• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

ТЕМА ДИССЕРТАЦИИ (Tokio Hotel, Слэш, PWP, AU, NC-17)

#1

enemyalive

ВОР МОРКОВКИ
Регистрация
19.11.2018
Сообщения
938
Симпатии
137
Баллы
150
Адрес
beautifuldisaster
Offline
Название: ТЕМА ДИССЕРТАЦИИ
Автор: Cliodna
Пейринг или персонажи: Том\Билл
Рейтинг: NC-17
Жанры: PWP, AU
Размер: Мини, 6 страниц
Количество частей: 1 часть
Статус: Закончен
Разрешение на размещение: Получено

Описание: Молодой пластический хирург ищет идеальное пособие для изучение темы диссертации
 
#2

enemyalive

ВОР МОРКОВКИ
Регистрация
19.11.2018
Сообщения
938
Симпатии
137
Баллы
150
Адрес
beautifuldisaster
Offline
Томас Трюмпер, преуспевающий берлинский пластический хирург, катастрофически опаздывал на назначенную встречу с очередным клиентом, жаждущим сделать из себя очередного Бреда Питта или Анджелину Джоли. Том очень не любил, когда клиенты приходили к нему на прием с подборкой фотографий какой-нибудь знаменитости и требовали перекроить их внешность в полном соответствии с этими снимками. Мало кто из его клиентов действительно нуждался в пластических операциях, но именно на этих богатых идиотах он зарабатывал деньги на то, чтобы помочь тем, кого лечь под скальпель заставляют обстоятельства.
Вот и сегодня он спешил на встречу с клиентом, который, по словам его ассистентки, жаждал переделать почти все свое тело, а, значит, и оставить в кармане Трюмпера космическую сумму. Такого клиента терять было нельзя, поскольку у Тома уже были планы по расширению его медицинской практики.
Наконец, гигантская пробка, образовавшаяся из-за столкнувшихся недалеко от здания, где на двадцатом этаже располагался его офис, машин, устранилась, и Томас смог заехать на подземную стоянку. Через три минуты после этого он ворвался в приемную и кинулся к своей секретарше.
— Марша, я опоздал. У меня встреча назначена была на шесть тридцать – по привычке протарахтел он, не заметив, что женщина жестами пытается его остановить.
— Томас! Клиент уже ждет в кабинете, я уже принесла туда чай – прервала шефа женщина и улыбнулась – Все нормально.
— Ох, что бы я без тебя делал – молодой врач перегнулся через стол и чмокнул зардевшуюся женщину в щеку.
— Том – Марша рассмеялась, шутливо отпихивая шефа – У моего сына в школе сегодня спектакль, он играет одного из гномов, я пойду, хорошо? Ты сам офис потом закроешь?
— Конечно, иди – кивнул Трюмпер – И пожелай от меня Гансу удачи.
— Тогда, до завтра – женщина торопливо схватила свою сумочку и направилась в сторону лифтов.
Как только дверь лифта закрылась, Томас вспомнил, что даже не спросил, как зовут того, кто ожидает его в кабинете. Тяжко вздохнув и посетовав на собственную глупость, Том открыл дверь и шагнул в кабинет.
— Добрый вечер! Я прошу прощения за опоздание.
Сидящий в кресле человек встал во весь свой немаленький рост и повернулся к вошедшему. Томас задержал дыхание – такого красивого лица он никогда не видел – четкие скулы, потрясающей формы рот с сексуальной родинкой под нижней губой, раскосые огромные глаза в темной дымке макияжа, соколиный разлет бровей. Лицо этой красавицы нельзя улучшить – оно идеально. Следующим взглядом он окинул фигуру своей возможной клиентки – стройное, даже худое тело – Томас предположил, что девушка работает моделью – невероятно длинные ноги, подчеркнутые высокими сапогами на шнуровке и синими обтягивающими джинсами, плоский живот, не менее плоская грудь… «Так вот зачем она пришла…» — разочарованно подумал Томас, поскольку искренне считал, что такой недостаток, как маленькую грудь, а точнее, ее полное отсутствие, при остальных достоинствах этой красотки никто и не заметит.
— Ничего страшного – ласково ответила красотка мужским голосом.
Томас едва не опустился до того, чтобы ущипнуть себя. Красотка оказалась парнем – нереально красивым, сексуальным, женственным парнем. Трюмпер еще раз оглядел представшее перед ним тело и невесело подумал, что совершенно напрасно ему выдали диплом врача, если он не может даже парня от девушки отличить . Теперь то он заметил и выступающий кадык, и ступни минимум 43 размера, сильные запястья. Да, парень отлично маскировался, тут уж ничего не скажешь – макияж на лице, уложенные длинные черные с белыми прядями волосы, лаковые сапоги – мало кто из парней так осмелится выглядеть.
— Меня зовут Билл Каулитц – продолжил парень не замечая офигевшего взгляда собеседника.
— Что ж, рад познакомится, Билл – Томас наконец взял себя в руки и занял свое место за столом. – Итак, что привело вас в мой офис?
Билл изящно опустился в кресло, сложив на коленях руки, и его пальцы с нереальным маникюром начали лихорадочно теребить один из множества браслетов на запястье. Том уставился на этот процесс, как завороженный.
— О, ну у вас же богатая практика, вы же видите, сколько всего в моей внешности нужно переделать – смущенно начал парень, заставив Тома недоуменно перевести на него взгляд и тут же снова впасть в ступор глядя на его полные губы.
Единственное, что Томас хотел бы изменить во внешность этого красавчика, так это одежду. По авторитетному мнению дипломированного специалиста, ее было слишком много, и это следовало немедленно исправить.
Билл чувствовал, как внимательно его разглядывает доктор, и приходил в отчаянье, думая, что тот как раз замечает все самые ужасные его недостатки. Поймав очередной взгляд на своих губах, Билл грустно прошептал.
— Вот видите, они ужасны, не правда ли?
Томас оторвался от мыслей о том, что этот рот просто создан для того, чтобы… От продолжения фантазии на эту тему его отвлекло шевеление в собственных штанах. «Как хорошо, что я сижу за столом, и красавчик не видит, что со мной происходит. Сомневаюсь, что он обрадуется тому, что его доктор хочет завалить его на стол и хорошенько тр*хнуть. Раза два. А лучше три».
— Доктор, как вы думаете, что мне с этим делать? – жалобным тоном еще раз спросил пациент, водя тонким пальцем по губам.
— Нужно посмотреть поближе – немного хриплым голосом сказал Томас и пересел в кресло напротив посетителя. Билл доверчиво откинул голову чуть назад, открывая для взгляда Томаса еще и изящную шею. Томас благословил того, кто придумал для врачей белые просторные халаты, поскольку его член готов был разорвать ширинку. Молодой врач взял Билла за подбородок и чуть приподнял его голову вверх, жадным взглядом рассматривая розовые губы и мечтая впиться в них поцелуем.
— Я не вижу никаких проблем – Трюмперу приходилось изрядно стараться, чтобы его голос звучал естественно.
— Нет, доктор, они ужасны! – Билл едва не плакал – они толстые!
— Какая глупость! – непрофессионально возмутился Том – Они идеальны! Знаешь, сколько ко мне приходит людей, чтобы сделать вот такие же пухлые губки как у тебя? Вкалывают себе не очень то полезные препараты, а тебя природа наградила таким богатством, за приобретение которого другие выкладывают бешеные деньги.
Билл слегка опешил от такой эмоциональной речи, но, с другой стороны, ему было очень приятно слышать такой комплимент из уст человека, ежедневно творящего красоту. Мнением профессионалов Каулитц всегда дорожил.
— И эта ужасная родинка, она все портит! – попытался юноша убедить врача.
— Совсем даже нет – снова возразил Томас, не зная, как продолжить. Ведь не мог же он сказать своему пациенту, что на его взгляд эта самая родинка просто создана для того, чтобы дотрагиваться до нее языком. Во всяком случае, Том так бы и сделал, перед тем, как попробовать на вкус его шикарные губы.
— Как бородавка – буркнул юноша.
— А по-моему она очаровательна и придает твоему лицу еще больше притягательности – Тон Томаса был настолько проникновенным, что Билл поверил ему безоговорочно. – Это все?
— Нет – расстроено ответил юноша – Еще уши. Они торчат! – Билл откинул черные пряди назад, открывая маленькое розовое ушко с аккуратной мочкой, которую Том так хотел бы чуть прикусить зубами, а затем поцеловать нежную кожу прямо за ним. Трюмпер еще ближе придвинулся к пациенту, как бы разглядывая представленную на обозрение часть тела.
— С чего ты взял, что они торчат – врач запустил пальцы в шелковистые волосы, убирая их от лица – Ты придираешься! Они довольно плотно прилегают к голове, это тебе любой пластический хирург скажет.
Билл в принципе был согласен с доктором, но слова его последнего бойфренда все еще крепко сидели в голове.
— Сколько тебе лет, Билл?
— Двадцать.
— С чего такая неуверенность в собственной внешности? – Томас пораженно разглядывал юношу – Ты очень красивый, я не вижу ничего, что бы я как пластический хирург мог улучшить. Ты сам как живое пособие по идеальным чертам лица.
Томас старался, он очень старался не капать слюной на дорогой ковер, но сидящий перед ним мальчик мог свести с ума даже убежденного натурала и гомофоба, не то, что такого бисексуала и ценителя красоты, каким являлся Трюмпер.
Билл видел, что молодой доктор говорит искренне. Это немного успокоило юношу, и он, наконец, смог как следует разглядеть Томаса, и тут же понял, что такой красивый мужчина, каким оказался его врач, точно знает все о красоте, поскольку сам он – ее воплощение. У Каулитца даже закололо кончики пальцев от желания дотронутся до загорелой кожи и шелковистых черных косичек, рассыпанных по белой ткани халата. Кстати, впервые Билл видел человека, которому действительно идет больничная униформа. Тонкая белая ткань не скрывала широких плеч и сильных рук врача, подчеркивала теплый оттенок кожи… Билл слегка поерзал на кресле, ощутив некоторое неудобство в узких джинсах.
«Господи, я развратное существо!» — про себя ужаснулся Каулитц – «Меня только два дня назад бросил любимый парень, а я уже засматриваюсь на красивого доктора».
— Татуировки – Билл не мог сосредоточиться, чтобы внятно объяснить следующую претензию к своему телу.
— Татуировки? Где? – Томас находился примерно в таком же состоянии, поэтому не мог отличиться сообразительностью.
Билл встал с кресла и резким движением снял с себя тонкий пуловер, заставив Тома едва не подавиться слюной. Молодой врач с тоской подумал о том, что следующее действие юноши заставит его забыть о презумпции половой неприкосновенности личности и тупо изнасиловать это шикарное тело. Каулитц повертелся перед ним, демонстрируя огромную татуировку, украшающую весь левый бок, а потом немного отогнул пояс джинсов, показывая пятиконечную черную звездочку внизу живота. Том почувствовал, что скоро кончит только от одного вида этого сексуального тела.
— Можно свести их так, чтобы не осталось шрамов?
Томас несказанно обрадовался возможности дотронуться до обнаженного тела этого нереально притягательного парня. Его пальцы пробежались по теплой нежной коже, повторяя каждую черточку татуировки, поглаживая и чуть нажимая. Билл, чувствуя на своей коже сильные, чуть шершавые пальцы слегка запрокинул голову, сдерживая готовый сорваться с губ стон. От одного прикосновения красивого врача его тело вспыхнуло желанием, и юноша осознавал, что совладать с ним уже не сможет.
Томас, как завороженный, рассматривал бархатную кожу, украшенную редкими родинками, которые Трюмперу хотелось пересчитать губами, одну за одной, медленно… От запаха юного тела у хирурга кружилась голова, Томас терял контроль над собой. Он одним движением, ухватив парня за пояс джинсов, подвинул его ближе, заставив встать между своих раздвинутых ног и начал расстегивать ширинку. Биллу на миг показалось, что Том собирается… Но тот хриплым сексуальным шепотом сказал:
— Я должен видеть всю твою татуировку.
Том чуть стащил джинсы с узких бедер, открывая для себя тот факт, что Билл, очевидно, любит кружевное белье – на светлой коже красовались ажурные фиолетовые шортики, позволяющие оценить качество услуг салона, в котором парень делает депиляцию. «Как бы я хотел зубами стащить с него этот кусочек ткани» — мелькнуло в воспаленном мозгу врача, а его член воодушевленно дернулся в тесном плену одежды.
— Билл, – юноша дернулся от того эффекта, который произвел на него этот голос, назвавший его имя – Эти тату не свести без следов. К тому же они чертовски идут тебе – Трюмпер продолжал хаотично гладить низ его живота, а Билл уже не пытался справиться со своим возбуждением, которое стало очевидным.
— Какие еще части твоего совершенного тела ты хочешь изменить? – Том сам не понимал, как еще способен говорить что-то осмысленное, когда в мозгах гудит только одно – возьми его здесь и сейчас.
 
#3

enemyalive

ВОР МОРКОВКИ
Регистрация
19.11.2018
Сообщения
938
Симпатии
137
Баллы
150
Адрес
beautifuldisaster
Offline
Билл перехватил хирурга за сильные запястья и положил его ладони на свою пятую точку.
— Моя попа. Она тощая – едва смог выговорить юноша, наслаждаясь тем, как сильные пальцы сжали его ягодицы.
Резким движением Том поднялся с кресла, на миг прижавшись своим возбуждением к горячему животу юноши, затем, глухо рыкнув, развернул податливое тело к себе спиной, а потом заставил Билла опереться ладонями о его рабочий стол. Трюмпер с нажимом провел по изящной спине ладонью, вынуждая брюнета прогнуться, выставив затянутую в кружево маленькую аппетитную задницу. Даже такая незначительная преграда, как ткань, раздражала Томаса, и он одним движением спустил джинсы и нижнее белье Каулитца до колен, а потом со стоном впился пальцами в упругие полушария, заставив юношу рвано выдохнуть и застонать на одной низкой ноте.
— Она совершенная – его сводил с ума вид представленных в его распоряжение прелестей – Так и хочется…
Одним движением Том опустился на колени, и провел горячим языком по ложбинке, от чего Билл вскрикнул и подался назад, в надежде получить еще одну такую сводящую с ума ласку. И он ее получил – Том продолжал ласкать языком чувствительную кожу, заставляя парня сходить с ума от желания чего-то большего. Трюмпер нашел горячее колечко мышц и толкнулся в него кончиком языка, а распаленное тело в его руках резко прогнулось навстречу смелой ласке. Удовлетворенный реакцией, молодой мужчина начал действовать смелее, проталкиваясь в горячий проход все глубже, с восторгом чувствуя, как тугие мышца расслабляются под его напором.
— Т-тоооммм… сделай уже что-нибудь – слова, складывающиеся из стонов и хриплого шепота едва не заставили врача окончательно отпустить тормоза, однако, в последний момент он сдержался и поднялся на ноги, вызвав разочарованный всхлип у своего пациента.
Трюмпер перевернул безвольное дрожащее тело и посадил Билла на стол, а сам уютно устроился между его разведенных ног.
— Скажи мне – Том запустил ладонь в шикарные локоны, лаская пальцами затылок юноши – Скажи, кто вбил тебе в голову, что ты …– он прервался, поскольку открывшаяся его взгляду белая шея так и требовала поцелуя, и мужчина с удовольствием засосал нежную кожу, оставляя след — Кто сказал, что ты некрасив?
— Тооомм… Я скажу… – Билл одной рукой вцепился в косички Тома, притягивая его еще ближе – Если ты… — пальцы с черно-белым маникюром беспомощно скребли по сильной спине, все еще спрятанной под слоями одежды – Если ты разденешься – наконец закончил Билл шепотом.
Тому показалось, что этот тон прошил его насквозь острыми иглами удовольствия, и тут же принялся лихорадочно срывать с себя одежду, с огнем в глазах наблюдая за тем, как его пациент тяжело дышит и ждет помощи своего лечащего врача.
Раздевшись до конца, Том перевел взгляд на все еще одетые на юноше джинсы и обувь. Билл тоже хотел освободиться от одежды, которая мешала ему в полной мере наслаждаться вниманием своего доктора. Юноша с коварной улыбкой подвинулся чуть назад и поставил согнутые в коленях ноги прямо на стол. Томас, зашипев от представшей картины, расстегнул молнии на сапогах и кинул их через весь кабинет так, что те ударили в стену, а потом едва не разорвал толстый деним, торопясь обнажить желанное тело до конца. Едва ему это удалось, как он схватил юношу за щиколотки и дернул на себя, падая сверху и выбивая из груди Билла и так сорванное дыхание. От ощущения горячей кожи на своей обнаженном теле едва не заставили обоих кончить.
— Так кто этот придурок? – опять спросил Том, продолжая гладить и сжимать гладкие бедра Билла.
— Мой бывший – Билл наконец мог прикоснуться к загорелой коже своего доктора и теперь с жадностью целовал сладко-горькую кожу мускулистых плеч – Он ушел, сказав, что у меня губы похожи на искусственные, блядские тату по всему телу и совершенно плоская задница – Томас провел пальцами по красивым губам парня – Он сказал, что у него на меня даже не встает – Билл и не думал, что сможет сказать что-то связное в таком состоянии.
Том жестко схватил юношу за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза.
— Билл, ты совершенен. А врач нужен этому козлу, потому что у него явные признаки импотенции – сказав это, Том сделал то, о чем мечтал с тех пор, как увидел своего пациента – он впился в его губы, лаская, кусая, а когда Билл чуть приоткрыл рот, Том ворвался в его влажную глубину, исследуя и наслаждаясь, и тут почувствовал ответную ласку ловкого язычка с металлическим шариком по середине. Они целовались, все больше возбуждаясь от вкуса губ, от стонов и дыхания друг друга. Том гладил рукой грудь Билла, задевая затвердевшие соски, трепещущий от прерывистого дыхания живот, Билл в ответ царапал его плечи, оставляя белые полосы, сходя с ума от желания.
— Тоооом – простонал Билл.
— Что? – почти черные глаза, затуманенные страстью с жадностью рассматривали лицо юноши.
— Тр*хни меня – прошептал Билл прямо в губы мужчине, заставив того с силой прижать лежащее под ним тело к столешнице.
— С удовольствием.
Их поцелуи все больше походили на укусы. Воодушевившись, Том с силой сдавил трепещущее тело в объятьях, вынуждая Билла выгнуться в сильных руках. Врач жадно слизнул скатившуюся капельку пота с шеи своего любовника, а потом поднес пальцы к пухлым губкам. Билл сначала прикусил кончик указательного пальца, а потом с тихим мурлыкающим звуком втянул его в горячую глубину рта, продолжая ласкать языком так, что Том почувствовал прямой контакт своих пальцев и истекающего смазкой члена. Трюмпер не мог больше терпеть, поэтому вытащил пальцы из гостеприимного ротика, заменил их своим языком, а его рука опустилась к бедрам юного брюнета и нашла уже чуть увлажненную предыдущими откровенными ласками дырочку. Пальцы, один за другим, без препятствий погружались в узкое обжигающе горячее пространство, а Билл выгибался и кричал почти от каждого движения. Томас смотрел на жаждущее его тело и понимал, что еще чуть-чуть, и он просто не сдержится. Билл дотянулся до его лица и прошептал прямо в губы, обжигая нежную кожу дыханием:
— Я хочу тебя.
Коротко поцеловав юношу, Томас освободил пальцы от сжимающейся вокруг них плоти, и, потянув за стройные бедра, подвинул круглую аппетитную попку к краю стола. Он поймал уже немного сумасшедший от охватившего все тело желания взгляд Билла, который ожидающе смотрел ему в глаза. Под гипнозом этих почти черных омутов он начал медленно погружаться в пламенную упругую плоть. Сделав последний толчок, он погрузился в тело любовника до самого основания, зачарованно наблюдая, как юноша змеей изогнулся на поверхности стола, закидывая голову назад и наполняя кабинет сдавленным хриплым криком удовольствия. Томас, уже не отдавая себе отчета, начал резкие и глубокие движения, а тело под ним отвечало ему со всей страстью и пылом.
Ладонь Тома обхватила напряженный член Билла и прошлась по нему вверх и вниз, в такт собственным движениям. Черноволосый юноша невозможно изогнулся от этого, до боли глубоко впуская в себя партнера. Почти теряя над собой контроль, Томас уткнулся лбом во влажное плечо любовника, упиваясь его вскриками и дрожью его тела. Он почувствовал, как стройное тело под ним напряглось, но Трюмпер тут же замедлил движения, пытаясь продлить эту потрясающую бурю эмоций. Но тут Билл притянул его ближе к себе и легонько поцеловал в уголок губ – это целомудренное касание заставило Тома содрогнуться, входя в податливое тело еще глубже, и Билл закричал, расслабляясь. Пальцы Тома ощутили бешеную пульсацию горячей плоти его мальчика, и вслед за этим почувствовали выплеснувшуюся теплую влагу. Это ударило по обнаженным нервам Трюмпера словно плеть, и, не сдерживая себя больше, он кончил всего через пару движений глубоко в сотрясаемом оргазмом теле. И все же, даже будучи едва живыми от перенесенных потрясающих ощущений, они не выпустили друг друга из объятий, продолжая лениво целоваться.
Через несколько минут Том почувствовал, что влажное тело его любовника начало слегка подрагивать от холода, поэтому, последний раз поцеловав расслабленные припухшие губы, он с сожалением поднялся с Билла, потянув его за собой. Они одевались в молчании, не зная, что можно сказать друг другу – момент кристальной честности и открытости прошел, и теперь оба мучились вопросом, как теперь другой относится к произошедшему между ними.
Билл ждал, что этот симпатичный и мужественный доктор скажет ему, но Том молчал. Юноша с грустью подумал, что сам виноват в таком отношении – наверно, теперь Трюмпер считает его просто шл*хой, готовой лечь под первого встречного.
Томас наблюдал за брюнетом и не знал, как себя вести – ведь, возможно, этот красивый парень вовсе и не хочет видеть его больше, может, для него все произошедшее – просто мимолетное развлечение, небольшая слабость. Он же не виноват, что его врач влюбился в него с первого взгляда, как сопливый дурак. И все же…
— Билл.
Брюнет, который уже с понурым видом отправился к двери, обернулся, стараясь не показывать сияющей надежды, которая охватила все его существо.
— Я пишу диссертацию.
Юноша недоуменно уставился на доктора, такой фразы он точно не ожидал услышать.
— Ее тема – идеальные пропорции тела. До этого дня я не встречал того, чья внешность могла бы послужить образцом для исследований. Ты – идеальная кандидатура, твое тело – совершенство природы. – Билл слегка покраснел от такого серьезно-научного комплимента – Можешь помочь мне получить степень?
— Каким образом – Каулитц все еще не понимал, куда клонит этот симпатичный мужчина.
— Я хочу изучать твое тело – Томас сделал несколько шагов вперед и властно обнял тонкую талию сбитого с толку Билла – Хочу изучать тебя.
— Я согласен – Билл улыбнулся, его сомнения рассеялись, а в душе поселилась уверенность в том, что эта встреча изменила его жизнь – А сколько это займет? Месяц? Год? – дразняще спросил он доктора, заглядывая в сияющие темно-карие глаза.
— Ммм, думаю, дольше – усмехнулся Том и поцеловал улыбающиеся губы – Такое серьезное исследование станет делом всей моей жизни.
 
Сверху Снизу