• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

В погоне за удачей (BTS, Shash, Пак Чимин/Мин Юнги, NC-17, Character study, Hurt/Comfort, Ангст, Психология)

#41

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
40. За удачей
Второй шанс — как лотерейный билет. Его можно получить, если тебя любит фортуна.

Чимин всегда считал, что удача обходит его стороной, и череда событий четырёхлетний давности этому подтверждение. Ещё будучи старшеклассником он пытался с помощью легенды присвоить себе самую маленькую каплю везения, чтобы стать чуточку счастливым. Однажды он её даже обрёл, а потом снова потерял.

Поэтому сейчас парень сам дарит другим второй шанс, протягивает лотерейный билет и подписывает «на удачу» своей подписью пока несостоявшегося нейрохирурга. Оглядываясь назад, Чимин вспоминает свои ошибки, падения, которые сделали его таким, какой он есть, но также и взлёты, которые привели его к этому. Начался год производственной практики, где Пак показал свои выдающиеся способности, которые ждали своего триумфального момента, будучи пока ассистентом у врача в одной из лучших городских больниц.

— Наверное, я не услышу слова благодарности, но я всё же скажу это, — Тэхён облокачивается на стену напротив Пака, который медленно выкуривал сигарету, держа в руках бутылочку с банановым молоком, — Если бы не мечта того мужчины, ты бы сейчас не был здесь.

— Ты тоже, мистер «Ким, делающий из людей богов», — шатен выпускает едкий дым, успокаиваясь перед предстоящей операцией.

— Что делаешь вечером?

— Дежурю.

Тэхён нисколько не изменился. Правда перестал падать в обмороки при виде, как их декан расчленяет труп, и сам научился делать это без угрызения совести. С последних мест в списке студентов они вырвались на первые, просто взлетели. Чимин тогда с головой погрузился в изучение человеческого мозга, днями и ночами черпая любую доходящую до него информацию (а ведь когда-то он хотел залезть в голову, не думал же, что это станет настолько буквальным желанием). ХёнА испытывала гордость, что за столько лет появились такие талантливые студенты. На самом деле это не везение, а просто упорный труд.

— Завтра начнутся треннинги, — Тэхён переводит взгляд на друга, — Нас будут готовить к тому, что пациент может скончаться прямо на операционном столе. Интересно получается, в мире это называется убийство, а здесь — болезнь взяла своё.

— Пациенты, ложась под нож, прекрасно сами понимают, что есть вероятность больше не проснуться, — равнодушно произносит Пак, доставая свой телефон из кармана халата.

— Но всё же они надеются на лучшее. Это заложено в природе человека.

Киму даже заглядывать в телефон не надо, чтобы понять, на что там смотрит Чимин. Новости. На втором курсе учебный год прогремел с нашумевшим заголовком о психологе, который разработал новый метод терапии для удручённых людей смертью близкого человека. Под конец года ещё и книгу выпустил, которую порекомендовали прочитать преподаватели. Пак её даже в руки не взял. Ещё в начале поступления парень держал в сердце надежду на возвращение, а когда карьера бывшего учителя взлетела, вероятность его приезда назад достигла нулевой отметки. Номер был стёрт с памяти телефона, зато появилась привычка просматривать ленту медицинских новостей. И Чимин как-то сказал, что хочет прогреметь на весь мир, чтобы его имя дошло до мужчины.

Тэхён, предпринимавший попытки стать для друга заменой, сдался примерно после того, как увидел его исходящие вызовы. К тому моменту их было за сотню. Ким пытался аккуратно подступиться к Чимину, рассказывал ему о своём опыте и доказывал, что жизнь на одном человеке не кончается. Тот побег на другую сторону дороги, куда они договорились шагнуть без прошлого, не увенчался успехом. Пак продолжал оглядываться назад. При первой встрече Ким заявил, что не планирует ничего на шатена, потому что не любит парней с разбитыми сердцами, а потом они съехались, и Тэхён поплыл. Чувства к Чимину были особенные, не такие, как к предыдущим парням. Его хотелось оберегать, всему научить и оставить себе, скрыть в своих руках и заверить, что никогда того не оставит. А потом церемония посвящения и вопрос «ты помнишь что-нибудь?».

Конечно помнит. Но в глазах Чимина этот вопрос стоял иначе, поэтому Тэхён сделал вид, что ничего не помнит, и для него вообще это ничего не значит. Пусть так, чем Пак будет чувствовать себя как в школьные времена, когда ему призналась в своей любви Сонхи, а он не смог ответить. Ким уже знает всё, что случилось с другом.

— Надежда — это самообман, — шатен тушит остатки сигареты и запивает банановым молоком, всё ещё стоя в курилке напротив Тэхёна, — Поэтому пациентам я не обещаю, что всё пройдёт гладко.

— У ХёнА сделала из тебя монстра, — брюнет улыбается, хотя на самом деле это отчасти было так.

Этот холод стал появляться вместе со статусом лучшего студента на потоке. Многие говорили, что Пак звезду словил, корону на голову напялил и даже не скрывает этого, к декану подлизывается, оставаясь с ней ночами работать. В какой-то мере быть таким даже выгодно для его профессии, это добавляет ему зрелости и целеустремлённости. Может быть поэтому его в помощники взял лучший нейрохирург.

И только Тэхён знал, от чего всё это. Чимин медленно, но верно идёт по стопам своего учителя.

— Лучше быть бездушным монстром, чем питаться пустыми надеждами, — Пак отрывается от стены и закрывает окно, — Я приду под утро, так что можешь не ждать.

— А домой сходить не хочешь? — намекает парень, выходя вместе с другом в коридор больницы.

— Ты кого-то хочешь привести? Ну могу не приходить…

— Я к тому, что Джинён мне снова звонила.

Чимин не возвращается домой уже долгое время. А всё из-за последней ссоры, когда выяснилось, что девушка была той, кто попросила Юнги уехать. Тот разговор, который застала медсестра, был между матерью и учителем о будущем, в котором Чимин будет ослеплён подростковой влюблённостью в мужчину, не зная, что на свете есть и другие люди. Джинён уговаривала Юнги бросить сына, уехать и дать ему шанс выбора, потому что всё и так зашло слишком далеко. Привязанность к добру не приводит, а школьный слух довёл до больницы. Тогда-то Джинён и решила пойти на сделку: она скажет директору, что все слухи — неправда, а Юнги должен будет уехать. Девушка сама об этом рассказала, и Чимин до сих пор не понимает, для чего.

— Не будь мудаком, — Тэхён останавливается с Чимином у раковины, где парень начинает мыть руки по локоть перед операцией, — Я уверен, сейчас она сама не в восторге от того, что сделала. Ты же сам понимаешь, что тогда происходило.

— Да, она сломала мне жизнь, — Пак обильно мылит пену, чувствуя, что кофе не помешало бы, но из-за него может развиться тремор рук, поэтому приходится теперь обходиться банановым молоком.

— Если бы она тебя не любила, то конечно же пустила бы всё по ветру. Джинён прекрасно знала, что ты возненавидишь её, но всё равно пошла на жертвы. Поэтому глотай свою гордость и вали домой, — Тэхён направляется к двери, решая больше не отвлекать шатена, — И да, чтоб наверняка — я запру квартиру, так что если придёшь, спать в подъезде будешь.

Чимин задерживает ладони под водой, ощущая приятное греющее тепло. Он помнит, как однажды узнал, что Тэхён переписывается с Джинён, где тот сообщал о том, как живёт её сын. Вроде бы ничего криминального, ведь мать просто переживала, а Чимин не может признаться себе, что его поведение до абсурда смешное. Сколько бы времени не прошло, а детская обида всё равно берёт своё. Но он — то самое лучшее, что случалось в жизни матери. Просто случившееся подкосило обоих.

Операция длится мучительно долго. За всё это время Чимин ни разу не отвлёкся на мысли, которые постоянно его грузили. Этому тоже научила декан: «Когда ты стоишь там, держа в руках скальпель, ты — Бог для лежащего человека, в руках которого его жизнь. Поэтому думай о том, что ты можешь принести, а не о том, что потерял». Девушку, которые все боялись, Пак ставил себе в учителя, у которой стоит учиться всю жизнь. Поэтому при любой удобной возможности он не упускал шанса получить бесценный опыт. Но несмотря на талант восходящего студента, его способности и приобретённый стаж, к самостоятельной операции его не допускали, потому что необходимо закончить сначала семь лет обучения. «Можно и быстрее» — как-то подмигнула У ХёнА. Она тоже хочет, чтобы этот парень взобрался на вершину.

°°°

— Осталась встреча с журналистом, — говорит девушка, протягивая мужчине стаканчик кофе, — Пара вопросов для статьи, и после него больше никакой связью со СМИ.

Блондин берёт стаканчик тонкими пальцами за края и делает глоток, чувствуя добавку в виде сиропа, и прикрывает глаза, садясь на мягкий диван в кабинете, где пройдёт встреча. Девушка эта неплохая, новенькая просто, поэтому не может запомнить сразу вкусовые предпочтения своего начальства. Директор компании, в которой работает Юнги, наконец заполучил его, после стольких попыток, и не зря. Суджи как знал, что имя психолога станет настолько известным, что принесёт компании немалую прибыль. Ему ещё преподаватель Ким десять лет назад сказал, что в Мине кроется скрытый потенциал, вот Суджи и начал «охотиться» на него. Юнги залёг на дно после инцидента с Дохёном, но мужчина всё равно нашёл его, когда знакомый увидел того работающего в школе. И снова посыпались звонки. Но тогда у Мина была причина, не позволяющая ему принять предложение.

Сколько уже прошло? Время летит слишком быстро, беспощадно, но, кажется, для воспоминаний время ничего не значит. Находясь на расстоянии одиннадцати тысяч километров, Юнги прокручивает один единственный момент их расставания, когда пришлось смотреть в глаза и врать, что уезжает ненадолго. Он успокаивал себя, что делает это во благо мальчишки, взял его сердце в руку и унёс с собой. Отвратительно. Человек, разбирающийся в душах других людей, не смог разобраться в своей. Слабак.

Мужчина встречает того самого обещанного журналиста в виде длинноволосой брюнетки родной национальности, и приветливо улыбается, говоря, что рад встречи. Фальшивка. Юнги нужно тридцать секунд, чтобы с ходу сказать, что нужно человеку или какую цель он преследует, и девушка явно была подослана не просто так. Она задаёт вопросы, на которые Мин уже отвечал ни одни раз, приняла расслабленную позу, закинув ногу на ногу и как бы непринуждённо придвинулась ближе, плавно переходя на тему книги.

Как Вы пришли к этой методике? У Вас был близкий человек? Кто он? Эти и другие вопросы Юнги уже слышал, поэтому прикрыл глаза и жестом попросил девушку остановиться. «Я Ваша поклонница» — признаётся брюнетка, а мужчина устало проводит по переносице и молчит, дав шанс ей сразу признаться в её истинном желании.

— На самом деле мне много раз отказывали в попытке предложить Вам работу, — девушка убирает прядь выпрямленных волос за ухо, — Но понимаете, хочется пойти на всё, чтобы заполучить такого человека, как Вы.

— Понимаю.

Пойти на всё. Было бы ради кого идти на такие жертвы. Пустышка.

— Можете считать это сменой деятельности, как когда-то, когда Вы преподавали в школе, — брюнетка воодушевилась заинтересованностью, не услышав резкого отказа, и длительностью разговора, за которую её ещё не выставили за дверь, — Мы оплатим перелёт…

— Перелёт?

— В Корею. Я уверенна, Вы бы хотели встретиться со своими знакомыми! К тому же Вам придётся лишь…

Знакомыми. До обиды неподходящее слово, которое Мин раньше употреблял. Как он только мог назвать Дохёна простым знакомым? Наверное, это потому, что был зол на себя, и не хотел придавать значимость человеку, из-за которого год жизни после его гибели можно было спокойно вычеркнуть, а оставшееся чувство вины стало преследовать Мина всю жизнь.

— Я не могу уехать, — прерывает мужчина, — У меня подписан контракт с компанией. Приходите через два года.

Юнги встаёт с кресла и направляется к двери.

— Как думаете, Ваша книга дошла до того, кому она была написана?

Внезапный вопрос заставляет Мина остановиться и ослабить хватку на ручке. Ещё никто до этого момента не задавал подобного вопроса. Блондин поворачивается к девушке, которая встала и поправила свою юбку, поняв, что теперь психолог в её руках.

— Не понимаю, о чём ты, — равнодушие слетает с губ, скрывая истинный вопрос.

— Сложно увидеть тайное послание читателю, которого не касались какие-то вещи, ситуации и фразы. Я не журналист, и признаюсь, была рада такой находке, — брюнетка остановилась в шаге от мужчины, — Но мы оба знаем, что книга не заменит встречи, — она протягивает визитку, — Дайте мне знать, когда срок контракта истечёт.

Звук цокаюших каблуков стал растворяться за дверью, оставляя за собой искорку интриги, которая должна разжечь огонь. Не журналистка, а значит тоже из области психологии, босс которой очень хочет заполучить удачу.

Юнги смотрит на номер телефона на прямоугольной карточке и начинает невольно думать о возвращении. Там есть тот, кто может до сих пор его ждать. Хотя за столько времени чувства того влюблённого мальчишки могли измениться. По крайней мере так он думал. Мин не знает ничего — его отрезали от прошлой жизни, он с головой погрузился в карьеру, которая по большому счёту не принесла ему ничего, кроме известности. А нужна ли она?

Большая квартира, в которой каждый день ждёт красивый чёрный кот, помогающий не сойти с ума от нового чувства вины. Юнги, совершив ошибку в первый раз, пообещал себе, что не повторит её, не позволит больше влюблённому в себя человеку страдать. В итоге он принёс ещё больше боли, позволив своему ученику быть рядом и надеется на ответные чувства. Которые на самом деле были.

Мин понял, в какой день начал искать среди учеников одного единственного, всё чаще наблюдая за реакцией парня. Был ли это простой интерес или игра, ставки которой были на проигрыш в принятие факта ответных чувств — не особо важно. Но мужчина уже не мог отвести взгляда.
« — Стоит ли мне опасаться за ваши занятия с Чимином?» сказанное в шутку должно было смутить парня, улыбнуться или заставить проявить хоть какую-то эмоцию. Но Юнги смотрит на него и видит, как шатен начинает нервничать, потому что понимает, что ответ будет положительным, и просто сбегает.
« — Ты не сможешь найти друга в моём лице». « — А ты видишь во мне друга?» Иногда Юнги казалось, будто эти вопросы задают ему. С самого начала мужчина понимал, что никакой дружбы между ними быть не может. Но не остановил это.

Мин не может понять, какую часть этой истории будет правильно назвать ошибкой — чувства ученика к учителю или собственные чувства к нему? Быть может, ошибка в поцелуе или расставании и ложном обещании? В любом случае это привело к третьей, и Юнги уже не надеется, что последней, ошибке. Мунён. Не только контракт держит мужчину здесь.

Визитка в руке блестит и привлекает к себе внимание. Что такое два года с точки зрения вечности?
 
#42

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
41. За удачей
Чимин смотрит на экран телефона, где новый час уже начался, а это значит, что он опаздывает. При этом Тэхён ещё засыпает его сообщениями, что декан лично придёт проверить посещаемость тренинга.

Шатену как-то и в голову не пришло поставить будильник, ведь всегда это делал Ким, а тут Чимину же пришлось идти домой. Разговор с матерью получился напряжённым вначале, но потом парень услышал то, что совсем не ожидал. «Только найди себе хорошего». Джинён понадобилось столько времени, чтобы принять своего сына, и в итоге она смирилась и была готова к тому, что Чимин однажды приведёт домой не девушку. Поздновато немного, но Пак перестал держать внутри обиду.

Погода оставляла желать лучшего, поэтому шатен, забежав в академию, стряхнул с мокрых волос капли дождя и быстро повесил в раздевалку насквозь промокшую джинсовую куртку. Ведь все вещи уже давно находятся на квартире, а дома ничего лучше не нашлось.

Пак снова посмотрел на сообщение, где была указана аудитория, и тут же пришло новое. Тэхён написал, что психолог, проводящий им тренинг, приехал из-за границы. В ногах резко почувствовалась тяжесть, будто к ним привязали железные оковы, не позволяющие сдвинуться с места. Чимин быстро открывает вкладку с новостями и забивает в поисковой строке имя. Никаких свежих статей. Парень делает глубокий вдох и возобновляет свой путь, прогоняя мысль об одном единственном психологе. Может ли судьба снова свести их как студента и преподавателя? Это было бы уже слишком жестоко.

Чимин останавливается у тёмной двери в аудиторию и кладёт ладонь на круглую ручку. Пак никогда бы не подумал, что зайти внутрь будет так сложно, особенно когда есть вероятность встретить там особенного психолога. Какая будет у него реакция? Рад ли он будет встречи или сделает вид, что они незнакомы? Надолго ли он вернулся? Могут ли они быть кем-то друг для друга?

— Чего не заходишь? — послышался голос декана, которая пришла проверить своих студентов, — Пунктуальный ты мой. Заходи, не стесняйся.

У ХёнА открывает дверь за парня и подталкивает его внутрь. Яркий искусственный свет бьёт по невыспавшимся глазам, взгляды аудитории падают на шатена, а тот смотрит лишь на психолога, стоящего перед студентами. И дрожь проходит.

Декан просит мужчину продолжать, а сама быстро глазами пробегает по присутствующим. Чимин же забирается к Тэхёну и садится рядом, незаинтересованно доставая тетрадь. Это не тот психолог.

— Помирились? — первое, что спрашивает Ким, оглядывая друга с ног до головы.

— Да.

Подробностей не услышишь, если не задавать дополнительных вопросов, но Тэхён и не хотел. Главное, что всё теперь хорошо. А это утро заставило Чимина задать себе вопрос: а ждёт ли он на самом деле возвращения Юнги? Или «ждать» потеряло своё истинное значение, превратившись в автоматическую привычку?

°°°

— Почему у нас не выпадает выходной одновременно? — расстроено выдохнул Тэхён, прокручивая между пальцев специальный фломастер, которым обрисовывают части на теле человека, где будет изменена внешность, — Иногда мне кажется, это У ХёнА всё подстроила, чтобы мы не могли нормально оторваться.

— Давно ли ты в свой выходной отрывался? — Чимин снимает с крючка свою влажную джинсовую куртку и закидывает на плечо, — Последнее время ты только и дело, что спишь.

— Потому что тебя нет.

Парни выходят на улицу, где хмурые тучи всё ещё заволакивают собой небесную синь. Они идут вместе по улице, в конце которой их пути разойдутся — у Тэхёна сегодня запланирована пластика носа. Он, чёртов эстет, просто помешан на идеальности, а эта работа будто создана для него, поэтому всегда приходил с отличным настроением после операции. «Я художник, скульптор и бог!».

— Пак Чимин!

Парни отвлекаются на голос своего декана, разворачиваются и видят девушку, которая сняла свои очки. А когда она так делает, значит у неё есть просто сногшибательная новость. Последний раз такое было, когда она сообщила парням, что их захотели взять в ассистенты лучшие врачи столицы.

— Угадай, что только что сделала ваш самый лучший в мире преподаватель? — ХёнА гордо подняла голову чуть выше, и не дождавшись ответа, продолжила, — Я выбила для тебя две операции!

— Что? — Чимин не мог поверить в услышанное.

Тэхён повторил про себя слова декана, которая уверяла всех, что у неё в группе нет любимчиков (коими являются Ким и Пак), и усмехнулся, стянув колпачок с фломастера. Брюнет, воспользовавшись полной потерей чувств друга, начал ставить ему штрихи на лице, где он бы немного подправил ему глаза, нос, подтянул брови и немного изменил скулы.

— Я поговорила тут с главным врачом, у которого ты был помощником, и намекнула, что тебе пора прославить их больницу, как самый молодой и успешный нейрохирург, — ХёнА перевела взгляд чуть выше, замечая идеальные штрихи Тэхёна, — Так вот есть два пациента, которых тебе могут доверить. Первая операция сразу же на следующей неделе, вторая чуть позже — этого пациента только доставят, поэтому с самого начала он будет на тебе.

— Кто они? — Пак до сих пор не чувствовал, что на нём рисовали Ван Гога, будучи шокированным такой новостью.

— Первый — мужчина за шестьдесят, вторая — девочка, десять лет, их историю болезни посмотришь на месте. Спиной и головной мозг, операции разные, но рядом с тобой будет находится врач на подстраховке, ты справишься, — девушка перевела взгляд на Тэхёна, который гордился своей работой, сложив руки, — Главный врач был в необычном настроении, всё говорил, что успешно подписал какой-то контракт. В любом случае, можешь уже благодарить.

— Спасибо, — Чимин провёл рукой по волнистым волосам, — Я Ваш должник!

— Перестань, — засмущалась девушка, — Просто теперь я обязана увидеть тебя в новостях! Не забудь упомянуть, кто тебя всему научил, — подмигнула декан, — Тэхён, хорошая работа. До встречи!

Брюнет поклонился преподавателю и увидел озадаченный взгляд друга, который не понял, какая ещё работа. А на лице шатена были идеальные метки, чтобы превратить Пака в восходящую звезду. Хотя для Кима он и так был идеальным, без всех этих штрихов.

— Прими мои поздравления, — улыбнулся Тэхён, — Я приду к тебе после операции и оболью шампанским, а потом мы закатим такую тусовку, что потом неделю будешь отлёживаться. Уверен, У ХёнА просто упьётся до потери сознания!

— Да…

Однако, было что-то подозрительное в том, что ему так просто доверили сложную работу для состоявшихся врачей. Явно это не из-за удачного совпадения хорошего настроения главного врача. К тому же тренинг по потери пациента только начался, а его уже хотят допустить к операции? Всё это было так же странно, как и взгляды прохожих, которые смотрели на Чимина всю дорогу.

°°°

Юнги идёт по ночной улице Нью-Йорка в тёмных очках, которые отлично спасают как от общественности, так и ярких огней города. Движение здесь, кажется, не останавливается никогда. Но сколько бы времени не прошло, он не может привыкнуть к шуму, поэтому часто ходит в наушниках.

Через двадцать минут мужчина достигает нужной высотки, заходит внутрь и проходит до лифта, всё ещё не снимая очки. Интерес к его личной жизни последнее время очень вырос, и Мин чувствует себя больше знаменитостью, чем просто психологом, поэтому приходится максимально аккуратно приходить сюда. Лифт остановился на двенадцатом этаже, куда вышел блондин, направляясь по коридору до нужной двери. В руке звенят ключи, блондин останавливает и открывает дверь, заходя внутрь.

Сразу чувствуется запах ванили, который хотелось бы перебить никотином, но было нельзя. Юнги снимает обувь, проходит в квартиру и бросает несколько листов, скрепленных между собой, на стол в гостиной. Девушка, лежащая на диване, любопытно смотрит сначала на документы, а потом на мужчину.

— Что это? — блондинка подходит ближе, поднимая листы.

— Подписывай, — говорит Мин, взглядом пробегая по остальным комнатам.

Девушка читает несколько строк, понимает, что это за документы, и возвращает их обратно.

— Не стану.

— Тогда собирай свои вещи, мы уезжаем, — мужчина находит то, что искал и успокаивается, — Самолёт на пять утра, будь добра уложиться к этому времени. Я приеду за вами к четырём.

— Какого чёрта я должна отсюда уезжать?!

Юнги чувствует, как ему в голову прилетает подушка, и громко выдыхает, поднимая упавшую вещь. Это длится на протяжении двух лет, и Мин наконец понял, почему ему дали прозвище Ледышки в школе. Его терпению может позавидовать любой.

— Я потратил все деньги на расторжение контракта, поэтому мне нечем тебе платить, Мунён, — мужчина садится напротив и складывает ладони вместе, — Но мне предложили работу в Корее, и я уже заключил другой контракт, так что поживёшь у родителей, пока я снова не смогу тебе платить. Или второй вариант — оставляй свою роспись и проваливай.

Блондинка нервно усмехнулась. Ей ведь удобно жить за чужой счёт, и потерять такого инвестора было бы очень проблематично.

— До четырёх уложусь, — нехотя проговаривает Мунён, небрежно сбрасывая листы бумаги на пол.

Юнги поднимается и направляется к выходу, заглядывая в спальню, где в небольшой кроватке спит ребёнок. Смотря на него Мин начинает понимать, почему Джинён всегда говорила, что Чимин — лучшее, что случалось в её жизни. Пусть он был ненамеренным, но дать кому-то жизнь — это самое лучшее, что можно сделать. И на этот раз Юнги приложит все усилия и не бросит его.

°°°

Медленные шаги сбивают с травинок прозрачные капли прошедшего дождя, зелёные листочки прогибаются, а потом снова встают, будто бы ничего и не было. Парень неспешно проходит среди безжизненных камней и останавливается, присаживаясь перед одним единственным. Чимин аккуратно кладёт белые лилии на холодный камень и смотрит на написанные годы, которые уже давно запомнил.

— Прости, Дохён, я снова один, — произносит Пак, отводя взгляд в небо, — Я всё ещё не знаю, как дела у Юнги, но вроде бы никаких плохих новостей не пишут. Зато он пытается искупить свою вину перед тобой, помогая другим, — шатен срывает травинку и начинает рвать её на кусочки, — Та книга, которую он выпустил, помнишь? Я обещал прочитать, но так и не смог. Тэхён сказал, что в предисловие написано о тебе. Кстати, он делает успехи, будто гончар — лепит людей так, словно сам их и создал. У него особое мышление, как говорит декан, далеко пойдёт.

Пак грустно улыбается, закусывая губу.

— А ты задавал себе вопрос, могло ли быть всё иначе? Если бы ты мог изменить что-то, чтобы не влюбиться, стал бы ты это менять? Наверное, в отличие от тебя, я бы не стал. Если бы не слух, старшеклассник из параллельного класса не предложил бы познакомить со своим другом. Не брось меня учитель, Хёку не пришла бы в голову мысль попробовать свести меня с тем самым другом. Я бы не встретил Тэхёна, а он бы не предложил доверить выбор судьбе. Мы бы не оказались там, где находимся. Если бы не ты, я бы даже не встретил Юнги, иронично, правда? Как в мире всё связано между собой…

Чимин запрокидывает голову к небу, чувствуя прохладные капли начинающегося дождя, и смотрит на пролетающий мимо самолёт.

Всё в мире связано между собой.
 
#43

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
42. За удачей
— А с Вами приятно иметь дело, — девушка пожимает мужчине ладонь и складывает условия контракта в папку, — Что ж, как прошёл перелёт? Выглядите уставшим.

— Терпимо, — отвечает Юнги, допивая свой кофе.

Четырнадцать часов перелёта в первый раз казались не такими уж и ужасными, когда Мин летел один. Но когда под боком сидит Мунён, это оказалось просто пытками. Благо малышка совсем не капризничала и в целом перенесла перелёт хорошо. И перед тем, как приехать сюда, Юнги отвёз их в дом её родителей, пообещав познакомиться с ними чуть позже, хотя желания не было никакого.

— Не против небольшой экскурсии? — брюнетка улыбнулась, увидев положительный кивок, — Прошу за мной.

Конечно, ей совсем не идёт роль журналистки. Девушка прилетела в Нью-Йорк сама только ради того, чтобы добиться одной единственной подписи. И у неё это получилось. Такие люди редкость, но Мин уже встречал подобного прежде.

— Ваша методика, которая описана в книге очень хороша для обычных людей, но что Вы можете сказать о тех, кто сходит с ума? — девушка, вышла в коридор, направляясь с мужчиной вперёд, — Имели дело с душевнобольными?

— Психолог и психиатр специализируются на немного разных областях, — Юнги рассматривает больницу, замечая, что здание само по себе собрало многие области медицины. Не зря оно считается лучшим среди всех остальных.

— Да, но некоторые нормальные люди становятся после душевнобольными. Вам никогда не хотелось залезть к ним в голову и найти причину такого скачка? Найти ответ на вопрос, возможно ли обратное превращение? Причина в мозге или в душе? В сорока процентах причиной служит потеря близкого человека. Поможет ли душевнобольному Ваша терапия?

— Не думал об этом, — признаётся блондин.

Мин замечает брюнета, который выглядел очень молодо для того, чтобы расхаживать по больнице в белом халате, и всматривается в бейдж. Но с его расстояния не видно даже имени.

— У вас молодые врачи, — Юнги смотрит, как этот самый парень открывает банку энергетика (додумался тоже пить такое) и набирает попутно номер в телефоне.

— Не совсем, — признаётся девушка, замечая, на кого смотрит мужчина, — Есть тут у нас парочка выдающихся студентов, декан мед академии заручилась за них, поэтому врачи взяли их к себе в ассистенты. Впрочем, как по мне, они отлично справляются, оба талантливые: один — пластический хирург, — брюнетка кивает в сторону стоявшего парня, — другой специализируется на нейрохирургии. Главный врач даже одобрил его первую собственную операцию, на которой, в случае чего, мы и проверим Вашу методику.

— В смысле?

— О деталях потом. Пройдём дальше?

Юнги смотрит на брюнета, который отдалённо кого-то напоминал, будто они уже встречались раньше, а затем последовал за девушкой.

— Да тут я, хватит звонить! — с другой стороны выходит Чимин, подходя к другу.

— А принять вызов и сказать, что ты идёшь, никак? — Тэхён протягивает энергетик парню, который не отказывается, ведь у него нет сегодня работы.

— Электромагнитные волны отрицательно воздействуют на мозг.

— Не умничай.

Чимин резко оборачивается назад и видит лишь проходящую мимо медсестру. Странное чувство внутри, будто он слышал чьи-то разговоры.

— Сегодня воскресенье, — напоминает Пак, поворачиваясь к другу, — Ты занят, а я могу сходить до твоего деда. Возьму у него список, схожу в магазин, заодно после по пути дойду до дома.

— Было бы круто, — признаётся Тэхён, потому что сам сегодня не сможет сделать этого.

Ким хороший внук — приходит в свободные дни, не пропускает ни один поход в магазин, помогает старику как может. Правда иногда на воскресенье выпадает либо дежурство, либо работа, после которой максимум, что можешь — это донести своё тело до ближайшей поверхности. Прибавить к этому учёбу, и получается сокращение времени втройне. Но Чимин, будучи не обременённый подобными вещами, всегда рад предложить свою помощь. Тем более Пак всегда не против послушать увлекательные рассказы Кима старшего, где иногда упоминается один человек, про которого хотелось слышать и не забывать.

Завтра у Чимина операция на головной мозг, поэтому день нужно провести максимально отдалённо от работы, чтобы не перенапрягаться. Так же они делали с Тэхёном перед экзаменами — гуляли, играли в приставку, смотрели фильмы, что угодно, но не сидеть за учебниками всю ночи.

Теперь до того дома лежит другая дорога, в противоположной стороне. Поэтому Чимин не ходит через парк, не вспоминает знакомство с кошкой, разговоры с мужчиной, проливной дождь и каждый божий день после школы. Правда, приходя в дом, всё равно невольно всплывают отрывки каких-то определённых моментов. Зато сейчас, будучи с трезвым умом, Пак может сам ответить на некоторые вопросы, которые его когда-то волновали. Например, улыбка — она никогда не была фальшивой рядом с парнем, потому что именно эмоцию радости сложно подавлять. Мин на тот момент просто терял свою маску, не мог сопротивляться и контролировать себя.

Но всё равно это не отвечает на главный вопрос. Был ли Юнги хоть раз серьёзным со своими чувствами к мальчишке? Видимо нет, раз так легко взял и отказался от него.

Чимин нервно проводит по переносице и достаёт сигарету, закуривая на ходу, хотя до дома не так уж и далеко. Ким старший уже давно догадался об этой привычке, но никогда не озвучивал лекцию, присущую старшему поколению, что это вредно для здоровья. Смысл, если Пак и сам об этом неплохо осведомлён?

Шатен останавливается перед домом, замечая незнакомый припаркованный Marsebence-benz, который, видимо, что-то попутал, заехав на чужую территорию. Парень осматривает дорогую машину, думая о том, чтобы купить такую же, когда прославится на весь мир. Затем Чимин выдыхает дым и тушит сигарету, отвлекаясь на звонок телефона. Мобильник разрывался одновременно приходящими сообщениями, где Тэхён умолял срочно ответить на звонок.

— Я уже пришёл, Тэ…

— Не ходи! — резко обрывает друг, а в его голосе слышится какой-то испуг, — Деда нет дома. Он позвонил, сказал, что пришёл в квартиру, потому что сильно соскучился, дома никого нет!

Чимин поднимает взгляд на дверь и в упор смотрит, не понимая поведения Кима. Осталось пройти не больше пяти метров. Но если Тэхён говорит, что дома никого нет, то и смысла туда идти тоже нет.

— Тебе нельзя пить энергетики, — парень разворачивается и начинает уходить, решая не думать по этому поводу, новостей же никаких нет, — Ты становишься нервным, смотри нос не отрежь пациенту.

— Ты ушёл?

— Ушёл, успокойся, — Чимин проходит мимо машины и сворачивает в сторону парка, — Тогда пойду домой, Джинён тоже попросила зайти. Давай, удачи тебе там, до завтра.

Тэхён сбрасывает вызов и смотрит в одну точку, прокручивая слова деда, который позвонил и сказал, что старый хозяин дома вернулся. Юнги вернулся. Ким нервно закусывает губу, ведь он никогда не врал Чимину, но сейчас это было необходимостью — Пака может выбить эта новость, что хуже — встреча, из колеи, а завтра у него важная операция. Им просто нельзя видеть друг друга.

°°°

Мужчина заходит в дом и закрывает ногой входную дверь, проходя с пакетами на кухню, где его тут же встречает кот. Снежок был в любви, ведь его сегодня просто не выпускал из рук старик, который побаловал кота сливками и не обделил лаской, любезно почесав за ушком.

— Ох, что я вижу, — Ким удивляется выставленной на стол бутылки крепкого алкоголя, — А ты не меняешься, на сессию тоже приносил мне коньяк!

— Да, только от пересдачи это всё равно не спасало, — улыбнулся Юнги.

— Встретился ли ты со своим другом? — старик видит небольшое замешательство, которое говорит о том, что Мин явно не понимает, о ком речь, — Мальчишка, твой ученик. Славный парень, узнал, что ты улетаешь — сразу побежал за тобой в аэропорт.

Юнги чуть ли не роняет из рук упаковку молока, успев вовремя её поймать. Неужели он узнал о правде в этот же день? Мин хотел как лучше, чтобы Чимин не понял об этом сразу, но сделал только хуже. Мужчина понял, что причиняет слишком много боли, когда держал мальчишку за руку — он не плакал от ожога, но ревел из-за Юнги на коленях у матери. В тот вечер, тот момент Мин не уходил. « — Он ушёл? Джинён обернулась в сторону коридора и посмотрела на мужчину, который лишь коротко кивнул. — Да.» Мин стоял и смотрел, как разрушает чужие чувства.

— Нет, — мужчина убрал продукты, поставив на стол две рюмки, — Не думаю, что встречу его…

— Конечно встретишь! — не унывал Ким, — Он часто сюда с моим внуком приходит! Всё это время и всегда улыбается, правда курить начал, но мальчишка хороший!

« — Закуришь, когда совершишь огромную ошибку в своей жизни». Вот и понятно теперь, кем Мин является в глазах парня. Прошло столько времени, а Чимин всё равно сюда приходит. Тёмно-янтарная жидкость выливается в рюмку, наполняя её, как когда-то одиночество мужчины наполнял простой старшеклассник. « — Займитесь со мной математикой!» Наверное, это стало стартовой точкой, когда Юнги позволил войти мальчишке в свой дом, свою голову и душу. Но как бы не менялась между ними дистанция, Чимин никогда не позволял отдалиться от мужчины настолько, чтобы всё прекратить. « — Давайте я помогу с ремонтом!»

Хлопок двери привлекает внимание старших, и торопливые шаги обрываются, когда на кухню вбегает тот самый брюнет из больницы. Его дыхание сбито из-за бега, а глаза устремлены на мужчину. И тут Юнги понимает, кем является один из выдающихся студентов — внук Кима, который приходит со своим другом.

Тэхён делает шаг к столу, берёт рюмку, что была ближе к дедушке, и выпивает её залпом, звонко возвращая на место.

— Чимин, случайно, не заходил сюда днём? — обращается парень к Киму старшему, на что тот мотает головой, — Отлично.

Тридцать секунд, и Юнги видит неравнодушие в глазах парня, страх и беспокойство. Мин следом опустошает стопку и наливает заново. Чимин вполне мог за столько времени начать отношения с другим — Тэхёном. Брюнет даже на первый взгляд выглядит уверенным в себе, который вполне мог бы заменить неудачную первую любовь, вытащить Чимина из замкнутого круга и сделать то, что не смог Юнги. Такой, как Тэхён, без колебаний ответил бы на объятья, в то время, как Мин сомневался. В ту самую ночь, когда мальчишка поддался на свои чувства и обнял своего учителя на улице. Юнги хотел к нему прикоснуться, положить руки на его спину, заверить, что всё в порядке, но не смог.

— А где ты потерял своего друга? — интересуется Ким старший.

— Не уверен, что такая встреча пошла бы ему на пользу, — Тэхён смотрит на мужчину, посылая ему яркий намёк, — У него завтра очень важный день, не хотелось бы его отвлекать. Дед, ты же знаешь, как для Чимина важна его работа, она всё, что ему сейчас нужно.

Юнги рад, правда, если у Чимина появился такой человек, как Тэхён. Работа? Это тоже хорошая новость, особенно, если она стала важной. Пусть всё так и будет. « — Мы встречаемся, учитель!» Иногда этот момент снится мужчине. Тот самый миг, когда Чимин принял Юнги с его ужасным прошлым, дырами внутри и чувством страха перед возможностью всё повторить. Каждый день Мин искал хоть какой-нибудь подсказки, что ему делать, ведь он знал, к чему в итоге всё приведёт. Снова пустая рюмка.

Тэхён сидел рядом, не уходил и не перебивал, прожигая взглядом мужчину напротив. Но скорее он пытался понять, почему тот бросил Чимина. А Юнги рассказывал, как жил за границей, к чему пришёл, как писал книгу, в предисловии которой упомянул Дохёна. Конечно, не используя его имя, а обращаясь, как «мой старый друг». Тэхён прочитал её полностью, но не нашёл в ней то, что было спрятано.

— Я использовал конкретное время, когда преподавал в школе, — начинает пояснять Мин, доливая коньяка, — Если говорить откровенно, то я писал для определённого человека. То есть, как бы автором является он — это его история и его падение, и то, как бы он мог выйти из омута, в который попал, потеряв близкого человека.

Эта книга про Чимина. Тэхён снова перехватывает у дедушки рюмку и выпивает, продолжая внимательно слушать.

— И вот мне буквально вчера предложили работу здесь, — Юнги вспоминает тот момент, когда два года с точки зрения вечности казались ничтожно малыми. Такими же малыми, как годы жизни на надгробии, которые взяли и оборвались. Нельзя жертвовать ни одним днём. — И я подумал, что пора вернуться. К тому же корейские законы могут мне помочь разобраться с одной проблемой, и плюсов в возвращении стало больше.

— Не ответите? — поинтересовался Тэхён, кидая взгляд на телефон, на котором светилось имя Мунён.

Мин шутливо говорит, что это и есть его та самая проблема и уходит, чтобы ответить на звонок. А Ким младший пользуется моментом и набирает Чимину сообщение, спрашивая, как у него дела.

— Хватит пить эту дрянь! — брюнет отбирает у дедушки очередную рюмку.

— А сам чего пьёшь тогда?

— Я уничтожаю, чтобы тебя поберечь, твои косточки на пляже погреть, когда я достаточно заработаю и смогу отвезти тебя отдохнуть к океану, — Тэхён кладёт телефон и наливает себе ещё.

Юнги возвращается быстро, а брюнет запоминает это женское имя, которое не подходит к версии, что мужчина вернулся к Чимину, и отходит. Мин садится за стол и невольно бросает взгляд на загоревшийся экран телефона студента, где пришло новое сообщение.

«Да дома я, всё хорошо. Ты обещал залить меня шампанским, помнишь? Так вот, купи побольше, завтра я собираюсь захватить весь мир!»

И Юнги затуманенным разумом пытается сложить слова девушки, которая говорила о двух выдающихся студентах и первой операции одного из них. Завтра будет важный день.
 
#44

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
43. За удачей
Примечания:
! Присутствует детальное описание операции! (по профессии я не врач, но я стараюсь)



— Проспал! — отчаянный крик парня раздаётся в пустой комнате, отчего даже собака в соседней квартире залаяла, — Я дерьмовый друг! Боже, помоги успеть!

Тэхён путается в собственной одежде, пытаясь одновременно одеться и дойти до ванной. На часах уже одиннадцать утра, операция должна начаться через сорок минут, а Ким пытается почистить зубы, расчесать волосы и застегнуть рубашку, попутно включая телефон. Пропущенных нет — Пак не любитель звонков, да и сообщений тоже. Быть может он ещё успевает. Брюнет спешно натягивает кроссовки, которые редко носит, накидывает попавшуюся под руку чиминову куртку и вылетает из квартиры.

Во-первых, придётся без шампанского — Ким купит в автомате энергетик и обольёт им, если уж так хочется принять нестандартный душ. Во-вторых, погода позволяет пробежаться, правда от этого в глазах начало темнеть. Тэхён ясно помнит, как вчера прибежал в дом Мина и пил вместе со старшими, подслушивая их, словно шпион. А потом сказал не приближаться к Чимину и ушёл. Благо больше никаких дел не натворил.

Выбежав из автобуса, брюнет помчался в больницу, сокращая путь через парковку. В запасе ещё десять минут, за которые Ким должен подняться найти Чимина до того, как его запустят в операционную и больше не выпустят. Неизвестно ещё сколько по времени будет идти операция, ведь нейрохирургия — дело тонкое, но может занять как несколько минут, так и несколько часов. Нельзя просто запустить Чимина и не пожелать ему удачи!

Тэхён нажимает на кнопку лифта, затем ещё раз и ещё, начиная нервничать от того, что тот так долго едет. А потом бросает это дело и идёт к лестнице. Делая каждый новый шаг на ступеньку выше, Ким уверяет, вероятно бога, в которого до этого дня не верил, что больше он в жизни не будет пить коньяк, лишь бы только успеть. И во оно — удача на стороне Тэхёна, потому что прямо по курсу ему навстречу идёт Чимин, читая сведения о пациенте.

— Спасибо, Господи, я твой должник! — проговаривает себе под нос брюнет, подходя к другу, — Ты как? Готов? Сложный пациент? А почему ты здесь, разве время…

— Через час, — спокойно говорит Чимин, закрывая дело больного, — Время сдвинули, ждут кого-то.

Ким проводит по волосам, пытаясь оценить состояние шатена, который был до невозможности спокойным. А может быть просто умело скрывал своё волнение.

— На самом деле всё это странно, — начинает Пак, отходя с Тэхёном в сторону, — Пациенту уже проводили операцию, но она ничего не дала. И они решают сделать её повторно. Да ещё и надеются, что я смогу придумать что-то лучше.

— А ты с главным не разговаривал?

— Должен подъехать скоро, — отвечает шатен, проводя по переносице, — Думаю, успеем покурить, пошли.

Нет, Чимин не волновался, скорее относился к операции как к чему-то, что просто должен сделать. Раз ему дали добро, то отступать уже нельзя, ссылаясь на внутреннее чувство подозрительности. В любом случае рядом будет находиться главный врач, который проконтролирует процесс.

Однако странности продолжаются в виде задумчивого взгляда Тэхёна, напряжённого и явно пытающегося что-то скрыть. Чимину хочется озвучить свой вопрос «ничего не хочешь мне сказать?», но решает оставить раскрытие правды на Кима. По пути в курилку они зашли в ординаторскую, и Пак отдал Тэхёну свой питьевой йогурт, который проспавшему другу куда нужнее, чем студенту перед операцией. Лучше вообще чтобы в желудке было пусто, и вся кровь приливала к мозгам.

Чимин выкуривает сигарету мучительно медленно, глаз с брюнета не сводит, будто посылая ему знак, что лучше бы ничего от него не скрывать. И Тэхёну действительно стыдно, что он не может сейчас признаться. Всё ради триумфального восхождения Пака. Вот, только это ли на самом деле ему нужно?

Осталось тридцать пять минут. Чимин тушит сигарету, выходит с другом в коридор и слышит голос декана, улавливая нотки злобы в её речи вперемешку с возмущением. Тэхён выходит из-за поворота первым и распахивает глаза, когда видит рядом с деканом главного врача, девушку и вчерашнего прилетевшего заграничного гостя. Парень быстро реагирует и выставляет руки вперёд, успевая задержать шатена до того, как он увидел бы то, что не должен.

— Что такое? — поднимает брови Пак, начиная уже нервничать от поведения друга, за последние сутки которое резко изменилось.

— Я не хотел тебя обманывать, — сердце у Тэхёна бьётся слишком быстро от понимания, что встречи больше не избежать.

— … я не позволю ставить Ваши опыты на моих студентах! — доносится голос У ХёнА.

И Чимину надоело играть в загадки. Парень скидывает руки брюнета с себя и выходит из-за угла, окидывая взглядом присутствующих взрослых, останавливаясь на одном единственном, что стоит к нему спиной. Этот образ он узнает из тысячи, потому что прожигал взглядом каждый чёртов урок математики силуэт у доски. Любое движение, походка, осанка, жест, поворот — всё говорит только о том, что прошлое настигло снова, свалившись снежной лавиной внезапно и без возможности выбраться.

Декан замечает стоящих парней и движением ладонью подзывает к себе. И в этот момент мужчина поворачивается, встречаясь взглядом уже не со своим учеником.

Чимин не может поверить: в первую секунду ему кажется, будто у него галлюцинации, образ Мина ему просто мерещится, но когда его подталкивает сзади Тэхён, Пак всё понимает. Вот, почему вчера Ким так настоятельно просил не заходить к дедушке. Шатен делает первый шаг навстречу, не отводит глаза, чувствуя, как руки начинают предательски дрожать. Именно этим утром Чимин не проверял информацию, где, вероятно, сообщалось о приезде психолога из Нью-Йорка. Неожиданно и слишком резко.

Дистанция стремительно сокращается, и кажется, дышать становится труднее. У Юнги всё такой же холодный взгляд, правда теперь там отражается сожаление, видимо за то, что снова появляется в чужой жизни. Мин не показывает эмоций, но в душе признаётся, что безумно рад встрече. Чимин в его глазах сильно изменился: подрос, оказываясь наравне с мужчиной, обтягивающая одежда показывает изменившееся юношеское тело, выбеленный халат добавлял зрелости к парню, который перестал быть старшеклассником. Тот образ мальчишки, который мужчина вспоминал на протяжении всех этих лет, только что треснул и разбился вдребезги. А Чимин безжалостно прошёл по этим осколкам и влепил пощёчину, возвращая к суровой реальности.

— Прошу, познакомьтесь, — начинает главный врач, вставая сбоку между психологом и молодым нейрохирургом, — Это…

— Мы знакомы, — перебивает Мин, не желая, чтобы их представляли друг другу. Это бы означало, что любой из них согласен притворяться незнакомцами. Но происходящее в прошлом не имело право называть друг друга незнакомцами или даже просто знакомыми.

Чимин больно закусывает щёку изнутри, но из-за горького чувства обиды или радости от долгой разлуки. Нет, он сдерживает слова, которые рвались наружу и скапливались словно бомба замедленного действия. Эмоции? Чувства? Всё это Пак похоронил в своём прошлом, он больше не влюблённый мальчишка, который может терпеть всё и так просто прощать подобные поступки.

— Вот и прекрасно, — продолжает врач, — Потому что вы будете работать вместе.

— А вот это уже не Вам решать, — вмешивается ХёнА, — Мало того, что Вы не собирались ничего рассказывать, ещё и…

— Когда приступаем? — Чимин переводит взгляд на врача, — Операция через полчаса, надо подготовиться, ведь так? Я пойду.

Пак даже не дожидается ответа, просто разворачивается, двигаясь в противоположную сторону. Девушка, которая заполучила психолога, отвела декана в сторону поговорить, пользуясь тем, что её студент не услышал суть их разговора.

Тридцать секунд прошло, а Юнги не смог прочитать парня. Его голос — словно непробиваемая сталь, ни дрожи, ни изменений в интонации, взгляд ничего не отражает, разве что только Чимин отчётливо показал своё нежелание присутствовать в компании с психологом.

Мин делает тут же шаг за шатеном и останавливает его касанием до плеча. И Чимин оборачивается, снова попадая в омут таких родных, но давно забытых глаз. Слишком близко.

— Мы можем поговорить?

— Тебе не кажется, что ты слегка опоздал? — цитирует Пак давно забытые слова, когда-то сказанные учителем, — Лет так на пять?

Чимин скидывает с себя руку, указывая на неуместный жест, и уходит, не забыв позвать с собой Тэхёна. Он не хочет выяснять отношения при людях, хотя, кажется, им и разговаривать не о чем. Чимин почувствовал скорее облегчение, потому что в сердце ничего не колит, как прежде, накатившее волнение было просто от неожиданности, не больше. Да, Пак приходит к выводу, что от этой встречи он ничего не ждёт, и после сразу же изъявит нежелание работать вместе с психологом, несмотря на любое приготовленное им дело.

Юнги провожает взглядом уходящего шатена, который только что отверг его, как это делал прежде сам Мин. Вот только поговорить мужчина хотел не о них.

— Что Вы скажите? — интересуется главный врач, обращаясь к психологу и заставляя двух девушек прекратить спор, — Раз Вы знакомы, то должны предугадать поведение парня.

Сколько Юнги помнит Чимина, тот никогда не сдаётся — начиная с соревнований с Хёком в школе, игры в баскетбол, попыток добиться хороших оценок. Потом он стал добиваться внимания и правды, которую хотел получить от учителя. Не сдавался, даже когда его раз за разом отвергали. Желание матери отдалить их — и то не забрало у него надежду. Если уже тогда Чимин был настолько сильным, чтобы падая, снова вставать, то сейчас, после того, как Юнги поступил с ним, он должен сверкать, как закаленное самое крепкое железо.

— Не думаю, что неудачная операция как-то скажется на нём, — всё же озвучивает Мин, пытаясь не ставить личные интересы превыше рабочих. Ведь он сейчас должен работать на главного врача, а не защищать студента.

— Решение принято, — подтверждает брюнетка, закрывая эту тему раз и навсегда.

°°°

Парень мылит руки уже две минуты, яростно растирая кожу до покраснения, но никак не может снять напряжение. Он дышал глубоко и неровно, всё наравился вернуться и заглянуть в эти лживые глаза, спрашивая, что он такого сделал, чтобы так поступить с ним? Жестоко, вот так появляться после ни единой попытки связаться с ним прежде, игнорируя все звонки, а потом заявлять, что они ещё и работать должны вместе.

— Хватит, — низкий голос позади выводит шатена из замкнутого круга своих мыслей. Тэхён останавливает ладони Пака, нежно проводит поверх своими и тянет их под воду, смывая мыльную пену. — Ты должен беречь свои золотые руки, — Ким гладит тыльную сторону ладони Чимина, выключает воду и поворачивает к себе друга, — Всё хорошо, слышишь? Пообещай, что станешь хладнокровным монстром, когда зайдёшь за дверь, оставишь свою жизнь и душу здесь, у меня в руках, а я подержу их, пока ты не закончишь.

— Пожалуйста, — шатен чувствует на руках неприятное ощущение затёртости, которое он скроет за белыми перчатками, поднимая уверенный взгляд на Кима, — Не останавливай меня этим вечером, я собираюсь добираться до квартиры ползком.

— Тогда я прослежу, чтобы на твоём пути не возникли препятствия.

Тэхён улыбается, ведь эти слова дают понять, что Чимин не подавлен. Не думать о прошлом, а о том, кого можно спасти.

Пак заходит в операционную, видит анестезиолога, который даёт добро на успешное погружение пациента в сон, а следом заходит главный врач на подстраховку. Ассистенты уже подготовили необходимые инструменты и приборы, пациент лежал на операционном столе. Всё готово к началу.

Чимин берёт скальпель, быстро бросает взгляд на кардиограф, а затем на стекло комнаты, в которой стоит декан, нервно закусывая губу и не спуская глаз со своего студента. И рядом Юнги. На фоне появляется Тэхён, и это то, что нужно, чтобы вернуться к операции. Всё остальное неважно. Первый элемент операции — это удаление участка кости, чтобы попасть в полость черепа. Пак, будучи ассистентом, делал это уже не один десяток раз, поэтому с этим проблем не возникло. Почти. Пальцы, которые до этого были идеально стальными, начали подрагивать. Чимин всегда хотел залезть в голову, правда сейчас он думает, что никогда бы не желал, чтобы ему это удалось сделать. Он не хочет, чтобы у него на столе оказался кто-то знакомый. Тишина разбавлялась монотонным искусственным звуком биения сердца, Пак сосредоточено приступает к дальнейшему проникновению.


— Как у него с координацией? — внезапно спрашивает Юнги преподавателя студента.

— Идеальная, — отвечает девушка, — Работать руками — это то, что заложила в него природа.

— Или упорный труд, — говорит Тэхён, заставляя обратить на себя внимание. Потому что двое из присутствующих знают, что Чимин был ещё тем неуклюжим мальчишкой. — Он отказался от многих вещей, ради того, что может сейчас. Не недооценивайте его. Чимин докажет всем сегодня, чего стоит.

— Не сегодня, — с грустью признаётся У ХёнА.

Ким переводит взгляд с декана на психолога, которые явно знают нечто больше.

Час назад


— Позвольте озвучить детали нашего, так сказать, опыта, — брюнетка, которая самостоятельно ездила за психологом, осматривает прибывшего мужчину и декана студентов, — Проходящему практику нейрохирургу не просто так выделили две операции раньше положенного времени. Он идеально подошёл по параметрам: самоуверенный тип личности, стремящийся к всеобщему признанию. Такие, как он, не терпят поражений и неудач. И давайте смотреть правде в глаза, декан У, Ваш студент уверен на максимум процентов, что справится сегодня с первой своей операцией.

— Так и есть, — соглашается ХёнА.

— Не сомневаюсь, — отзывается девушка, продолжая, — А теперь вспомним про Вашу методику, господин Мин. Вы писали, что даже сильные могут сломаться. Так что будет, если вопреки всем ожиданиям талантливого нейрохирурга, он не справится и потеряет своего пациента?

— Хотите сказать…

— Да, — подтверждает брюнетка мысли декана, — Пациент — шестидесяти трёхлетний мужчина, который подписал согласие на операцию, заведомо зная, что для него она может стать последней. Каким бы ни был оперирующий его нейрохирург — результатом будет летальный исход. Цель эксперимента — узнать, как поведёт себя студент: его реакция на несбывшиеся надежды, и сможет ли он продолжить быть нейрохирургом, потерпев неудачу в виде смерти.

У ХёнА сначала нервно усмехнулась, решив, что это неудачная врачебная шутка. Но когда главный врач подтвердил сказанное, девушка резко помрачнела.

— Вы хотите дать парню заведомо мертвеца?! — ХёнА повысила голос, показывая своё негодование, — Это бесчеловечно! А ещё не хотите его об этом предупредить?!

— Разве Ваши студенты не проходят тренинг, который подготавливает их к возможной потере пациентов? — уточняет брюнетка, — А что Вы думаете, господин Мин?

Юнги вообще-то был согласен с главным врачом, считая, что потерпеть неудачу нужно в самом начале. Ведь удары закаляют железо. И только так можно понять, годишься ты для своей работы или нет. А если ещё студент с выдающимися способностями, который рвётся к самостоятельности, то неплохо было бы сбить такому корону с головы.

— Нужно ещё учитывать индивидуальные особенности студента, — мужчина останавливается, поворачиваясь к коллегам, — Может быть, стоит повременить с такими вещами, если вы упомянули, что тренинг только начали проводить.

— Вы даёте ему безнадёжный вариант, — декан проводит по зачёсаным в хвост волосам, не разделяя логику других, — Когда врачи теряют пациентов, они хотя бы видят, где совершили ошибку или в чём было дело. Но я не позволю ставить Ваши опыты на моих студентах!

На самом деле в этом есть некая жестокость. Юнги сначала поговорил бы с бедным студентом, который явно не подписывался на такое, но когда он видит, как декан подзывает кого-то и оборачивается, то понимает, что данный опыт над мальчишкой уже провален.
Настоящее время



Чимин замирает, переставая дышать. То, что он сейчас увидел, повергло его в шок — прошлая операция почти не избавилась от прогрессирующей опухоли, потому что она охватила артерию и черепные нервы. Её невозможно удалить, не понеся при этом большие потери. Человека вообще можно сделать инвалидом, не говоря о самом ужасном исходе событий.

— Время, Пак, — напоминает главный врач, — Или возникли трудности?

Шатен облизывает губы под маской и решает рискнуть. Он не может отступить, не имеет права на ошибку. И дело далеко не во всемирном признании. Страх — вот, что сейчас возникает нарастающим ощущением где-то под рёбрами. Предыдущие операции не были на таком сложном уровне, буквально находясь на грани между жизнью и смертью.

Чимин меняет инструменты и принимается за удаление. Сколько уже прошло времени? Минута? Час? Юнги всё ещё там? Он всё ещё хочет поговорить? О чём? Почему он вернулся? Сигналы кардиографа внезапно меняются — сердце останавливается.

— Дефибриллятор, — отдаёт приказ анестезиологу главный врач, — Разряд.

Пак смотрит на ритм сердца, пытаясь не паниковать, ведь это самое худшее, что он может сделать. Нет, надо найти причину, может, он что-то задел. Сердце снова набирает свои ритмичные удары. Чимин неровно выдыхает, возвращается в работе, замедляясь. Он чувствовал, что в этой операции что-то не так, и вот оно — невозможность её выполнения. С артерии не уберёшь, а значит и эта операция останется незавершённой. Шатен кропотливо удаляет то, что может, прислушивается к каждому удару сердца и слишком поздно понимает причину раннего доверия ему операции.

— Разряд, — вновь повторяет главный врач, понимая, что во второй раз это уже не спасёт.

Чимин держит ладони на весу, которые начинают подрагивать, смотрит на неоновую линию, которая становится меньше, превращаясь в бегущую строку. Он уже не слышит, что говорят вокруг, потому что случается то, о чём знали все, но не он.

— Ещё, — требует Пак, когда врач уже поднял руку, — Нужен ещё разряд!

Анестезиолог растерянно смотрит на главного врача, который отрицательно кивает головой. Уже не поможет. Ассистенты начинают всё убирать, завершать начатое, а мужчина лишь кладёт ладонь на плечо юноши, говоря тем самым, что всё закончено.

Неудача.
 
#45

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
44. За удачей
Чимин откровенно не понимает, почему его попросили (заставили) прийти к главному врачу в кабинет и посидеть немного там, когда единственное, что он хочет — это напиться так, что забыть собственное имя.

Пока парень находился в одиночестве, он пытался понять причину своего желания, ссылаясь больше на внезапную встречу и горечь разочарования, нежели потерю своего первого пациента. То, что в голове до сих пор пищит противный звук остановки сердца, ничего не значит. То, что пальцы рук непозволительно для нейрохирурга дрожат из-за мысли, что причиной смерти — был он, совсем не имеет значения. То, как вторая сигарета медленно тлеет в руках шатена, сидящего у раскрытого окна, хотя курить здесь нельзя, не имеет отношения к потере пациента. «Время смерти четырнадцать часов двадцать одна минута» — фраза, вырезанная на стенках сердца, после которой останется шрам на всю жизнь, нисколько не оправдывает состояние парня.

Спустя долгие десять минут или больше, Чимин уже выпал из земного времени, слоняясь где-то в своём разуме, дверь кабинета открывается, а потом так же тихо закрывается, устраняя шум в коридоре. Теперь тишину прерывают неторопливые шаги, которые останавливаются у стола и переставляют стул поближе к студенту. Чимину не нужно оборачиваться, чтобы понять, кто пришёл.

— О чём думаешь? — отяжелевший голос мужчины почти перебивает звук кардиографа.

Вообще-то нормальные люди не сидят у настежь открытого окна, за которым лишь пропасть в пять этажей. Чуть выше, чем было в школе, и Чимину не кажется, что здесь уж слишком высоко. Правда не хочется тешить надежды взрослых, оправдывая их догадку, что парень начнёт убиваться из-за своей неудачи. Знали бы, сколько раз Пак проигрывал за свою жизнь.

— Не хочешь выговориться? — вновь слова прерывают поток мыслей, заставляя тяжело выдохнуть от напряжения.

— Хреновый из тебя психолог, — усмехается Чимин, намеренно игнорируя формальности возраста и статуса говорящим с ним мужчиной. Потому что он не заслуживает к себе уважения. Мин налажал сильно и непростительно, поэтому имеет полное право такого обращения к себе. — Вообще не понимаю, каким образом люди, которым самим не помешал бы психолог, раздают другим советы.

— Может быть, потому что эти люди сами прошли через подобные проблемы и могут поделиться способом справиться с этим? — Юнги вертит между пальцев ручку, ничего не записывая в блокнот, где должен предоставить краткий отчёт о состоянии студента.

— А ты разве справился?

Об этом знает пара людей, которым либо довелось увидеть, что творилось с мужчиной, либо они удостоились чести его личного признания. И Пак точно относится к последним, но сейчас это не льстило нисколько. «Особенный».

— Если главному врачу некуда девать деньги, пусть строит ещё больницы, а не тратит их на психологов, которые мне не нужны, — Чимин тушит остатки сигареты и выдыхает дым от последней затяжки, намереваясь закончить бесполезный разговор, — Можешь написать, что моё психологическое состояние стабильно, а причина невроза — некомпетентный психолог.

Заслужил такое отношение к себе. Юнги не собирается останавливать парня, оправдываться перед ним или пытаться воздействовать на него со стороны психолога — Чимин не воспринимает его по профессии.

— А что, если человек мучился, и ты облегчил его страдания? — внезапный, скорее риторический вопрос, заставляет студента остановиться у двери, сжав в руке ручку, которая, кажется, может расколоться под таким давлением. Чимин оборачивается, только в этот раз Юнги не смотрит на него. — Прогрессирующая опухоль, с которой не в силах справиться даже самый лучший хирург в мире, в скором времени взяла бы своё. Тот мужчина умирал бы долго, мучительно, чувствуя непрекращающуюся боль. Ты его освободил от этого. Тебе ли не знать, что боль — худшее, что может чувствовать человек.

— Иди к чёрту.

Чимин хлопает дверью и направляется к выходу, где его ждёт Тэхён. Да, он будет получше любого в мире психолога, и только рядом с ним Пак может не бояться быть слабым, раздавленным и убитым. Давно пора было уже всё для себя решить.

Юнги смотрит на пустой лист, выводит ровный маленький круг и закрывает глаза.

Три перелома, сотрясение и трещины в рёбрах — были ничтожны по сравнению с тем, что Мин сделал с ним. Мужчина врал часто, врал Джинён, пока это не вошло в привычку. Врал даже человеку, который готов был ради него на всё. Врал себе.
« — У меня нет к тебе ответных чувств». И для чего? Чтобы в конечном итоге дать надежду, а потом собственноручно её порвать? Все эти оправдания, в виде Чимин ещё несовершеннолетний; он плохо разбирается в своих чувствах; слишком идеализирует своего учителя; просто запутался; подростковое; ему нужно дать время понять себя, — пустые отговорки. На самом деле всё, что им мешало — было в голове Юнги.

Если чувство вины — расплата, то Мин не против жить с этим оставшуюся жизнь. И то этого будет мало.

°°°

— Клуб? — Тэхён переводит взгляд с пакета, в который загружает невероятное количество алкоголя, на шатена, стоящего у кассы.

— Да, сразу после всех дел, — Чимин прикладывает карточку и слышит сигнал об успешной оплате, который отдалённо возвращает к звуку кардиографа, — А в идеале я бы нарушил клятву Гиппократа и вскрыл бы одного индивида, чтобы посмотреть, есть у него сердце вообще.

— Спешу тебя разочаровать — есть, — Ким забирает пакеты и направляется к выходу из магазина, — Я знаю, что ты не хочешь слышать об этом, и вообще не горю желанием защищать того, кто поступил с тобой подобным образом, но думаю, ты имеешь право знать.

Пак, оказываясь на улице, открывает новую пачку сигарет, с любопытством поднимая одну бровь. Теперь-то Тэхён не будет больше ничего скрывать, и ему есть, что рассказать.

Им вообще много дел сегодня сделать ещё надо: перевести вещи Кима старшего обратно на квартиру, а Чимина — домой, зайти к декану, у которой есть разговор к своим студентам и, конечно же, выбросить этот день из памяти.

— Вчера я был у Мина, — начинает Тэхён, смотря на реакцию шатена на эту тему разговора, отчего Пак быстрее зажимает губами сигарету, — Книгу, которую он выпустил, ты ведь так и не прочитал? Он рассказал, что писал её от твоего имени и для тебя.

— Вау, какая щедрость! — наигранно удивился Чимин, выдыхая дым, — Пусть хоть планету моим именем назовёт, его поступок это не оправдает. Если уж он меня бросил, так пусть будет так добр не возвращаться в мою жизнь!

— А сам-то? — брюнет останавливается на тротуаре, повернувшись к другу, — Как ты там говорил? «Тэхён-и, давай позвоним в службу спасения и объявим его в розыск!» — Тэхён передразнивает пьяного Чимина в далёкие школьные годы, — Что, не твои слова? А сотню исходящих звонков тоже не ты делал? Вкладка с новостями у меня что ли на главном экране телефона висит? Ты до сих пор не можешь его отпустить! Всё, что тебе нужно — это выяснить настоящую причину вашего расставания. Тогда ты сможешь его забыть, и больше ничего не будет держать тебя якорем в прошлом.

Чимин ничего не отвечает, даже не пытается найти оправданий, потому что всё на самом деле так и есть. Может быть они и поговорят, но явно не в ближайшее время.

« — Не оставляй дела незавершёнными». Всё верно, начатое надо заканчивать, без этого никак, терзать себя догадками и сомнениями хуже всего. Пак решает прислушаться к другу, пойти и поговорить с Юнги, задать ему всего два вопроса и уйти. На этот раз навсегда, чтобы больше не было ни возможностей, ни мыслей на возвращение.

°°°

Мужчина сидит за столом с незнакомыми людьми, пытается вслушаться в разговор, отвечает, когда его спрашивают, но не развивает темы самостоятельно. Он тут только для вида.

Мунён настояла на знакомстве и ужине с родителями, чтобы в их глазах не упасть, как та дочь, которая уехала заграницу и ничего не добилась. Конечно же ещё заранее попросив приукрасить их знакомство, которое сам-то Юнги плохо помнит. История с Мунён сложная, и её хотелось поскорее закончить. И не потому, что Мин платит ей херову гору денег на салоны красоты, дорогие шмотки, квартиру и закрывает глаза на её похождения к другим парням, а потому, что не хочется растить ребёнка, мать которого вот эта девушка. Ребёнок не виноват в произошедшем.

Услышав плач, Юнги поднял глаза на Мунён, но та даже этого не заметила. Или сделала вид, что не слышит. Тогда мужчина поднялся со стула, положил салфетку и вышел, направившись в тёмную комнату неподалёку. Ему приходилось оставлять малышку с Мунён в Нью-Йорке, потому что не было другого выхода, но здесь, есть возможность забрать дочь себе, и Юнги займётся этим в ближайшие дни. И горе-мать не сможет больше шантажировать мужчину.

Юнги подходит к кроватке, аккуратно подхватывает большими ладонями малышку за голову и спинку, поднимая на руки и заглядывая в мокрые глазки, которые казались бусинками. Щёчки покраснели, и плач прекращается, когда девочка почувствовала присутствие родителя, который любил её по-настоящему. Для Мина это не было долгом или обязанностью, мол родил — теперь воспитывай. Нет, этот ребёнок ему нужен, и он готов отдать ему всего себя.

— Не спится? — мужчина бережно перемещает девочку на одну руку, — Или тебе одиноко лежать тут одной?

Юнги не считает себя хорошим отцом, вообще статус родителя его по правде пугает. Малышке только год и два месяца, а привыкнуть за это время к произошедшему так и не удалось. Мину довелось иметь дело с подростками в школе, но этих навыков недостаточно для воспитания ребёнка с младенчества. Как психолог — тем более. Хотя всё же инстинкты родителя отлично сработали, когда пришлось выбирать между абортом и рождением. Юнги сделал многое, чтобы держать малышку на своих руках, и сделает всё, чтобы она выросла счастливой.

— Скоро я заберу тебя, — тихо произносит мужчина, подходя к окну, где в небе взошла растущая луна, которая через два дня будет висеть большим диском.

Через несколько минут малышка засыпает на руках, и Юнги оставляет её в кроватке, прикрыв за собой дверь, но не до конца. Мужчина возвращается за стол, где Мунён встречает его фальшивой улыбкой, и Мин говорит, что завтра заберёт ребёнка к своим родителям, дав девушке «выходные». Вот только обратно он её не вернёт. Правда Юнги не появлялся дома ещё со студенческих времён, и вернуться с бонусом в виде малышки будет весьма неожиданным. Давно пора начать исправлять свои ошибки.

Не успел Юнги влиться в диалог, как раздался телефонный звонок с номером, подписанным именем старшеклассника молодого нейрохирурга. Мунён любопытно заглянула, чтобы понять, кто вызвал такую реакцию у безэмоционального человека, но Мин тут же встал и ушёл. Когда он нашёл свой телефон дома, то увидел двести десять пропущенных звонков, которые растянулись на целый год. Но сейчас он отвечает, услышав далеко не тот привычный голос.

°°°

— Держи, — Тэхён протягивает телефон друга обратно владельцу и залезает на высокий стул у барной стойки, рядом с которой устроился Пак, — Я позвонил Мину, сейчас он приедет.

— Ты рехнулся?! — Чимин резко оживляется, хотя секунду назад был готов уснуть на маленьком стуле под дикие басы клубной музыки.

— А что? — Ким делает непринуждённый вид, понимая происходящее куда лучше, чем пьяный в ничто друг, — У него есть машина, довезёт прямо до дома. Грех не воспользоваться связями, к тому же он мой должник, — брюнет отодвигает стопку от Пака, не давая ему больше пить, — И я тут ради интереса посчитал, сколько раз ты сказал его имя или упомянул, назвав любым другим тупым предметом — после сорока я сбился.

Чимин протяжно стонет, ложится щекой на поверхность барной стойки и прикрывает глаза. Он вспоминал о мужчине целый вечер, ведь тоскующее сердце очень сложно унять.

Тэхён смотря на парня напротив, не может просто взять и упустить такой прекрасный шанс, когда Чимин не строит из себя гордого мальчика и сможет признаться в своих чувствах, если то потребуется. Правда говорить с пьяным Паком на серьёзные темы чревато последствиями в виде отсутствия воспоминаний об этом разговоре на следующий день. Однако все минусы звонка Мину перекрывает тот факт, что Ким сам еле стоит на ногах, и дотащить обоих до квартиры будет ну просто нереально.

Брюнет проваливается в сон примерно на том моменте, когда толкает Чимина и просит его не спать. Пить два дня подряд нереально, а пить так, как Пак — убийственно. Конечно, узнав от декана, что операция сегодня — чистая подстава, парень засмеялся больше истерически, чем искренне, и обвёл этот день красным маркером, подписав его как самый ужасный день (после расставания с Юнги). А потом бармен отвечает на вызов телефона в руках шатена и сдаёт месторасположение готовых студентов — бери и увози куда хочешь.

Юнги подходит к парням, благодарит бармена и забирает у него телефон, пытаясь разбудить молодых врачей. Но получается только привести в чувства Тэхёна, который спускается на пол и помогает дотащить Чимина до машины. Мин оказался в костюме, видимо сорвался с какой-то встречи, а самое главное, ради кого он это сделал. Это заставило Кима улыбнуться и забраться на переднее пассажирское, открывая окна машины, чтобы продувало.

То, что эти двое напьются, не было неожиданностью для мужчины. Скорее его шокировал Тэхён, который попросил забрать Чимина к себе. Он хоть и имел какие-то отдалённые чувства к Паку, всё равно прекрасно понимал, что не выглядит в его глазах кем-то больше, чем просто друг.

— Сколько Чимин выпил? — интересуется Юнги, переводя взгляд на Тэхёна, имея возможность, пока они стоят на светофоре.

— Достаточно, чтобы снова наблевать на пол, — брюнет сполз на кресле чуть вниз, подпёр голову рукой и смотрел в окно из полузакрытых глаз, — Он так и не научился пить, — в его словах не было злобы, скорее там присутствовала забота, которую не расценивают так, как Ким хотел бы её показать. И он совершенно не обижается, замечая, как меняется голос друга, когда тот говорит о мужчине. Просто так получилось, просто не Тэхён заставляет его сердце биться, словно в лихорадке. — Не мучай его, он уже достаточно настрадался. Ответь на его вопросы и отпусти, дай ему дышать.

Юнги переключает коробку передач и нажимает на педаль газа, поворачивая на другую улицу. Он помнит ту ночь, когда впервые выпил со своим учеником. Ещё тогда они упали в коридоре, Чимин смеялся, и это лучшее, что слышал мужчина. Они были так близко друг к другу, чтобы натворить глупостей и сослаться на нетрезвое состояние, те касания сводили с ума, а положение явно было на грани срыва. Мин с трудом сказал « — Не делай этого», не озвучив продолжение « — Иначе я отвечу».
« — Не делать чего, учитель?»

Остановившись перед подъездом дома, мужчина выходит и открывает дверь Тэхёну. На улице прохладно, поэтому брюнет поднимает плечи и прячет руки, жмурясь от яркого света фар.

— Тебя до двери проводить? — предлагает Мин, зная, что о парне позаботится Ким старший, и он не останется один.

— Сейчас не за меня переживать надо, — усмехается Тэхён, отказываясь тем самым от предложения. И в эту же секунду задняя дверь мерседеса открывается, и оттуда спешно выползает Чимин, добираясь до ближайшего дерева, на которое можно опереться. — Мытьё полов отменяется. Сейчас вернусь с водой.

Брюнет заходит в дом, железная дверь подъезда глухо закрывается, заставляя Чимина вздрогнуть. Он вообще сначала не понял, где оказался, когда открыл глаза, и только инстинктивно выбрался наружу, где свежий воздух немного отрезвляет. Шатен вытирает губы рукавом толстовки, выпрямляется и шмыгает носом, не стирая с глаз собравшиеся в уголках слёзы. Он чувствует прикосновение к плечам и поддаётся, позволяя усадить себя в салон автомобиля. Его тело начинает активно согреваться, заставляя мышцы сокращаться и дрожать. Чимин отдалённо слышит голос Тэхёна, который что-то говорит и уходит, а потом чувствует протянутую бутылку воды к его рукам.

Чимину плохо от слова дерьмово, потому что воспоминания нещадно хватают за волосы и окунают в школьный толчок, заставляя парня вспоминать о былых чувствах и задыхаться. Он чувствует тепло снятого пиджака, которым его укрыли сверху, и слышит звук мотора. Его всего трясёт, и это ужасное чувство, когда не можешь согреться, но в тоже время тебе душно. Пак снова проваливается в сон ровно до тех пор, пока не чувствует, как его поднимают на руки. Определённо чьи-то ладони удобнее подхватывают его за бёдра и спину, прижимают к себе и вытаскивают из машины. Чимин, будто в горячке, повторяет, чтобы его не трогали, но не сопротивляется, когда чувствует под собой мягкую поверхность постели, и как ткань одежды медленно скользит по рукам.

Пак хватает чужие запястья, заставляя прекратить его раздевать, открывает глаза и пытается всмотреться в темноту. Мягкое прикосновение к груди заставляет шатена поддаться на провокацию, ослабить хватку и почувствовать, как тонкие пальцы проходят по рёбрам, заставляя тело гореть. А потом чужая ладонь забирается в волосы, и Чимина будто насквозь простреливает понимание реальности, и кто перед ним сейчас сидит на краю кровати. Это прикосновение парень ни с чем не спутает.

— Ты всегда касался моих волос, — устало произносит Пак, накрывая чужую ладонь своей, — Когда хотел большего. Я этого не понимал.

Чимин перемещает ладонь мужчины себе на сердце и закрывает глаза, на этот раз полностью доверяя ему. Пусть только в этот вечер он простит всё, забудет и вернётся в свои семнадцать, когда был до глупости наивным и безрассудно влюблённым.

А Юнги, имея теперь собственного ребёнка, наконец осознал, что никогда не воспринимал себя в роли отца для Чимина. Им есть, о чём поговорить завтра.

— Ты хорошо поработал, Чимин.
 
#46

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
45. За удачей
Есть теория, главная мысль которой состоит в том, что все события в истории имеют свойство спирали. Иными словами, ты двигаешься вверх, но всё равно проходишь тот момент, на котором уже когда-то был.

Чимин вспоминает одну из лекций по философии нехотя, а всё потому, что открыв глаза видит не квартиру, которую делил с другом, и даже не свою комнату. Парень смотрит на тёмный шкаф на фоне светлых стен и пытается выстроить цепочку событий произошедшего ночью. Вчерашние воспоминания заканчиваются примерно на том моменте, когда Тэхён смеялся в клубе и говорил, что дело это безнадёжное — делать вид, что Чимин не рад возвращению психолога. Отблесками дальнейших событий служит лёгкий испуг дезориентирования в пространстве, когда его, судя по всему, привели сюда.

Шатен выдыхает и переворачивается на другую сторону, где на расстоянии вытянутой руки стоит стакан с водой. Пак вдыхает полной грудью, и прижимает подушку к себе — пахнет ополаскивателем. Тело немного болит в пояснице, хотя на фоне головной боли это не так уж и страшно.

Чимин поднимается спустя минут десять, всё же решив привести себя в порядок и отблагодарить за такую щедрость, а потом уйти и не возвращаться. Не потому, что стыдно за возможное фиаско, своё поведение и не дай бог, если шатен сболтнул лишнего, нет. Пак выпивает стакан воды, выходит из комнаты и направляется в ванную, где на самом видном месте лежит сложенная чистая одежда и полотенце. Уровень заботы зашкаливает не просто до «чувствуй себя как дома», а «оставайся тут жить».

Парень конечно же пользуется предложенной заботой, вспоминая, как Тэхён посоветовал, прежде чем всё решить для себя, выяснить причину расставания. А Мина дома не было, поэтому Чимину в идеале бы подождать его, но и задерживаться не хотелось.

После душа Пак пришёл на кухню и поставил чайник, решив скоротать время за утренним кофе, который должен тут быть. И плевать, что он давно перестал пить этот напиток, сегодня можно продолжить вчерашний день нарушения правил. Парень облокотился на кухонный гарнитур, открыв перед этим дверь на улицу, и доставал из пачки сигарету. Слышится хлопок двери, предвещающий о неофициальной встрече с прошлым. Чимин поджигает край свёрнутой в трубочку сигареты и не успевает сделать затяжку, как встречается с мужчиной, на руках которого был ребёнок.

Мир в миг остановился, как и сердце парня. Пак выходит из оцепенения быстро, сразу же потушив сигарету.

— Как себя чувствуешь? — спрашивает Мин, будто не видит ясного вопроса в глазах шатена о ребёнке на его руках.

Чимину, конечно, не хочется лезть в личную жизнь мужчины, который, очевидно, за пять лет завёл семью. А что, ему всё это время нужно было предаваться воспоминаниям и в один прекрасный день бросить всё и приехать к старшекласснику? Как наивно было так думать.

— Лучше, — отзывается шатен, стараясь не смотреть на улыбающуюся ему малышку, — Я сейчас уйду.

— Можешь остаться, — Юнги подходит к шкафчику и достаёт оттуда детскую еду, которую собирает в пакет, — Я вернусь через полчаса и…

— Ты считаешь это хорошей идеей? — перебивает Чимин, тяжело выдыхая, потому что логика взрослого мужчины ему непонятна, — У тебя ребёнок и явно женщина, а ты забираешь из клуба пьяного студента, да ещё и укладываешь его в свою кровать, ты в своём уме? На что ты вообще рассчитываешь, делая подобное?

Чимин не может допустить самую абсурдную мысль, что Юнги хочет просто сбегать от семьи к нему, хотя она очень настойчиво стучится в двери сознания парня.

Подобные вопросы от Пака было слышать непривычно, отчего Мин даже удивился, не в силах быстро ответить на них. Это удивительно — Чимин изменился, и думал теперь в первую очередь не о себе, а о «семье», которую мужчина мог бы «предать», поступая таким двусмысленным образом не с другом и даже не близким человеком. Чимин ему стал никем, абсолютно чужим, о котором Юнги не знает ничего. Слишком много времени было упущено.

— Если ты останешься, я смогу всё объяснить в более непринуждённой обстановке.

Пак переводит взгляд на девочку и прикрывает глаза, пытаясь принять решение. Если ещё несколько минут назад он готов был поговорить, то сейчас не осталось никакой вероятности на ответы, которые могли бы дать хоть какую-то надежду. Они оба изменились, их жизни разошлись в разные стороны, у каждого свой путь, который больше не должен пересекаться. Если один из них уже что-то построил, второй не должен это разрушать.

— Пожалуйста, разберись сначала в себе, — Чимин отталкивается от кухонного гарнитура и выключает чайник, — Было бы намного легче, если бы ты просто вернулся, а не продолжал делать вид, что тебе не всё равно. Не стоит переходить черту рабочих отношений, даже если когда-то там мы были немного близки.

Может быть Чимин и правда не хочет возобновлять то, что было, а Юнги просто не так понял его. Возможно, что за пять лет у парня пропали былые чувства, он решил двигаться дальше, а Мин пытается удержать того на месте. Означало ли тэхёново «не мучай его» намёком, что не стоит возвращаться к прошлому? Тогда с этой точки зрения нет смысла пытаться что-то объяснить.

Шатен уходит, считая, что ответы на свои вопросы ничего уже не решат. Всё прошло. У них теперь совершенно разные жизни, связанные лишь годом школьных дней.

Оба ошибочно думают, что каждый из них потерял былые чувства друг к другу.
Оба решают прекратить любые попытки вернуться к тому, чего на самом деле не было.

°°°

Парень стоит недалеко от начала школьной территории и тушит сигарету прежде, чем стали выходить дети. Девочка с высоким хвостиком вышла с подругами и очаровательно улыбнулась, увидев, кто за ней сегодня пришёл.

Чимин бывало встречал Минни после школы, а та любила хвастать всем своим старшим братом. Одноклассницы повторяли, что парень красивый, и Минни очень повезло с ним, особенно, когда узнавали, что тот ещё и врач. Таким образом, Пак стал школьной легендой идеального старшего брата, кем когда-то был Юнги, прикрывающиеся профессией учителя, а на самом деле является мафиози. Но реальность в двух этих случаях куда печальнее, чем была на самом деле.

— Ты что, снова будешь жить с нами? — спрашивает девочка, которой вчера не удалось застать брата, когда тот принёс все свои вещи обратно.

— А ты против? — улыбается Чимин, скрывая за солнечными очками свои уставшие похмельные глаза.

— Это грустно, — внезапно говорит Пак младшая, — Если ты снова возвращаешься, значит сейчас твоё сердце разбито! Когда я была маленькая, ты тоже часто уходил, но когда тебя бросили, оставался дома и плакал.

Неужели это и есть та самая капризная маленькая девочка, которая всякий раз сдавала Чимина матери? Минни выросла слишком быстро, начала понимать взрослые вещи, может быть, не до конца, но явно ей это не Джинён объясняла. Интересно было бы послушать, что она скажет, когда узнает, что её любимый старший братец был брошен мужчиной. Хотя Чимин приложит все усилия, чтобы Минни об этом не узнала.

— Я не буду плакать, потому что в этот раз меня никто не бросал, — шатен улыбается, заверяя сестру, что повода переживать за него нет.

Кажется это сработало, потому что девочка стала рассказывать о подругах в школе. И невольно вспоминается разговор о том, что школьные друзья всё равно разойдутся. Сонхи сейчас должна приложить много усилий, чтобы стать адвокатом, Хёка Чимин ещё пару раз встречал, а о Хвасон вообще ничего не слышно. Хоть с Чон они и живут неподалёку, но не пересекались ни разу. Всё время шатена занял Тэхён. Наверное потому, что им просто повезло встретиться, остановить того мужчину на улице и узнать про профессию врача. Их неизвестное будущие объединило парней, те самым, они пришли к званию лучших новичков, благосклонности в глазах декана и самостоятельным, пускай и подставным, но операциям. К чёрту их. Второй шанс никто не отменял.

°°°

Когда Чимин решал прийти домой и лечь спать, он был уверен, что его планы не будут нарушены ни кем и ни чем, и никакой внеплановый метеорит его не остановит. Однако, когда парень замечает в доме высокого мужчину, лет так на двадцать старше, с уложенными назад смолистыми волосами, аккуратно выстриженной бородой, в рубашке без складочки и явно дорогим парфюмом, потому что Пака пробило на чих. Приторно.

А потом от Джинён звучит «познакомьтесь», и шатен понимает, что лучшим решением будет сейчас просто уйти в комнату. Паку не понравился этот тип, слишком уж смазливый для сорокалетнего, явно богатый, а таких волнует общественное мнение. Но вопреки своему желанию проспать весь оставшийся день, Чимин садится обедать со всеми за стол.

Новый бойфренд матери смотрит на девушку непростым взглядом, редко касается своего лица, не проявляя знаков лжи. Пак сам замечает, что смотрит на него уж слишком пристально, игнорируя пинок матери под столом. Она явно ожидает каких-то слов от сына, даже элементарного «я студент мед академии». Тут вспоминается свидание с парнем, которого нашёл Тэхён, после чего Чимин понял, что не имеет никакого интереса знакомств. Узнавать новых людей очень сложно — не каждый с первой встречи признается, что довёл человека до самоубийства. Для достижения громоздкого тёмного шкафа, в котором покоятся скелеты, нужно идти долго и терпеливо, а потом ещё и принять все чёрные дыры прошлого. Интересно, знает ли девушка Юнги о его прошлом?

— Чем увлекаешься? — звучит вопрос от мужчины в сторону парня, который пристально смотрит на свои пальцы рук.

А Юнги знает, чем. Ему не надо объяснять, почему Пак не имеет никаких увлечений, что в школьные годы максимум заинтересованности было уделено только проверкам легенд. Мин в курсе, что Чимин хорошо играет в баскетбол, но пришлось отказаться от возможности травмирования пальцев, любит кофе, которым пришлось ограничиваться, как-то читал статьи по психологии и любит хаос.

— Мужчинами за тридцать, — отвечает Чимин, решая сказать всё в лоб, чтобы проверить гостя на фальшивость.

Похоже, тот принял это за шутку, сдержанно засмеялся, в отличие от Джинён, которая отреагировала на сказанное спокойно. Она даже не пытается скрыть это, и Пак ей благодарен. Из всех, Джинён всё равно выберет сына.

— Я серьёзно, — шатен берёт кружку и начинает болтать в ней чай.

— Ох, стоит ли опасаться, что меня уведут у тебя? — не терял настроя мужчина, обращаясь к девушке, но потом снова вернулся к шатену, — Есть у тебя друг сейчас?

Интересное слово для скрытия за безобидным «друг» нечто иного характера. Возможно гость и правда отнёсся к этому заявлению спокойно, а может быть как только он переступит порог этого дома, то сбежит, сломает симку, поменяет паспорт и улетит за границу.

На душе, мягко говоря, паршиво. За два дня расстройств больше, чем за последние четыре с небольшим года: возвращение человека, который круто повернул всю жизнь Чимина, провальная первая операция, потеря места в квартире, откуда было удобно добираться как до академии, так и до больницы, жирная точка надежд на возобновления отношений и новый парень матери.

— Прости, Джинён, — Пак встаёт из-за стола, — Я устал.

То, что он не понравился Чимину, не значит, что мать должна что-то менять. Поэтому, чтобы не зашло всё слишком далеко, Пак решил уйти, как и планировал в принципе в самом начале.

Парень упал на кровать и закрыл глаза, ощущая лёгкую боль в пояснице, причины которой не может вспомнить. Правда Чимин мог бы вполне поддаться вчера своей грации и где-нибудь упасть. Проваливаясь в сон, парень вспоминает, каким образом попал к мужчине в дом, и как пытался запретить его раздевать, не понимая, кто перед ним. И прикосновение к волосам. Чимин даже сейчас чувствует его, ощущая спокойствие и умиротворённость, будто через холодные тонкие пальцы рук проходит какое-то тепло, позволяющее забыть обо всех проблемах. Наверное, это осталось неким «послевкусием» того времени, когда между учителем и учеником были особые отношения. Где-то в промежутке между открытием правды о Дохёне и громкой фразы «мы встречаемся».

Тогда Чимин просто любил, не задумывался над тем, что будет с ними в будущем. Проводил время за чашкой кофе, смотрел на своего учителя и ничего от него не ждал. Нет, конечно хотелось ответных чувств, и всё же Пак готов был всю жизнь остаться в зоне «знакомых», но находиться рядом.
« — Ты хорошо постарался». Чимин правда старался улучшить свои баллы, чтобы услышать подобное. Ему не нужно было внимание и рейтинг для поступления в вуз, а лишь пара слов, заверяющих, что парень не просто так всё это делает.

Сейчас же Чимину нужно было всемирное признание. Опять же для того, чтобы привлечь к себе внимание одного единственного человека. Вот и получается, что смысл жизни Пака заканчивается на мужчине, которого невозможно забыть.

Парень раздражённо закрывается подушкой сверху, потому что в голове голос Мина. Что он хотел объяснить сегодня? Наличие ребёнка или причину, по которой он уехал? К чёрту, это уже неважно — пытается убедить себя Пак. А потом вспоминается то время, когда Юнги общался с Джинён. Им было хорошо вдвоём, причём в самом обычном смысле без намёков на что-то большее, чем банальное человеческое общение. Может быть предложить дружбу?

Чимин тяжело вздыхает, понимая, что трезво думать он всё ещё не может. И сон не в одном глазу — вроде бы время пролетает, но ты находишься в полудрёме. Отвратительное чувство.

Парень встаёт с постели, когда на улице уже потемнело — нисколько не выспался, а завтра работу никто не отменял. Он спускается по лестнице, слыша тихий мужской голос, отчего Пак удивляется, насколько хватает того наряженного гостя. Задержался до ночи? Неужели остаться тут решил? Чимину как-то всё равно, и никто не вправе отделить его от холодильника в собственном доме, поэтому шатен шаркающими шагами, дабы предупредить о своём присутствии, заходит на кухню и, несмотря на гостя, подходит к холодильнику. Голоса за спиной затихли, и Пак всё ещё делает вид, что ему глубоко наплевать. Он берёт упаковку молока и достаёт хлопья с верхней полки, намереваясь устроить себе завтрак во время ужина. Но как только он поворачивается, то вздрагивает и начинает икать.

Мозг отчаянно просит сказать что-то нейтральное, а лучше вообще ничего не говорить. Но вопреки всему получается только:

— Какого чёрта? — Чимин агрессивно ставит молоко на стол, — У нас благотворительный вечер? Почему в этот дом продолжают приходить мужчины?

— Потому что в этом доме живёт одинокая девушка, — отвечает Джинён, решая не уточнять, что сама позвала Юнги, как только узнала, что он приехал.

Шатен явно проглатывает слова, пытаясь скорее занять свой рот хлопьями, которые начинает активно топить в молоке. Пак и сам догадывается, что мать сюда позвала Мина только для беседы, как старые добрые друзья. Напомнить бы ей, как та их разлучила.

— Так, — Джинён решила продолжить их разговор до того момента, где зашёл Чимин, — Как говоришь, встретился с Мунён?

Чимин громко клацает ложкой по зубам, услышав знакомое имя, о котором упоминал Тэхён. Неужели эта мать девочки, что была на руках у мужчины?

Юнги переводит взгляд на Джинён, ведь он уже говорил ей об этом, и закончили они далеко не на этой теме. Но девушка лишь улыбнулась и подняла брови вверх, как бы намекая, чтобы блондин продолжал. Она хочет, чтобы Чимин это услышал.

— На вечеринке, — Мин не прерывает зрительный контакте с Джинён, будто вновь признаваясь ей, — Она работала официанткой. В этот вечер я должен был вернуться, действие контракта кончилось, я выпустил книгу и хотел уехать, — Чимин чувствует, как глаза стали заполняться влагой от мысли, что Юнги мог вернуться ещё тогда. К нему? Он хотел вернуться к нему? — Но я напился до такой степени, что ничего не смог вспомнить. Думал, проснусь и улечу из Штатов первым же рейсом. Каким-то образом контракт оказался продлён, — на самом деле мужчина догадывался, каким, — А в номере отеля я оказался не один. Это моя ошибка. И пока я пытался уладить дела с компанией, ко мне приходит Мунён и говорит, что беременна. В придачу к этому заявляет, что я взял её силой, и она может подать на меня в суд, если брошу её.

Мин впервые боится посмотреть в глаза Чимину, знать, что он думает или как вообще реагирует на это признание. Ещё утром парень сказал, что между ними рабочие отношения, но почему-то хотелось оправдываться перед ним. Просить прощения, что не улетел в этот же день. Кажется, неудача передаётся через поцелуй, а не наоборот.

Чимин же чувствует давно забытую боль под рёбрами, и больше не от того, что мужчина был с девушкой, с которой теперь связан ребёнком, а от осознания, что их встреча могла бы случиться два года назад. Они снова всё упустили.

Пак не хочет показывать свою реакцию, прошло слишком много времени, чтобы ярко выражать свои чувства. Поэтому Чимин молча разворачивается, дотягивается до своих сигарет и уходит на улицу, тихо закрывая за собой дверь. Он ещё какое-то время смотрит на перед собой, а потом садится на пол к стене, пытаясь провести по рифлёному колечку зажигалки.

Что они сделали с собой?

К чему были все эти жертвы?
И что делать теперь?
 
#47

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
46. За удачей
Сигаретный дым уже настолько приелся, что не вызывает никакого успокоения, как это было раньше, отчего возникает желание бросить и найти что-то другое. Только чем можно заменить сигареты? Что может вызвать подобную эйфорию?

Чимин глубоко вбирает в лёгкие вечерний прохладный воздух и смотрит в тёмно-синее небо, в котором бесконечный космос и полная тишина. Ведь кто-то находит успокоение просто наблюдая за мерцающими точками, мечтает о далёких путешествиях и покорении других измерений. Пак не думал об этом прежде. Даже если люди — одинокие во всей Вселенной, по крайней мере они есть друг у друга. Но даже так каждый отдельный всё равно может быть одиноким. Иронично.

Парень получил ответы на свои вопросы, пусть даже таким способом, но теперь он знает, что ещё два года назад у мужчины билось сердце. Быть может, Джинён специально попросила рассказать о ребёнке Юнги, когда Чимин зашёл на кухню? Она тоже несёт груз вины на протяжении долгих лет видя, как её сын угасает. И сейчас девушка решила, что может хотя бы дать случиться разговору, который не состоялся с утра между Юнги и Чимином, о коем упомянул первый. Джинён прекрасно видит, что они всё ещё нуждаются друг в друге.

Выйти на улицу в одной футболке было явно ошибкой. Пак продрог, явно не отличаясь горячим сердцем, но и заходить особо не хотелось. Он же не может признаться, что ждал мужчину всё это время, вспоминал его при любом намёке на воспоминание, и отвергал всех остальных. Глупо. Чимин и правда настолько слаб, что не смог отпустить своё прошлое и всё время к нему возвращался. Обманывал себя, уверял, что никаких чувств не осталось, но всё это ложь.

— Так и будешь тут сидеть?

Дверь дома закрывается, забирая за собой искусственный свет, и парень готов поклясться, что подобное уже было, отдавая в сознание туманным дежавю.

— А ты сейчас обнимешь и сделаешь вид, что это только для того, чтобы меня согреть? — Чимин усмехается, уже не зная, во что верить.

Все их взаимоотношения строились на недосказанности, сдержанности, сомнениях, местами лжи. С самого начала это приносило лишь боль. Разве сейчас, с целым грузом, который каждый тащит позади, они могут что-то изменить? Вроде бы они пытались сделать что-то вместе, хотя оглядываясь на прошлое, сейчас Чимин не видит ничего. Нет этого «вместе». Пак, думая, что разберётся со школьными слухами сам, в итоге попал в больницу. Мин, считая, что уехать будет лучшим вариантом, в конечном счёте потерял многое. И где это «вместе»?

— Ты же знаешь, что на самом деле я хотел, — Юнги не сдвигается с места, напоминая о том самом дне с великолепным планом вызвать его ревность. Да, тогда мужчина лишь прикрывался этим «согреть». Ему хотелось прикоснуться как тому человеку, который скучал. Чимина хотелось обнимать.

— А что хочешь сейчас? — шатен тоже не меняет своего положения, будто они играют в игру, кто первым сдастся. И Чимин чувствует, как начинает проигрывать. — Что ты хочешь от меня спустя пять лет? Я просто не понимаю, сколько ещё ты собираешься заставлять меня чувствовать боль? Как долго ты будешь чувствовать вину за то, что сделал со мной? Тебе не кажется наше существование взаимно проблемным? Кроме проблем мы друг другу ничего не приносим.

Пак хочет, чтобы прозвучало заверение о том, что его слова неправильные. Чтобы Мин исправил их, напомнив о тех моментах, когда они были счастливы вдвоём. Но нельзя снова жить прошлым.

— Однажды, моё решение оставить тебя кончилось вот этим, — Юнги присаживается перед парнем, сверкая взглядом чёрных глаз в ночи, — Это был неправильный выбор. Поэтому позволь мне не отпускать тебя сейчас, — мужчина касается ладони Чимина, забирает из неё зажигалку и сигареты, будто предлагая что-то другое взамен этому, — Я хочу забрать всю боль, что причинил тебе.

Пак выдыхает, поддаётся на тёплое прикосновение, протягивая руку ближе к мужчине, позволяет ему делать с собой, что только душе угодно, а Юнги понимает всё сразу. Мин ведёт пальчиками по предплечью, чувствует, что парень совсем замёрз, и надо бы зайти домой, но Чимин хочет не этого. Парень накрывает ладонь мужчины своей и кладёт её себе на щёку, прижимаясь к ней и прикрывая глаза.

Им же ничего не надо, лишь бы только они были вместе. Зачем мировая слава, если эти ладони не будут греть, эти глаза не будут так ярко заверять о чувствах, это сердце не будет так громко биться ради него?

Чимин чувствует вторую ладонь на щеке и тёплое дыхание совсем близко, отчего кажется, будто откроешь глаза — и проснёшься снова один в холодной постели. Но даже, если это сон, пусть он останется таким же приятным мнимым воспоминанием. Потому что в этом сне Юнги целует Чимина в лоб и просит прощения. В этом сне мужчина берёт шатена за руку и поднимает на ноги. В этой реальности они попробуют сначала.

°°°

Идти в раннее утро на работу оказалось куда проще, чем уйти от расспросов матери. Джинён специально даже встала раньше сына, чтобы приготовить завтрак и иметь возможность в виде пятнадцати минут, чтобы засыпать вопросами. Не то, чтобы она окончательно приняла тот факт, что её чадо будет встречаться с мужчиной, но лучше Мин, чем кто-то другой. По крайней мере Джинён уверена в нём.

Пак смог отвертеться, просто сказав, что они поговорили. Но что будет дальше, Чимин и сам не знает. Впереди их точно ждёт совместная научная работа, потому что, как оказалось, Юнги наняли не для единичного случая с возможностью молодого нейрохирурга потерпеть психологическую неудачу после операции с летальным исходом. У ХёнА тоже присоединиться к ним, так что это групповой проект, который будет финансировать главный врач.

Попав в ординаторскую, Чимин сталкивается с Тэхёном, который, увидев своего друга, улыбнулся своей фирменной улыбкой и попытался предугадать, чем же кончился его план отдать друга мужчине в ту ночь. Вроде как Пак отвечал на сыпающиеся сообщения, но не расписывал ничего конкретно. Но раз в руках шатена нет скальпеля, значит всё закончилось хорошо.

— Тебя поздравить? — Ким накидывает рабочий халат, в кармане которого был фломастер, и прикрепляет бейдж, завершая свой образ.

— Да, — Чимин снимает толстовку, оставаясь в белой футболке, — С потерей лучшего друга! Как ты мог оставить меня с ним?!

— Но ты же выблевал все на улице, а не у него в доме, — пожимает плечами брюнет, будто это как-то его оправдывает. Хотя то, что позора не случилось, было положительным моментом. — Да ладно, не обижайся, ты же прекрасно понимаешь, что вам надо было встретиться в неформальной обстановке…

— И узнать, что у него ребёнок?

Уверенность Тэхёна в правильности его логических размышлений в миг куда-то предательски исчезла. Такой подставы он точно не ждал.

— Забудь, — тут же договаривает Пак, — Мы и правда нормально поговорили вчера вечером, — парень надевает свой халат и зачёсывает волосы пятернёй, — Лучше ты мне расскажи, кто он.

— О чём ты?

— Думаешь, футболка не просвечивает эти смачные следы на твоей спине? — Чимин видит растерянный взгляд друга, который явно не хотел вспоминать, как вместо своей квартиры, зашёл в другую.

А ведь всё так хорошо начиналось — Тэхён сам открыл дверь, зашёл в гостиную и понял, что ошибся этажом, когда из душа вышел красивый парень. Благо он оказался адекватным и лишь рассмеялся, сказав, что всякое бывает. А потом предложил продолжить вечер и составить ему компанию за просмотром фильма. И в какой-то момент они стали больше, чем соседями.

— По глупости, — отвечает Ким, впервые смущённо пряча глаза под вьющимися волосами, — Кстати, твой новый пациент уже здесь, — попытался быстро сменить тему, — А мне пора. Давай встретимся в обед на нашем месте?

— Он хоть дал номер телефона? — Чимин чувствовал что-то неладное в том, что случилось с парнем. Будто Тэхён недоговаривает.

Брюнет пожимает плечами, потому что дать номер — означает намёк на продолжение, чтобы снова договориться о встрече. Но тот парень живёт этажом ниже, вроде как идти недалеко и номер особо не нужен. Вот только Тэхён не уловил ни единого намёка на хотя бы что-то.

Ким ушёл из ординаторской, оставив этот разговор до обеда, а Чимин обязательно должен выяснить, что такого произошло, из-за чего всегда уверенный в себе Тэхён стал вести себя иначе. Ведь у него уже были случаи, когда всё кончалось на следующее утро, но в этот раз, видимо, сосед оказался не таким уж и простым.

°°°

— … единорога зовут Флаффи, он не любит енота, потому что тот сломал ему рог, видите? — девочка показывает на сломанный кончик игрушки, ища в глазах своего лечащего врача понимание.

Чимин фальшиво улыбался, стараясь не показывать внутреннее волнение, ведь перед ним его второй пациент — десятилетняя девочка.

Когда парень зашёл в палату с её мед картой, то думал, что сможет успешно выполнить всю свою работу, от начала и до конца полностью держа пациента под своим присмотром. Но как только эта маленькая девочка начала рассказывать о своих игрушках и их мечтах, то есть собственных, которые она подарила олицетворяющим её зверям, Пак начал нервничать. Нет, он знал, что в этот раз никакой подставы, в виде заранее провальной операции, не будет. Правда в том, что девочка очень хотела жить, а Чимин очень боялся её потерять.

Уверенность в своих навыках всё ещё была, неудача с операцией на головном мозге только показала его умения, и настрой на успех присутствовал — молодой нейрохирург всё ещё хотел прогреметь на весь мир. Всё пошло по вертикальной прямой в пропасть, когда после знакомства с игрушками и их мечтами про «забраться на гору», «попробовать все виды мороженного» и «погладить дельфина», девочка задала вопрос, на который Чимин не смог ответить.

— Скажите, Вы меня вылечите?

« — Надежда — это самообман. Поэтому я не обещаю пациентам, что всё пройдёт гладко». Ей ведь всего десять лет, она ничего ещё не успела увидеть. Пак держал в руке мед карту, смотрел в глаза ребёнка, который увидел замешательство парня. Непростительно хирургу сомневаться, и уж тем более дать повод пациенту подвергать сомнению собственные усилия. Но чёртова вероятность неудачи, которая составляла целых тридцать процентов, терзала Чимина. И он понимает, что остальные семьдесят — это успех, но потеря последнего пациента всё же сказалась на нейрохирурга.

— Просто верь в это, — раздаётся голос мужчины, который всё это время стоял у дверей и наблюдал по просьбе помощницы главного врача. Мин за несколько шагов доходит до Чимина, останавливаясь рядом с ним и улыбаясь девочке. — Верь в своего врача, и он сделает для тебя всё невозможное.

Пак кивает, будто подтверждает слова Юнги, не давая обещание от самого себя. Не может. Он не может поверить в себя, и это пугает. Будучи врачом, зная человеческую психологию, пускай не на уровне Мина, но Чимин не может дать даже самое простое объяснение своему состоянию. Поэтому, как только приходят родители девочки, уходит, направляясь в помещение для курения.

Может быть У ХёнА была права, когда настаивала на отмене первой операции, узнав, что ждёт молодого нейрохирурга? Чимин ещё недостаточно опытен и курсы по потере пациента ему оказались жизненно необходимы? А может быть, он не способен быть врачом? Такие мысли пугали до дрожи в коленях. Всё же было нормально, ну побесился он после неудачной операции, напился, стрессанул из-за возвращения бывшего учителя, но они же вчера поговорили и всё стало нормально. До встречи с пациентом Пак общался с Тэхёном без признаков тревоги. В чём тогда причина паники? Нет никаких оснований думать, что девочка не сможет выжить, но только эта навязчивая мысль отдаёт в голове противным писком кардиографа.

Шатен опрокидывает пачку, из которой высыпается добрая половина сигарет, благо никто этого не видит. Будет опасно, если кто-то заметит его состояние. Чимин начинает тяжело дышать, желая, чтобы его сейчас ударили дефибриллятором, чтобы он взял себя в руки. Да хватит обычной пощёчены, звонкой, больной, и выбить этим неоправданные сомнения из головы.

— Чимин, — парня подхватывают за скулы, заставляя поднять взгляд с неподдающейся поджогу сигареты на мужчину перед ним, — Глубокий вдох, глубокий выдох, помнишь? — Юнги заставляет Пака вспомнить самый распространенный метод успокоения, но вдох получается судорожным, а выдох сбитым.

— Я… я правда не понимаю…

— Помнишь фестиваль звёзд? — Мин решает переключить внимание Чимина, чтобы он перестал думать о пациенте, — Ты спросил, нравишься ли ты мне. А потом хотел поцеловать, — мужчина проводит успокаивающе большими пальцами по щекам юноши, до сих пор удивляясь, как тот сильно изменился за это время, — Сделай ты это, я бы тебе ответил. Ответил ещё в тот раз, когда мы упали в коридоре после того, как выпили соджу. И знаешь, что самое удивительное?

Дыхание Чимина стало легче, зрачки расширились, показывая сосредоточение и успокоение, а взгляд выпытывал ответ. Неужели Юнги сейчас раскрывает перед ним все свои карты? Паку всегда было интересно, о чём думает его учитель, вот только на самом деле, ни он, ни Дохён не узнали бы это самостоятельно никогда.

— Впервые за восемь лет я проснулся в постели с тем, кого мне захотелось увидеть снова.

Никакой пошлости и намёков — Чимин так и знал, что Юнги уснул в тот раз рядом.

Каждая новая жизнь начинается с утра. Когда ты открываешь глаза, то будто заново рождаешься, в каком-то смысле. И вот, ты просыпаешься с разными людьми — они пришли и ушли. Ты не запоминаешь их имя, во что они были одеты, как пахли и каким цветом их глаза. Тебе в принципе без разницы. Но в одно утро твоё перерождение останавливается, потому что ты не хочешь больше закрывать глаза и засыпать, боясь, что человек, с которым ты проснулся, исчезнет, как все предыдущие.*

— Звучит, как приглашение провести ночь, — шутит Чимин, возвращая своё привычное состояние. Немного смущающая тема, учитывая, как близко стоит Юнги в пустой курилке и говорит подобные вещи на тон ниже.

— Тогда прими его, — неожиданно говорит Мин, смотря прямо в глаза парня, который явно не ожидал чего-то подобного. Но, чёрт возьми, Пак забыл о своей внезапной панике. — Проведи со мной все оставшиеся ночи.

Чимин отчаянно пытается мыслить трезво, потому что с каждым словом он пьянеет всё сильнее. Но напряжение в миг пропадает, когда Юнги убирает руки и делает шаг назад, успешно отобрав сигареты из рук шатена. Снова.

— Ты правда можешь жить у меня, — заявляет Мин, будто несколько секунд назад не говорил двусмысленные вещи, сводящие с ума, — По моей вине тебе пришлось съехать с квартиры Кима, поэтому можешь жить в моём доме. Комнат там предостаточно, сам знаешь, и до академии ближе.

Вообще сама идея неплохая, но Чимин же не может согласиться так быстро, верно? Ещё позавчера он послал психолога к чёрту, был зол на него и сказал, чтобы тот разобрался в себе и не лез в его жизнь. А сейчас чуть ли не срывается домой паковать свои вещи.

— Я подумаю, — отвечает шатен.

Чимин — птица гордая, но становится беззащитным, рядом с Юнги. Однако и забыть всё, что произошло, невозможно так быстро. Они оба должны постараться, чтобы заполнить пустоту внутри новыми воспоминаниями.

Примечания:
* Тут чистое обращение к читателю, чтобы вы почувствовали "вселенскую усталость" (©Алина Н.) Юнги и как он (автор) видит эту жизнь

(≧(エ)≦ ) благодарю за ожидание 💜
 
#48

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
47. За удачей
Кафе заполнено людьми в обеденный перерыв, но вот уже четыре года одно место всегда занято двумя красивыми, молодыми, горячими студентами-хирургами, которые любят пополнить количества сахара в организме каким-нибудь кусочком торта. Хозяйка заведения даже стала замечать, что некоторые школьницы заходят сюда в определённое время, чтобы посмотреть на красавцев и попытать удачу, познакомившись с ними. Но парни часто мило отказывали, говоря, что у них просто нет времени встречаться, и они не дадут того, что желают девушки. Такая отговорка хорошо работала, и школьницы не чувствовали подавленности, говоря, что дождутся их. Хотя на самом деле шанса нет ни у одной.

— Ну и в какой момент всё пошло не так? — Чимин выслушал подробный рассказ утренней новости, как его друг попал не в ту квартиру, и пока не смог понять, из-за чего же так сильно переживает Ким.

— Когда фильм стал не интересен, а я оказался под соседом, — Тэхён тупит взгляд в чашке горячего шоколада, вспоминая отрывки ночи, которые, к радости или сожалению, слишком хорошо запомнил, — Чувствую себя использованным. Не то, чтобы мне не понравилась или у меня адски болела поясница (и тут Чимин невольно вспомнил о схожем симптоме), хотя это скорее из-за того, что мы в клубе сделали (яснее не стало, но благо в этом замешан Тэхён), но как с ним снова встретиться? Опять напиться и перепутать этажи? И что, мне каждый день не просыхать?

— Почему ты не можешь просто зайти к нему, захватив с собой что-нибудь на чай? Эклеры там… — Пак облизывает ложку, краем уха слыша восхищённый вздох поклонниц. Знали бы они, что парни обсуждают, никогда бы в их сторону не посмотрели.

— Я даже имени его не знаю! Это вообще выглядело как на один раз после клуба — напились, переспали, разошлись. А если я приду, а он просто не откроет дверь? — Ким внезапно останавливается и начинает смеяться, — О господи, я что, реально думаю об отношениях с ним?

— Похоже на то, — соглашается шатен, — Раз ты так сильно сейчас убиваешься из-за этого, то может быть стоит прийти самому? Вообще-то это ты — тот парень, который делает шаги первым.

Интересно, а Чимин правда не видел тех самых шагов, которые Тэхён делал по отношению у нему? Скорее всего он не замечал или не вкладывал другой смысл.

Действительно, может всё не так и плохо, как накручивает себе Ким, и то, что они переспали через какие-то полчаса после первой встречи не такая уж и глобальная проблема. Любовь с первого взгляда и все дела. А взгляд у того парня и правда такой, которому хочется беспрекословно подчиняться.

— Извините, — послышался голос девочки, которая подошла с подругой, — А вы встречаетесь?

По статистике натуралы, если называть вещи своими именами, от такого вопроса впали бы в шок, негодование, брезгливость к человеку, который задал вопрос или поперхнулись напитком. Парни, которых застали врасплох верной догадкой, начали бы смущённо улыбаться, попытались заверить, что это не так (в случае стеснения своих нетрадиционных отношений) или промолчали, дав негласный положительный ответ. Но эти двое не относились ни к тем, ни к другим.

Тэхён неторопливо допил свой шоколад, поставил кружку на стол и оценивающе посмотрел на лицо девушек со стороны пластического хирурга. Чимин же вспомнил своих одноклассниц, которые постоянно сводили его с Хёком, поэтому не удивился вопросу.

— Мы заняты, — всё же ответил Пак, не ставя девушек в неловкое положение от явного игнорирования, — Но не друг другом.

— Тогда не будем вам мешать, — сказала другая подруга и увела девушку из кафе.

Чимин, откровенно говоря, не понял, что сейчас произошло, но и углубляться в это не стал. Всё-таки есть вещи куда более весомые, чтобы забивать ими голову. Например, встреча Тэхёна с соседом или переезд к Мину. Ему же надо заранее сообщить о своём решении, но и тут всплывает маленький такой полуторагодовалый вопрос. Ребёнок.

После разговора на кухне выяснилось, что чувств к девушке, бессовестно воспользовавшийся ситуацией и положением, никаких нет. А вот ребёнка Юнги хочет всем сердцем забрать себе. Только вот, с кем же он оставляет девочку, пока на работе? И если он собирается жить с Чимином, как вообще будет растить дочь? Быть всё время вдали — не вариант воспитания.

— Хочешь, могу сходить с тобой, — возвращается к обсуждаемой теме Пак, — Постою за углом, а если он тебя отвергнет, я затолкаю купленные тобой эклеры ему в глотку.

— Звучит неоднозначно, — Тэхён пытается спрятать пошлую ухмылку, — Но мне нравится. Я тебя не возьму, но идеей твоей воспользуюсь. Только эклеры можно заменить…

— Оставь свои фантазии при себе! — Чимин поспешно прерывает друга, который заливается смехом.

Шатен отворачивается к окну, пряча глаза от посетителей, которые вполне могли бы услышать их разговор. Тэхён никогда не видит грани, поэтому обсуждать подобного рода вещи в общественных местах для него в пределах допустимого. «Все мы люди» — всегда отвечал он.

— Смущаешься, как в то время, когда мы познакомились, и ты был девственником старшей школы, — усмехается Ким, нечаянно посмотрев на реакцию друга, и тут же замер, — Подожди, хочешь сказать, что ты не… ?

— Просто захлопнись, — парень съезжает на стуле чуть ниже и прячется за чашкой чая, пытаясь провалиться под землю.

— Ты мне врал! — удивляется Тэхён, — Говорил, что ночевал у других, а где на самом деле был? Неужели у своего школьного дружка?!

— Я говорил, что ночую у парня, но не говорил, какого именно и что мы делали, так что это всё — твоя извращённая фантазия!

— И с Юнги не спал?!

— Когда бы я успел?!

Чимин привычно тянется в карман за пачкой сигарет, но не находит её на месте. Мин же забрал её. Тогда Тэхён встаёт, оставляет деньги на столе и выходит из кафе, утаскивая за собой друга. А потом оба начинают смеяться, понимая, что им придётся теперь искать новое место для обеда. Стыдно до невозможности, но безумно смешно. Теперь Паку хочется вернуться и сказать «все мы люди».

— Знаешь, — глубоко выдыхает Тэхён, успокаиваясь, — Зато можно с уверенностью сказать, что чувства Мина самые настоящие. Секс — это, конечно, здорово, но не самое главное в отношениях. Вы начали с души, пережили столько всего и укрепили связь между собой. Осталось только отпраздновать и закончить вечер в постели. Вы оба — взрослые люди, пора бы уже переходить с держания за ручку к более энергозатратному действию.

— Я не хочу обсуждать это с тобой, — если бы волосы меняли цвет на твои эмоции, а красный — был бы смущением, то волосы Пака уже давно бы охватило пламя.

— А у тебя есть ещё опытные друзья, при которых ты совсем не смущаешься, чтобы задать интересующие вопросы?

Чёрт, как же Тэхён прав. То, что в школе Чимин смотрел порно, как все те, кто хочет знать теорию, ничего не даёт. Знать — это одно, а практика — совсем другое. Это как расчленить труп — ты знаешь, где находятся органы, но на деле смотреть, трогать и доставать их сложнее. Паку не помешал бы разговор от лица того, кто опытен в этом деле.

— Завидую твоей выдержке, — Ким останавливается на светофоре, смотря на больницу через дорогу, куда они возвращаются, и разворачивается к другу, — Тебе двадцать три скоро, где обещанный господь? А, Магдалина?

— Помнишь наше посвящение на первом курсе? — Чимин решил, что сейчас самое время признаться в том, о чём долго молчал, ведь по словам друга, Ким даже не помнил того волнительного момента. — Мы на спор поцеловались при всех.

— Это был чмок, даже не поцелуй, — Тэхён убирает руки в карманы, догадываясь, о чём сейчас пойдёт речь.

— Да, поцелуй был после. Когда я вышел покурить, а ты пошёл за мной. На утро ты сказал, что ничего не помнишь, — Ким всё прекрасно помнил, — Но ты тогда… — нет, неправильно будет сваливать всю вину на одного только Тэхёна, в то время, когда Чимин не сделал ничего, чтобы прекратить случившееся. — Мы поцеловались, не как друзья. Тогда всё могло бы зайти слишком далеко, и я бы правда переспал с тобой. Но проблема в том, что для меня это было бы способом забыться, отвлечься и дать, возможно, тебе пустую надежду. И так было бы с каждым последующим, потому что в моей голове постоянно был другой. Я сам себе был отвратителен, когда думал об этом.

— Я так и знал.

Чимин останавливается перед лифтом, нажав на кнопку вызова, и нахмурил брови, пытаясь понять, к чему относится эта фраза.

— Когда ты спросил «помнишь ли ты что-нибудь», в твоих глазах отражалось «скажи, что нет», — улыбается Тэхён, — Тогда я всё понял и соврал. Это показалось лучшим выходом, мы оба просто были пьяные, глупые и влюблённые…

Ким слышит звук колокольчика лифта, оповещающий о прибытии, и понимает, что только что сдал самого себя с потрохами. Он до последнего своего вздоха хотел молчать об этом, похоронив секрет с собой.

— Ты…

— Я уже переболел тобой давно! — резко обрывает брюнет, заходя в раскрытые двери, — Усмири своё эго, я не собирался ждать, когда ты охладеешь к другому, — теперь смущение появилось на лице Кима. — Я же сказал, что не встречаюсь с парнями, у которых разбито сердце, потому что в итоге они возвращаются к бывшим. Что и требовалось доказать!

Чимин пропускает смешок в кулак, пытаясь не озвучить шутку в сторону первого в мире человека, который отказал великому богу пластической хирургии.

— Что смешного? — Тэхён толкнул друга к стене, который начинает смеяться сильнее, и встаёт вплотную, заставляя того слегка прогнуться за поручень.

— Мне правда жаль, — Пак хватается за плечи друга и прекращает смеяться, в миг становясь серьёзным, — Я возьму ответственность за твои разбитые чувства! Позволь мне купить эклеры и бутылочку шампанского на твоё свидание с соседом?

— Тц, — Ким закатывает глаза и отходит, — Я посмотрю на тебя, когда ты приползёшь ко мне за советом, девственник двадцатитрёхлетний!

Двери лифта открываются, и оба парня ошеломлённо смотрят на мужчину напротив, который вполне мог услышать последние слова. Чимин чувствует мгновенную карму, чья очередь пришла смеяться последней, а Тэхён, хоть и был обижен, но никогда бы специально не пожелал такой компрометирующей ситуации, в которую только что влип друг. Интересно, он слышал?

— Да, слышу, — произносит Юнги абоненту, звонящему ему, и все трое в миг возвращаются в реальность, меняясь местами, — Уже выезжаю, через двадцать минут буду.

Чимин чувствует, как его спину прожигает взглядом, и как только двери лифта закрываются, шатен поворачивается к хохочущему Тэхёну, который наконец-то поверил в то, что удача Пака обходит стороной. Следующая встреча обещала быть напряжённой.

°°°

— А так?

Пак отрывается от телефона и переводит взгляд на друга, который уже целый час собирается только для того, чтобы спуститься на один этаж ниже. На полу валяются перемеренные рубашки и брюки, джинсы и футболки, даже галстуки, которые Чимин сразу забраковал. И это они ещё не дошли до обуви… которую он снимет на пороге!

В этот раз Тэхён стоял в блестящей, переливающейся в голубой рубашке, расстёгнутой на две пуговицы и заправленной в кожаные чёрные штаны. Аргумент, что он прекрасен в любой одежде, уже не работает, поэтому Чимин, возомнив себя признанным дизайнером, оценочно осматривает парня с ног до головы и снова вниз.

— Тебе, конечно идёт, но, может, стоит одеться, как Тэхён, а не как айдол? — шатен закидывает ногу на ногу, смотря, как Ким смотрит на себя в зеркало.

— Длинные серёжки или короткие? — будто не слышит брюнет, задавая очередной волнующий вопрос, — Или на девушку буду похож? Знаешь, некоторым парням это совсем не нравится, а другие предпочитают кружева и даже юбки. Один раз я как-то пытался напялить чулки на одного парня, но это слишком затратно, в итоге они всё равно порвались…

— Просто иди так, — выдыхает Пак, уже не зная, что ещё сказать, — Всё равно без одежды останешься.

— Не делай из меня животное, — раздаётся голос позади, отчего оба парня оборачиваются.

У входа в комнату стоял невероятный парень со смольными, как у Тэхёна, волосами, разбитыми на боковой пробор и явно уложенными перед приходом, одетый в обычную чёрную футболку, заправленную в рваные на коленях джинсы, и поверх клетчатую рубашку. Просто и гармонично.

— Жених пришёл! — кричит скрипучим голосом Ким старший, впустивший гостя, и уходит на кухню, — Жду свадебное шампанское!

— Ну привет, — улыбается сосед снизу, полюбив деда с первого взгляда, — Значит, у тебя в планах остаться сегодня без одежды?

Смотря на парня, Чимин начинает понимать, почему так нервничал Тэхён, ведь рядом с таким соседом любой актив станет в миг пассивом. Телосложение атлета, бёдра нереальные, высокий, красивый, а улыбка — просто нечто. Конечно, до Юнги ему далеко, но и этот был хорош.

— Я, пожалуй, пойду, а то мне ещё ребёнка забирать, — бормочет Пак, неся какой-то бред, но останавливается рядом с парнем, смотря на него (чёрт!) снизу вверх, — Обидишь Тэхёна, я тебя закопаю на заднем дворе, — тихо проговорил шатен. — Удачного свидания!

Всё получилось даже лучше, чем планировалось.

Чимин убирает руки в карманы ветровки, поднимает глаза к небу и направляется домой. Не день, а эмоциональные американские горки, такими темпами ни одно успокоительное мира не сможет помочь. Кстати, об успокоительных — курить хотелось жутко. Пак заметил, что Мин бросил, потому что у него теперь дочь, в присутствии которой этого делать нельзя. А почему он тогда так старательно отбирает сигареты у Пака?

С одной стороны даже Джинён сдалась, не в силах переубедить сына, а с другой, ведь это из-за мужчины Чимин начал курить. Ведь он, сделал ошибку, из-за которой имеет полное право убивать себя никотином. Значит ли это, что Юнги пытается исправить ошибку?

Парень идёт по оживлённой улице, смотрит в толпу людей и думает, что очень похож на Тэхёна. Они оба не могут быть теми холодными парнями рядом с объектом своей симпатии. Тают, будто снег весной, забывают обиды и слова, готовые поддаться на желание быть рядом.

Жить с Юнги будет серьёзным шагом вперёд, несмотря на то, что в прошлом они достаточно много проводили времени вместе. Но то время кардинально отличается от настоящего, где оба понимают ответственность отношений между ними. Они уже не учитель-ученик, где первый просто присматривает, а второй тайком любит. Им придётся научиться выражать свои чувства, общаться, доверять и работать над собой, чтобы создать семью. Это слово пугает. Чимин прекрасно осознаёт, что принимая Мина, ему придётся принять и дочь от какой-то девушки. И они будут втроём, одной семьёй. Но если бы такое случилось с самим Паком, как бы поступил Юнги? Наверняка принял бы их двоих. Им физиологией не дано иметь детей, и дочь на самом деле подарок, особенно для мужчины.

И тут Чимин слышит мяуканье и вспоминает про Снежка. Он ведь тоже когда-то принёс в дом, своего рода, ребёнка, которого Мин принял и полюбил. Правда котёнок — не живой человек, который будет расти и видеть отношения между мужчинами. Как это скажется на девочке? Неизвестность будущего пугала. Но разве раньше Пак вообще думал о том, что как отреагирует общество? В школе ему ничуть это не мешало любить учителя. Что же изменилось сейчас?

Парень останавливается, почувствовав запах сигарет, и заходит в первый попавшийся в магазин. Привычка — дрянное дело, от которого так просто не избавится. Чимин уже расплачивался, когда его телефон завибрировал в кармане, выводя на экран давно выученный наизусть номер. А потом обнаружил пропущенные от декана.

— Чимин, ты где? — слышится немного взволнованный голос мужчины, а на заднем фоне хлопок двери и звук заводящегося мотора автомобиля.

— В круглосуточном около Тэхёна…

— Стой там, я сейчас приеду за тобой.

Пак смотрит на экран телефона, где звонок оборвался, и перезванивает декану. Слишком подозрительно стечение звонков, чтобы быть просто совпадением.

— Пак Чимин, срочно прибежал в больницу! — сказала девушка, не дав студенту и слова сказать, — Мне не важно, как ты это сделаешь, но если тебя не будет через десять минут, я тебя отчисляю!

Приехали.

Примечания:
Образ Тэхёна: https://i.pinimg.com/originals/11/47/de/1147def6e19a85a98f71ee5516b1d3d3.jpg
 
#49

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
48. За удачей
Примечания:
*очень боюсь, что моя фантазия и представление об операциях слишком отличаются от реальности, поэтому давайте не слишком обращать на это внимание*




Сидя в салоне Мерседеса на переднем пассажирском, Чимин делает очередную затяжку, выпуская сигаретный дым в открытое окно, и смотрит на дорогу впереди. Время позднее, но никто не предугадает, когда госпожа Смерть решит забрать для своей коллекции ещё одного человека.

Для Пака остаётся загадкой, каким образом о случившемся в больнице узнал Юнги, хотя дело нейрохирурга его не касается никаким образом. По крайней мере этого пациента. Было лишь одно оправдание — ему позвонила ХёнА после того, как Чимин не ответил звонок. Но с чего она вдруг решила, что студент может быть с психологом?

В любом случае, по словам Мина, у Пака сейчас должна быть операция, поэтому надо было морально к ней подготовиться. Вторая сигарета была выкурена, и шатен отстёгивает ремень безопасности, выходя из припаркованного автомобиля. Правда для операции слишком рано, девочку привезли буквально сегодня, с неё успели лишь анализы взять, а вслепую что-то делать было рискованно. Правда мысль о том, кому Чимин должен провести срочную операцию, резко встала под сомнение, потому что у входа в больницу стояли репортёры.

— Это как-то связано с тем, что меня резко вызвали? — интересуется Пак, будто Юнги знает больше него.

— Возможно, — отвечает мужчина, аккуратно хватая шатена на предплечье и уводя в сторону, чтобы обогнуть толпу репортёров, — Судя по тому, как ХёнА сильно тебя искала, обзвонив всех твоих знакомых, причина явно не в твоём пациенте.

Десять минут, за которые Чимин должен был прибежать в больницу, благополучно истекли, когда им всё же удалось зайти внутрь, где на стойке администрации Пака направили в операционную. Вот так сразу, без объяснений, сказав, что ему всё станет понятно на месте. Ясность в разум постепенно поступала вместе с четырьмя громилами, в одинаковой униформе, которые стояли у входа в операционную, и принялись ощупывать студента прежде, чем его запустить. На лице шатена всё ещё было убийственное спокойствие, несмотря на то, что он не любил, когда к нему прикасались. Но как только он был допущен до пострадавшего, из-за которого и собралась вся эта шумиха, Пак наконец «приходит в себя», понимая всю ответственность, которая в миг легла на его плечи.

— Пулевое ранение в голову, — поясняет У ХёнА, которая должна ассистировать Чимина, — Есть шанс дать вторую жизнь, если правильно вытащить её, — девушка видит небольшое замешательство, видимо из-за персоны, которым является их пациент. Он — большая шишка в политическом обществе. Пак не знает его имени, но видел в новостях и знает, что большая часть экономики держится на этом мужчине. — Чимин, не тормози!

— Почему этим не занимается главный врач?

— Он в отъезде, — ХёнА проверила все показатели жизнедеятельности, — Хирурга нет на месте, ты был ближе всех. И ты сделаешь это.

Пак поднимает глаза на рентгеновский экран, сканирующий голову, где видна маленькая эллиптическая пуля которая почти достигла теменной области. Мозг всё ещё функционирует, потеря крови незначительная по сравнению с тем, что вытащить пулю нужно точно по тому же каналу, как она и попала. Сдвиг в сторону — и можно сделать человека овощем на всё оставшееся его существование. Ещё немаловажно уцепиться за неё так, чтобы случайно не протолкнуть глубже. Словом, экономика страны сейчас всецело в руках студента, который совсем недавно отправил пациента на тот свет.

Думать о том, что на его месте должен быть столь опытный хирург, нет времени. Чимин принимает от ХёнА инструменты и бросает мимолётный взгляд на свои пальцы. Он выкурил две сигареты, ему должно быть легче, но почему-то ощущение лёгкости задавливает звук кардиографа предыдущего пациента.

« — Просто верь в это». Глубокий вдох, глубокий выдох. Ударная волна, создаваемая пулей, внутри тела вызывает обширные гематомы и кровоизлияния, но тут не было заметных сильных повреждений в виде внутреннего месива. Пуля, столкнувшись с затылком, не прошла по прямой, а ушла в сторону, по пути теряя фрагменты металлической рубашки, что заметно усложняет операцию. Раневой канал остался с рваными краями, словом, главный врач, который в области нейрохирургии уже второй десяток лет, не помешал бы.

Самое сложное, это начать.
Принять и осознать, что пути назад нет, и двигаться вперёд. Как тогда, в момент, когда для Чимина привычный мир обернулся и устремился в одну точку — к своему учителю. Уже тогда не было пути назад, а впереди что-то сложное, тяжёлое и неизведанное.

Вытаскивать осколок за осколком.
Потому что ничего не даётся просто так, нет никакого способа привлечь к себе удачу. Всё это лишь легенды. Они созданы для того, чтобы в них поверили и просто попробовали. Всем нужно во что-то верить, чтобы идти вперёд, пусть это будет даже неоправданная надежда. Но ведь тот поцелуй действительно привлёк удачу или заметные улучшения были случайностью?

Нет, всё повлекло за собой цепную реакцию: узнав о легенде, что сулит счастье и удачу, если забрать поцелуй своего учителя, Чимин стал пытаться осуществить её. Но пока он достигал момента испытания легенды, он начал лучше учиться, сблизился с друзьями и принял себя. А сейчас можно ли сказать, что Паку повезло? Он находится у своего пьедестала, ему нужно сделать всего лишь шаг, чтобы завершить свой первоначальный путь и перейти на новый. Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что всё началось с легенды, но это не она принесла удачу.

Чимин добился всего своими собственными силами. Пускай для достижения цели желания были косвенными, на подобие «стать как учитель» или «прогреметь на весь мир, чтобы его имя дошло до Мина», всё равно никакая удача роли в этом не играла.

— Пульс падает.

И он не позволит никому встать на своём пути.

ХёнА, кажется, задержала дыхание, когда на экране пуля пошевелилась из-за того, что Чимин добрался до неё. У парня сосредоточенный взгляд, он улавливает любое мелкое сотрясение воздуха и вспоминает шум дождя. Кухня, открытая дверь на улицу, обжигающий кофе и мужчина, сидящий поблизости. Вот оно, умиротворение.

На железном подносе лежат мельчайшие осколки, к которым обязательно должна присоединиться та, от кого они отделились. Пак всегда доверял своим чувствам, поэтому смотря на экран, пытался сосредоточиться на том, что он чувствует. Любое мельчайшее изменение, которое доходит до его пальцев в перчатках. И в помещение резко раздаётся звук остановки сердца.


Юнги смотрит на циферблат часов, стрелки которого меняют своё положение поразительно быстро. За это время ни одна живая душа не прошла мимо, и охраняющие люди не сдвинулись с места. Зато спустя пять минут после мысли, что Чимин должен справиться, парень выходит из операционной и встречается взглядами с охраняющими пациента мужчинами, которых вопрос об исходе волнует не меньше, чем собравшихся внизу репортёров.

— Операция прошла успешно, — озвучивает Пак то, что так хотели услышать громилы.

Они одобрительно кивнули и пропустили студента. На секунду появилось сомнение, что мужчины так просто не отпустили бы его, будь исход проведённой операции летальным.

И Чимин переводит взгляд на Мина, который лишь улыбается, не сомневаясь в парне ни на минуту.

— Хорошая работа, Чимин, — вполголоса произносит Юнги то, чего больше всего желал услышать сейчас Пак.

— Тогда я обязан воспользоваться твоим предложением, — парень сам до конца не верит в то, что говорит, но сейчас, когда ему удалось перешагнуть через свой страх и вступить на пьедестал, он понял, что не должен больше сомневаться.

°°°

Куда делась вся уверенность? Ещё полчаса назад окрылённый своим успехом Чимин готов был горы покорять, планеты и галактики, а сейчас, вытирая волосы полотенцем и смотря на себя в отражение, резко понимает, что поспешил. Он пытается задержаться в ванной как можно дольше, хотя и понимает, что это глупо. Ведёт себя как малолетка.

Они же не на секс договаривались? Чимин просто сказал, что воспользуется предложением провести ночь, потому что устал и… скучал. Сложно до конца поверить в то, что больше нет никаких преград, которые стояли бы между Чимином и Юнги. Если они нуждаются друг в друге, то иди и скажи об этом. Всё стало просто.

Нет, всё стало ещё сложнее. Пак выдыхает и убирает с вымученных полу высохших волос полотенце, решая наконец выйти. На кухне горит свет, поэтому парень направляется туда, чувствуя ритмичное ускоренное биение собственного сердца. Но как только шатен видит мужчину, то на душе становится легче. Юнги успел приготовить итальянскую пасту карбонара прямо к приходу младшего, отчего Чимин подумал, что его слишком долго не было. Вообще он прежде не видел, чтобы Мин готовил подобные вещи. Быть может, Штаты так изменили его? Или хотелось удивить Чимина?

Пак смотрит на белую футболку и серые штаны, в которые был одет мужчина по своей склонности к светлым оттенкам, и Чимин чувствует себя снова школьником. Будто вернулся в то время чистой, неиспорченной, искренней любви, когда хотелось упиваться каждый моментом, проведённым рядом. Но сейчас можно не только смотреть.

Шатен делает пару шагов в сторону Мина и не даёт ему повернуться, успев прижаться к его спине и сомкнуть руки на талии. Чимин чуть наклоняет голову, проводя кончиком носа по шее мужчины и щекоча выпавшими влажными прядями неприкрытое начало плеча, всё ещё не привыкнув к их одинаковому росту. Не привыкнув к дозволенности.

— Пахнет вкусно, — Пак чувствует, как слегка напряглись мышцы под его руками и отпускает, делая шаг назад и садясь за круглый стол.

— Знал, что ты оценишь, — Юнги ставит большую белую тарелку перед шатеном и садится следом, открывая бутылку вина.

— Снова спаиваешь меня? — улыбается Чимин, наблюдая, как рубиновый напиток заполняет бокал, переливаясь тёмными цветами на фоне приглушённого света.

— Ты так и не научился правильно пить, — мужчина ставит бокал и начинает заполнять второй, — Надо наслаждаться вкусом, а не напиваться до необдуманных поступков, — сказал человек, у которого ребёнок после «наслаждения вкусом».

Но Чимин решил это не озвучивать и позволить сейчас вести его. Время за полночь, за окном мир давно погрузился в объятья мрака, создавая необыкновенную атмосферу успокоения. Но как только начнёт светлеть, и мир снова придёт в своё движение, начнётся будничная суета, поэтому необходимо отпустить усталость прошлого дня и наслаждаться временем.

И тут парень вспоминает про то, как Мин куда-то убежал сегодня по делам, когда ещё Тэхён не вовремя упомянул немного смущающий факт про Чимина. Тогда Юнги выглядел серьёзным, даже немного взволнованным.

— Что-то случилось? — глаза шатена устремляются в чёрные напротив, пытаясь уловить любую мелочь, которая бы описывала эмоции мужчины, привыкшего их не показывать. — Ты куда-то резко убежал в середине дня.

— Да, — Юнги облизал губы, прежде, чем продолжить. Ведь последняя реакция Чимина на ребёнка была больше склонна к недоумению, чем радости, и до сих пор непонятно, как он к этому относится. — Это по поводу родительских прав.

— И как всё прошло?

Пак прекрасно понял, что мужчина не хочет оставлять девочку с матерью, поэтому для него этот судебный процесс очень много значит. Но он хочет показать, что не думает о его ребёнке как о чём-то, что должен принять только потому, что они в отношениях.

— Мунён подписала соглашение, — Юнги вертит бокал с вином в руке, напоминая, от кого пошла эта привычка.

— Значит, не у меня одного сегодня праздник, — Чимин звонко цокает своим бокалом о чужой, заполняя кухню веселящим звуком, — Осталось только познакомить меня с твоей дочерью, — затем он опустошает бокал, выпивая всё залпом.

Нет, шатен не научится пить. Потому что, когда Пак пьёт, он делает это не для лёгкости и успокоения, а для того, чтобы забыться. Но в этот раз для смелости, наверное.

Мин так и замер с бокалом, пытаясь осмыслить сказанное. Но на смену волнению приходит чувство спокойствия. За время, проведённое за полночным ужином, Чимин успел рассказать, как сложно дался первый год обучения и что профессия врача была выбрана совершенно случайно. Юнги нравилось слушать, смотреть на парня и будто проживать эти пять лет с ним вместе в его воспоминаниях. Но Пак резко останавливается, когда доходит до момента заверения Тэхёна, что начнёт жизнь заново. Это не первое обещание, но почему-то вспомнив об этом сейчас, Чимин начинает сожалеть, что вообще допускал такую мысль. Хотя что тогда он мог? В любом случае сейчас всё иначе.

Парень вроде как не сильно пьян, чтобы глупо смеяться, слушая о неловкой ситуации в Нью-Йорке, но он заливается смехом, от которого бегут мурашки и замирает дыхание. Они уже сидят на полу у кухонного гарнитура в полной темноте ночи, у Чимина на подогнутых ногах лежит Снежок, и для полного воссоединения не хватает Чери́н — дочери Юнги. Её назвали на американский лад имени Шерил, но на корейском это звучало как Черин. Придумывая это имя, Мин допускал мысль, что сможет отправить дочь учиться в Америку, если вообще не остаться там жить. Хотя Чимин думает, что первый вариант вероятнее, потому что вот Юнги, он здесь, рядом с ним, деля своё сердце на двоих.

Вино и правда произвело нужный эффект, который позволил стереть все волнения за этот день. Чимин положил голову мужчине на плечо, потянул руку, которую сразу же перехватили. Юнги накрыл ладонь Пака сверху своей и медленно поглаживал каждый палец, что творит чудеса. Руки парня и правда золотые, их беречь надо.

Шатен протяжно выдыхает, зная, что от этого побегут мурашки. Чимин специально заигрывает, тыкаясь носом в ямочку ключицы, а потом вовсе кусает за выпирающую косточку. У Мина кожа чувствительная, местами вообще кажется прозрачной, поэтому точно останется след. Но, кажется, это не сильно волнует мужчину, потому что он не просит остановиться, лишь вздрагивает, когда Чимин кусает за шею. Парень мстит, делает это больно, пока у него есть такая возможность, но потом сразу проводит шершавым языком, оставляя мокрый след. А затем целует, пухлыми губами всасывая раненное место. Слишком невинное приставание.

Снежок, заметив, что покоя на коленях Пака он больше не найдёт, поспешил уйти, оставляя двоих наедине с собой. И как вовремя, потому что Юнги в эту же секунду поворачивается к младшему и, положив ладонь на его затылок, притянул к себе, захватывая в плен пухлые губы парня. Внутри появляется щекочущее чувство внизу живота, которое приятно разливается по всему телу, выдавая возбуждённое состояние. Чимин тает, когда чувствует прикосновение к своим чувствительным рёбрам блуждающей руки, которая дозволяет забраться под одежду и обнять за талию. Языки сплетаются во что-то дикое, позволяя вспомнить первый поцелуй, когда Юнги сорвался, позволив себе показать свои чувства. Тогда это тоже случилось на кухне, в самый разгар грозы.

Волшебное чувство головокружения сменяется на жар. Пак сбито дышит, когда они отстраняются друг от друга, его лицо всё горит, а руки слабо опираются о пол. Он не помнит, чтобы когда-нибудь вообще себя так чувствовал. Будто у него горячка, заставляющая всё тело содрогаться, только сейчас от желания зайти дальше. Отголоском в голове где-то летают напоминания, что Чимин слишком неопытен, из-за чего появляется навязчивый страх разочаровать Юнги. Он будто червь в яблоке, резко даёт о себе знать, напоминая, что место уже занято. И шатен даёт заднюю, опускает взгляд в пол и поджимает пальцы на руках.

— Ты должно быть сильно устал, — понимающе говорит мужчина, сразу избавляя младшего от неловкости. Вообще-то Мин прекрасно слышал, о чём разговаривали парни в лифте, поэтому осознаёт, в чём дело.

— Прости.

Мозг явно не лучший друг Чимина, потому что начинает подкидывать факты, что у Юнги было немало людей, большая часть которых занимали девушки. Да что уж там, из парней был только Дохён. Поэтому сознание начинает засыпать вопросами, от которых Паку становится невыносимо трудно в этом сознаться. Что если ему не понравится? Они расстанутся? Как себя вести, и не слишком ли он много требует от мужчины?

— За что ты извиняешься? — Мин подхватывает парня и поднимает его голову, встречаясь взглядами. Чимин молчит, хотя явно пытается озвучить свои переживания, а потом наплывают новые вопросы, в виде « а что, если мужчина подумает, что Пак ведёт себя как ребёнок?» и снова заставляют его молчать. — Всё в порядке, — заверяет Юнги, — Тебе просто нужно отдохнуть.

— Да… наверное. Тогда, — шатен облизывает зацелованные губы, сглатывая вязкую слюну и выдыхает, — Я посплю с тобой? А то подниматься по лестнице слишком мучительно.

— Конечно.

Глупый вопрос, Мин бы никогда не отказал Чимину, но парень чувствует себя лучше, получив на него ответ. Возможно, ему всё же придётся поговорить с другом, который оказался прав, говоря о советах. Куда торопиться?

До рассвета осталось не так уж и много, но зато они могут провести часы перед работой вместе. Чимин засыпает быстро, чувствуя перед этим поцелуй, оставленный на лбу, и как мужчина прижимает его к себе. С этой ночи начнутся все последующие, на утро которых они будут просыпаться с человеком, которого хочется видеть каждый день.
 
#50

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
49. За удачей
Чимин проснулся знаменитостью.

Мало того, что новость о попытке убийства распространилась на всю страну, так ещё и пресса каким-то волшебным образом узнала, кто проводил операцию. Мнения по этому поводу разделились на две стороны: одна требовала объяснений, каким образом такую сложную операцию доверили студенту, ещё не окончившему академию; другая тут же подхватила волну восторга, нарекая молодого нейрохирурга гением.

Пак узнал об этом, когда на экране телефона всплыли пропущенные от матери, а потом Тэхён без лишних слов просто кинул ссылку на эту статью в интернете. Имя молодого нейрохирурга не афишировалось, но хватило минуты, чтобы понять, что речь идёт о нём.

Чимин оживляется, чуть ли не подскакивает с постели, не веря, что это происходит с ним на самом деле. «Осторожнее со своими желаниями, у них есть удивительное свойство сбываться» — цитируется в какой-то зарубежной книге, которую удалось мимолётно прочесть. И Пак только сейчас осознал, что это не просто строчка из совокупности букв, несущий фантастический смысл.

Телефон в руках начинает вибрировать от входящего звонка, отчего шатен от неожиданности роняет телефон на пол, который с грохотом ударяется о плоскую поверхность. Кажется был слышен звук разбитого стекла.

Чимин проводит ладонью по лицу, понимая, что вибрация прекратилась из-за отключения мобильника, и выдыхает. Утро началось с его вселенской неуклюжести. Но помимо неожиданностей и неловкости, в голове появляется осознание, что несколько часов сна были просто изумительными. Ведь они были проведены с Юнги, которого, кстати, нет в постели.

Пак ложится обратно, падает на подушку и закрывает глаза, решая полежать ещё пять минут и забыть о том, что сегодня будет сверх сложный день. Но как только шатен проваливается в сон, снова раздаётся вибрация вызова. Чимин почти терпеливо выдыхает, тянется к телефону на тумбочке и отвечает на вызов, подписанный именем своего декана.

— Видимо, мне срочно надо приехать? — сонным голосом проговаривает Пак, понимая, что ответ будет положительным.

— Чимин? — удивлённо спрашивает девушка.

— Да, а кто…

Парень в миг отводит мобильник и смотрит на него. Это не его телефон. Чёрт возьми, его телефон до сих пор валяется на полу, отключённый из-за падения!

А что может подумать человек, когда студент утром, только проснувшись, что можно заметить по его голосу, отвечает на входящий звонок принадлежащий совершенно другому человеку? Мужчине. Психологу. Так Чимин ещё никогда прежде не лажал.

— Ах, Мин просто оставил свой телефон у нашего общего знакомого, — попытался выкрутиться парень, — Я его забрал, думал, сегодня вернуть… извините, если поставил в неловкое положение.

— Да, тебе срочно надо приехать, — ХёнА проигнорировала оправдание, — Жду тебя в академии.

Чимин слышит тишину и закрывает глаза, ударяя ладошкой о свой лоб, и тихо мычит. Что может быть хуже?

Парень скидывает одеяло, опускает ноги на пол и замечает разбитый экран своего телефона. День обещал быть долгим.

°°°

— Джинён, давай я объясню всё позже? — Чимин хлопает дверью входа медицинской академии и перекладывает телефон к другому уху, — Я не сомневался, что ты звонила Тэхёну… Мне уже не семнадцать, чтобы докладывать, у кого я ночевал, — шатен заворачивает на лестничную площадку и начинает спешно подниматься. — У Юнги! Я был у Юнги, довольна? Ему ты доверяешь? Отлично, потому что я собираюсь с ним жить. Позже зайду… пока.

Пак не понимает, с каких пор мать начала допытывать парня, чтобы узнать о его личной жизни. Если Юнги её друг, то пусть у него и спрашивает. У Чимина и так проблем сейчас по горло.

Он выходит в коридор, в конце которого будет деканат, где его ждёт У ХёнА с ректором. Им срочно нужно уладить дела со статьёй и слухами, которые начинают выдумывать журналисты. Слава на весь мир двойственна, и неизвестно, каким боком она повернётся. Конечно, узнав, что такого пациента дали такому нейрохирургу, который ещё учёбу не закончил, многие остались недовольны халатностью допуска студента к операции. Но одно известно точно — У ХёнА будет рвать все необоснованные слухи на кусочки, защищая одного из лучших студентов.

Чимин останавливается перед дверью и коротко стучит, сразу заходя следом. Благо ректор оказался на стороне декана и тоже был заинтересован в том, чтобы продолжить практику Пака без изменений. Конечно, ХёнА взяла всю ответственность на себя, как та, кто дала допуск к операции, поэтому оставалось только расположить к себе главного врача, который не был уведомлён об этом.

У больницы «дежурили» журналисты, потому что им до безумия хотелось узнать личность студента, раскрыть подробности и написать немного биографии, узнав, каким способом он добился того, что имеет. Впрочем, всё, как обычно. Чимин прошёл без проблем, будучи пока неизвестным в лицо, поэтому он с деканом сразу отправились к главному врачу. Его авторитет не был запятнан, так как об отъезде было известно, но именно от его голоса зависит, останется ли Чимин проходить здесь практику или нет. Если от Пака откажутся, то дальнейшие врачи будут бросать тень сомнений на него, несмотря на успешную операцию. А что будет, когда всплывёт летальный исход того мужчины, который был у Чимина первым на операционном столе? Вот, чего стоит бояться. Но парень не боится ничего. Мысли у него другим забиты.

Куда подевался Юнги?

Ни записки, ни предупреждения, ничего. Лишь оставил после себя след в виде корма в миске Снежка, который к моменту прихода шатена уже почти всё съел, и завтрака для самого Чимина на плите.

Пак как-то не осознаёт, в какой ситуации оказался в начале своей работы, и судьба собственной карьеры его не интересует. В голове только Юнги. Может быть, что-то случилось с дочерью? Это единственная веская причина, по которой мужчина мог так внезапно сорваться, к тому же забыв свой телефон.

Из размышлений выводит У ХёнА, которая зашла в кабинет главного врача первая, приветствуя присутствующих. Чимин заходит следом и делает небольшой поклон, замечая сидящего напротив главного врача Мина.

Не единственная причина.
Мужчина одет как всегда в идеально выглаженный костюм, во взгляде читается холод, уверенность и лёгкое незаметное для других беспокойство. Он сидит на диване, заняв куда больше пространства, закинув руку на спинку, и показывая явное превосходство. Психологический приём, чтобы показать свою уверенность в правоте обсуждаемого вопроса.

— Мы тут посовещались насчёт сложившейся ситуации, которая прогремела в новостях с утра, — начинает главный врач, складывая пальцы рук вместе, — Сложно было принять решение, учитывая некоторое недовольство…

Так Юнги сорвался с утра ради Чимина? Он, узнав о том, что главный врач воспринял инцидент отрицательно, решил услышать его точку зрения и показать другой вариант решения проблемы. Мин мог бы внушить, что ничего плохого не произошло, мог бы применить метод манипулирования и пустить в ход все не всегда хорошие приёмы, о которых знают психологи. Но он не хотел показывать личную заинтересованность только потому, что у него чувства к Чимину. Поэтому лишь убрал сосредоточение главного врача с плохих аспектов операции, и показал перспективу на будущее, если дать студенту ещё шанс.

— Но я решил продолжить сотрудничать с тобой, Пак Чимин, — мужчина переводит взгляд с психолога на студента, — При условии, чтобы подобной вольности больше не повторялось. Все дела с прессой будут улажены.

Шатен коротко благодарит, не растрачиваясь на лесть, которую никогда не использовал. Парень знает себе цену. А ещё знает, кто действительно заслуживает благодарности.

Мин остаётся с главным врачом и деканом, когда Чимин уходит из кабинета и направляется в место для курения, отвечая на сообщения Тэхёна. Печатать на трещинах было проблематично, поэтому парень просто написал, что расскажет всё при встрече.

Шатен открывает маленькое окошко в небольшой комнатке для курения, достаёт сигарету и зажимает зубами, начиная искать зажигалку. Происходящее для него всё ещё кажется сном… примерно с момента возвращения бывшего учителя. Всё стало резко налаживаться, если не брать в расчёт путь, к которому это вело. Чимин плыл по течению, и его наконец-то прибило к берегу.

Парень находит зажигалку, ставит палец на колёсико, но не успевает сделать затяжку, как его сигарету наглым образом вырывают, а затем целуют. Нежно, трепетно, этот поцелуй отличается от вчерашнего, передавая совершенно другие эмоции. Юнги отстраняется, привычно проводит по волосам Пака и смотрит в его глаза.

— Прости, что ушёл так рано и ничего не сказал.

Казалось бы, за что извиняться? Мин не сделал ничего серьёзного, всё-таки была веская причина, чтобы уехать. Тем более ради него.

— Прости, я ответил на звонок твоего телефона, — следом выдаёт Чимин, — Перепутал, — шатен улыбается, так невинно и мило, отчего не воспринимаешь данную проблему за что-то существенное. — И теперь У ХёнА, возможно, что-то подозревает.

— Думаю, мы найдём способ, как это исправить.

Мы. Так хорошо звучит из уст Юнги. Чимин чувствует в своей ладони украденную ранее сигарету и понимает, что мужчина даёт ему шанс решить самому, что делать. Пак уже не школьник с ветром в голове, сам способен отвечать за свои решения. Хотя он мог делать это ещё тогда.

Шатен успевает перехватить ладонь Юнги в тот момент, когда он передавал скрученную трубочку с никотином, сплетает их пальцы, привыкая к дозволенности. Ему можно делать всё, что он хочет, и от этого понимания кружится голова.

— У меня больше нет сегодня дел, — говорит Мин, отвечая на прикосновение, — У тебя тоже неофициальный выходной из-за разборок с прессой. Можем провести день, как захочешь.

Чимин хочет нагнать всё упущенное время. В голове всплывает идея из далёкого прошлого, когда мальчишка хотел съездить с учителем в океанариум и посмотреть на другой мир, принадлежащий водоплавающим. Почему-то именно это место Пак выбрал, чтобы отвлечь мужчину от всего, что его окружает. И завершить день прогулкой по пляжу, провожая закатное солнце. Ещё можно уехать на ту самую гору, куда ездили старшеклассники посмотреть на звёзды, только теперь остаться там вдвоём. Идеально было бы провести день дома, оставшись наедине от чужих глаз, проваляться в постели, посмотреть фильм и опять его не досмотреть.

— Как насчёт провести этот день с семьёй? — неожиданно говорит шатен, — Черин должно быть скучает без тебя.

Чимин удивительный. Юнги готов повторять это каждую секунду, потому что парень мог бы выбрать любой из вариантов, используя выходной для двоих, но выбрал дочь мужчины. Он хотел познакомиться с ней и на этот раз при правильных обстоятельствах.

— Ты не рассказывал, как родители встретили тебя, — продолжает Пак, всё равно поджигая сигарету, — Помню только, как вместо юридического ты на психологический поступил, вопреки их желанию. И вот спустя столько лет ты просто появился на пороге с дочерью? Рассказал от кого она? Что они сказали?

Чимин представляет момент того исхода событий, если бы они сейчас приехали за девочкой, и родители мужчины, люди старой закалки, увидят Юнги вместе со студентом, который ему в сыновья годится, и слышат «мы встречаемся» или «мы познакомились в школе, когда я был его учителем». Такие люди могут не понять этого. Далеко ходить на надо — Джинён не сразу это приняла, а она ровесница Мина. Не у всех родители, как у Тэхёна дед, который даже конкуренцию может составить.

— На самом деле я редко, но приезжал к ним, — Мин не такой человек, который бы бросил дорогих людей, — Сейчас они безумно рады Черин. Ведь многие родители больше внуков ждут, чем саму невестку, поэтому у них не возникало вопросов о моём социальном статусе.

— И правда, — усмехается Чимин такой маленькой скрытой истине. Значит есть большая вероятность, что у родителей Мина появится вопрос о Чимине, от него уйти никак не получится.

Сложно, но преодолеваемо. Паку не единожды придётся приходить к ним в дом за девочкой, он это понимает. Сказать, что они остались хорошими друзьями после школы? Снова прикрыться, что Юнги когда-то ухаживал за его матерью? Так, конечно, будет намного проще, ведь они не станут относиться к парню предвзято из-за его связи с мужчиной. А если им признаться? Вдруг они возненавидят его? Это поставит Юнги в затруднительное положение.

— Родители знают о тебе.

Вопрос, которым загрузился парень, только что был сложен в бумажный кораблик и отправлен в безмятежные воды забытых проблем.

Чимин заметно выдыхает, чего не упускает из виду Мин, прекрасно понимая его. Теперь их не останавливает ничто.

Потушив сигарету, шатен выходит из места для курения с психологом, как раз в тот момент, когда мимо проходила У ХёнА. Она коротко махнула рукой, попрощавшись, и скрылась в лифте, заставляя Чимина покрыться румянцем. Что-то изменилось со школьных времён, когда парень мог при всех в столовой предложить заняться математикой или флиртовать, намекая на отношения. Наверное, сейчас его смущение — это отражение куда глубоких чувств, которых не стесняешься, а лелеешь, зная, что они полностью и без остатка взаимны.

Да, именно без остатка.

°°°

Волосы Чимина в свете солнца горят рыжим, будто он — маленькое солнышко, и держит такое же у себя на вытянутых руках. Девочка смотрит на парня перед собой с широко распахнутыми глазами, изучает и привыкает, хотя сначала начинала плакать, когда Юнги отпускал её. Сразу видно, чья дочь, потому что не спешит довериться незнакомцу сразу. И хотя на чиминову улыбку трудно не реагировать, Черин всё равно часто поворачивалась, проверяя наличие отца и бабушки поблизости.

— Он хоть совершеннолетний? — женщина поворачивается к блондину, который сидит напротив гостиной и смотрит на двух дорогих ему людей. А потом поворачивается к матери, когда до него доходит смысл сказанных слов.

— Ты меня, кажется, не воспитывала так.

— А ты всё делаешь наоборот, — женщина снова бросает взгляд на студента, — Так сколько ему лет?

Чимин сидит на полу перед девочкой, которая берёт из его рук кубики, выстраивая башню. Он был очень удивлён, когда женщина распахнула перед ними дверь и гостеприимно впустила обоих, не задавая вопроса, кем шатен приходится её сыну. Мина старшего дома не было, поэтому хозяйка лишь немного расспросила Пака, откуда он и чем планирует заниматься в будущем. Словом, женщина тактичная и не ставит парня в неловкое положение.

— Молодой нейрохирург, о котором в новостях передавали, — Юнги кивает в сторону Пака, — Это он.

— Вот как. Весь в отца, — на лице женщины появилась улыбка впервые за эту встречу, — Всё самое лучшее себе забираешь.

Юнги не может сдержать поднимающиеся уголки губ, понимая, что полюбил Чимина ещё мальчишкой, верящим в легенды и тайно пробующим курить за школой, который пытался выпросить оценку, разыгрывая сцену на крыше школы, и не скрывающего своей ревности. Того самого Чимина, который плакал от своих чувств и не сдавался, гнался за своей собственной удачей и получил её. Чимин был лучшим с самого начала.

— Юнги, — взволновано позвал мужчину Пак, подходя с Черин на руках, — Она резко затихла, это нормально?

Мин понимает в чём дело, но слишком поздно, потому что в эту же секунду Чимин чувствует, как на его рубашке расплывается большое тёплое пятно. Черин сделала своё грязное дело, проверяя мальчишку на стойкость.

— Надеюсь, — Пак переводит взгляд на малышку, которая поймав на себе чужой взгляд, рассмеялась, — Это значит, что мы теперь друзья? Не разлей... вода...

Женщина тут же встала, забирая девочку на руки и говоря, что сейчас принесёт что-нибудь для гостя. А Юнги видит неподдельную радость Чимина и улыбается.

Удивительный.
 
#51

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
50. За удачей
— Яблоко от яблони, — проговаривает Чимин, расстёгивая пуговицы рубашки, — Что отец, что дочь, — стаскивает с рук хлопковую ткань и проводит ладонью по своему животу, где был «помечен» Черин, — Оба заставляете влюбляться и страдать потом от этого!

Парень вздыхает, складывает чужую рубашку, которую мать Мина предложила взамен испорченной вещи шатена, и поворачивается к гардеробу Юнги, чтобы взять что-нибудь у него. Свои вещи Чимин ещё не перевёз, поэтому приходится заимствовать (хотя Пак носил бы вещи мужчины всю жизнь). Они пахнут Юнги, их размеры практически совпадают, хотя студент чуть поменьше будет, а ещё симпатизирует сам факт, что они принадлежат Мину. А Чимин ему.

— Надо ещё к Тэхёну зайти, а потом к Джинён. Минни обещал сходить с ней на мультфильм в кино. Быть врачом, значит лишиться свободного времени, это так трудно, — шатен вытаскивает вешалку с голубой рубашкой и поворачивается к мужчине, — Я возьму эту?

Всё это время Юнги сидит на краю постели и наблюдает за парнем, даже не скрывая своего взгляда, скользящего по его оголённому торсу. Мужчина снял галстук и расстегнул верхнюю пуговицу, открывая вид на поставленный вчерашний след, ещё когда только вошёл домой. А Чимин заметил это только сейчас.

— Вы близки с Тэхёном, — вырывается у Мина, на что шатен не верит своим ушам.

Погодите, это что, ревность?
Пак на несколько секунд пытается выбрать между «поиздеваться над мужчиной» и «жестоко поиздеваться над мужчиной». Потому что такого момента может не повториться, ибо сцена с Хёком была провалена с самого начала.

— Близки, — подтверждает Чимин, — Мы же жили вместе всё это время.

Игра слов — смысл будет таким, как ты на него посмотришь.

— Со школы получается?

— С поступления, — парень складывает руки на груди, устав держать рубашку, так и не дождавшись ответа. Да это сейчас уже и не так важно, потому что тема разговора куда интереснее возможности украсть чужую вещь.

— И вы были в отношениях? — Юнги не меняется в лице, пытается выставить всё так, будто это простой интерес.

Чимин не торопится сказать, что пойдёт к Тэхёну, чтобы спросить, как прошло его свидание с соседом, тем самым дав понять, что ни у него к Киму, ни у того нет романтической заинтересованности. Юнги же не спрашивает об этом.

— В свободных.

— Ясно.

Слишком просто Мин отступил. Шатен переступает с ноги на ногу, начиная покрываться мурашками под таким взглядом. Юнги был таким впервые за всё то время, что знает его Чимин: всеми силами делающий вид, что в нём нет ни капельки ревности. Потому что в тот день, когда Тэхён прибежал просить не встречаться с Чимином, в его взгляде было неравнодушие, страх и беспокойство, чувства чуть сильнее, чем к другу. Мин ещё тогда подумал, что они могут встречаться.

— И ты не поинтересуешься, что между нами было?

Было, и оба это знают. А ещё понимают, что это ничего не значит.

— Мне не обязательно спрашивать, чтобы получить ответ, ты же знаешь, — уже более спокойно говорит Юнги, поднимаясь с постели и намереваясь уйти.

— Но легче получить однозначный ответ, чем ставить свои психологические умения под сомнение, — Чимин за два шага закрывает мужчине путь, встав перед ним.

Играется. Мин вмиг понимает, что с самого начала Чимин просто дразнил его, наслаждался ревностью, пытаясь сказать «я вижу твои чувства». Для него это важно, потому что каждый может сказать «я люблю тебя», но не каждый подтвердить эти слова. А разве ревность — не самый лучший показатель?

— Ну тогда скажи мне, что ты чувствуешь к Тэхёну.

— Благодарность, — не раздумывая ни секунды, отвечает Чимин, смотря в глаза Юнги и давая считывать себя, — Он был не парашютом, который смягчил бы падение, а трамплином, позволяющим снова взлететь, когда мои крылья ослабли. Я тоже хочу быть для него опорой. Вот, что я к нему чувствую, — Пак пожимает плечами, думая, что это самое удачное и однозначное сравнение. — Я беру эту рубашку.

Пак делает шаг в сторону, считая вопрос закрытым и не требующим дальнейших объяснений, но тут же чувствует мужскую руку на своей талии, которая резко тянет назад, заставляя потерять равновесие. Чимин оказывается на краю постели меж раздвинутых ног Мина, который кладёт свободную ладонь на спину меж лопаток и проводит вниз. Прикосновение линий от подушечек пальцев остаются гореть, а Пак даже не может повернуться, чтобы посмотреть на мужчину, который не позволяет ему это сделать. Он прикасается губами шеи, оставляя невесомый поцелуй, мажет ниже, заставляя тело в его руках напрячься. Оставить руку на талии мальчишки было лучшим решением, потому что так Юнги чувствует то, что ощущает Чимин.

А у того волны мурашек по всему телу бегают, заставляя задерживать дыхание. Пак выронил рубашку на пол, положил руки на колени мужчины, с трудом сглатывая ком в горле. Потому что не может попросить остановиться. А Юнги не хочет отпускать его сейчас никуда. Он ведёт рукой с талии по рёбрам, прекрасно зная слабое место Чимина, и проводит кончиком носа по затылку, прикрывая глаза.

— Куда ты спрятал свои крылья, Чимин? — шёпот пронзает всё тело электрическим импульсом, заставляя голову кружиться.

Пак был бы и рад ответить что-нибудь, но все слова в миг вылетают из головы, когда ладонь мужчины достигает его груди. Чимин слишком сильно закусывает губу, чувствуя на языке солоноватый привкус крови, потому что Юнги бессовестно проводит пальцами по набухшим бусинкам и задерживается там. Тело парня реагирует моментально, срывая крышу к чертям и сбивая дыхание к чёрту. Чимин приоткрывает губы и судорожно выдыхает, сжимая собственные пальцы на бедрах мужчины.

Становится жарко, невыносимо, отчего одежда кажется очень даже лишней. Пак чувствует себя в плену, без возможности (да и желания) вырваться на свободу. Круговое движение заставляет закрыть глаза, полностью отдаваясь чувствам и не контролируя больше ничего. Концентрация полностью потеряна. Если Чимин до этого просто сжимал чужие бёдра, то теперь он впивается в них, пытаясь удержаться от желания прикоснуться к себе. Потому что в штанах катастрофически тесно, а проигнорировать это уже нельзя.

Но в миг всё прекращается, руки выпускают свою жертву, и Чимин набирает в лёгкие спасительную дозу нехватающего воздуха. А потом приоткрывает отяжелевшие веки и хватает мужчину за запястья рук, которые опустились до его ремня.

Юнги медленно возвращает левую руку наверх, надавливает на грудную клетку парня, заставляя того отклониться назад и опереться на него, а потом перемещает ладонь на его глаза и закрывает их. Ничего не видно. Лишь отчётливо слышно, как металлический язычок ударился о пряжку, когда его высвободили, и внизу стало просторнее. Каждая следующая секунда была самым настоящим испытанием, потому что Мин не позволяет шатену ничего видеть, заставляя сгорать от каждого шороха, звука съезжающей медленно собачки молнии на ширинке и собственного «о боже».

Руки у Юнги тёплые, забираются под кромку белья не спеша, точно пантера, крадущаяся к своей жертве. И хватка на запястье слабнет, переходит во что-то другое. Чимин сам ведёт Мина вниз. Внутри тугой узел начинает пульсировать, воздух становится тяжёлым и густым, оседающим в лёгких и заставляющий задыхаться. Шатен чувствует, как капелька смазки начинает стекать вниз, а потом эти самые пальцы подхватывают её и поднимают, обхватывая Чимина кольцом. Плавное движение заставляет видеть парня непонятные зигзаги, цветные и мелькающие, навивая воспоминания школьных дней и своё первое просмотренное порно, которое закончилось представлением своего учителя в далеко не ученических отношениях. Желаниям свойственно сбываться, не так ли?

Чимин запрокидывает голову на плечо мужчины и громко сглатывает вязкую слюну, всё ещё пытаясь сдержать собственные стоны. Это звучало бы слишком пошло для такого. Ладонь левой руки Мина соскальзывает с глаз, весенним ручьём талой воды пробегает по шее, касается ключицы и ведёт по рёбрам — незаконный приём, который не остаётся без реакции. Чимин слегка прогибается в спине, шире разводит бёдра и ругается, так же грязно, как ведёт игру Юнги. Он даже не думает останавливаться на достигнутом. Мин хочет слышать Чимина.

Правда Пак зачастую, как открытая книга: ревность — ты только дай повод, и он покажет её во всей красе; боль — парень не отведёт своих заплаканных глаз; любовь — Чимин сделает всё, но не даст сомневаться, что сберёг хотя бы кусочек своего сердца, полностью вручив его в руки. Поэтому Юнги меняет ритм, понимая, что сам начинает теряться в беспорядочных шумных вздохах и движениях. То, как шатен с новой силой хватается за покрывало, сжимая его до побеления косточек на руках, служит наглядной лестью. Грудь вздымается чаще, Чимин подгибает пальцы на ногах и облизывает губы, тихо простанывая что-то неразборчивое. Голос у него такой же нереальный, как и он сам.

— Юнги, я не… я сейчас…

Казалось, Пак в шаге от возможности потерять рассудок, потому что то, что творит с ним Юнги не поддаётся объяснению. И среди развратных движений, приглушённых стонов и обжигающих прикосновений, следует невинный поцелуй за ухо, который стал взрывной точкой. По телу пробегает дрожь, Чимин чувствует, как мужчина позади подхватывает его за талию, и пытается проморгаться, чтобы прийти в себя.

Дыхание постепенно выравнивается, шатен уже не чувствует былого смущения, хотя, наверное, сейчас не осмелится посмотреть в глаза мужчине. Пак даже не подозревал, что всё так обернётся. Он под негой эйфории совсем забыл, что ему надо куда-то идти, это кажется уже не таким важным по сравнению с тем, что Чимин только испачкал свои штаны.

— Теперь можешь взять голубую рубашку, — в пол голоса произносит мужчина, зарываясь рукой в волосы на затылке парня, слегка оттягивая их назад.

— Одной рубашки теперь будет мало, — Чимин прикрывает глаза, а потом до него доходит маленькая и до смешного простая истина, — Ты это специально? — шатен поворачивается к Юнги, увидев его улыбку, — Чтобы я никуда не пошёл?!

— Может быть, — Мин поддаётся чуть ближе, наслаждаясь затуманенным взглядом мальчишки, и останавливается едва не коснувшись губ.

— Тогда не оставляй дела незаконченными.

Чимин принимает грязные условия игры, используя фразу, которая была сказана ему самому. Смысл уже не является таким уж и невинным — не котёнка помыть надо. Хотя и этого Котёнка Юнги бы с удовольствием искупал. После.

Уверенность, которая частенько начинает прятаться в самый подходящий момент, на этот раз была на месте. Пак целует мужчину, давая понять, что он совсем не против нарушить свои обещания и не прийти сегодня в назначенные места. Внизу живота снова появляется тугой узел, когда Юнги перекладывает Чимина на постель и стягивает с него остатки одежды. Каждое его движение точное, лёгкое и изящное, ненавязчивое. Шатен раскрепощается, быстро справляется с пуговицами на рубашке мужчины и торопливо снимает её, заводя ладони на его спину. Прекрасно.

Рука мужчины, словно змея, снова скользит вниз по юношескому телу, к которому ещё никто до него не имел возможности прикоснуться, очерчивает бёдра, будто изучая свою территорию. Юнги опытен настолько, что ему можно довериться, Чимин это понимает. Ещё в теории Пак знает, что для проникновения необходима вязкая субстанция, и то, что первый раз далеко не такой, как его показывают обществу. Но Мин не даёт времени парню даже подумать об этом, покрывая его всего поцелуями-бабочками.

За окном начала играть громка музыка у соседей напротив. Это напоминает тот день, когда Чимин пошёл на вечеринку и сдал себя в игре «было/не было». Каждый сантиметр этого города пропитан воспоминаниями, это дом, каждая комната, а теперь и эта постель. Тут будут вершиться новые и безумные. Пак будто снова пьян, только в этот раз любовью. Словно пять мучительных лет были просто одним днём, и сейчас открываешь глаза, а Юнги рядом. Чимин резко втягивает носом воздух, когда чувствует те самые пальцы, на которые всегда смотрел, в себе. Он даже не заметил, когда Мин успел взять смазку, и это было ровно также неожиданно, как то, что ощущения не были болезненными.

— Ты в порядке? — голос мужчины на фоне музыки звучит восхитительно. И вроде бы надо что-то ответить, как-то дать понять, что всё куда лучше, чем простое «в порядке», но сбитое дыхание и лёгкий страх от предвкушения не позволяют Паку связать и двух слов. Поэтому он просто притягивает Юнги к себе и врезается в его губы, сминая их и прося ничего не говорить. Слова им сейчас точно ни к чему.

Чимин расслаблен, этого и добивался Мин, делая всё, чтобы ему не навредить. Чёрт бы побрал тот момент у лифта, когда психолог услышал то, что не должен был. А это прямо сказало о том, что он будет первым у мальчишки.
Юнги заглядывает в глаза шатена, чтобы удостоверится, что всё идёт правильно, и Чимин не хочет остановиться. А он не хочет. И в следующую секунду парень закрывает себе рот ладонью, ощущая внутри тянущее чувство. Мин вошёл не полностью, делая всё постепенно и давая время, чтобы привыкнуть. Пак хоть и был растянут, но всё же факт остаётся фактом, что реальность не бьёт фонтаном эйфории с первого же раза.

— Не останавливайся, — на выдохе произносит Чимин, опережая мужчину. Прекратить всё сейчас будет самой большой ошибкой, когда они уже так далеко зашли.

Пак прикрывает веки, потому что глаза слезятся, и не хочется, чтобы Юнги подумал, что ему невыносимо больно, хотя приятного пока мало. Мин целует в щёку, успокаивающе проводит пальцами по скулам шатена и стирает влажный след от слезы, делая плавное движение вперёд. Эмоции Чимина меняются на более расслабленные, дыхание восстанавливается на первоначальную амплитуду, и он опускает руки на плечи Мина, притягивая его ближе. Хочется быть с ним, а остальное не так важно.

Закатное солнце проливает свои последние лучи на стены комнаты, музыка становится громче, перебиваемая изредка криками гуляющих на вечеринке людей. Это к лучшему, потому что Чимин ловит тот самый момент, когда они находят подходящий ритм движения, и полностью соглашается с другом, который говорил, что Пак больше расположен к чувствительности. Потому что натянутые ощущения сменились на сладковатую негу, скручивающуюся внизу живота и заставляющую парня снова вцепиться в мужчину. Поцелуи сменились на нечто ленивое, но страстное, такие поцелуи следуют вместе с пониманием, что мир сейчас остановился для них двоих. Чимин продолжает нарекать Мина богом, спуская тихие стоны и чувствуя, как он плавится от каждого прикосновения, ловя себя на мысли, что теперь удача от него не сможет уйти.

Никогда.
 
#52

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
51. За удачей
Чем прекрасны картины, так это своим неповторимым видом, манерой письма, изображением и эмоциями, что она посылает своему зрителю. Ты невольно погружаешься куда-то глубже, чем реальность, в которой находишься, может быть, даже теряешься. Но это прекрасное чувство, когда ты отвлекаешься от мирских проблем и забот.

Чимин выглядит, как произведение искусства. Его нельзя сравнивать с картинами, хотя бы потому, что он бесценный. Парень лежит на животе, спрятав руки под смятую подушку, его спина оголена, выдавая красивый рельеф, одеяло сползло с кровати, волосы пребывали в беспорядке, а ресницы слегка подрагивали от состояния пробуждения. У Пака и правда есть крылья, и вчера он летал.

Юнги подходит к кровати, присаживается на край и аккуратно перехватывает чашку с горячим чаем, наклоняясь к шатену и целуя в висок. И всё-таки просыпаться утром и видеть первым делом любимого человека лучше, чем любой другой вариант. Чимин сонно вбирает воздух через нос, хмурится и пытается спрятаться под подушку. Губы у него припухли из-за ночных поцелуев, из привычно розоватых превратились в наливные красные. Даже присматриваться не надо, чтобы рассмотреть на нижней маленькие ранки, а всё потому что парень искусал их, сгорая от того, чем они занимались.

Поцелуи будят не хуже любого будильника, заставляя отвлечься от пелены сна и перевернуться на спину, получая полноценный поцелуй в губы. Чимин медленно поднимает веки, проскальзывает взглядом по тёмным глазам напротив и опирается на руки, помогая себе принять вертикальное сидячее положение.

— Ты всегда так рано встаёшь? — хрипло произносит Пак, удивляясь своему осевшему голосу.

— У большинства людей к преклонному возрасту появляется бессонница, — Юнги передаёт кружку с чаем парню.

— Что-то ты совсем на старика не тянешь, — улыбается шатен, переводя взгляд на зашедшего в комнату Снежка. И Чимин надеется, что кот ничего не видел, потому что смотрит Снежок взглядом каким-то осуждающим. Или это только так кажется.

Время неизбежно приближалось к началу рабочего дня, новым обязанностям и старым невыполненным обещаниям, которые плавно перешли на этот день.

Чимин сел на переднее пассажирское черного мерседеса, попутно застёгивая пуговицы на манжетах рубашки, любезно одолженную у мужчины, впрочем, как и брюки, и совсем не подумал о том, что теперь они будут выходить каждое утро вместе из машины. Совпадением это уже не назовёшь. Но Пак не стал задерживать эту мысль в своей голове, потому что она не такая уж и важная по сравнению с тем, что в больнице его ждёт друг, ожидающий рассказа в подробностях. Он ещё с утра сообщение кинул, что если причина неявки Чимина вчера не секс, то они больше не друзья. Как знал.

Плавно от мыслей разговора с другом Пак возвращается к своему пациенту и работе. Сегодня должен прийти отчёт анализов, который покажет, насколько серьёзна болезнь девочки, и когда лучше провести операцию. Ещё фоном висит вопрос о проекте, который назначили троим лучшим в своём деле людям, на который уйдёт не один год исследований. А завершает тщательные планы на ближайшее будущее фотограф, который стоит у входа в больницу. Один.

Чимин его с парковки заметил, потому что издалека он напоминал кого-то знакомого. Но как только шатен вышел из машины и попался на чужие глаза, тот поспешил уйти. И это не выглядело, как обычное совпадение.

В лифте оказалось достаточное количество народа, чтобы упустить возможность попрощаться с мужчиной. Но решение быстро себя нашло: Чимин аккуратно коснулся рукой до бедра Юнги, смотря на цифры этажей, и провёл вверх, достигая его ладони. Мин переплетает между ними пальцы, проводит большим по тыльной стороне ладони шатена, передавая в этом жесте прощание на этот день. Ложью будет если сказать, что от такого скрытого жеста Чимин не хочет улыбаться как дурак, потому что уголки губ уже ползут вверх.

Но лифт останавливается, и люди начинают выходить. Пак выпускает чужую ладонь и поворачивается, коротко бросая взгляд на психолога. «До встречи».


— У меня через пятнадцать минут операция, но я потрачу их на твоё оправдание, — Тэхён залетает в ординаторскую, как только в поле зрения в коридоре ему попался Мин. А догадаться, что Чимин тоже уже здесь и переодевается, не составила особого труда.

Пак как раз надел свой халат, крепя бейдж к верхнему кармашку специальной формы. Он провёл взглядом по помещению, присущим себе безразличием во взгляде, к которому привыкли все, кроме тех, кто был близок парню.

— Я ездил знакомиться к дочери Юнги, — начинает Чимин, зная, какой вопрос больше всех интересовал Кима, — Заодно с его матерью. Отца так и не увидел, но мне кажется, это даже к лучшему.

— Знакомство с родителями — серьёзный шаг, — подытожил Тэхён, складывая руки, — Но после у тебя наверняка было ещё время. Джинён мне писала, ты к ней тоже не приходил.

— Ты прекрасно догадываешься, чем я был занят, зачем спрашиваешь? — Чимин нервно закусил губу, проводя пятернёй по волосам.

Тэхён улыбнулся, ведь он и правда понял всё с первого взгляда. Всё говорило об одном, начиная с того, что шатен был одет не в свою одежду, от него не пахнет табаком, а значит он не курил перед рабочим днём, потому что напряжение уже было снято. Прибавить к этому лёгкое изменение в походке, наверняка от того, что мышцы в ногах слегка тянет. Чимин умело пытается всё скрыть, но Тэхён, знающий его не первый день, уже прочитал мысли Пака.

— Спрашиваю, потому что я не могу полагаться только на своё чутьё, — Ким, открывает дверь, пропуская друга в коридор, — И если честно, я ожидал более яркого намёка, что-то вроде засосов. Или… оу… надо было искать их на Мине?

— Одного «поздравляю» было бы достаточно, — Чимин суёт руки в большие карманы, направляясь в палату к своему пациенту, — А что с твоим соседом снизу? Или… оу… надо называть его «сверху»? — передразнил шатен, расплываясь в улыбке, как довольный своей пакостью кот.

— Чёрт, ты играешь грязно! — смущённо улыбается Ким, — Нормально всё, встречаемся. Правда нам далеко до вас, но мы постараемся.

— Не сомневаюсь.

— Кстати, — Тэхён быстро смотрит на наручные часы, позволяя себе поговорить ещё немного, — Встретил твоего друга со школы, он сказал, что увиделся бы с тобой. Спросил до скольки ты сегодня, надеюсь, это был не секрет, потому что я сказал, во сколько ты закончишь. Но даже если не хочешь встречаться, просто уйди пораньше. Всё, я пошёл.

Брюнет махнул рукой и направился в сторону операционной.

— Погоди, это был Хёк? — Чимин повернулся, увидев, как Тэхён пожимает плечами.

Пак своих одноклассников уже не видел с выпускного. Они как-то разбежались, ещё первое время писали друг-другу, а потом общение сошло на нет. Надо отдать Хёку должное за то, что он всё-таки познакомил его с Тэхёном. В мыслях всплывают моменты старшей школы, когда они вчетвером бегали за удачей. Интересно, им удалось поступить туда, куда они планировали? И правда было бы неплохо встретиться всей своей компанией, провести вечер или даже целую ночь.

Чимин решает подождать до вечера, а пока заняться работой.

°°°

Короткий стук в дверь заставляет мужчину отвлечься и быстро посмотреть в блокнот на столе с сегодняшним расписанием, вспоминая, что на это время у него никто не записан. И он оказывается прав, потому что зашедший гость был не клиентом. Юнги откладывает дело, которым занимался, снимает очки и аккуратно кладёт их на край стола, складывая руки в замок.

— Поделитесь секретом видения людей насквозь, — главный врач садится на кресло, предназначенное для пациентов, и кладёт руки на подлокотники, всматриваясь на расстановку в кабинете. — Вы — бог?

— Что Вы, — разве что только для Чимина, — Как не человеку понимать человека?

— И то верно, — врач перевёл взгляд на мужчину, — Все мы в какой-то степени копаемся в головах людей. В наших руках жизни людей, и они верят в нас. Подумать только, какое сильное оружие — человеческое слово? Сколько всего можно сотворить, лишь связав несколько слов.

Беседа всё больше наклоняется в одну сторону, медленно подводя к сути дела. И дело это пахнет порохом.

— Не всегда эти слова подтверждены фактами, — Юнги ставит на поверхность рабочего стола локти и всматривается в эмоции мужчины напротив, — Их сила зависит от правды.

— А неправда разжигает интерес. Особенно, когда дело касается людей, которые сейчас на слуху.

— Что всплыло? — прямо спрашивает Мин, догадываясь, что вчерашние дела с прессой могли открыть кое-какие факты прошлого.

И он оказался прав. Секундная пауза в словах главного врача подтвердила это.

— Ничего серьёзного… пока, — мужчина поднялся с кресла, — Но не думаю, что это надолго останется в секрете. Не только психологи и врачи любят копаться в других людях.

У известности, как монеты — всегда есть обратная сторона. И она не всегда блестит.

°°°

Чимин выходит из палаты и идёт забирать у медсестры карту нового пациента, которого попросили посмотреть, пока врач отошёл. Жизнь в больнице кипит — и парню это нравится. Суетливость, местами нервозность, уверенность и раздача билетов на новую жизнь. Люди сюда приходят и уходят, и прощание даётся намного легче, чем встреча — чёртово исключение из правил этого мира.

Пак замечает на другом конце коридора Тэхёна, который идёт рядом с девушкой, у которой всё лицо в бинтах. Он улыбается ей, смотрит в глаза и что-то увлечённо рассказывает, тратя свой перерыв на пациента. Ким — бог, выполняющий маленькие эгоистичные желания стать чуточку красивее. И смотря на девушку, Чимин начинает понимать истинный смысл выражения «красота требует жертв», потому что, если относить её к пластической хирургии, то жертва тут действительно большая. После операции ты не получаешь сразу идеальное лицо. Нет. И Тэхён стал видеть красоту иначе.

Как-то не так давно он сказал, что все люди, которые к нему приходят, изначально красивы и неповторимы, а то, что делает Ким — тоже красиво, но уже не то. Он может сделать больше разрез глаз, поднять брови, сделать вздёрнутый носик, губы бантиком, изменить формы и сделать копию айдола. Но Тэхён не в силах ответить, что человек стал красивым, после изменений. Это как Чимин не может дать обещание, что всё будет хорошо.

— Сейчас ты прекрасна, — слышится от брюнета, который продолжает смотреть на девушку в бинтах, — Твои глаза горят счастьем, от исполненного заветного желания. Человек всегда красив, когда счастлив.

Тэхён не оценит свою конечную работу, лишь улыбнётся и попрощается с пациентом. И Чимину в такие моменты хочется сказать, что он надеется больше не встретиться снова. Тэхёну тоже.

Юнги назвал это кризисом профессии, когда резко меняется взгляд на те вещи, которые тебе казались правильными и приносили радость.
« — Я буду делать из людей богов и нимф», — говорил Ким.
« — Боги идеальны, в этом их главный недостаток», — говорит он сейчас.

— Ты слишком откровенно пялишься на меня, — Тэхён переводит взгляд на друга, который не заметил, как долго уже стоит на одном месте и смотрит на брюнета, — Люди могут нас неправильно понять.

— То есть на посвящение в студенты тебя не волновало, как люди, с которыми нам учиться ближайшие пять лет, будут думать о нас после поцелуя? — Чимин разворачивается, и направляется с другом, забрав у медсестры карту, которую она принесла.

— Ну тогда это было не очень важно, — отвечает Ким, — А сейчас ты зазвездился, не хотелось бы испортить твою репутацию, за которую У Хёна рвёт и мечет. Кажется, она больше тебя хочет, чтобы ты стал известным.

— Моя цель немного изменилась, — Пак задумывается, ведь изначально он поддавался на своё эгоистичное желание прогреметь на весь мир, чтобы его услышал один единственный человек. — Мне не нужна громкая известность. Я просто хочу помогать людям.

Ни Тэхён, ни Чимин и не догадываются, что они уже это делают. Просто собственные мысли и сомнения не дают этого видеть, но время обязательно покажет им, что они хорошо справляются.

— Думаю, — Пак смотрит на друга, решая отвлечь его от тяжёлых мыслей и тянет в лифт, — Нам необходимо срочно выпить по кружке горячего шоколада!

Уголки губ Кима начали подниматься, а мысли вернулись к их первому знакомству. И тот горячий шоколад был действительно хорош.

— Надеюсь, — Тэхён, выйдя на улицу, подхватывает шатена под руку и направляется в их излюбленное кафе, — Мин не ревнует тебя ко мне. Потому что мой сосед закидал вопросами, почему ты был в комнате, когда я переодевался.

— Юнги — взрослый человек, он такими глуп… — Чимин вспоминает вчерашний расспрос и прочищает горло, — Уже не ревнует.

Парни вышли из больницы, где суета города встретила их с привычным шумом, и пошли по тротуару. У них есть сорок минут, и они потратят их правильно. Вот только Чимин точно слышал только что звук затвора камеры.
 
#53

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
52. За удачей
Говорят у человека есть шестое чувство, которое можно назвать интуицией или предчувствием. Так вот Чимин наконец почувствовал это.

После похода в кафе его не отпускала смутная мысль, что за ним следят. Даже на территории больницы шатену казались звуки чьих-то аккуратных шагов позади, но оглядываясь назад он никого не видел. Будучи студентом медицинской академии Пак может сделать заключение, что у него точно не паранойя, хотя с каждой минутой сомнений становится всё больше. Он пытался сосредоточиться на работе, отвлекался от шумной мысли в голове, но как только отвлекался — снова буйствовало шестое чувство.

В конце концов Чимин решил найти Юнги, чтобы тот сказал пару слов и успокоил его. И вновь шестое чувство сыграло свою роль — Пак как знал, что именно сейчас надо найти мужчину, потому что он стоял с какой-то девушкой, которая явно не просто поговорить к нему подошла в его-то нерабочее время. Видимо эта девушка сегодня удачно встретила знаменитого психолога, решив не упускать возможность забраться в его сердце.

Чимин не первый раз видит подобную картину, но ревности, как тогда, уже нет. Пак прекрасно осознавал, что ни у кого нет и единого шанса подобраться хоть на шаг ближе к Мину. И никто ему не интересен, но он слишком вежлив, чтобы сказать об этом прямо. Парень складывает руки, прислоняется плечом к стене и продолжает наблюдать издалека.

Взгляд девушки говорит ровно столько, сколько и её тело: правая нога выступает чуть вперёд, говоря о возможном первом шаге их знакомства, указательный палец закручивает прядь волос, что кажется Чимину слишком откровенным жестом флирта, а корпус поддаётся ближе. Она смеётся, говорит, что тоже увлекалась психологией, что по ней не скажешь, и приглашает сейчас сходить поужинать.

Тут Пак решает начать подходить ближе, чтобы лучше посмотреть на реакцию девушки, когда ей откажут. Но вопреки своему ожиданию, Чимин слышит согласие. Если бы эта ситуация сложилась пять лет назад, парень бы тут же подошёл и сказал, что мужчина занят, но сейчас он остановился. Нет, Пак полностью доверяет Юнги, повода для паники нет, определённо он преследует какую-то цель. Но внутри всё равно появляется скребущее чувство, которое подталкивает Чимина всё же подойти. Шатен идёт уверенно, расправив плечи и слегка подняв голову, в присущей себе манере восходящего хирурга.

— Чимин! — голос друга заставляет шатена так и не достичь своей цели, но обратить внимание парочки на себя, — Телефон тебе вообще зачем? У Хёна до тебя дозвониться не может, перезвони ей.

Пак кивает Тэхёну, который, передав послание, хотел уже было вернуться к своей работе, как заметил психолога с какой-то девушкой. Быстро сообразив, что он отвлёк парня от попытки ревности, Ким подошёл к другу и приобнял его за плечи, неоднозначно посмотрев на Юнги.

— Одно твоё слово, и я увожу тебя от него, — тихо проговаривает Тэхён, передавая свой телефон шатену, чтобы тот позвонил декану.

— Не беспокойся об этом, — отвечает Чимин поворачиваясь к брюнету, якобы его не волнует происходящее неподалёку, — Она слишком открыто флиртует, тут и слепой поймёт, что ей что-то нужно.

— Но ты всё же пошёл к ним.

Пак выдохнул, набрал номер и двинулся в противоположную сторону. Вопросом об ужине Юнги с девушкой он займётся позже.

°°°

После последнего клиента Мин по привычке направился за кофе, к которому привык ещё с давних времён работы школьным учителем. И хотя казалось, что он только вчера давал домашнее задание своему классу, всё же время имеет обманчивое свойство.

Мужчина после разговора с главным врачом решил посмотреть последние новости и скандалы, не найдя ничего, чтобы касалось Чимина или его. Всё же тема разговора не из воздуха взялась — какая-то информация дошла до врача. С этим определённо стоит разобраться.

Юнги вышел из своего кабинета и направился прямо по коридору, намереваясь выпить кофе и зайти к главному врачу. Но неожиданно сталкивается с девушкой, которая с тихим «ой» врезалась в его грудь и смущённо засмеялась, извиняясь за свою неуклюжесть. Эта встреча определённо не случайна, потому что девушка сразу после извинений завела беседу с «А Вы, случайно, не тот самый психолог?». Случайно да, ибо в интернете уже давно вышли статьи о том, что психолог вернулся из Штатов и работает на новом месте.

Решив найти причину «внезапного» знакомства с ним, Юнги не поспешил уходить. Девушка пыталась маскировать свою истинную причину, используя флирт, якобы мужчина ей понравился: волосы крутит, дистанцию между ними сокращает и приглашает на ужин. Слишком очевидная ситуация. Однако в голову пришла одна интересная идея — согласиться, выйти в свет с девушкой, чтобы отгородить возможные слухи.

— Чимин!

Юнги поворачивается в сторону первым, услышав имя, которое принадлежит человеку небезразличному мужчине. И только потом повернулась девушка, чтобы посмотреть, что привлекло внимание психолога.

Мин встречается взглядом с парнем, к которому подходит брюнет и передаёт телефон, после того, как кидает такой же взгляд на них. Юнги понимает, что Чимин шёл в их сторону, но был остановлен Тэхёном и внезапной просьбой звонка декану. Наверняка парень задался вопросом, почему Мин согласился на ужин. И прежде, чем уйти, стоит объясниться, чтобы не вышло недопонимания, хотя в глазах Пака не было сильной ревности. Он изменился.

— Это тот самый знаменитый молодой нейрохирург? — интересуется девушка, провожая двух студентов взглядом, — И рядом бог пластической хирургии. О них все только и говорят. Неудивительно, что двое выдающихся студентов дружат. Зачастую как раз-таки они становятся врагами, борющимися за признание и внимание.

— Вы заинтересованы в них? — Юнги переводит взгляд на собеседницу.

— А Вам есть, что рассказать о них?

— Не распространяю информацию за спинами своих коллег.

— Не подумайте неправильно, — улыбнулась девушка, — Это безобидное любопытство в чистом виде.

— Смотря к кому оно направленно и для какой цели, — Юнги удалось вывести собеседницу на чистую воду.

Девушка начала понимать, что её попытка ведёт к неудаче, и от психолога она не сможет получить то, чего хочет. Однако ей всё же удалось пробраться в больницу, в отличие от своего напарника, и это маленький, но успех. Работа журналиста требует жертв и осторожности, но девушка не учла, что выбор психолога — был ошибкой. Она не смогла его обмануть.

— Женский интерес, — улыбается девушка, — Что насчёт ужина? Знаю одно хорошее место недалеко, много Вашего времени не займу.

— Похвальное упорство, но Вы не боитесь, что одно моё слово — и двери сюда для Вас будут закрыты?

Мин окончательно удостоверился в личности собеседницы и её намерения присутствия. Если вначале казалось, что её целью был психолог, то сейчас стало ясно, что он — лишь отвлекающий манёвр и способ узнать косвенно о студентах.

— Весомый аргумент, — девушка выдохнула и убрала прядь волос за ухо, — Что ж, давайте сделаем вид, что у Вас оказались планы на вечер? А я уйду с возможностью вернуться при других обстоятельствах. Поймите, что я подневольная своему боссу.

— Но Вы вольны выбирать свою работу, — Мин понимающе кивает, — В следующий раз попробуйте поменьше флирта и побольше хитрости. И да, — мужчина сделал шаг ближе, — Чтобы я Вас со студентами рядом не видел — это условие за моё молчание.

Девушка проиграла и приняла своё поражение достойно. Она согласилась и сразу пошла к выходу, отступая. Выбрать жертвой психолога — было её ошибкой, которую больше она не допустит.

°°°

У Хёна завалила своего студента напоминаниями о сдаче зачётов, которые никто не отменял, поэтому Чимину резко пришлось менять свои планы. Нужно было сократить своё свободное время и посвятить его подготовке к зачётам. Им ещё на первом курсе сказали, что в мед академии им личная жизнь не светит, поэтому надо было ещё позаботиться об этом вопросе, ведь Пак, как и Тэхён, будут вынуждены оставить своим свидания до лучших разгрузочных времён.

Во всей этой суете, да ещё и увиденной ситуации с Юнги, Чимин и забыл, что после рабочего дня его хотел встретить одноклассник. Поэтому, выйдя из больницы, Пак стал набирать номер Мина, чтобы спросить, где он, но от звонка его отвлёк знакомый парень, стоящий неподалёку.

Он расплывается в улыбке и машет ладонью, завидев своего одноклассника, отталкивается от стены и подходит к Чимину. На шее у него висит камера, и Пак понимает, откуда это странное чувство преследования.

— Вау, ты что, вырос? — произносит парень со спрятанным пропуском журналиста в кармане и достаёт сигарету, предлагая одну шатену, — Смотрю, кости срослись.

— Что тебе надо, Асахи? — Чимин теперь понимает, почему Тэхён не узнал одноклассника, хотя виделся с Хёком ни раз.

— Как невежливо, мы же были одноклассниками, — Юто наигранно опустил уголки губ вниз, поджигая отвергнутую сигарету и делая затяжку, — Столько времени прошло, а ты до сих пор обижаешься на меня?

— Да брось, какие обиды? — Пак рассмеялся, скрестив руки, — Всего-то ты заставил классного руководителя уволиться, а меня лечь в больницу с сотрясением и переломами.

Асахи ответно улыбнулся, чувствуя, что нормального диалога у них не получится. Но его не вышло бы при любых обстоятельствах.

— Ты просто удачно под руку попался, а я этим воспользовался, ничего личного. А теперь наши пути снова встретились по случайным обстоятельствам. Кто же знал, что ты станешь знаменитостью, на которого интересно копать, зная такие скандальные факты, как любовь к собственному учителю? Да ещё вы, как оказалось, работаете вместе, я просто не мог промолчать о такой новости!

— Всё же надо было окунуть тебя тогда в толчок. Может быть тогда твой мозг был бы почище, — Чимин понимает, что Асахи о таком молчать не будет, если у него появятся доказательства. Но раз в интернете нет статьи, то и Юто не может подтвердить свои слова фактами.

— И какие отношения между вами сейчас? — не останавливается парень, — Или стоит переключить внимание на красавчика, с которым ты под руку в кафе ходишь?

Не хватало сюда ещё и Тэхёна приплести. Чимин не простит себе, если из-за него пострадает лучший друг.

Вопросы остались без ответа, прерванные приходом девушки с двумя стаканчиками кофе. И Пак узнаёт эту особу, которая слишком неестественно флиртовала с Мином. Так значит, они работают вместе.

— Лучше не лезь в это, Асахи, — Чимин проводит пятернёй по волосам, — Ни тебе, ни мне не нужны проблемы.

— Поверь, я не держу обиды за то, что меня выгнали из школы, — Юто сделал затяжку и потушил сигарету, — И я никогда не жил с мыслью отомстить тебе, просто так получилось, что ты стал нейрохирургом, твой друг — пластическим, вы оба засветились, и работаете с не менее яркой личностью психолога. Просто кладезь сенсаций!

Действительно это было так. Узнай, что двое студентов в отношениях с парнями, пресса сделает из этого золотую жилу. А учитывая, что Чимин живёт с Юнги, с которым имел отношения ещё будучи несовершеннолетним, это вызовет такой скандал. Если постараются копать глубже, то могут наткнуться и на Мунён, которая будет не прочь опорочить имя психолога. А если додумаются залезть в его студенческие годы, то и о Дохёне правда всплывёт. Для полного счастья привести ещё первую неудачную операцию с летальным исходом. Словом, ситуация выходит из-под контроля.

— Тебе тут ничего не светит, — спокойно отвечает Пак, — Не надо искать драму на пустом месте, всё гораздо проще, чем ты думаешь: в школе мои чувства были невзаимными, сейчас же у Мина своя жизнь и семья, и мы лишь коллеги по работе, а Тэхён мой друг.

— А ваши однокурсники говорят, вы совсем не по-дружески себя ведёте с первого курса, — не отступает Асахи, добравшись даже до группы хирургов.

— У тебя, видимо, не было друзей, раз ты не можешь отличить понятия отношений от дружбы, — Пак достаёт свою пачку сигарет, — Делай, что хочешь, только знай, что ты просто теряешь время. И когда фотографируешь меня, бери крупным планом, чтобы все видели, какой я красавчик, — Чимин подмигивает и уходит, с трудом заставляя свои ноги двигаться подальше от Асахи.

Шатен судорожно делает затяжку, нервно опускает руку, стряхивая пепел, и выдыхает, направляясь на остановку. Ночевать придётся дома, потому что идти к Юнги будет рискованно. А ещё предупредить Тэхёна, чтобы тот был аккуратнее. И вообще ходить по улице и не дышать, зная, что за тобой может следить объектив камеры.

Не даром говорят, что проблемы скатываются внезапно, как снежный ком.

Ком, полный множеством секретов, которые не должны быть раскрытыми.
 
#54

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
53. За удачей
Чимин останавливается на тротуаре, который прямой линией ведёт на остановку, откуда должен через две минуты отъехать автобус с маршрутом до района, в котором вырос Пак. Он решил уехать домой, потому что подумал, что Асахи станет следить за ним, но позади уже никого не было. Шатен делает затяжку, выдыхает и смотрит на электронные цифры на экране разбитого телефона, думая, что надо предупредить Юнги. Однозначно.

Но тут же Чимин понимает, что разговора о причине его желания уехать домой к матери не избежать. Ему не семнадцать, он уже не станет полагаться лишь на себя и разбираться в одиночку, как в последний раз он это сделал. «Вместе» — вот главный принцип отношений. Чимин уже успел станцевать танго с граблями, поэтому второй раз любезно откажется от предложения всё испортить.

Парень со второго раза открывает контакты своего телефона и не успевает набрать номер, как его телефон завибрировал, показывая входящий вызов.

— Ты уже ушёл? — доносится голос мужчины, — Поговорить надо.

— Если о двух журналистах, то я уже в курсе.

— Двух?

Чимин смотрит на подъезжающий автобус, на который он мог бы сесть, но разворачивается, двигаясь в сторону парковки. Конечно, разумно поехать домой, но вряд ли Асахи, раскрыв свою личность и намерение, станет следить за парнем с этой же секунды.

— Сейчас приду, — говорит Пак, сбрасывая звонок.

Для Мина будет большим сюрпризом, когда он узнает, что второй из журналистов — его ученик. Асахи Юто. Тот самый, из-за которого вся школа шепталась о любви ученика к своему учителю. Тот старшеклассник, который выполнял волю другого человека, пытаясь подставить своего классного руководителя. Тот Асахи Юто, который стал скандальным журналистом.

По пути на парковку Чимин набирает сообщение Тэхёну, чтобы тот повременил выходить со своим соседом на улицу, объяснив, что подробности расскажет завтра с утра. И после этого достиг Мерседес и сел на переднее пассажирское, а перед этим пробежал глазами по окрестностям.

— Чувствую себя любовником, — натянуто улыбается шатен, поворачиваясь в сторону мужчины, — Угадай, кто собирается копать на каждого из нас?

— Парочка журналистов, состоящая из Ким Наён и…

— Асахи Юто, — заканчивает парень, скрещивая руки, — Эти двое уверенны в том, что на этот раз смогут достать доказательства куда сильнее, чем те, что были в школе, — Чимин выдыхает, осознавая маленькую, но ту самую шаткую истину, которая может всё испортить, — И знаешь, не хочется признавать, но на этот раз Асахи вполне может заработать себе успешную карьеру на нас.

Каждый из них это понимал. У каждого из троих были те закопанные скелеты на заднем дворе, которые они тщательно прятали и сажали поверх цветы. Они только начали расти; ещё видно рыхлую землю, и проходящий мимо новый сосед может рассказать об этом секрете, потому что сам видел, как закапывали скелет.

— Знаешь, я не хочу прятаться, — Чимин задумчиво всматривается в через лобовое стекло на больницу и выходящих из неё коллег, которые меняются на других, — Ещё со школы мне не казались чувства к тебе неправильными, какими их видела Сонхи. Какими их видели все остальные. Может быть я был просто ослеплён тобой, но разве чувства — это то, что мы можем контролировать? Впервые, когда я осознал, что влюблён в собственного учителя, то боялся об этом рассказать, но всё же первой об этом узнала Сонхи. А потом Хёк и Хвасон. И уже на этой стадии мне было всё равно, если бы узнала вся школа. Как тогда, так и сейчас, останавливает только репутация. Не все люди могут принять что-то, что непохоже на всё остальное.

— Не думаю, что твои способности и навыки изменятся, если правда откроется, — Юнги берёт парня за руку, сплетает их пальцы и смотрит в глаза Пака, не пытаясь думать, как психолог. Нет, рядом с Чимином мужчина становится собой, обычным человеком. — Ты останешься лучшим студентом, Тэхён всё ещё будет твоим лучшим другом, У ХёнА продолжит тебя обучать, а главный врач позволит остаться, несмотря на слухи. Пойми, что твоё окружение уже приняло тебя таким, какой ты есть, и не станет относиться к тебе иначе. Людям, которые сейчас тебя окружают, не важно, кого ты любишь, они уважают тебя не за это. Да, я не говорю, что в случае скандала всё пройдёт гладко. Но помимо тех, кто будет обсуждать эту новость, будут и те, кто скажут, что ничего плохого в этом нет.

— Меня не своя репутация волнует, Юнги, а твоя жизнь! — Чимин шумно набирает в лёгкие воздуха, стараясь не выпалить всё на одном дыхании, — Под удар снова попадаешь ты. Ты был моим учителем на момент моего несовершеннолетия, у тебя ребёнок от женщины, которая тебя шантажировала. Я не хочу снова терять тебя, но и не вынесу, если придётся делать вид, что мы лишь знакомые!

— Не придётся, — заверяет Мин, явно найдя что-то, что может повлиять на ход событий, — Ты голоден? Как насчёт ресторана?

Чимин понимает почти сразу, что задумал Юнги. Если в школе приходилось делать вид, что они лишь учитель-ученик, то сейчас мужчина решил действовать иначе. Чем прятаться, легче выйти на глаза, заранее подготавливая нетизеров * к статье от Асахи. Тогда волна недоумения и шока сменится на «ну мы подозревали».

И кивая, Пак ощутил, как волнение меняется на тёплое чувство того, что вместе они смогут преодолеть всё.

°°°

Чимин никогда не увлекался слежкой за какой-нибудь знаменитостью. Популярные поп-группы, актёры, сольные певцы, известные писатели, успешные врачи — он не ставил их на планку, подписанную «боги». Никогда не думал, как люди могут следить за каждым шагом своего кумира, быть подписанным на каждый аккаунт разных социальных сетей, обсуждать их действия с друзьями и такими же фанатами. Ещё больше Пак недоумевал, как некоторые умудряются делать из мухи слона, обсуждая фигуры певцов, якобы не подходящих под стандарт красоты.

Словом, из всех возможных слежек Чимин может признать, что в список из одной строчки входит только Юнги. И то это не совсем подходит к вышеописанному. Однако с утра, сидя в машине Мина, у которого сегодня выходной, но дел столько, будто его и нет, и который подвозит парня до академии, Пак решил стать одним из многочисленных фанатов и следить за новостями про самого же себя, Тэхёна и Юнги.

Помимо медицинского форума, где больше обсуждали заслуги и успехи, есть ещё и примитивные, где девчонки следят за ними, как за красавчиками-врачами, потенциальными знаменитостями, только не в области развлечений. Внимания, конечно, намного меньше, чем у тех же певцов, но любая знаменитая личность вызывает интерес, поэтому не остаётся без обсуждения. И вчерашняя вылазка в ресторан не осталась без упоминания на втором форуме. Кто-то даже умудрился сфотографировать их, оставив пока безобидную надпись, упомянув, что они работают вместе.

— Сохраню это фото на память, — улыбается шатен, — Ты выглядишь на ней, как мафиози.

— До сих пор не понимаю, как вы могли такое выдумать, — Юнги останавливается напротив академии и не успевает ничего сказать, чувствуя поцелуй на своих губах.

— Удачи, — шепчет Чимин и, схватив свой портфель, покидает салон автомобиля.

Пак снова в рубашке мужчины, похоже уже привыкнув разделять с ним одежду вместе с жизнью. Он выглядит счастливым и влюблённым, точно как тогда.

Шатен заходит в здание, коротко бросает взгляд на расписание с поставленной аудиторией и чувствует чужую ладонь на своём плече. Обычно так делает У ХёнА, когда ты в чём-то провинился и тебя ждёт суровое наказание, поэтому Пак начинает вспоминать, не упустил ли он что-то важное в их вчерашнем разговоре.

— Ты опоздал, — доносится голос друга, и Чимин разворачивается, увидев Тэхёна, — Я прождал тебя целых пять минут. А пять минут для врача может стоить целой жизни.

И хотя Ким шутит, Чимин прекрасно знает, что даже незначительная минута может стоить многого.

— С меня горячий шоколад, — Пак знает, чем подкупить брюнета, который не может после этого возразить, — Насчёт вчерашнего…

— Вообще-то, прелесть в том, что мой парень живёт в моём же доме, поэтому не выходить было не такой уж и большой проблемой, — улыбается Тэхён, направляясь с другом в аудиторию, — Но всё же интересно послушать, что послужило причиной такого предупреждения.

— Помнишь, я рассказывал про одноклассника из школы, который дошёл до того, что принёс фотографии директору, чтобы отомстить Юнги? — Чимин поправил лямку портфеля и завернул на лестницу.

— Японец?

— Он самый — Асахи Юто. Так вот это тот одноклассник, который вчера хотел встретиться.

Тэхён, связывая произошедшее в школе по рассказам друга, и то, что сейчас, сразу понял, в чём дело. Его догадку подтвердил Пак, рассказав, что по воле той же самой судьбы, которая дала им шанс стать врачами, бывший одноклассник стал журналистом и начал на них охоту.

После долгого отсутствия в академии Чимин и Тэхён не сразу поняли, что мнение однокурсников к ним изменилось. Ведь им же подсыпали горстку сомнений в их сторону, будучи расспрошенными об этих двоих журналистами. Конечно, Асахи не упомянул истинной причины любопытства к студентам-хирургам, но и однокурсники не были глупыми, чтобы не понять, что их догадки оказались верными. Теперь они смотрели на Кима и Пака, как на парочку.

Эти самые неоднозначные взгляды и перешёптывания были знакомы каждому из обсуждаемой парочки ещё со школы. Тэхён в средней школе открыто заявил одноклассникам, что о встречается со студентом, будучи ослеплённый первой любовью, как и Чимин, который напротив был окружён только слухами. В обоих случаях интерес к этой теме у старшеклассников быстро прошёл. Да, не обошлось без шуток и издёвок, но парни уже накопили опыт по этому делу.

— Интересно, они подавятся, если мы поцелуемся прямо у них на глазах? — Тэхён размешивает маленькой пластмассовой палочкой свой горячий шоколад из автомата, облокотившись на стену рядом с Паком, который ровно таким же взглядом прожигает хирургов напротив.

— С первого курса про нас ходил слушок, чему они сейчас удивляются? — задумчиво произнёс Чимин, опустив глаза на вкладку новостей, — А что будет, когда Асахи опубликует свою статью?

— Они разочаруются, что были неправы, ведь мы встречаемся с другими людьми, — Тэхён поворачивается к шатену, — Как насчёт устроить двойное свидание после сессии? Ты познакомишься с моим парнем, он с твоим, и мы будем дружить.

— Если мой парень не уведёт твоего, — пошутил Чимин и тут же замер, поняв, что он сказал.

— Плохая идея, — тут же выпалил Тэхён, — Забудь. Никаких знакомств.

Пак поднял уголки губ. Ким хоть и понимает, что такого не будет, но очень боится потерять своего красавчика соседа. Ведь у него давно уже не было серьёзных отношений, поэтому он хочет сберечь начавшиеся сейчас. Это оправдано.

Парни отвлекаются на голос одногруппницы, которая сообщила, что последнюю пару занятий отменили. Чимин переводит взгляд на Тэхёна, а тот понимает, о чём думает друг.

— У нас полтора часа свободного времени, — Пак поправляет портфель.

— Полчаса на дорогу и час на поцелуйчики, — Ким закидывает на плечо свою снятую джинсовку и отталкивается от стены, — Встречаемся в три в библиотеке!

Когда каждый шаг расписан на день, и при этом выпадает свободное время, первое, что приходит в голову — убежать к нему. Конечно, однокурсники просто смотрят в след убегающим парням, не догадываясь, как сильно они влюблены.

А вот в кого, осталось совсем недолго до раскрытия этого секрета.

Примечания:
* Нетизер — человек или виртуальное лицо, являющееся пользователем Интернета и рассматривающее себя как гражданина интернет-общества.
 
#55

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
54. За удачей
Примечания:
Часть посвящена Чимину и Черин 💜
* Щикхин - созвучно с кор. цыкхин - цыплёнок.




Прошла целая неделя с первой и последней встречи с Асахи Юто. Ни он, ни его напарница не появлялись на глаза, что никак не давало повода успокоиться.

Чимин, конечно, быстро переключил внимание с проблем на предстоящие экзамены, успевая ходить в академию, в больницу и потом остальное время пропадать в библиотеке или у Тэхёна. Эти двое погружаются в учёбу с головой, да так, что теряют счёт времени. И Юнги видит Чимина таким впервые: он будто не живёт в этом мире, спит слишком мало, много пьёт кофе, пока позволяет отсутствие операций, и иногда будто не слышит, что ему говорят. Несобранный, забывает, что делает во время элементарного приёма еды, устремляя взгляд в книгу. И благо Джинён, которая ловит сына, приходя к Юнги, сообщила, что с ним всё в порядке, и Чимин такой всегда на время сессии. И всё же Мин переживал, что однажды, эти двое просто не посмотрят на светофор, когда пойдут на учёбу.

На восьмой день, когда завтрашний четверг обещал долгожданный первый экзамен, Чимин, получивший ещё и выходной на работе, стал вести себя как обычно. Он не читал свои конспекты, не открывал целую стопку учебников, не смотрел обучающие видео и не делал ничего к экзамену. Как оказалось, эта особенность у него ещё со школы — за день не нагружать свою голову. Поэтому Пак согласился провести день с Черин.

Родители Мина оба оказались заняты, у самого Юнги важные клиенты, которых как назло нельзя перенести, а потом встреча с главным врачом и его знакомыми. Мужчина не хотел нагружать Чимина в его единственный свободный день дочерью, но и оставить её было не на кого.

— Я вырастил уже одну вредину, — привёл железный аргумент Пак, упоминая свою сестру, — Сомневаешься, что не справлюсь со второй?

Что касается Черин, девочка, увидев второй раз Чимина, сразу же засмеялась, коварно на него посмотрев и неоднозначно попросившись на руки. Словом, в парне она видела предмет своего отомщения миру. Растёт маленький чертёнок. И Юнги, отправляясь на работу, задержался у входной двери, прислушиваясь, не заплачет ли малышка, потеряв из виду отца. Но на удивление, всё было тихо.

Во время работы взгляд постоянно падал на чёрный экран телефона. Но ни одного звонка или сообщения от Чимина не поступало.

°°°

Дети не любят незнакомцев, это факт.

Пак, предлагая посидеть с дочерью мужчины, никак не подумал, что эти двенадцать часов будут для него самыми тяжёлыми. Когда Минни была в этом возрасте, она хорошо спала, сидела на месте и играла в развивающие игры, строила замки и кушала кашу — только успевай ложку подносить. Черин же решила продолжить свою проверку парня на прочность. Если бы она умела говорить, то выдала бы что-то на подобие: «я своего папочку кому попало не отдам, поэтому сначала попробуй угодить мне».

Всё началось с завтрака.
Юнги сказал, что девочка любит есть холодную кашу, но её бабушка как-то научилась скармливать тёплую. Чимин, подумав, что с этим проблем не будет, приготовил кашу, трепетно распределил её по тарелке, чтобы та подостыла, и протянул маленькую зелёную с ягодками ложку малышке. Вот только та закрыла рот и губки бантиком выставила.

— Открой ротик, — Чимин подносит ложку ещё ближе, получая реакцию в виде закрытого рта ладошками. Но никто не запрещал использовать хитрый приём самолётика. Безотказный и беспроигрышный.

Объявление войны стало особенно ясным, когда девочка, испачкав ладонь в недоеденной каше, поспешила вытереть её об Чимина. Шатен не сразу понял, откуда приступ нежности у малышки, которая решила погладить его по голове. А потом слепленные волосы и заливистый смех даёт разъяснение истинных намерений. Терпению Чимина можно было позавидовать, особенно, когда узнаешь, сколько времени он ждал Юнги. Поэтому парень лишь улыбнулся, принимая правила игры маленького чертёнка.

Выгуливание плюшевого кролика на постели, который только мычал, обернулась идеей научить Черин называть Пака по имени. Но сколько бы шатен не пытался просить девочку произнести всего несколько букв, «Чи-мин» заканчивалось на «щи-кхин»*. А цыплёнком студента отдела нейрохирургии ещё никто не называл. Но на часах только десять утра, и сдаваться ещё очень рано.

Обеденный сбор на прогулку обернулся для Чимина сердечным приступом: он оставил девочку на минуту, чтобы сходить за её прогулочной одеждой, а вернувшись, не обнаружил Черин на месте. Конечно, Юнги упомянул, что дочь научилась самостоятельно спускаться со стульев и кровати, но как-то Пак не придал этому большого значения. И только сейчас понял, что всё, что говорил Мин, было жизненно необходимо.
Пропажа нашлась в ванной, отправившись на исследование непокорённых вершин стиральной машины. Блестящий в дырочку барабан показался ей очень привлекательным, поэтому девочка, стоя на двух ногах и опираясь руками на машинку, открыла незакрытую дверцу и с разинутым ртом осматривала окрестности. Благо не решилась туда залезть.

Чимин, подняв маленькую Мин на руки, сказал, что туда лезть нельзя, и благополучно захлопнул дверь стиральной машины, лишив девочку повторного исследования. Счёт был равным, и Черин это не понравилось.

Одеть её оказалось той ещё «миссия невыполнима»: ногами пиналась, шапочку с себя стягивала, миниатюрные ботиночки, с которых умилялся Пак, оказывались каждый раз скинутыми на пол. Раунд остался за Чимином, который всё же смог одеть девочку и выйти с ней на улицу, переключив внимание на гуляющего Снежка.

Кот оказался не по маленьким зубкам Черин — всякий раз, когда девочка практически достигала его, Снежок вальяжным шагом отходил, чувствуя своё преимущество ходить ровно и быстро. Словом, кот, позволяющий себе холодное блюдо мести, так и не дался малышке, запрыгнув домой через открытое окно второго этажа. И Черин заплакала, будучи проигравшей в этой битве за пушистый хвост.
Успокоить её удалось только поймав вредного Снежка и принеся его в жертву Черин, во имя доверия и признания. И Чимину правда было жаль, он даже успел извиниться, пока кот смотрел на него, обещав взглядом утащить его кроссовок и не вернуть.

Далее на повестке дня был суп-пюре, который Черин подозрительно спокойно съела, пока перелистывала страницы цветной книжки с картинками по анатомии человеческого мозга. И по плану девочка должна была за это время умаяться и лечь спать, но сна ни в одном глазу. Чертовка то и дело норовилась сбежать от свой няни, постоянно хихикая, когда совершала какую-нибудь пакость. А потом одно слово и истерика.

Черин потеряла папу. Она вдруг стала маленькой и беззащитной, через слёзы пытаясь позвать папу, который никак не находился. И вот тут никакой Снежок и книжка по анатомии не смогли затмить боль потери. Чимин что только не пробовал: и песенку споёт, и на руках её по дому пронесёт, и мультики включит, и вкусняшку предложит, и барабан стиральной машинки откроет, но ничего не помогло.

И с очередными горькими слезами девочки Пак перевёл взгляд на телефон, один звонок которого вызовет папочку с работы.

°°°

Мин не знал, от чего нервничал больше: от того, что Чимин ни разу за день не позвонил или от того, что парень не написал, что у них всё хорошо. Конечно, вряд ли Пак из тех людей, которые делают фотографии на каждом шагу ребёнка, отсылая родителю. Но и незнание, что сейчас происходит дома, натягивало струны нервов и играло красивой музыкой, которую включили фоном в ресторане. Ужин с важными людьми обещал закончиться крепким алкоголем, как закреплением удачной сделки между сотрудничающими сторонами. Вот только и глоток в горло не лез.

Юнги даже на время не может посмотреть, потому что этот знак будет дурным тоном. Однако главный врач, знающий про ребёнка, чудесным образом смог уловить ту натянутую мелодию переживания, и тактично отпустил коллегу со встречи.


Уже было десять вечера. Мин спешно остановил машину, захлопнул дверь и кинул взгляд на дом — свет на кухне ещё горит. Мужчина зашёл в дом, тут же опуская взгляд на раскиданную у порога обувь. Далее привлекают к себе внимание пролитые мыльные пузыри, сделанные наспех из смешанной воды и шампуня, в которых утопили книгу по анатомии.

Юнги, проходя всё дальше, обнаруживал новые следы деятельности своей дочери, в виде брошенного плюшевого зайца в миску Снежка, который наконец-то дождался адекватного хозяина. Кот сидел рядом и ждал, когда люди соизволят за собой убрать. Из коридора заметна немытая посуда, хотя губка для мытья была намылена — видимо Чимин просто не успевал что-то сделать. В ванной на полу оказались разбросанные кубики, которые побывали и в стиральной машине. А в раковине лежала замоченная рубашка с фиолетовым пятном.

Мин проходит в спальню, догадываясь, почему дома идеальная тишина, и находит двоих любимых ему людей спящих вместе на постели. Черин лежала на самой середине, вокруг неё наложены подушки и скручено одеяло, чтобы она никаким образом не смогла упасть, а Чимин устроился поперёк. Он лежал на спине, руки запрокинуты за голову, футболка испачкана в разноцветных следах от ладони и служила холстом для юной художницы. Дать ей краски было явно ошибкой, суть которой поняли слишком поздно. Позже нашлись и изрисованные конспекты парня. Телефон Чимина, который и так был разбитым, оказался утопленным, раз торчит в миске с рисом, стоящем на подоконнике. Тут словно было самое настоящее поле боя.

Юнги тихо подходит к шатену, проводит по волосам, стараясь разбудить его медленно, но Чимин тут же садится, одной рукой нащупывает постель рядом, сонно щурясь и глазами ища Черин.

— Прости, я уснул, — Пак тут же находит девочку и успокаивается, ведь ему целый день пришлось только и успевать ловить её.

— Ты молодец, Чимин, — говорит Юнги, оставляя поцелуй на щеке.

Конечно, Мину ещё предстоит узнать, как ведёт себя его дочь рядом с Чимином, чему он безусловно удивится. Ведь для него Черин — спустившийся ангел, который мило улыбается и встречает его с громким «папа», и который превращается в чертёнка, не дающего родителя в обиду.

И сердце которого всё же смог покорить парень.

— Что ты, что твоя дочь, — сонно повторяет свои же слова шатен, потянувшись к мужчине и прячась в его объятьях, — Вас так сложно добиться…

Но результат определённо того стоит.
Юнги проводит рукой по спине Чимина, другой зарывается в волосы и тихо шепчет «пошли спать». Определённо этот день должен закончится именно так.

И Чимин понял, как это, делить сердце на двоих. Потому что теперь своё законное место там завоевала маленькая девочка Черин, одержав свою первую победу.
 
#56

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
55. За удачей
— Операция назначена завтра на десять, — Чимин выгибается в спине, пытаясь удержать равновесие, и хватается за плечи мужчины. — А в половину девятого экзамен, — шатен чувствует, что ещё немного, и упадёт на кухонный круглый стол, который отлично сближает сидящих за ним людей.

— Я приеду за тобой в академию, — между поцелуями проговаривает Юнги, покрывая шею парня, который получает свою награду за ещё один сданный экзамен.

Чимин так давно не позволял себе расслабиться, всё время тратил на учёбу, а сегодня имеет право получить вознаграждение. Завтра последний экзамен и операция с десятилетней девочкой — убийственный день, после которого обычный режим восстановится, ограничиваясь больницей и бо́льшим количеством свободного времени. Пак собирается пойти погулять с Юнги и Черин куда-нибудь в красивое место, больше проводить с малышкой времени, чтобы она к нему привыкла. И привыкла видеть своего отца рядом с Чимином.

— А если… — фраза предполагает продолжение «если нас увидят», но это перестало волновать Пака ещё в тот момент, когда при встрече вне дома Юнги стал всё больше показывать публике их отношения. Нет, открыто мужчина это не демонстрировал, но постороннему наблюдателю было видно, что эти двое ближе, чем просто коллеги. И этого было достаточно. — … У ХёнА снова нас увидит? Она всегда не вовремя появляется.

— На твоём месте я бы переживал, как в глаза ей смотреть, — усмехается Мин, — она давно уже сказала, что догадалась об отношениях между нами.

Чимин простанывает в отчаянии «что?», чувствуя, как его щёки начинают полыхать от стыда. Его декан всё это время улыбалась, когда тема касалась психолога, зная, что её студент — пассия коллеги.

Юнги обхватывает рукой талию парня, не позволяя ему упасть, и заглядывает в его глаза, которые под покровом позднего вечера отражают в себе свет уличных фонарей. Прекрасен.

— Ты всегда такой, когда смущаешься? — Мин мажет губами по подбородку, заставляя Чимина запрокинуть голову и приоткрыть губы в предвкушении поцелуя. — Стоит ли мне делать так чаще?

— Не боишься, что я могу ответить? — парень опускает голову, равняясь с Юнги, и смыкает руки на его шее, начиная тянуть на себя и заставляя опереться ладонями о поверхность стола. — Не стоит забывать, кем была занята роль хулигана школы. С такими, как я, осторожнее надо быть, учитель Мин.

— Твои провокации никогда на меня не действовали, — улыбается мужчина, напоминая о низких оценках, которые за красивые глазки не повышались. — Кроме одной.

Чимин поддаётся вперёд, как когда-то раньше, только теперь завладевает чужими губами уже умело, не боясь, что открыв глаза — всё это будет сном, а в реальности он до сих пор отвергнутый ученик. К счастью, Паку никогда не снились мечты, поэтому он точно знает, что это самая лучшая реальность.

°°°

Будучи человеком исключительного характера, привлекающего к себе внимание окружающих, Тэхён привык быть в центре внимания. В школе это особенно ярко выражалось, потому что вокруг парня всегда толпами бегали девчонки, для которых он был существом с небес. Представители прекрасного пола мечтали быть первой и единственной у Кима, который в конце средней школы заявил о своей ориентации. Интерес к нему не пропал, напротив, некоторые школьницы даже стали предлагать погулять со знакомыми их парнями. Это внимание плавно перешло в студенческие годы, разделяя центр обсуждения с Чимином. На медицинском свободного времени нет, все это понимали, но платонические отношения никто не отменял. Захватив внимание на первом же курсе, эти двое хирургов плавно метались на грани между «они ищут себе девушку под стать себе: умная, красивая и талантливая» и «они вместе». К этому относились больше равнодушно, чем положительно. Но больше отрицательно, чем равнодушно.

Однокурсники могли пустить шутку, которую поймает Тэхён и продолжит, смягчая удар и посылая ответный. А если разговор был в присутствии Пака, то тот мог заткнуть сплетников одним только взглядом. Словом, любимая тема обсуждается за спинами, выдавая себя косыми взглядами и улыбочками. Именно так сейчас ведёт себя целый поток, который занял сегодня академию для сдачи экзаменов.

Тэхён сначала этого не замечал, пока не появился Чимин, который нервничал сегодня больше обычного.

— Прошло всего две минуты, — Ким опускает руку на тыльную сторону ладони шатена, заставляя того перестать отбивать пальцы о стол. — Вероятно, препод просто задержался на каком-нибудь светофоре.

— Я спокоен.

— Оно и видно.

Тэхён съезжает со стула немного вниз, складывая руки в замок, и вздыхает. Сессия действительно очень утомляет. Он вспоминает, как много им пришлось учиться на первом курсе, чтобы подняться в рейтинге с последних мест, и по сравнению с тем — сегодняшняя учёба уже не такая сложная.

— Что подарить Юнги на день рождения? — прилетает внезапный вопрос и жалобный такой взгляд с ноткой безысходности.

— Ты нервничаешь из-за этого? — Тэхён расплывается в улыбке, потому что наблюдать за влюблённым Чимином можно отнести к разряду таких милостей, как котики, или к чему-то редкому и трепещущему.

— Сформулирую иначе, — Пак поворачивается корпусом к брюнету, — что можно подарить на день рождения взрослому мужчине, у которого всё есть?

— Брось, суть подарка не в том, чтобы заполнить недостающие элементы в жизни. А в том, чтобы сделать приятное, — Ким садится ровно, увлекаясь в пояснение. — Последнее, что ему не хватало, это ты. Поэтому всё, чтобы ты не подарил, будет верным решением. И к слову, у него не может быть всего, потому что у Мина нет твоего подарка!

Тэхён смеётся, наблюдая, как Чимин закатывает глаза, а уголки его губ чуть поднялись.

Размышления на тему, что гораздо сложнее нейронных связей, были прерваны опоздавшим преподавателем, который появился в аудитории, погрузив её в тишину. У Чимина немного времени, чтобы подготовиться и ответить, а потом поспешить на операцию десятилетней девочки, которой он всё же дал обещание. Почему? Возможно из-за того, что всем нужно верить в удачу, но не полагаться на неё.

Девочка в прошлый раз сформулировала свой вопрос иначе. Она спросила, сделает ли её врач всё возможное, чтобы после операции она могла прислать ему письмо с фотографиями, где она воплощает свои мечты. На что Пак ответил, что с нетерпением будет ждать её писем.

Тишина в аудитории рассеялась как только Чимин стал отвечать. Все преподаватели академии могли бы ему и Киму без проблем ставить всё автоматом, однако У ХёнА придерживается мнения тактики «завалить». Смысл в том, чтобы намеренно заваливать студента вопросами, которых он не ожидает. Это работает, как тест на сообразительность, и сколько бы она не проверяла этих двоих, они всегда вылезали сухими из воды с наивысшими баллами. Поэтому преподаватель, увидев, кто перед ним сел отвечать, даже не сомневался, что вопросов у него не будет.

Тэхён отвлекается на приходящие сообщения, украдкой смотрит на экран телефона, лежащего в портфеле, и видит сообщения от своего парня. Но возвращается к билету, решая уделить этому время потом.

Чимин же, сдав последний экзамен, пожелал другу удачи и поспешил в больницу. Покинув здание, шатен пошёл в сторону парковки, заметив нужный ему автомобиль, и достал телефон, на который пришло уведомление с сайта медицинских новостей. Пак смотрит на экран блокировки с сообщением с сайта, где было указано его имя, и начинает вводить пароль, но не успевает набрать последние две цифры, как мобильник из его рук забирают.

— Не забивай голову перед операцией, — Юнги убирает телефон в свой карман, ловит недовольный взгляд парня и открывает переднюю дверь машины.

— Значит, ты уже в курсе событий и пытаешься не дать мне нервничать? — Чимин не препятствует, а садится в машину, дожидаясь, когда мужчина сядет рядом. — Часом раньше, часом позже — я всё равно всё узнаю.

— Но, согласись, лучшие сделать это после операции, чтобы ты не думал о статье, — Юнги поворачивает ключ зажигания и снимает ручник. — Я, конечно, могу тебе кратко рассказать о ситуации, но зная тебя, это только разожжёт твой интерес.

Мин прав. Каждый раз, когда Чимин узнавал что-то из прошлого своего учителя, ему было мало. Мало ему было и занятий, поэтому при любом удобном случае он проводил время с деканом. И сейчас тоже мало, когда Пак уже узнал, что опубликованная статья касается его и наверняка не в самом лучшем ключе.

— Если честно, моя голова забита другим, — Чимин думает, как подвести разговор к желаемому подарку на день рождения, и правильно ли будет спросить об этом напрямую? Юнги наверняка скажет, что ему ничего не нужно. А если и скажет, это не будет сюрпризом. — И как назло сигарет у меня нет, — показательно вздыхает Пак, — что же делать?

Мин знает, что последнее время Чимин пытается бросить, но у него наверняка спрятана пачка, однако сейчас это был самый яркий намёк. Пак хочет упиваться каждым моментом рядом с мужчиной, наслаждаться и не жалеть о том, что однажды испытал судьбу легендой, желая получить удачу. Поэтому на светофоре, когда загорелся жёлтый, и Юнги мог бы успеть проехать, но затормозил, остановившись. Мужчина приблизился к Чимину, коснулся губами его губ и мягко поцеловал, не имея времени растянуть этот момент. Но обязательно продолжит его позже.

— На удачу, — говорит Мин, привычно улыбаясь одному из немногих людей своей искренней улыбкой.

Чимин, словно довольный котёнок, поднял уголки губ, получив заряд энергии на сегодня. И чтобы там не было в статье, ничто не сможет им помешать.

°°°

Главный врач, который получил в последнее время славу своей больницы из-за восхождения молодого нейрохирурга, имел возможность наблюдать за студентом до начала операции. Обычно мужчину не особо интересовала личная жизнь своего ассистента, но последние новости заставляют посмотреть на парня иначе. Пак обладает обширными знаниями, быстро набирает опыт и не терпит неудач. Он холоден, прямолинеен, и в круг его друзей из однокурсников входит лишь один пластический хирург. Кто сделал его таким, какой он есть сейчас?

Чимин разговаривает с девочкой перед операцией, улыбается и держит её игрушки, обещая, что за ними присмотрят, пока она будет спать.

Главный врач не так давно получил сообщение от журналиста, в котором говорилось о статье, которую они планируют выпустить, и которая сильно может подпортить репутацию его работников. Конечно, в этом мире, если ты — значимая личность общества, будут люди, которые захотят этим воспользоваться. Слухи и скандальные статьи — самый примитивный вариант. Не все понимают, что это делается лишь для всеобщего интереса и очередной темы для беседы, но никто не задумывается, как это отражается на самих обсуждаемый людях.

Сегодня была опубликована статья о нетрадиционных отношениях молодого нейрохирурга пока ещё с нераскрытой личностью его партнёра. Эта информация может сильно отразиться на его деятельности, не говоря уже о том, что ему не будут давать прохода. Главный врач смотрит на это довольно снисходительно, но конфликт будет сложно утрясти, когда раскроется вторая личность.

— Сегодня он совсем не нервничает, — замечает главный врач, принимая стаканчик с кофе, который ему принёс Мин.

— Перед первой операцией он тоже был спокоен, — Юнги переводит взгляд на шатена, — у него свои взгляды на жизнь, которые позволяют при неудачах двигаться дальше.

— Вы знакомы уже достаточно давно, не так ли?

— Со школы, — подтверждает мужчина. — Честно говоря, я рад, что смог лицезреть его становление. Как его учитель, я доволен своим учеником и его достижениями.

— Кто бы подумал, что ваши пути снова встретятся здесь? — врач улыбается, удивляясь такому стечению обстоятельств. — Должно быть, вам неудобно быть в отношениях коллег, после взаимоотношений учителя-ученика?

Неудобно? Просыпаться каждое утро с человеком, чьё сердце принадлежит тебе, дарить ленивые поцелуи по вечерам и ловить взгляды на работе, которые могут понять лишь двое — лучшее, что могло быть. У них отношения далеко от горизонтальных и даже дружеских, но об этом не обязательно знать всем.

— Мы действительно хорошо ладим, — заверяет Юнги, смотря, как Чимин выходит из палаты с девочкой, которая крепко сжала руку своего врача, полностью ему доверяя.

Первая встреча с ней и правда напугала Пака на фоне его первой потери, но сейчас он знал, что сделает всё правильно. Врачи не должны сомневаться в себе.

И когда время операции подходит к её началу, Чимин уходит, а Юнги замечает в коридоре знакомую девушку, которая направилась прямо к психологу.
 
#57

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
56. За удачей
Заметив нежданную особу, Юнги не торопился пойти с главным врачом и Чимином. Мужчина остался в коридоре, смотря как девушка, увидев психолога, направилась к нему.

— Кажется, я говорил, чтобы ты больше не появлялась здесь, — Мин выбрасывает пустой стаканчик кофе, увидев во взгляде молодой особы нечто другое, чем ожидал. Сейчас она не была нацелена исполнять обязанности своей профессии, напротив.

— Нам надо поговорить, — Наён переводит взгляд на уходящего Чимина, — буду очень признательна, если вы уделите мне немного своего времени.

Юнги мог бы отказать, ввиду её профессии репортёра и недавнего события, когда девушка пыталась узнать о студентах слишком много, но почему-то внутреннее предчувствие просило ей не отказывать. И Мин согласился, пригласив Ким в свой кабинет.

— Поймите, что в прошлый раз я просто выполняла свою работу, — начала Наён, присаживаясь в кресло, напротив психолога. — Понимаете, я совсем недавно устроилась на работу журналиста, только сделала одно задание, как мне дали следующее, что касалось студентов медицинской академии. Цель была не сложной — просто узнать о хирургах чуть больше, чем об этом известно другим. Многим интересна их личная жизнь, вроде, если у них подружки, чтобы можно было претендовать на сердце студентов или секрет их успеха, и каким образом они достигли такого… но мой напарник, оказывается, знаком с нейрохирургом и с вами.

Девушка заправила прядь волос за ухо, пряча взгляд от мужчины, видимо, стесняясь дальнейшей темы.

— Асахи сказал, что в школе, когда вы работали учителем, имели запретные отношения с учеником. Его так заинтересовала эта тема, что он даже пошёл в медицинскую академию, чтобы расспросить подробнее об отношениях двух хирургов. Уже тогда мне показалось, что это — не наша работа, что-то более личное, что не должно быть озвучено, даже если это не просто слухи, но Асахи не остановился. Сегодня он выпустил статью-приманку, ну знаете, так делается перед большим скандалом, чтобы разжечь в людях интерес и дискуссию по этому вопросу. Завтра он опубликует весь материал, который успел собрать.

Наён была против этого, но ничего не может сделать. Всё, что она смогла придумать, это прийти лично к тому, кого касается статья.

Девушка достала из своей сумки планшет, открыла ненапечатанную статью в заметках, которую смогла скопировать у своего напарника, и отдала в руки психолога.

— Я не знаю, насколько достоверна приведённая информация, — Ким сложила руки в кулаки, поднимая взгляд на мужчину, — но это ничем хорошим не обернётся, после публикации.

Юнги смотрит на подготовленную статью, которая разбита на несколько частей, и видит самую первую новость об их отношениях в школе. Асахи постарался вспомнить каждую мелочь, упоминая и школьную поездку на гору, влечение Чимина к однокласснику, а потом к классном руководителю. Даже взято интервью у одного из одноклассников, который подтверждает, как видел учителя вместе с учеником в неформальной обстановке.

Дальше информация медленно перетекает на данное время, упоминая отношения между двумя выдающимися студентами: Пак Чимином и Ким Тэхёном. Видимо, Асахи так и не нашёл подтверждения отношений между Мином и студентом, поэтому вписал слова однокурсников о том, как на первом курсе парни открыто заявили о своей ориентации. К этой новости добавлены фотографии, которые, к слову, были сделаны недавно, когда парни вместе ходили в кафе и библиотеку. Сложно опровергнуть эти новости, когда указаны слова очевидцев.

Мужчина переводит взгляд на девушку, которая чувствует себя виноватой, хотя на самом деле это говорит её совесть, которая не позволяла ей разделять цели Асахи. Поэтому Наён пришла сейчас к психологу, чтобы предупредить его.

— Это не то, чем я хотела бы заниматься, — говорит Ким, оставляя свою визитку с номером, — и если могу вам чем-то помочь, я готова это сделать.

Юнги вернул девушке её вещь, коротко попрощавшись и задумавшись над ситуацией, которая складывается. Асахи не смог выяснить наличие отношений психолога со студентом сейчас, что немного упрощало положение, но легче от этого всё равно не становится. Журналист пошёл на риск, уверенный, что он будет оправдан.

И Мин, недолго думая, оставляет визитку на столе, вырывает листок из блокнота, записывает пару слов и уходит, успевая придержать двери лифта, в котором стояла Наён.

°°°

Долгое время Чимин придерживался мнения, что врачи — Боги для пациентов. В их руках жизни людей, и они вольны ею распоряжаться. Сейчас Пак понял, что это не так.

Врачи — рабы, которые несут в своих руках тяжёлую ношу, призваны служить людям и работать на них. Им не позволено ошибаться, ведь нет цены, которую можно принести за неверное действие, но есть что-то большее, когда ты прощаешься со своим пациентом.

Чимин думает о яркой улыбке девочки, которая хочет воплотить свои мечты. Рассказывая о них, её глаза горят страстью, и она живёт своей целью вылечить тело и осуществить желания. Она не верит в удачу, но верит в Чимина. И Паку тоже нужно просто верить в себя.

После успешной операции парень направился к психологу за своим телефоном, но зайдя в его кабинет, не обнаружил мужчину на месте. Однако в глаза бросилась маленькая бумажка, что отсвечала радугой в лучах солнца, и на которой написан номер телефона некой Ким Наён. Чимин пытается вспомнить, где слышал это имя, но мысли перебивает запах ванили, идущий от этой же самой визитки.

Юнги не любит ваниль. Удивительно, что вообще остались такие люди, которые душат свои вещи духами. Также Пак обнаружил вырванный из блокнота (и видимо забытый) листок, на котором написано «отношения ученика с учителем» и «Ким Наён». Вообще, Чимин и не думал не лезть не в свои дела, но номер телефона так и зазывал позвонить на него и спросить, кто это такая. Но парень лишь уходит, забирая свой телефон и оставляя всё, как есть.

Новость о «парне» Пака была ожидаема, поэтому шатен не сильно удивляется, когда видит эту статью, подписанную именем Асахи Юто. Этому парню ничто не мешает раскрыть имя неизвестного, точно также, как он сделал тогда в школе, принеся фотографии. Правда сейчас снова ударить его не получиться — этим конфликт не разрешишь. Что вообще можно сделать в таком случае?

Юнги не отвечает на звонок, Чимин сидит в коридоре больницы, ожидает его прихода, ведь у мужчины ещё запланированы на сегодня встречи, и он не может уйти. Это у Пака сегодня вторая половина дня свободная, в которую он обещал сходить с Минни в кино. Но в поле зрения Мин так и не появился. Оставив записку в его кабинете, Чимин ушёл из больницы, считая, что дело должно быть важным, раз Юнги так поступает.

И когда парень уже почти достиг остановки, то видит Мина, который возвращается ко входу в больницу с девушкой. И Пак узнаёт её — это та самая напарница Асахи.

И что ей надо от Юнги? Или Юнги от неё что-то хочет? Чимин не стал думать о причине их встречи, но и не возвратился. Его ждёт сестра, а с мужчиной можно и вечером поговорить.

°°°

Сконцентрироваться на мультфильме так и не удалось. В голову лезли мысли об Асахи, возможной угрозе выпуска правды и то, что Мин отправил лишь сообщение, что заедет за парнем вечером. Нет, Чимин не ревновал, хотя доля правды в этом была, и никуда парню от этого не деться. Но проблема с Асахи превышало переживания за простую ревность, поэтому Пак весь сеанс ломал себе голову, думая, что можно сделать с Юто.

Всеобщее внимание данная статья, конечно же, привлекла. По дороге в кинотеатр Чимин всё же не устоял перед соблазном прочитать комментарии, поняв, что это было ошибкой. Как и ожидалось, большинство людей не приняли этот факт, как хотя бы нечто нейтральное. Не многие люди высказались в положительную сторону, но были и те, кто отвечал на отрицательные комментарии словами, приблизительные по значению «а вам не всё равно кого он любит?». Не всё равно станет, когда узнают, кого и как долго.

Поговорить с Асахи? Попробовать предложить компромисс, вроде, пусть публикует, что это просто парень, а личность пусть остаётся нераскрытой. Так же будет намного проще, а и Юто получит внимание публики и будет вечно держать всех в интриге. Вот только, согласиться ли на это Асахи?

— Братик, почему мама знает, с кем ты встречаешься, а я — нет? — Минни схватила старшего брата за ногу, повиснув на нём, и состроила умоляющие глазки, желая тоже услышать секрет.

Сложно сказать, что об это теперь знает только Джинён.

— Если мама тебе не рассказала, значит ты не должна об этом пока знать, — Чимин попытался шагнуть, но успехом это не увенчалось — Минни больше не маленькая девочка.

— А как же я буду приходить к своей подружке?

— Какой ещё…

— Твоей дочке — Черин!

Сердце Чимина словно остановилось, громко ударило и затихло. Джинён обозначила Черин не просто, как дочь Юнги, а их дочь. Мать Пака действительно в корень изменила своё мнение и оставила все предрассудки в прошлом, глубоко закопав их в землю.

— Но она ещё маленькая, — шатен всё же был выпущен из цепкого хвата Минни, которая с любопытством слушала о своей будущей подружке. — Едва только научилась говорить и немного ходить.

— Я подожду, — заверяет девочка, — как говорит мама: возраст — всего лишь цифра. Я буду ждать Черин, а потом вместе ходить с ней в школу! А ещё я буду покупать ей сладости и подарки, а когда мы вырастим, то будем ходить в магазины за красивыми платьями! Мы будем самыми лучшими подругами!

Верно, так всё и будет, и Чимин не сомневается. Эти две особы точно поладят между собой — обе вредные, а такие держатся вместе.

Пак слышит оповещение и смотрит на экран телефона, где сквозь трещины видно время и место встречи — Асахи согласился.
 
#58

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
57. За удачей
Странно, что Юто согласился поговорить, хотя в их первую после школы и последнюю встречу было ясно видно в его глазах желание не идти на уступки и вернуть маленький должок. Место, в которое должен прийти Чимин к восьми вечера, находилось в одном из самых популярных районов в городе, куда сходится много молодых людей, чтобы отдохнуть. И выбрано оно не зря — Пака там заметят, и Юто этим воспользуется. Если разводить скандалы, то только там.

Чимин сидит на кухне, ожидая прихода времени и пялясь уже больше пяти минут на номер телефона Юнги, думая, сообщать ему об этой встрече или положиться на себя. В школьные годы решить дела самому обернулось ошибкой, а сейчас очень хотелось отгородить от этого Мина. Но с одной стороны они договорились, что будут решить всё вместе, с другой — Чимин может поговорить с Асахи сам. Решение давалось с трудом, а время беспощадно передвигало стрелку к заветной цифре.

— Юнги заедет сегодня? — на кухню пришла Джинён, которая только вернулась со своего свидания, всё ещё встречаясь с тем мужчиной (что было, кстати, довольно долго).

— Да… у вас будет время поболтать, — Чимин выключает телефон, подпирая голову согнутой в локте рукой. — Он приедет, а ты скажи ему, что я приду чуть позже.

— И куда ты собираешься уйти? — девушка снимает с себя длинные серьги, присаживаясь рядом с шатеном.

Джинён наверняка не в курсе про Асахи Юто и того, что это он — тот ученик, который способствовал попаданию Пака в больницу. Чимин тогда совсем ничего не рассказывал матери.

— Надо встретиться с… Тэхёном… купить подарок. Да, — соглашается Чимин сам со своей версией лжи, — мы пойдём покупать подарок, надо, чтобы Юнги об этом не знал.

У Пака из головы совсем вылетело, что ещё нужно найти подарок. Было бы здорово, если бы решение по этим двум проблемам внезапно упало с небес. Тэхён, кстати, накидывал в течение дня варианты подарков, но ни один из них не казался Чимину привлекательным. Всё было что-то не то.

Однако, Пак только что определился с вопросом, рассказывать ли Юнги о встрече. Почему-то парень уверен, что от этого разговора мало, чего поменяется, но и испортить всё он тоже не сможет. Куда уж хуже? Поэтому шатен принимает окончательное решение и уходит, оставляя телефон дома.

°°°

Сидящий за одиночный столиком парень с завитыми волосами в очках с круглой оправой лёгкими движениями пальцев рук, словно пианист, набирает текст на ноутбуке, запивая конец рабочего дня чашкой карамельного макиато. Кафе, столики которого выходили на улицу, было очень популярным в этом районе и не менее значимым для самого парня. Сюда Асахи часто заходил со своими школьными друзьями, и здесь он определился со своей профессией. Старшеклассники как раз обсуждал тему перевода Юто из старой школы в новую, которую парень не скрывал, и предложили пойти на журналиста. Вначале Асахи показалась эта идея глупой, а потом как-о само вышло подать документы на факультет журналистики.

Первое задание на работе было выполнено с блеском, статья набрала небывалую огласку, нарекая новичка лучшим в своём поколении. Статьи шли как по маслу, пока не пришло новое поручение узнать больше о прогремевшем нейрохирурге. К Асахи, как к опытному журналисту, приставили в помощники новичка Ким Наён, которая за день до выпуска самой горячей статьи решила отказаться от участия. « — Дурочка, зачем ты тогда вообще в журналистику пришла?». Взгляды на работу у них были разные.

Юто поднял правую руку, посмотрел на часы, секундная стрелка которых только-только пересекла верхнюю точку, выдавая ровно восемь вечера.

— А ты стал пунктуальным, — замечает Асахи, — не то, что в школе.

— Людям свойственно меняться, — Чимин присаживается напротив, складывая руки в замок.

— Как тебе статья? Это только разогревочка, завтрашним утром планирую выпустить остальное, — парень будто издевался, вынуждая Пака пойти на мольбы этого не делать. — Или ты пришёл, чтобы посмотреть на неё первым?

— Не читаю сплетен, — отвечает шатен, отвечая отказом подошедшей официантке, а затем снова возвращается к бывшему однокласснику.

— Даже если они о твоём парне?

Вообще-то было бы неплохо узнать, что там смог раскопать Асахи за это время. Но в любом случае надо показать своё равнодушие к этому вопросу.

— Его сюда не втягивай, — Чимин неотрывно смотрит в глаза напротив, — и Тэхёна тоже, они не виноваты, что когда-то мы с тобой поругались.

— Подожди-ка, — Юто поднял ладонь, заметно удивившись, — разве не Тэхён — твой парень?

Сердце громко ударило, дав понять, что Асахи не знал, с кем сейчас состоит в отношениях Чимин. Он подозревал Тэхёна и наверняка подготовил статью о двух студентах, состоящих в отношениях. Но Пак только что сделал ещё хуже.

— Получается, ты до сих пор с Мином? — на лице парня появляется ошеломлённая от удовольствия улыбка и мысль переделать статью, сделав её ещё скандальнее.

— С чего ты взял, что с ним? — попытался опровергнуть правильную догадку Пак.

— Пока Наён меня не кинула, она следила за тобой и видела вас пару раз вместе, но мне тогда показалось, что ваши встречи — просто по работе, ведь всё это время ты только и делал, что вертелся рядом с Тэхёном, — Асахи вздохнул, и взял стакан с водой, пытаясь собрать мысли воедино. — Как знал, что не надо было отказывать тебе во встрече!

Наён его оставила? Тогда что она делала сегодня с Юнги? Но это сейчас не самое важное. Юто поворачивает ноутбук, показывая приготовленную статью, в которой написано и о нём, и о Юнги, и о Тэхёне.

А напротив остановилась девушка, которая, увидев парней, позвала своего парня, показав в их сторону.

— Сейчас можно вообще сказать, что я беру у тебя интервью! — Асахи увлечённо вернул свою вещь, желая как можно быстрее начать исправлять написанное.

— Но это — неправда, — Чимин пытается осмыслить то, что написанное про школьные времена — выдумка, основанная на слухах. — Какое влечение учителя? Неформальные встречи? А ты в курсе, что учитель был другом моей матери? И то, что мы встречались вне школы, как бы очевидно? Какие ещё анонимы тебе такое выдумали?

— Аноним — это источник информации, который пожелал не раскрывать свою личность, — поясняет Асахи, намеренно пропуская все предыдущие вопросы.

— Хэй, — в разговор совершенно неожиданно вмешалась девушка, — а ты в курсе, что лица, права и законные интересы которых были нарушены в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации, вправе обратиться в установленном порядке за судебной защитой своих прав, в том числе с исками о возмещении убытков, компенсации морального вреда, защите чести, достоинства и деловой репутации, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Чимин, опешив от количества грамотной речи какого-нибудь адвоката, повернулся к девушке, которая в действительности была адвокатом.

— Чон Сонхи? — Асахи усмехнулся, не переставая удивляться встречи одноклассников. — И Ли Хёк, собственной персоной.

— Асахи, ты что, продолжаешь лезть не в свои дела? — рыжий парень захлопнул ноутбук, наклоняясь чуть ближе к Юто.

— Такова моя работа, господин полицейский, — улыбнулся Асахи, переводя взгляд на Чимина.

— Журналистов тоже можно засудить, — Сонхи складывает руки на груди, — уж поверь, зная настоящую правду, если дело дойдёт до суда, тебе не выбраться из своего болота лжи.

Юто заметно начал колебаться, понимая, что сейчас ему спор лучше не продолжать. Он взял со стола ноутбук и встал.

— Приятно было увидеть вас снова вместе, однокласснички, — парень оставил на столе деньги и ушёл.

И ничем эта встреча не обернулась. Асахи всё равно завтра опубликует статью.

— Сколько лет прошло, а у тебя до сих пор проблемы? — Сонхи ударила Чимина в плечо, достаточно сильно для девушки, отчего шатен даже удивился.

— Как вы тут оказались? — взгляд Пака привлекли парные кольца. — Вы что, ещё и вместе?!

— А ты думал она будет бегать за тобой всю жизнь?! — Хёк взял девушку за руку, показывая, кому теперь принадлежит её сердце. — Помниться мне, ты променял любовь этой прекрасной девушки!

— А как же Хвасон? — Чимин опустил взгляд на руку Сонхи, которая потянула шатена за собой, уходя их этого места.

— Она уже давно за границей открыла свою линию косметики, — отвечает Хёк, подхватывая парня с другой стороны, ставя его в середину, — и вот тогда мы остались вдвоём, брошенные всеми, одинокие и мечтающие отомстить!

— Прекрати, — улыбается Сонхи, — просто так сложилось: наши учебные заведения были рядом, мы часто ходили обедать вместе, а потом и ужинать. Мы сблизились. И даже не ожидали увидеть сейчас здесь восходящего нейрохирурга. Что опять произошло у тебя с Асахи?

Разговаривать с ними было так легко, будто они расставались лишь на каникулы. Напоминает старшую школу, былые ощущения беззаботности и юности. То время, когда они гонялись за удачей, дурачились и сбегали на крышу школы. Снова ощущается прежняя свобода.

Их пути когда-то разошлись из-за учёбы в разных местах и занятости, и встретившись сейчас Чимин правда чувствует себя лучше, собираясь наверстать упущенное время. Их тепло с двух сторон греет душу, их улыбки и сияющие глаза точно как раньше, совсем не изменились.

— Эй, погоди, — в полголоса произнёс Хёк, — что у тебя с тем парнем? Ну, помнишь, которого я к тебе подослал? Слышал, вы до сих пор и учитесь и работаете вместе.

— Да, но мы лишь друзья.

— А Ледышка?

Точно, Ледышка. Так они называли Юнги в школе. Вот только это на него совсем непохоже. Парочка затаила дыхание, готовясь услышать правду, о которой они долго спорили ещё после школы. Будут ли они вместе даже через пять лет? Были ли это настоящие чувства или всего лишь подростковая влюблённость? Что станет через такое время с учителем и его учеником? Приносит ли поцелуй желаемую удачу?

— Мы живём вместе, — признаётся Пак, услышав восторженные возгласы друзей.

— А я говорил, что он вернётся! — Хёк смотрит на девушку, которая, видимо, считала иначе.

— Ты сначала думал не так! — оправдывается Сонхи.

— Но сначала да, а потом-то нет!

Они правда рады за Чимина, и хотя с самого начала сомневались в том, что это правильно, сейчас это уже не имеет значения. Главное, что Пак был счастлив и любим тем, в кого был влюблён.

Трое шли по улице, обсуждая всё, что происходило за время их раздельной учёбы. Хёк очень эмоционально рассказывал, как сложно было учиться на полицейского, как сурово к ним относились и что приходилось очень много заниматься, чтобы достичь успеха. Поэтому сейчас он в такой хорошей форме, даже свою девушку научил некоторым приемам, из-за чего иногда это играет против него же самого.

Сонхи напротив учёба давалась легко. Она была первая на своём потоке, наизусть знала каждый закон и долго выбирала из многочисленных предложений о стажировке. В итоге она уже пробует вести свои собственные дела, самостоятельно добиваясь успеха. Чон до сих пор поддерживает связь с Хвасон, которая удачно вышла замуж, но смотря на своих друзей, решила тоже чего-то добиться сама (пусть с финансированием своего мужа), но ей удалось запустить свою линию косметики.

— Разве завтра не день рождения Ледышки? — вспоминает Сонхи, и Чимина снова пробивает, напоминая ему о несделанном выборе подарка. — Что ты ему подготовил?

— Ну… я ещё не придумал.

— Купи вам парные кольца, — девушка вытягивает её переплетённую с Хёком ладонь, показывая блестящие простые украшения. — Это просто, как маленькая формальность, но ты знаешь, что окружающие будут видеть, что сердце учителя принадлежит тебе. Разве это не мило?

Чимин смущённо улыбается, тянется за телефоном и понимает, что оставил его дома. Ему срочно нужно возвращаться.

Попрощавшись с друзьями, Пак забежал в автобус, пряча маленькую коробочку в карман, и встал рядом с девушкой, которая слушала музыку в наушниках. Теперь Асахи нужно будет хорошенько подумать, прежде чем выпускать статью, после того, что сказала Сонхи. Уж она законы знает как никто лучше, и сможет вмешаться, если Юто всё же пренебрежёт предупреждением.

Но все мысли пропадают, когда на экране чужого телефона высвечивается новость об отношениях известного психолога и начинающего нейрохирурга. Девушка пролистывает новость вниз, и Чимин успевает заметить журналиста, опубликовавшего запись.

Ким Наён.

Примечания:
всё... близится завершение
 
#59

ТОРТУГА⁷

истина в бутылке рома
Регистрация
20.11.2018
Сообщения
1,512
Симпатии
425
Баллы
150
Адрес
by DIRTY
Online
58. Удача
Чимин заворачивает за угол улицы, откуда открывается вид на его дом, и видит припаркованный рядом мерседес. Они через столькое прошли, чтобы в один прекрасный вечер выпустили новость об их отношениях и всё испортили? Пак не видел, что именно написано в статье, не видел комментариев, но знает, что Юнги наверняка не позволит ему на это посмотреть.

Внутри возникает какая-то апатия. Что теперь будет? Конечно, это не такая уж и страшная катастрофа — одно время об этом поговорят, а потом всё утихнет. Просто Чимин совершенно не может себе представить, как на это отреагирует Юнги. Он станет уверять, что ничего не изменилось, попробует что-то исправить, но всё равно будут те, кто при виде их будут шептаться.

Шатен выдыхает и мечтает забрать дома припрятанную пачку сигарет и выкурить её всю за эту ночь. Хорошо, что про Тэхёна там ничего не было упомянуто, хотя бы друга в это не втянули. Наверняка у Пака пропущенных уже за сотню перевалило от Кима.

Чимин подходит к дому, нерешительно открывает дверь, прислушиваясь к тишине внутри. Парень снимает обувь, делает шаг и замечает Юнги, который вышел в коридор. По нему не заметно, чтобы он сильно переживал, скорее был обеспокоен исчезновением Чимина, который не предупредил, что ушёл на встречу с Асахи. А толку от неё?

— С тобой всё в порядке? — Мин осматривает шатена, уделяя внимание ему, а не той новости, которую наверняка уже давно увидел. Юнги вот такой, ему не важно происходящее вокруг, когда рядом Чимин.

Следом из гостиной выходит Джинён, а за ней следом Тэхён, который тут же приехал к другу, только узнав о статье, а на звонки не ответили.

— Ты где был? — девушка складывает руки, пытаясь удержаться от подзатыльника, который хотелось влепить сыну за его ложь. А ведь точно, Пак сказал, что уходит с Тэхёном за подарком.

Ситуация сложилась ещё хуже, чем Чимин смог себе предположить. Если он сейчас скажет, что встречался с Асахи, проболтался ему об отношениях с Юнги, а он позвонил своей напарнице, и та опубликовала статью, Пак просто не простит себе этого. Поэтому парень тянется к своей куртке в гардеробе, находит в её кармане пачку сигарет и берёт спички с полки, желая немного подумать, прежде, чем всё рассказать.

— Эй, что за кислая мина? — Тэхён успевает перехватить шатена до того, как тот сбежал бы на улицу. — Всё же круто получилось!

— Что крутого? — не понимает Чимин, поражаясь поведению друга.

Он видит какие-то плюсы в этой новости? Ну, разве что только скрывать теперь это не придётся.

— Это я попросил Наён опубликовать статью, — говорит Юнги, понимая, что стоило рассказать об этом Чимину прежде, чем она будет выставлена.

Пак на несколько секунд зависает, пытаясь сложить неожиданный уход Мина с девушкой, её визитку на столе, и то, что Асахи сказал о своей напарнице, которая кинула его. Так Юнги попросил её опубликовать новость об их отношениях?

— Я рассказал ей лично о том, что между нами, — продолжает Мин, — таким образом, Асахи не сможет опубликовать статью из второго источника, опровергнув первый.

— Я успел прочесть только первые двести комментариев, пока ехал, — Тэхён воодушевлённо сверкает глазами, посылая догадку, какого содержания были мнения людей, — и знаешь, большинство просто приняли это! Они даже начали делиться своими историями и полностью поддержали вас!

Может, это сон? Такого просто не бывает. Или на самом деле мир и правда изменился?

Чимин ошибался, когда делал соотношение три к десяти, нет. Раньше, ему казалось, будто это вообще неправильно, и люди не смогут принять нечто непохожее на привычное положение вещей. В школе приходилось молчать о своих чувствах, боясь быть отвергнутым со стороны друзей, семьи и любимого человека. Сложно было принять, что это происходит именно с тобой. Ещё сложнее признаваться в этом другим.

Но признание облегчает душу. Пак помнит, как был рад, когда Сонхи выслушала его, как неожиданно Хёк решил помогать, и как Хвасон пришла с остальными к нему домой. Да, было тяжело и порой даже невыносимо, когда твои чувства не могли разделить. Но рядом была поддержка друзей. И хотя падения — это больно, они лишь придают новые силы, чтобы двигаться дальше.

А дальше только взлётная полоса.

После выпуска статьи, конечно, всё прошло не так гладко, как хотелось бы, но зато Асахи так больше и не объявился, а его новость не была опубликована. Признать свои отношения оказалось не так страшно, как могло показаться. Как и ожидалось, мнения тех, кто работал с раскрытой парочкой, совсем не изменились. Правда теперь У ХёнА любила подшучивать с Тэхёном о том, почему от Чимина не пахнет сигаретами, после возвращения с психологом из курилки. Работа продолжала идти своим чередом: Паку давали всё больше самостоятельных операций, проект, над которым он работал с Юнги и деканом, начал получать больше внимания и предложений о сотрудничестве со стороны. Мин не потерял уважение в глаза своих коллег, даже заграничные друзья, у которых он работал, прислали ему предложение выпустить ещё одну книгу. Словом, ничего не изменилось, почти.

° 2 года спустя °

— Чимин, достань рисовое вино и поставь на стол, — Джинён заканчивает раскладывать закуски на большой тарелке и поднимает её со стола, чтобы отнести в гостиную, но высокий мужчина перехватывает закуски и улыбается, помогая девушке с приготовлениями.

— Не много ли у нас вина? — Пак смотрит на количество бутылок, удивляясь таким запасам в доме.

— Для двенадцати человек?

Чимин, поразмыслив, невольно согласился с матерью, начиная выгрузку вина на стол.

Сегодня Танабата — праздник, объединяющий людей. Пак помнит тот последний раз, когда он праздновал его, и сейчас смотрит на это как на тернистый путь. Сейчас же всё иначе.

Тот мужчина — Ли Уён — богатый ухажёр Джинён, сделал недавно ей предложение, и стал полноценной частью семьи. Конечно, Минни не сразу признала мужчину, постоянно докладывая старшему брату, как тот пытается её подкупить подарками. Но спустя полгода всё же сердце девочки было очаровано, когда Уён, гуляя с Минни, заметил щенка и взял его с собой домой. Девочка была впечатлена добрым сердцем маминого парня и полюбила его.

Джинён же теперь часто проводит время с госпожой Мин. Они познакомились совершенно случайно, а разговорившись, оказалось, что их сыновья живут вместе. Вот был сюрприз для Чимина, когда он пришёл забрать Черин и увидел свою мать в доме Минов.

— Я взял соки, — говорит Тэхён, подхватывая коробки и унося их в гостиную.

— Возьму для них стаканы, — следом заходит Чон, по пути успев ущипнуть своего парня за бок.

Сосед снизу окончательно перестал быть просто соседом. У них уже как два года стабильные отношения, и живут теперь вместе. Бывает, ссорятся, но обида быстро уходит, всякий раз, когда парень приходит встречать Тэхёна из больницы. Они разные, но вместе эта разница стирается и совсем не чувствуется.

— Деду тоже стакан ставь, — говорит Тэхён своему парню, — пусть сок пьёт.

Ким старший всё же побывал у океана, как и обещал ему внук, погрел свои косточки и снова вернулся бодрым и полным сил. На старости лет начал заниматься живописью, поэтому Тэхён оборудовал их квартиру под целую мастерскую, ничего не жалея для старика. Но всё также не давая ему пить.

Услышав звонок, Чимин выходит в коридор и открывает входную дверь, получая удушающие объятья от своих друзей. Как и в школьные времена, они снова все вчетвером. Хвасон вернулась недавно, решив открыть свою компанию и здесь, а услышав новость о том, что Пак имеет довольно серьёзные отношения с учителем, просто не удержалась, чтобы не приехать и не проверить это самой. Сонхи, как и всегда, держала в руках листочки для написания желаний, которые в этот день обязательно сбудутся.

Дома никогда прежде не было столько гостей. Но всё меняется, верно?

— Нини! — раздался громкий голосок девочки, который сразу же привлёк внимание парня.

Чимин оборачивается, видя Черин на руках Юнги, который смотрит на парня непростым взглядом. Только двое могут его понять. Шатен забирает их дочь на руки и касается губ любимого мужчины, на чьей руке блестит парное кольцо.


Наверное, нельзя назвать неправильным то, чего ты не понимаешь. Невозможно заранее предугадать, окажется ли твой выбор верным. Да и кто не совершает ошибки? Конечно, можно понадеется на удачу, остановить первого встречного на улице и спросить, кем он хотел быть в детстве, а потом осуществить чужую мечту. Можно загадать желание на упавшую звезду, попросить у морской богини успеха, пробежать по школе и разбудить её спящий дух. А можно рискнуть и даже поцеловать своего учителя.

В гостиной шумно, но каждый здесь счастлив. Они все прошли свой собственный путь, многие падали и плакали, другим приходилось чем-то жертвовать, многие послужили трамплином друг для друга, но самое главное, что они до сих пор все вместе.

Чимин подсматривает в бумажку, где Юнги пишет желание Черин, и улыбается, когда видит как девочка тихо шепчет отцу свою мечту на ушко. Пак уже знает о чём она говорит, поэтому отвлекается на Джинён, которая рассказывает госпоже Мин, что переживать за дополнительные занятия математикой всё же стоило. Эту тему любили обсуждать, поэтому Сонхи тут же подхватывает, рассказывая, как они пытались помочь другу заполучить внимание учителя. И Тэхён не остался в стороне, рассказав, как он считал количество упоминаний Паком мужчины за всю их дружбу, и каждый раз сбивался.

Пак помнит каждый момент, связанный Юнги. Помнит запах кофе вперемешку с сигаретами, жаркое солнце на крыше школы, наказания и низкие оценки, каждую их прогулку через парк и чёрную красавицу, что позволила войти в душу к учителю. Чимин помнит каждое занятие математикой и их совместный проливной дождь. Помнит то трепещущее чувство от влюблённости, которое до сих пор в сердцах обоих. Их ссоры, разлуки, прикосновение, слова и поцелуи. И ни сколько не жалеет об этом.

И когда настала очередь Чимина загадывать желание, он задумался, коснувшись ручкой листа. А что ему пожелать? У него есть семья, друзья, любимый человек и очаровательная дочь. Чимин плавными движением выводит несколько слов, понимая, что он уже счастлив.

Может быть, удачи?


Примечания:
Спасибо всем, кто был со мной на протяжении всего этого времени и смог увидеть становление Чимина. Наверное, этой историей я много, чего хотела показать, но самое главное, что удача - лишь формальность. Всё зависит только от вас.
Будьте счастливы и не отказывайтесь от своей мечты!

Ловите мой вам поцелуй удачи~
 
Сверху Снизу