону в окно, не особо надеясь на то, что ее поймают, Деймон, увернулся от летящей в него подушки и воровато осмотрелся по сторонам, думая, чем можно защитить свою шкуру.
На глаза попались…колготы.
- Это не по-христиански! – кричал Аро, храбро ринувшись в бой. – Ишь ты, морда басурманская!
Покрутив колготы как нунчаки, Деймон издал боевой клич, словно раненый пингвин, и, отразив атаку мордатого телохранителя, взглянул Аро прямо в глаза.
- Деймон Сальваторе ни с кем не делит своих сучек, - рявкнул военрук, и, используя колготы, как лассо, поймал сразу двух противников и ногой отпинал их в окно. – Подходите по одному, шакалы!
Изящно крутанувшись, как тореадор с колготами вместо красной тряпки, Деймон, увернулся от кулаков очередного вышибалы и, хлыстанув его все теми же колготами как хлыстом, расчистил себе путь до самого главного вампира. Но, увидев, что за спиной Аро возникло еще несколько весьма мощных ребят, Деймон придушил свой накал и, напоследок покрутив колготы, как гимнастка ленту, отсалютовал всем на прощание, а потом выпрыгнул в окно, не забыв вскинуть руку вверх.
- Черный Плащ!
- Питер Пэн!
- Супермен!
- Дебилы! – прикрикнул на учеников Дин. – Да это же генералиссимус использует колготы как парашют!
Надо сказать, что колготы не были хорошим парашютом, поэтому Деймона, орущего непристойные маты, отнесло куда-то в сторону торфяных болот, и, судя по смачному плюху и протяжному вою, которого бы испугалась сама Собака Баскервилей, военрук приземлился прямо в иловую жижу.
Гермиона, которая приземлилась бы удачно, не зацепись она волосами за дерево, захлопала в ладоши и, показав замку средний палец, унеслась в чащу за трудовиком.
В траве снова запели цикады, а ночные птицы заухали с новым вдохновением. Сама природа подталкивала путников на продолжение пути.
 
#13

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 16.

Отважно шагая по грязи и вытирая трофейными колготами болотную ряску с лица, Деймон, героически прихрамывая, шипел на Эдварда, тыкающего свою камеру ему в лицо, дабы заснять муки героя-спасителя.
- Уйди, Тарантино, командор не в духе, - посоветовал Дин Винчестер, притянув Эдварда за локоть к себе, не дав провалиться в глубочайший котлован грязюки, в которую, впрочем, чуть ли не нырнул по самый кадык военрук.
- Мы идем по болотам уже третий день, - отрапортовал Стефан, закатывая джинсы до колен (ибо Елена их стирать не будет). – Аро говорил, что скоро будет холм, а на нем – указательный камень.
- Что-то я, блядь, не вижу никакого холма, етить вашу! – разорался Деймон, захлебываясь в грязи.
Через болотистую местность наши неутомимые путники передвигались уже третий день, как верно подметил наблюдательный Стефан, и чем дальше на север, тем жиже становилась грязь. Деймон, обляпанный ею с ног до бровей, матерился и ругал себя за то, что забыл дома маску и ласты. Стефан с каждым новым болотом закатывал джинсы все выше и выше, поэтому к концу пути он рисковал выглядеть, как порноактриса в микроскопических шортах. Дин Винчестер радовался, как дебил, и с радостью плескался в грязи, изредка делая из нее снежки и бросая их в своих друзей, дабы раскрепостить атмосферу. Эдвард, натянув на свои «мужские ботильоны», которые явно позаимствовал у сердобольной Кэтрин, древние бахилы и, пробираясь через трясину, чувствовал стопроцентную защиту. Сэм Винчестер просто плыл в своем казане, вместо весла используя трофейный спиннинг брата, а ученики, привязанные к казану, тащили его вперед, как ездовые лайки. Люцифер соорудил себе и няшкам «грязеступы» из пластмассовых пивных бутылок, оставленных кем-то на опушке. Эпичнее всех пробирался Невилл Долгопупс, которого, смеха ради, военрук обмотал в полиэтиленовые мешки для мусора и с пинка отправил вперед, разведывать глубину грязюки. На крики любимого сержанта «Мне нечем дышать!» никто внимания не обращал, ибо это была чистой воды симуляция, а Деймон и вовсе утверждал, что обмотавшись мусорными мешками, он как-то по пьяни переплыл Суэцкий канал.
Пнув жабу, которая издевательски квакнула прямо в лицо, Дин Винчестер швырнул комок грязи в Клауса, который переплывал грязь на старом надувном матрасе, и, получив от Сэма спиннингом по голове, замер по горло в ряске и раскисшей землице.
- Вы слышите этот леденящий душу вой? – спросил профессор Винчестер, глядя куда-то вдаль. – Господа, вы думаете, что это – собака Баскервилей?
- Ты дебил? – серьезно спросил Деймон. – Это Стефан зевнул.
Стефан раскраснелся под слоем грязи, протер еще более грязной рукой сонные глаза, зацепился бровью за обручальное кольцо, моргнул и….
- Грейнджер мне в сватьи, да это же холм!
- Где?
- Где холм?
- Где этот блядский холм?
Путники суетливо заплескались в грязи. Холм был действительно близко – к ночи они вполне добрались бы до того заветного указательного камня с загадочными надписями.
- Ну-ка поднажмем, окаянные! – заверещал Деймон, пнув Гермиону рожей в грязь. – Грейнджер, сука, ползи!
- Давайте, ребятушки, еще немного, - подбодрил всех Люцифер.
И, с новыми силами, открыв второе дыхание, путешественники-завоеватели ринулись навстречу линии горизонта, к холму, гордым пьедесталом возвышающемуся над трясиной.

* * *
Два часа спустя

Грязь на лицах засохла, казан был нещадно чумазым, спиннинг просто трещал, обмотанный пакетами Долгопупс и вовсе напоминал черного снеговика ярости. Эдвард протирал камеру влажной салфеточкой, пачка которых тут же разошлась по кругу, дабы очистить лица других. Все стонали от усталости (а Дин еще и от голода), Люциус натирал Стефану спину мазью от радикулита, Сэм вслух думал насчет ужина, а Деймон, единственный, кто не поддался голоду и усталости, подошел к огромному валуну, на котором были кем-то нацарапаны стрелки и подписи под ними, посветил зажигалкой и попытался прочесть эти древние буковки. Вот такой был указательный камень – огромный и непонятный.
Стоял он посреди традиционного перекрестка трех дорог, вымощенных желтым кирпичом. Эдвард уже бегал туда-сюда, снимая камень с разных ракурсов, чем очень мешал Деймону рассмотреть непонятные символы на шершавой поверхности.
- Эдик, етить твою коромыслом! – рявкнул наконец военрук. – И так нихрена не видно! Бля, душу бы продал за фонарик…
- Вашему вниманию предоставляется широкий ассортимент осветительных приборов «Маруся» отечественного производства от завода изготовителя, - послышался из темноты очень веселый голос. – Осветительные приборы «Маруся» - десять лет на каждом хозяйственном рынке!
Деймон заорал дурным голосом, с ноги заехал ночному продавцу в челюсть, забрал у того фонарик фирмы «Маруся» и посветил прямо в лицо нахальному незнакомцу.
- Ты?! – в ужасе рыкнули Винчестеры, схватившись за оружие (за спиннинг и казан).
Невысокий мужичок с бомжеватой щетиной, одетый в деловой костюм и нелепую желтую кепку с надписью «Маруся», закрыл лицо пухлыми ладошками и пропищал:
- Для постоянных клиентов существует накопительная карта «Маруся» и….
- Кто этот безумец? – взволнованно спросил Стефан, оттащив от незнакомца брата.
- Это самая страшная тварь на земле, - с чувством ответил Дин. – Она появляется там, где ее не ждут, забирает самое дорогое и бросает тебя в пучину вечных мук.
- Продавец-консультант? – ужаснулся Эдвард.
- Хуже, Эдик. Это Кроули, Король Ада.
Кроули низенько поклонился, поправил кепочку.
- Мы должны были это предвидеть, - сокрушался Сэм. – Камень - на перекрестке. Кроули любит такие места. Мы покойники, если только чудо не спасет нас.
Чудо стояло в конце строя, гладило полевую мышку, что-то мило мурчало. Подняв глаза на шум, Люцифер осмотрелся, выпрямился и…
- Ололош, это ты? – умилительно спросил он.
Кроули раскраснелся и кинулся в объятия Люцифера.
- Кум, - проворчал он, поглаживая Люцифера по спине. – Как я скучал….
- Ты никак, голубчик, забираешь души у путников? – поинтересовался Люцифер.
- Ой, кум, хорош уже, это было в лихие девяностые, сейчас я живу другой жизнью, - отмахнулся Кроули. – Я продаю осветительные приборы фирмы «Маруся».
Дин немного успокоился, Кроули опять помахал ему ладошкой, поправил кепочку и вновь начал тираду.
- Светодиодные фонари, люминесцентные лампы, новогодние гирлянды, люстры и лампочки – все это вы найдете в нашем каталоге, - всучив Стефану и Клаусу по каталогу, произнес Кроули. – Вас ждет темный путь, но с приборами «Маруся», и ночь вам будет днем. Вам подсказать что-нибудь?
- Я хотел бы приобрести эту люстру, - сказал Деймон. – Это настоящий хрусталь?
- Настоящий хрусталь, позолота, в подарок – салфеточка и энергосберегающая лампочка, - закивал Кроули. – При покупке двух товаров «Маруся», третий товар вы получаете совершенно бесплатно. Да-да, вы не ослышались, совершенно бесплатно!
- О! – обрадовался Деймон. – Тогда я беру люстру, шахтерский фонарь и новогоднюю гирлянду.
Кроули хлопнул в ладоши, и напротив военрука оказался огромный ящик с хрустальной люстрой, и пакет с фонарем и гирляндой.
- Желаете оформить бонусную карту?
- Да, - кивнул Деймон.
- Мы же спешим, - напомнил Стефан.
- Молчать! – рявкнул Деймон. – Записывайте мой мобильный….

* * *
Час спустя

- Пользуйтесь с удовольствием! – крикнул Кроули на прощание. – «Маруся» благодарит вас за ваш выбор и доверие!
- Какой милый мужичок, - улыбнулся Деймон, взвалив на спину Долгопупсу ящик с люстрой. – Оформил мне бонусную карту…Если я накоплю бонусы, то получу фирменную футболку «Маруся».
И, расписывая взмыленным коллегам прелести новой люстры, Деймон повел их по тропе, которая, согласно указательному камню, гласила «Кто прямо пойдет – смерть свою найдет».
 
#14

beautifuldisaster

ВОР НЕ ПРОЙДЕТ
Регистрация
17.11.2018
Сообщения
2,163
Симпатии
386
Баллы
355
Offline
Глава 17.


- Шире шаг, холопы! – кричал Деймон, пребывая в прекрасном расположении духа. – Долгопупс, осторожней с люстрой, етить твою коромыслом!
- Есть, товарищ генералиссимус! – пропыхтел Невилл, который гнул спину под тяжестью ящика.
- Мы почти у Болгарской границы, - проревел Зоркий Глаз Люциус.
Деймон на радостях крепко обнял Эдварда, но сам «хогвартский Тарантино» воспринял этот жест не иначе, как ухаживания, скромно покраснел и свел глазки в кучку.
Стефан, наконец, отколупав засохшую грязь от штанов, не менее счастливо вдохнул свежий лесной воздух, при этом издав совсем не лирическое хрюканье (а со стороны это и вовсе выглядело, будто он вывихнул ноздри). Трудовик Винчестер отважно подтянул свои спортивные штаны. Сэм нежно обнял свой казан. Няшки захлопали в ладоши, а Люцифер, улыбнувшись, взмахом руки создал милую радугу над головами своих воспитанников. Клаус достал из рюкзака складную балалайку. И только один человек не разделял общего восторга.
- Ну дошли, что дальше? – буркнула Гермиона Грейнджер. – Нам еще до Дурмстранга неделю топать.
- Грейнджер, сука, - взревел Деймон, приложив ее головой о вековое дерево. – Курва криворожая, кто тебе слово давал?!
- Убейте ее, товарищ генералиссимус! – кровожадно рявкнул Невилл.
- Отрежьте ей язык, - хмыкнул рядовой Поттер.
- Гарри! – Такой подставы Гермиона не ожидала.
- Ты перечишь генералиссимусу Сальваторе!
- Тихо, тихо, ребятушки, - засуетился Люцифер. – Полно вам ругаться, давайте лучше чай пить. Где-то у меня был двадцатилитровый термос…
- Я организую закусон, - важно сказал Сэм. – Забини…где мой Забини? Забини! Иди сюда, поможешь мне крошить салаты.
- Есть, товарищ повар! – воскликнул Блейз, лихо напялив фартук.
Деймон плюхнулся на зеленую траву и, ехидно взглянув на небо, словно усмехаясь тучам в лицо, с удовольствием поддержал идею о привале.
- Эх, сейчас бы рыбки…да под пиво, - крякнул Деймон. – И пиво как раз холодное, мы его к спине Эдика привязали. Да, Винчестер? Винчестер?

* * *
Почесывая укус комара на ноге, Дин оценил свою армию строгим взглядом и потирая руки, хищно улыбнулся.
- Долгопупс, втяни пузо, - рыкнул трудовик. – Поттер, выпрями спину. Грейнджер, надень ведро на голову, не пугай белок. Малфой…ну просто красавчик.
Малфой широко улыбнулся и гордо поправил застиранную майку-алкоголичку с памятным пятном майонеза на груди.
- Сегодня ваше детство закончилось, сосунки, - угрожающе начал Дин Винчестер. – Забудьте мамкину юбку и бабушкины борщи…Для этого дела я избрал вас – моих лучших студентов. Ну кроме Грейнджер, конечно, она сама за нами пошла.
- Профессор, вы считаете, что мы готовы к этому? – затаив дыхание, спросил Гарри.
- Час настал, - коротко, но важно ответил Дин. – От прадеда к деду, от деда к бате, от бати до меня тянулась эта традиция и это умение…оно было названо Тайным Делом Винчестеров.
- Охренеть, - шепотом восхитился Драко. – Чую, попахивает мистикой…Тайное Дело Винчестеров – это как Приорат Сиона…
- Только избранные могут освоить Таинство, - мрачно сказал Дин. – И сегодня я открою завесу великой тайны и научу вас всему, ради чего было создано Таинство.
Гарри от напряжения чуть сознание не потерял. У Невилла подкосились ноги.
- Сегодня я научу вас ловить язя, - произнес профессор Винчестер. – Так, Поттер, где мой спиннинг?
- Здесь, профессор! – торжественно протянув своему гуру спиннинг, Гарри низенько поклонился.
Дин любовно поправил леску и, наставительно произнес:
- Язя лучше всего ловить после нереста, когда он голодный. Язь – хищник. Он смотрит на вас своими круглыми жестокими глазами и мысленно расчленяет вас. У язя плавники по локоть в крови. Вы должны воспринимать его как равного врага.
- Я его уже ненавижу, - сплюнул на землю Невилл.
- Ловить его будем на кукурузу и пареный горох. Давай, Кефирчик, нанизывай кукурузину на крючок.
Поплевав на кукурузку, Драко, вспоминая все, чему его научили «Диалоги о рыбалке», лихо насадил наживку на крючок и благоговейно уставился на своего учителя.
- Закидываем, - комментировал каждое действие Дин. – Язя ловить с берега – это вам не корову за вымя мацать. Хотя, там тоже свои тонкости. Так, орлы, сели в позу гопника. Обратите внимание на поплавок. Дрыгается он?
- Никак нет, - отрапортовали мальчики хором.
- Пидора ответ! – Дин и сам не знал, зачем его потянуло на рифму. – Поплавок – вот что сейчас важно. Сидите и бдите. Чуть дрыгнется – тащи рыбу, как пианино на девятый этаж – аккуратно, уверенно и с матом, чтоб я вас услышал.
- А вы куда? – возмутилась Гермиона.
- Пойду кусты удобрять, - пояснил Дин, помахав перед ее носом охапкой листьев лопуха.
Студенты пристально гипнотизировали взглядом поплавок, а Дин, вприпрыжку понесся в заросли орешника, да так быстро, будто боялся на месте напюрешить в штаны.
Умастившись у муравейника, Дин, уже начал было напевать песенку и жмакать в руках лопушок, как вдруг из соседнего куста высунулась чья-то страшная перекошенная рожа.
- Бабайка! – заорала рожа, не на шутку перепугав Винчестера.
Заорав как оперная дива, Дин и думать забыл о своем деле, подпрыгнул, машинально натянул штаны.
- Ах ты жопа! – выругался Дин, зарядив роже ногой промеж глаз. – ТРЕВОГА!!! СОЛДАТЫ!!!!
- Где тревога?! – на место преступления тут же подоспел Деймон, размахивая банкой пива. – Где мой Долгопупсик?! Где мой сержант?!
- Я здесь, сэр! – крикнул гордый Невилл. – Ловлю язя!
Дин тыкая пальцем в кусты, обнаружил, что рожа пропала. А вот Клаус так не считал.
- Следы, - протянул «золотой голос» Хогвартса. – Значит кто-то был здесь кроме Винчестера. Кто-то с сорок восьмым размером ноги, кто-то, пахнущий духами «Красная Москва»…
- АРО! – в ужасе воскликнули путники.
- Они нагнали нас! – забеспокоился Стефан.
- Сучьи морды! – возмутился Сэм.
Воцарилась паника. Быстро смотав удочки, студенты юркнули за спину генералиссимуса. Стефан героически позировал Эдварду на камеру. Сэм, в качестве щита используя котел, выглядел настолько сурово, что Капитан Америка просто нервно курил в сторонке. Деймон достал из кармана то, что однажды спаcло его в неравной схватке с подручными Аро, то, что стало символом его непокорности и смелости. Деймон достал на свет Божий капроновые колготы Гермионы и, покрутив их как нунчаки, замер в странной позе.
- Вот они где, голубчики. – Вкрадчивый голосок главного вампира эхом отозвался по лесу.
Аро, сверкая фингалом под глазом, отцепил репъяшок от своей пафосной мантии с жабо и кружевом, критически оглядел путешественников, а особенно – Деймона.
- Мимо камня указательного проходили, а, холопы? – поинтересовался Аро.
Все испуганно кивнули.
- Надпись на камне читали?
Опять кивок.
- Ну и хорошо, - обрадовался Аро. – Ребятушки, мочи козлов!
Из кустов, с деревьев, из озера, из дупла и даже из травы высунулись перекошенные вампирьи рожи. Свита Аро, поразившая путников своим количеством и мощью, медленно надвигалась грозной тучей.
Что-то подсказывало Деймону, что колготы его не спасут.
- Ну, погнали наши городских! – радовался Аро, присев на пенек. – Ну, добры молодцы, поубивайте неверных к едрене фене, чтоб прах их скатертью-самобранкой застелил чисто-полюшко наше.
- Какие приказания, командор? – первым спросил Гарри Поттер, нацелив на вампира волшебную палочку.
- Сколько уродов ты видишь, Соколиный Глаз? – в свою очередь спросил Деймон.
- Сорок шесть, и это только у озера, - отозвался Люциус.
Замешательство. Беспокойство. Паника. Тлен.
- Мы ждем ваших приказаний, командор, - напомнил Гарри.
- Сэр, они повсюду! – крикнул Драко.
Деймон сжимая в руке колготы, не мог даже самый убогий план придумать.
- Иногда стратегическое отступление эффективнее бессмысленной бойни, голубчик, - прозвучал над ухом мелодичный голос гуру «добрых парней».
Деймон, скрепя сердце, заехал по морде одному из вампирской армии ногой, и, обернувшись к своим товарищам, почти выплюнул позорные для него слова:
- Слушай мою команду, взвод. Стратегическое отступление! Все ноги в руки и бегом на борт броненосца «Пикачу»!!!
- Что такое стратегическое отступление? – спросил Драко, не поворачиваясь к врагу спиной.
- Мы убегаем…но с честью, - пояснил Стефан. – БЕГОМ!
- БЕГОМ!!! – кровожадно подхватил Невилл.
- ЗА НИМИ!!! – проорал Аро. – Поймать неверных!
И понеслись путники наши быстрым ветром вниз по лесной тропе, отстреливаясь от врага жменями гречки. И быстрее всех, как горный олень под экстази, бежал Деймон Сальваторе, крича благим матом, словно это бы приблизило корабль к ним.
И бежали они куда быстрее, чем шли вперед на Дурмстранг. И остался позади указательный камень, и демон перекрестка в кепочке «Маруся», и болота, и древний замок – обитель вампиров, и темный лес, и деревня Вздрач. Покуда не увидал зоркий взор генералиссимуса на горизонте корабль дивный, «Пикачу» именуемым.
И сами берега остались позади. И вампиры на пирсе рычали от злости, когда броненосец уплывал в далекие дали. И рвал на себе парик Аро. И вздохнул спокойно Игорь Каркаров, директор Дурмстранга, который вряд ли бы оказался харизматичнее нашего командора Сальваторе.

* * *
Несколько недель спустя

Обед в Большом зале, устроенный по поводу возвращения завоевателей-неудачников, проходил тихо и скучно. Сэм, разливая по тарелкам свекольник, выглядел мрачнее Кровавого Барона, не радуя толпу голодных детей своими стихами о пользе его стряпни. Дин, сидевший за учительским столом, все еще не отошедший от неожиданного нападения врагов в кустах, вяло ковырял ложкой в этой багровой жиже. Рядом с ним – Деймон, для которого захват Дурмстранга обернулся мягко говоря позорным проигрышем, безучастно смотрел на серые флаги, которые скрыли знамя хогвартской армии. В центре стола – Дамблдор, угрюмый и разочарованный. А слева от него разворачивалась целая драма.
- Эдюшечка, - ласково говорил Северус Снейп, усердно подливая вампирчику бормотухи. – Эдюнчик, ну не убивайся ты так…
Рыдая в грудь рядом сидящей Виктории, Эдвард икнул и завыл еще жалобнее.
- Да хрен с ним, с этим «Оскаром», - подбодрила его Виктория.
- Они сказали, что в фильме нет смысла, - пробулькал Эдвард, которому Снейп совал под нос соленый огурец. – Нет смысла…
- Давай по рюмашке, и все пройдет, - уверенно сказал Снейп. – Давай-давай, Эдик, надо. Клаус, скажи ему, ты же тоже творческая личность.
- Которая в руки больше не возьмет песенник и микрофон, - сухо ответил Клаус. – Мои песни не помогли нам дойти до Болгарской границы. Буду корнишоны выращивать, как батя мой.
Дамблдор обреченно вздохнул и зажевал печаль пряником.
- Что значит, где гречка в казане? – сварливо спросил Сэм, треснув Поттера по лбу черпаком. – Нет ни гречки, ни казана. Жри лапшу из кастрюли, долбодятел…
- Херня какая-то, - протянул Стефан, разломав вилкой тефтелю. – Нахрена вообще я эту байду с книгой затеял?
Деймон критически осмотрел зал, в котором царила воистину похоронная атмосфера. И, под ритм сжимающегося в болезненных судорогах сердца, генералиссимус встал, поднял стакан бормотухи и расправил плечи.
- Господа, дамы и Эдвард, - громогласно начал военрук. – Минуточку внимания.
Вмиг все взгляды устремились на решившего толкнуть тост военрука.
Деймон откашлялся и, выпрямившись еще сильнее, уверенно поднял стакан.
- Для всех нас неудача стала неожиданностью. Каждый из нас воспринял это поражение, как свой личный провал, да-да, Эдвард, это я о тебе, - рыкнул Деймон. – И о тебе, Клаус Майклсон, етить твою. И о тебе, повар. И о каждом, кто балансирует на грани истерики и самоубийства. Да, мы не захватили Дурмстранг. Да, мы бежали, как сцыкуны. И я, генералиссимус Сальваторе, говорю вам: «Да похуй!».
Рты студентов, учителей и гостей синхронно открылись от удивления.
- Но я не считаю эти несколько месяцев бездарно просранными, - продолжал Деймон. – Мы добились целей, не таких глобальных, как завоевание Дурмстранга, но не менее великих.
Посмотрите друг на друга, етить вашу! Раньше слизеринские долдоны и гриффиндорские придурки с заточками караулили друг друга в коридорах, на ножи поднимали факультеты, а сейчас Поттер и Малфой хомячат тефтели с одной тарелки. Это достойно поощрения.
Гарри и Драко переглянулись, чуть не подавившись тефтелями.
- Если бы не наш завоевательный рейд, я бы не догадывался, что Стефан так любит свою жену, - почти кричал Деймон. Стефан раскраснелся и закрыл лицо руками. – Я всегда думал, и, думаю, многие со мной согласны, что Стефан женился на Елене под действием бухла и тупости. Но глядя на то, как он каждую ночь засыпал в каюте, а потом и на холодной земле, прижимая к себе фотографию своей благоверной страхолюдины, я понял, что Елена в муже не ошиблась. Это достойно уважения.
Полгода назад мы с профессором Винчестером искренне желали друг другу мучительной смерти, а сейчас я горд назвать этого забуханного трудовика своим бро. Это достойно благодарности с моей стороны за такого верного друга, который не раз прикрывал мою жопень от вражеских пуль.
Дин аж вилку выронил.
- Кто бы знал, что Сэм Винчестер, за неимением кухни, склада еды и помощников, может прокормить ораву людей с помощью казана, гречки и листьев. Сэм, это талант. Талант, достойный похвалы.
Сэм, расчувствовавшись, плюхнул черпак в кастрюлище свекольника.
- Все это время путь нам освещала доброта этих милых идиотов, - и не думал заканчивать Деймон. – И песня этого бородатого бомжары распугивала диких зверей, пока мы спали. И, Эдвард, если какая падла скажет тебе, что ты хреновый режиссер, знай, это черная зависть.
В Хогварсте наш тыл охраняли женщины, которые с честью дождались своих мужчин. Ну, за Елену я уверен, а вот Катерина…та еще блядина…но не такая, как Грейнджер. Но, кстати о Грейнджер…
Гермиона навострила уши.
В горле военрука словно ком гвоздей застрял.
- Я сразу говорил, что не надо ее с собой брать, - рыкнул Деймон. – Но не суть, одна хромая кобыла не портит табун благородных жеребцов. В завершении моей полупьяной болтовни, хочу сказать, что все мы стали больше, чем армией и чем-то куда большим, чем коллегами. Неудача соткала из нас крепкую семью, каждый член которой способен закрыть своим телом другого…даже сучку Грейнджер. А если это не победа, тогда я чего-то не понимаю в военном деле.
Звенящая тишина застыла в зале, лишь черпак колыхался в свекольнике, создавая звенящий шум. Где-то прожужжала муха, умастившись в чьей-то тарелке. Деймон, залпом осушив стакан, занюхал селедкой и молча оглядел зал.
- А хрен с ним, с «Оскаром», - вдруг воскликнул Эдвард, утирая заплаканные глаза. – Ничего, я им сиквел отсниму…чтоб они там в Голливуде все разрыдались…
- Доедай, и милости прошу в мои апартаменты, сразу саундтрек запишем, - отсалютовал ему стаканом Клаус.
Деймон повертел головой, словно не ожидая такого быстрого эффекта от своей проповеди. А народ потихоньку начал разрывать оковы уныния.
- Подходим, налетаем, тефтели уминаем! – орал Сэм. – Щекастый, ходь сюды, возьми тефтельку!
- Надо бы это дело обмыть! – засуетился Северус Снейп, разливая бормотуху по бокалам. – Хорошая бормотуха, на грушевых шкурках!
- Господа, в сраку все экзамены! – разорался Дамблдор, швырнув в зал свою остроконечную Шляпу. – Устроим последний звонок с блэкджеком и шлюхами!
- Товарищ генералиссимус, - придвинувшись к Деймону, прошептала Кэтрин. – У меня две полоски.
- Ты стала младшим сержантом? – воскликнул Деймон. – Моя ты курочка…
- Еще варианты, - закатила глаза Кэтрин.
- Хм…ты бурундук?
- Дебила кусок, я про то, что в нашей армии скоро будет новый рядовой, - пояснила Кэтрин.
- У Долгопупса брат в Хогвартс поступает? – спросил Деймон.
- Ясно. Потом, - отмахнулась Кэтрин. – Ты салатик ешь, не хлещи бормотуху, как компот.
Вот так закончилось многообещающее путешествие наших героев. До спартанцев армии Хогвартса было еще далеко, но перспектива была очень даже неплохой, особенно после второй рюмки. А когда Деймон и Люцифер начали всерьез обсуждать рейд в Шармбатон, библиотекарь Стефан, самый адекватный работник Хогвартса, крепко поцеловал свою пьяненькую жену в щеку, и понял, что школа не рухнет, покуда не рухнут стены надежды и дружбы в сердцах каждого, кто сейчас был в Большом зале. Даже на сучку Грейнджер можно было рассчитывать в этом случае.

Эпилог

С наступлением ночи затихало обычно все. Люди засыпали, солнышко пряталось в темный карман ночного неба, птички тоже вроде как должны были спать. Именно эти познания, оставленные в голове одного не менее колоритного субъекта уроками школьного природоведения, служили этому самому субъекту основным ориентиром. Прокрадываясь по темным коридорам психиатрической больницы, и, наконец, проскользнув за дверь и глотнув свежего воздуха с запахом бензина, высокий мужик, одетый в обычную больничную одежду – ночнушку, с разрезом от спины и до попы, ползком, как в боевиках, преодолел парковку, выполз на трассу, едва не поймал лбом бампер грузовика, потер то место, на котором у нормальных людей должен быть нос, и отполз в кусты.
Прикрывая худыми руками замерзшие за время побега гениталии и матерясь по поводу отсутствия в униформе нижнего белья, мужик гневно матернулся и ненавистно оглядел округу своими узкими красными глазами.
- Это еще не конец, ублюдки, - прошипел лорд Волан-де-Морт, щурясь от холодного ветра. – Моя мстя будет страшной! МУАХАХАХА!!!!!
И, прикрывая гениталии, которые уже порядком подмерзли и издавали при ходьбе мужика звук типа «динь-динь-динь», Темный Лорд юркнул во тьму, в поисках одежды, союзников и печенюшек.
 
Сверху Снизу