• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

Виктор VR 2.0 (слэш, "Yuri!!! on Ice", AU, PWP, повседневность, стёб, NC-17)

#1

AlesiaM

Участник
Регистрация
08.06.2019
Сообщения
109
Симпатии
113
Баллы
95
Online
Фандом: "Yuri!!! on Ice"
Жанры:
AU, PWP, Hurt/Comfort, повседневность, стёб, флафф
Предупреждения: нецензурная лексика, рейтинг за секс, преканон
Другие метки: виртуальная реальность, виртуальный секс
Пейринг и персонажи: Юри Кацуки/Виктор Никифоров
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Краткое содержание:
- Мы рады приветствовать вас в нашей порно онлайн вселенной «Сладкая вишня»! Здесь вы можете создать как свой собственный уникальный мир для приятного времяпрепровождения, так и воспользоваться уже готовыми вариантами наших специалистов.
Перейти к выбору персонажа.
Известные личности.
В…
Виктор Никифоров.
Загрузить.
 
Последнее редактирование:
#2

AlesiaM

Участник
Регистрация
08.06.2019
Сообщения
109
Симпатии
113
Баллы
95
Online
Сладкая вишня
— Мы рады приветствовать вас в нашей порно онлайн вселенной «Сладкая вишня»! Здесь вы можете создать как свой собственный уникальный мир для приятного времяпрепровождения, так и воспользоваться уже готовыми вариантами наших специалистов. Всегда мечтали о незабываемом свидании на пляжах…

Юри досадливо пропускает приветственную заставку: легкое движение пальцев и вот уже приятный женский голос интересуется о его предпочтениях.

— Вы можете познакомиться с реальными игроками. На сайте сейчас зарегистрировано 3750944 игрока онлайн. Также вы можете создать своего собственного персонажа или воспользоваться уже готовыми моделями. Обращаем ваше внимание, что по премиум доступу вы можете…

Перейти к галерее персонажей.

Известные личности. Спортсмены.

В…

Виктор Никифоров.

Загрузить.

— Чудесный выбор! — комментирует все тот же услужливо-приятный голос. — Мы гарантируем максимальную реалистичность и достоверность выбранного вами персонажа. Пожалуйста, подождите несколько минут полной загрузки персонажа.

Было ли правильным то, что он сейчас делал? Юри не очень хотел во всём этом участвовать, но Пхичит убедил его попробовать. Его друг давно уже свыкся со странной и страстной влюблённостью Юри в Виктора Никифорова. Прекрасного Виктора Никифорова. Победителя всевозможных (всех!) конкурсов и соревнований в фигурном катании. Того, чьи плакаты украшают все стены в комнате Юри.

Пхичит долго закрывал глаза на влюблённость японца, прощая Юри мелкие причуды. Ну как ещё назвать дакимакуру с Виктором? Но и его ангельскому терпению пришёл конец. После 23-го дня рождения Юри Чуланонт заявил, что не может больше спокойно смотреть, как его друг просто убивает себя бесплотными мечтами. Хочет познакомиться с Виктором? Пусть напишет, адрес можно найти. Нет? Ну тогда пусть трахнет виртуального Виктора! Чем не вариант? Пол мира сношаются онлайн, с новыми технологиями это практически реальные ощущения.

Не то, чтобы Юри знал, какие они эти реальные ощущения… Он и трогал-то себя не особенно часто, предпочитая сжигать лишнюю энергию на катке, практикуя элементы программы. Лишь иногда он позволял своему телу поблажки — включал видео с домашними прокатами Виктора и затем стыдливо кончал под взглядом множества бирюзовых глаз, устремлённых на него с плакатов.

«Сладкая вишня» должна была стать терапией. После общения и секса с виртуальным Никифоровым, Юри должен был увидеть всю ущербность и смехотворность своей влюблённости. Ну, или совсем двинуться на Никифорове. Пхичит верил в первый вариант. Юри надеялся на первый, но, в общем-то, желал второго.

И вот он в городском центре пресловутой «Вишни», лежит, окутанный проводками, с подключёнными к нему датчиками. Которые, к слову, касаются его в самых интимных местах. Весьма и весьма. Юри не уверен, как в таком состоянии вообще можно кончить, но многолетняя успешная история порно платформы убеждает в обратном.

— Загрузка завершена! — бодро вещает компьютерный голос. — Желаете перейти к модификациям?

Перед глазами воссоздаётся красивый обнажённый Никифоров. Прекрасная, сияющая голограмма. Сплетенье цифр и силы человеческой мысли. Воздушный, эфемерный и, тем не менее, такой реальный. Юри взволнованно осматривает предложенную голограмму и слабо кивает. У него нет никакого повода не доверять программе. Образ должен быть идеальный, точное совпадение вплоть до мимики, тембра и интонаций голоса, копирование жестов.

Юри пробегает глазами настройки персонажа. Как в компьютерной игре. Что-то относится к обычным настройкам, что-то доступно по подписке. У Юри премиум. Не самая дорогая подписка, но с достаточным выбором бонусных уровней. Если это и должен быть его единственный раз с Никифоровым, то пусть он будет не самым дешёвым.

Опция «Возраст» привлекает внимание. Юри сдвигает бегунок, и Виктор предстает в виде худого угловатого подростка. Мягкие черты лица и большие наивные глаза… О Боже! Юри мог бы кончить только от взгляда на это милое детское личико! Его первые влажные фантазии всплывают в памяти. Нет! Он здесь для терапии, а не для удовлетворения низменных потребностей. В смысле, и для их удовлетворения тоже. Но… Не так, нет! Юри быстро возвращает Никифорову привычный возраст.

Опция «Волосы» кажется намного безопаснее. Из короткой стрижки с рваной чёлкой волосы незаметно превращаются в серебряный водопад, струящийся по широким плечам. Длинные, сияющие локоны… Сколько бессонных ночей провёл Юри, представляя, как касается их пальцами, ощущая их шелковистую тяжесть на своей груди и лице? С глубоким вздохом сожаления он возвращает первоначальные настройки.

Следующие опции, такие как размер, цвет и расположение глаз, волос, губ он пропускает. Лишь немного играется с цветом волос, окрашивая холодную платину сначала в пыльный розовый, а затем и в кислотно-зелёный.

«Соски». Вполне ожидаемо для порно реальности, и совсем не ожидаемо для Юри. По движению бегунка ровные пятаки превращаются грузные окружности размером с небольшое блюдце.

«Увеличить количество?» — предлагает контекстное меню.

Что?!. Нет! Нет, нет и нет! Отменить. Юри ещё не готов к 6-ти сосковому фигуристу. Нет!

«Ягодицы». Ягодицы Никифорова прекрасны. Что тут менять? Пропустить.

«Член». Ну… Тут уж сам Бог велел. Юри сдвигает бегунок до максимума, наблюдая, как меняется это орган на голограмме. Фраза «до колена» не является больше для Юри чем-то аллегоричным. Да и «в два обхвата» явно найдёт своё применение. Он возвращает бегунок к началу. Ну только если едва сдвинув его вправо. Немного.

«Раса». В премиуме он может превратить Виктора в неко-существо. Котик, лисичка и собачка. Другие подписки сообщают, что можно принять форму русала, кентавра, эльфа, орка. И это только те, кого Юри может хоть как-то представить. «Лисичка». Виктор тут же сворачивается в игривую позу, а затем выгибается, демонстрируя длинный пушистый хвост и мохнатые уши. Виктор-кицунэ! Прелестно!.. Вернув мечте человеческий вид, он продолжает.

«Голос и манера речи». Интимный, страстный, желающий… Юри задыхается, когда псевдо-Виктор игриво сообщает, что хочет его. Прямо здесь, сейчас, страстно… Нет. Вернуть обычные настройки. Этак он Виктора в первые пять минут трахнет в игре. А им бы еще поговорить… для терапии.

«Одежда». Коричневое пальто.

«Свобода действий». Максимум. Возможно, скулящий от желания Виктор, прекрасен, как никто, но Юри хочет воссоздать реальную атмосферу свидания. Практически реальный мир с индивидуальным ботом. Он будет похож на Виктора? Шутить, говорить о фигурном катании? Пригласит его в кафе?

«Желаемая локация». Санкт-Петербург. Центр.

«Временная эпоха». Наши дни.

— Персонаж создан с новыми, желаемыми характеристиками! Ожидайте загрузки локации: Санкт-Петербург. Обращаем ваше внимание, что вы выбрали максимальные свободу действий ИИ и реалистичность мира, будьте внимательны в онлайн вселенной. Приятной игры на нашей платформе «Сладкая вишня»! До загрузки мира осталось 3… 2… 1…

***​
Юри открывает глаза, чтобы осознать себя сидящим на деревянной лавочке, расположенной вдоль длинной набережной. Темные, мрачные воды, одетые в серый гранит, и такое же свинцовое небо. Он растерянно смотрит на низкие облака, готовые в любой момент просыпаться… дождём? снегом? Да что за погода здесь?! И время… Ранний вечер? Пасмурный день?

Под порывом холодного ветра Юри плотнее укутывается в синий пуховик и поправляет темный шарф крупной вязки, что оказывается на плечах. Полный реализм игры? Хм… Он оглядывает проходящих мимо людей. Улыбчивые и беззаботные, а в толпе то там, то там мелькают кошачьи хвосты и эльфийские уши. Определённо, он в игре.

Вот только… Рядом нет и намёка на голубоглазого блондина. Где его бот? Разве они должны встретиться в определённом месте?

Юри раздосадованно вздыхает. Сколько там игроков онлайн? 3 миллиона? Вряд ли они все на этой локации сейчас, но от этого не легче. Ещё раз глубоко вздохнув, он встает с лавки и, поправив нервно шарф, медленно направляется к центру города.
 
#3

AlesiaM

Участник
Регистрация
08.06.2019
Сообщения
109
Симпатии
113
Баллы
95
Online
"Фото на паямять?"
Яркая вспышка серебра привлекает внимание. Виктор Никифоров. Юри невольно притормаживает у небольшого магазинчика и оглядывается на блондина. Мужчина расслабленно сидит на одной из деревянных скамеек и увлечённо с кем-то разговаривает по телефону. Ну, Юри предполагает, что это телефон, потому как бот просто говорит куда-то себе в руку, а на его запястье причудливо мигает небольшой браслет с множеством кнопок. Юри переводит растерянный взгляд на свои запястья и видит у себя такой же. Средство коммуникации?

Парень обходит лавку и плюхается на неё с другого конца. Ноль реакции от блондина. Юри раздраженно вырисовывает непонятные фигуры носком кроссовка на первом снегу и придвигается ближе к своему Виктору. И почему в этой игре всё так сложно? Где простые кнопки управления? Это же игра, любой должен справиться! И не говорите, что все читали прилагаемую инструкцию. Ему нужно как-то активировать бота?

Виктор совершенно его не замечает: всё так же весело болтает на французском, лишь шарф натянул повыше, стараясь укрыться от сыплющихся с неба колких снежинок. Юри же вновь чувствует себя извращенцем. Ему до безумия нравится призрачная, холодная игра света в серебристых волосах. Определённо, это его новый кинк по Никифорову. Очередной в большом списке. Налюбовавшись, Юри придвигается вплотную и хлопает по коленке Виктора.

— Привет?!

Блондин застывает и изумлённо смотрит на Юри. Несколько бесконечно долгих секунд Юри созерцает свое отражение на бирюзовой радужке, прежде чем новая волна тихой паники ударяет его в грудь -завис…

Бот завис! Определённо, Юри следовало прочитать эту чертову инструкцию, прежде чем гнать настройки ИИ на максимум. И что теперь?! Так, стоп. Соберись. Это же игра! Чертова порно игра! Реальная до дрожи в кончиках замёрзших пальцев, но ведь игра! Ему просто нужно активировать бота. А как это можно сделать в порно игре? Правильно…

Юри наклоняется и целует Никифорова. Поцелуй выходит смазанным, сумбурным, но Юри надеется, что этого должно хватить, иначе он просто не знает, что делать.

— Я перезвоню, Крис…

Ого, какая детализация! Они даже Криса приплели сюда. Ну да, конечно, лучший друг Никифорова. Хотя друг ли? Их Инстаграм пестрит общими фотками странного содержания. Друзья фотографируются полуголыми с бокалами шампанского?

— Я лучше Криса, поверь. — Юри пытается звучать сексуально. — И это наше идеальное свидание, Витя… Ты и я.

Юри не может отказать себе в желанном моменте. Сколько раз он мечтал об этом? Мечтал, что запустит свои пальцы в серебро Никифоровских волос, ощущая их шелковистую мягкость. О да, это его главный кинк! Прекрасная, вожделенная платина. Никифоров с длинными волосами, Никифоров с короткими волосами, Никифоров с разметавшимися по подушке волосами — страстный, задыхающийся, выкрикивающий имя Юри…

Он касается этих волос. Короткая, мимолётная ласка, чтобы просто притянуть лицо Виктора ближе и вновь поцеловать.

— Кто ты? — интересуется Виктор после долго поцелуя. Они так близко, что Юри ощущает теплое, свежее дыхание на своей щеке. Тысяча мурашек устремляется по его позвоночнику вниз, вызывая слабость в ногах. Так бы и упал, если бы уже не сидел у Никифорова на коленях.

— Юри Кацуки, — он медленно очерчивает, повторяет пальцами изгибы губ. Губы Никифорова… Теплые под подушечками его пальцев и немного припухшие от его поцелуев. — Я тебя создал. И ты мой. Весь. Для меня…

Виктор слегка напрягается под его руками, но не отстраняется. Лишь запрокидывает голову Юри и долго смотрит в глаза, словно ища что-то. Хочет увидеть душу? Ну так душа и тело давно твои, Витя, не там ищешь.

— Хм… Идеальное свидание… Звучит интересно, — блондин легко поднимается с лавки, увлекая за собой Юри. — Ты мне доверяешь, или у тебя есть свой план?

— Что? Нет… В смысле, я доверяю тебе, Виктор! Полная свобода ИИ. Я хотел… — голос сбивается, а щеки заливает предательский румянец. Вот только перед ботом краснеть не хватало! Но Виктор не смотрит, он просто тащит Юри буксиром в хитросплетение ночных питерских улиц.

— Смотри! Красиво, правда? — Виктор останавливается посреди какого-то моста и резко машет, указывая во влажный морозный сумрак.

Юри подслеповато прищуривается (разве он не должен видеть в игре, как ястреб?), разглядывая темные колыхающиеся воды. Они на небольшом мосту. Пальцы слабо сжимают чугунное кружево перил, когда он оглядывается по сторонам, чтобы увидеть темные клыкастые морды. Серый чугун и золото крыльев… Это грифоны?

— Крылатые львы, — поясняет Виктор, словно прочитав его мысли. — Мой любимый мост! Ну, не только мой, сюда толпами туристов водят. Есть на что посмотреть! Нравится?

Да как такое может не нравится? Красивые, изящные фигуры, овеянные жидким сумраком ночи? Юри зачарованно рассматривает их, желая подойти ближе, но Никифоров так крепко его держит! Как одно целое, обвил руками, прижал к широкой груди. Так близко, что Юри слышит биение чужого сердца. Или это бьется его собственное?

— Нравится… — выдыхает он.

— И мне. Нравится, — соглашается Никифоров и быстро касается носа Юри шутливым поцелуем.

— Что?.. — Юри не может не покраснеть.

— Поцелуй! Мы же на мосту, Юри! — мягкие, дразнящие нотки наполняют голос Никифорова. — Вот поцелуемся на семи мостах, и наша любовь будет вечной!

— Обойти семь мостов? — Юри с содроганием повторяет слова. Виктор прекрасен, но семь мостов… Меньше всего на свете ему хочется ходить за ботом по ночному заснеженному городу в поисках мостов. Во всяком случае, у Юри на вечер другие планы. — Может, не сейчас? Позже…

— Приглашаешь на второе свидание? — вспыхивает лучезарной улыбкой Виктор. — Я запомню! Но не волнуйся, Юри, мы же в Питере. Здесь этих мостов!.. — Виктор мягко удерживает запястья Юри. Нежное касание, но от него по телу проходит волна дрожи, рассеиваясь на кончиках пальцев. — Замёрз? Чертов мир, хоть тут бы дали петербуржцам погреться!

Виктор аккуратно подносит дрожащие ладони к своему лицу и дует на них, согревая горячим воздухом лёгких. Боже! Если это прописанная Пхичитом терапия, то Юри неизлечимый пациент. Ему нужен этот Виктор! Внутривенно, под кожу.

Виктор ведет его в ближайшее кафе. Юри успевает рассмотреть блики неона и сияние огней панорамных окон, прежде чем они входят внутрь. Небольшое помещение с несколькими столиками. По периметру горит множество крохотных фонарей, призванных своим теплым красным светом рассеять царящий здесь полумрак. Атмосфера теплая и уютная. Притягательная. Хотя, возможно, всё дело в этой красной подсветке. Юри сложно судить. Всё, чего он хочет, это оказаться за одним из этих чудесных столиков и блаженно расслабиться с бокалом теплого вина.

Их приветствует высокая красивая девушка с тонкими чертами лица и забавными кошачьими ушками в копне красных волос.

— Добрый день! Рада вас приветствовать в нашем кафе! Хотите сделать заказ? Прошу вас зарегистрироваться. Ваши никнеймы?

— Ледженд, — уверенно отзывается Виктор.

Юри давится воздухом. Ледженд?! Серьёзно? Как ник порно звезды? Хотя чему он здесь удивляется? Самому бы что-то придумать под стать.

Юри подходит к Никифорову и, приобняв того за локоть, уверенно говорит: — Эрос.

Девушка на секунду замирает, сверяясь с электронным табло на своей руке.

— Сожалею. Этот никнейм занят. Попробуйте что-нибудь ещё.

— ЭроС.

— Сожалею.

— ЭРОС1000.

— Мне жаль.

Да ладно, сколько гребаных Эросов сейчас в этом кафе?! Или на локации.

— Кацудон.

Юри ловит заинтересованный взгляд Виктора. Просто не спрашивай, Витя, тебе лучше не знать.

— Поздравляю! Вы зарегистрированы в нашем кафе! — неко-девушка всё также ослепительно улыбается. — Прошу проследовать к столику № 48696.

Ого! А это кафе больше внутри, чем снаружи. Не верь глазам своим.

Наконец, они оказываются за нужным им столиком. Юри усаживается на стул напротив Виктора. Их разделяют букет градиентных роз и пара высоких свечей. Красивые, трепетные блики отражаются в глазах цвета льда. Юри мог бы смотреть вечно.

— Что бы ты хотел заказать? — мягкий голос возвращает в реальность.

— Я… — Юри теряется с выбором. Что здесь за еда? Сколько у него игровой валюты? Да и вообще… — Я немного не уверен. Что здесь обычно едят?

Виктор вновь смотрит на него немигающим взглядом. Юри, хочется спросить, не завис ли опять его бот, но Виктор неожиданно склоняется к нему и хватает за руку. Цепкие, сильные пальцы впиваются в ладонь Юри.

— Ты первый раз?! Это кафе типичное… Все знают. Юри, ты первый раз в порно игре?

Ох! Юри всё же сливается по цвету с окружающим интерьером. Вот прямо так и становится под цвет скатерти или кожаных диванчиков.

— Эм… Да?.. — во рту вмиг пересыхает, и слова слетают с губ болезненным, хриплым шёпотом. — Я… я за естественные отношения… Без проводов, знаешь ли.

— Естественные отношения? И потому, войдя на платформу, ты сразу же купил меня? Виктора Никифорова? — блондин прислоняется к мягкой спинке стула, нервно выбивая барабанную дробь пальцами свободной руки по льняной глади стола. — Да ты фанат, Юри Кацуки! Впрочем, это лестно. Я хочу знать о тебе больше. Кто ты, что ты. Всё. Кстати… — Виктор склоняется к нему и заговорщицки подмигивает. — Здесь можно делать скриншоты! Представляешь? Фото на память со мной! Ты ведь хочешь фото?

Юри благодарен, что в заказ ещё не принесли. Иначе бы мог подавиться случайно, а так только сухим кашлем зашёлся.

Серьёзно, блядь?! Опять «фанат» и «фото на память»? Да что ж с ним, Юри, не так?

Вместо ответа он гордо вздёргивает подбородок и одаривает растерянного Никифорова холодным взглядом покрасневших глаз.

Что ж, вечер обещал быть интересным.
 
#4

AlesiaM

Участник
Регистрация
08.06.2019
Сообщения
109
Симпатии
113
Баллы
95
Online
"Удиви меня!"
— Да, Виктор, я твой фанат, — соглашается Юри, ожесточённо вонзая вилку в принесённый официанткой стейк. — Но это не относится к тому, почему я здесь сейчас. Просто… Хорошо. Как ты думаешь, чем я занимаюсь там, в реальном мире?

Виктор вновь откидывается на стуле и оглядывает Юри задумчивым взглядом. Кацуки прямо чувствует этот внимательный, цепкий взгляд, скользящий по его телу. Хотя, вероятно, это всё его воображение. Ни одна технология ещё не дошла до того, чтобы передавать тяжесть взгляда. Желая побороть волнение, он придвигает к себе бокал игристого шампанского и осушает его в пару глотков.

— Хмм… — голос Виктора привлекает внимание. — Насколько я понимаю, подсказок не будет? Что ж… У тебя красивые, крепкие бёдра. Мускулистое телосложение. Ты, определённо, держишь себя в форме. — В глазах Никифорова вспыхивают весёлые огоньки, а Юри тщетно пытается подавить нервный смешок, рвущийся с губ - мускулистое телосложение? — Ты танцор? Или модель? Мне бы понравились оба варианта. Нет?

— Ха! — Юри искренне улыбается. — Неплохо, Виктор. Для подката в ресторане. Но, нет. Похоже, мне придётся дать тебе подсказку. Я знаю, что такое ISU.

Глаза Никифорова изумлённо расширяются. А Юри благоразумно откладывает вилку, борясь с очередным приступом волнения. Не слишком ли слабый намёк? Что, если Виктор примет его за журналиста? Или, не дай Боже, решит, что Юри работает на ледозаливочной машине. Чем не вариант? С его-то уровнем везения.

— Ты фигурист!.. — потрясённо выдыхает Никифоров. — Я отгадал? Да брось, я же вижу. Юри… Юри Кацуки. Что ж, это многое проясняет. Но теперь я ещё больше хочу знать о тебе всё! Расскажи мне!

— Мы встречались раньше.

— Разве? — по лицу блондина пробегает лёгкая тень. — Я бы запомнил такое очаровательное личико!

— Да ладно, Виктор? Запомнил бы?! — Юри не может удержаться от едких замечаний. Слишком больно вспоминать о своём провале. И этот разговор лишь вновь открывает едва затянувшиеся раны. — Так что ж ты не запомнил?! Финал Гран-При был не так давно. Может, скажешь прямо, не заметил? Знаешь, с первого места до шестого плохо видно. Понимаю.

— Шестое место это тоже неплохо, — пытается возразить Виктор. — Оно…

— Ой, не нужно! — Юри раздраженно взмахивает рукой, призывая Виктора к молчанию. Что может сказать нового ему этот глупый бот? Юри уже слышал всё это сотни раз от друзей и семьи. Да, он молодец, нужно больше стараться, в следующий раз… Вот только будет ли этот следующий раз с Никифоровым на одном льду? — Извини… Я мог лучше. Просто моя собака… А впрочем, неважно.

Разговор не клеится, и за их столиком повисает тяжелая, неприятная тишина. Юри и так уже наговорил лишнего, а Виктор, по-видимому, не желает спрашивать ещё что-либо.

Прекрасно, Юри, просто великолепно! Можно аплодировать стоя! Только он мог испортить вечер с клоном Никифорова. Поздравляю! Цветов не нужно.

— Поэтому ты решил меня трахнуть?

— Что?!. Нет! — Юри всё же давится очередным бокалом шампанского. Знать бы, каким по счёту… — Нет, как можно…

— Разве? — в голос Никифорова возвращаются нотки соблазна. А стул Юри содрогается от несильного удара ногой под столом. Что? Никифоров бьёт по его стулу, привлекая внимание? Как школьник какой-то… Но Юри не может не признать, что это ему нравится, и разливающаяся краска по щекам служит красноречивым подтверждением. — Так почему же?

— Я твой главный фанат?

— Правда? — Никифоров склоняется к нему через стол. — Сколько у меня медалей? Что за собака? Как зовут родителей? И, Юри, не налегай ты так на это шампанское, оно всё равно безалкогольное. Совет новичку.

— Шестнадцать золотых, восемь серебряных, две бронзы. Пудель Маккачин. Мать Татьяна и отец Николай. И чтобы ты ни говорил, у этого шампанского потрясающий вкус. Боишься не расплатиться за Dom Perignon?

— Хм… Хороший ответ, но всё это можно найти свободно в интернете. Может быть что-то ещё? Только для меня? — Виктор протягивает руку и кладёт ладонь поверх руки Кацуки. Юри обдаёт жаром от этого прикосновения. Но разве они здесь не для этого? Пальцы сплетаются в чувственной ласке. — Волнуюсь из-за цены? У меня Black карта. С Крисом заработали.

— Мм... Я дрочу на твои плакаты с двенадцати лет? Это достаточно для тебя, Виктор?

— О!.. — лицо Виктора заливает румянец. — Так уж и с двенадцати?

— Ну, не совсем, чтобы с двенадцати… — Юри вырисовывает на ладони русского невидимые узоры: нежно скользит кончиками пальцев по бугоркам и линиям чужой руки. Какие же у Никифорова красивые пальцы! Тонкие и сильные. Наверняка, умелые. — Но смысл тот же. И я не хочу слышать про Криса.

И когда Виктор оказался так близко к нему? Юри и не заметил, как они перебрались на один из многочисленных диванчиков. Определённо, он перепил. Иначе разве сидел бы он сейчас на коленях Никифорова, позволяя этим прекрасным рукам нагло исследовать своё тело?

— Не хочешь слышать? — голос Виктора приглушен и доносится из-под правого уха Юри, где Никифоров страстно прижимается горячими губами, терзая тонкую кожу. — Ну, так заставь меня забыть. <i>Удиви меня…</i>

Это вызов? Кацуки отстраняется, чтобы взглянуть на Виктора. Ему нужно подтверждение?

— Смотри только на меня, не смей отводить взгляда… — томно выдыхает в губы Никифорова, прежде чем соскользнуть с его коленей и направиться к сцене. Благо, здесь есть небольшой дисплей с понятным интерфейсом для выбора музыки. В песнях он не силен, а вот танцы… Не зря же Никифоров похвалил его бёдра! Что бы ему станцевать такое, чтобы удивить Виктора Никифорова, мечту всей его жизни.

Юри ещё несколько мгновений колеблется, а потом быстро набирает название вспомнившейся мелодии. Затем он прихватывает с ближайшего столика пару красных салфеток и застывает на сцене в начальной позе танца.

Виктор хотел, чтоб его удивили?

Любой каприз, Витя, любой каприз.

***​
Тело привычно застывает в заученной позе: небольшой прогиб в спине, изящный взмах рук и напряжённый разворот бедер. Сердце отсчитывает секунды, трепеща где-то в груди. Удар, удар, и вот уже его ритм сливается с первыми аккордами мелодии. Музыка сразу же взрывается вокруг Юри сотней звуков, увлекая в танец своим зажигательным ритмом. Тело моментально реагирует — спасибо бесчисленным часам в студии Минако! — и Юри изгибается в луче света, посылая Никифорову самый соблазнительный взгляд карих глаз, на который только способен: да, мой хороший, кто ж ещё для тебя станцует под вариацию Кармен? Но задумываться некогда, музыка стремительно летит вперед, набирая темп, и Юри должен следовать за ней. Дорожка шагов, разворот, батман — Юри застывает, балансируя на самых кончиках пальцев. Изящная, невесомая лёгкость движения отзывается слабой болью в бедре, но это, определённо, должно стоить произведённого эффекта. Музыка замедляется, позволяя немного отдохнуть, перевести дыхание. Следуя ритму, он опускается на сцену, ощущая под пальцами мягкое тепло пыльного дерева. И скажи, что он сейчас в Японии, обвитый проводами в центре «Сладкая вишня», а не на подмостках ночного клуба в Питере! Юри призывно выгибается, демонстрируя запредельные возможности своего тела, проводит по груди руками, оголяя из-под рубашки лишь небольшой участок кожи, и бросает в полутьму зала полный соблазна взгляд. Смотрит ли Виктор? Ведь обещал не отводить взгляда. А Юри? Сможет ли он соблазнить? Здесь и сейчас, в единственно данный ему момент? Он должен быть Казановой? Настигать, соблазнять, разрушать? Нет, это не его… Но что же его? Где, в чём тогда его истинное я, его внутренний Эрос? Слишком много вопросов и ни одного ответа.

Музыка вновь меняет темп, и Юри подрывается, порхает над сценой, переходя с глиссада на шаг баска. Сегодня он дикая и страстная танцовщица с улиц Парижа, цыганка, смутившая своим неистовым танцем смиренный покой души молодого священника. Даром, что бубна нет, салфетки, зажатые в руках над головой, прекрасно его имитируют. А уж растяжка прекрасно позволяет «звенеть» в него носком ноги. Ровных 180°. Любуйся, Витя!

Шаг, взмах ноги, прыжок и разворот плеч. Опять шаг, опять прыжок. Слишком просто. Так может каждый. Недостаточно для него и Виктора. Безумная идея рождается в его голове. Сколько он уже танцует? Мелодия должна скоро закончиться, но перед этим она вновь наберет темп. Ему хватит времени.

Кто делает фуэте в вариации Эсмеральды под музыку Кармен? Правильно, пьяный Кацуки на сцене клуба. Тридцать два оборота вокруг оси. Да еще и после всех прыжков. Мышцы на ноге протестующее дергаются, отдавая слабой болью в спине. Глупости! Не думать, не думать, не думать! Его тело сейчас в полном порядке, в Японии, а это лишь в его голове: яркие, удушающее-реалистичные образы, эфемерные картинки. Он сможет! Оттолкнуться ногой, вторую ногу согнуть, и баланс, баланс держать — семь, шестнадцать, тридцать два…

Юри обессилено падает на сцену с последним затухающим аккордом. Он смог, он сделал это! Тридцать два оборота! Перед глазами всё плывёт, а дыхание давно сбилось, и никак не хочет возвращаться в норму. Сердце просто грохочет в груди, грозя в любой момент выскочить, но… Как же он, Юри, счастлив! Яркая, беззаботная улыбка касается его губ, озаряя своим светом лицо и бездонную глубину медовых глаз.

Аплодисменты привлекают внимание. Юри окидывает небольшую толпу у сцены недоуменным взглядом. Кто все эти люди? Они хлопают ему?

Додумать не удается — две сильные руки увлекают его со сцены, подводя к одному из столиков. Юри лишь успевает благодарно улыбнуться и махнуть на прощание рукой случайным свидетелям его танца.

— Виктор? — голос немного хриплый от волнения, и Юри тянется к очередному бокалу, желая смягчить пересохшее горло. Почему Виктор ничего не говорит? Юри скользит взглядом по бледному лицу, отмечая нервное биение жилки на виске блондина. — Что-то не так? Тебе не понравилось? Я надеялся, что балетная партия тебе понравится. Это одна из моих сильных сторон… Нет?..

Виктор лишь вздыхает, спрятав лицо в руках. Длинные пальцы слегка подрагивают, выдавая внутреннее напряжение. Очередной вздох, и Виктор облокачивается на спинку стула, смахнув со лба рваные пряди чёлки. Так и сидит: неряшливо, с вплетённой в волосы рукой, не заботясь об осанке. Взгляд аквамариновых глаз не читаем.

— Юри… Как можно? Ты, правда, думаешь, что мне могло не понравиться? Вариация Эсмеральды? — Виктор вновь скользит на стуле, меняя положение, словно никак не может найти себе места. Возможно ли, что Юри мог вызвать в нём такие глубокие эмоции? — Танец только для меня! Каждый пируэт, каждый взмах этих рук… всё моё… и ты спрашиваешь… Юри, Юри… — голос Виктора мягкий и глубокий, уютный, как атмосфера этого кафе, он обволакивает Юри, укутывает теплом, вынуждая склониться юношу к Виктору в неосознанном желании большего. — Ты такой…

— Какой я, Виктор? Расскажи мне… — Юри шепчет эти слова прямо в губы Никифорова. И когда они оказались так близко? Юри вновь осознаёт себя, сидящим на коленях Виктора, в плотном кольце блудливых рук. Он слегка запрокидывает голову, подставляя лицо Виктору. Тот так близко, на расстоянии вдоха, что ему лишь стоит слегка наклонить голову, как их губы встретятся. Мм… Виктор его поцелует?

— Не здесь, — Юри чувствует мягкое касание пальцев на своём лице: Виктор нежно очерчивает линии широких скул, скользит по щекам, повторяет изгиб губ. — Какие ты выбрал опции? Что я могу сделать с тобой?

— Ты знаешь!..

— Знаю, — хрипло соглашается Виктор. — Но, может быть, я хочу это услышать от тебя? Определенно, в этом что-то есть, не находишь? Как ты хочешь, чтобы мы это сделали? Сверху или снизу? По-собачьи или в миссионерской позе? Может, ты любишь это на столе…

— Виктор! — вспыхивает Юри. Он быстро прижимает руку к губам блондина, не желая слушать продолжение, и также быстро её отдергивает, почувствовав касание жаркого языка на ладони. — Виктор!..

— Да Виктор, Виктор… Кто ж еще… — смеётся блондин. — Идём.

Он легко поднимается из-за стола, что-то набирает на виртуальной панели и увлекает Юри в темноту зала, бросив короткое «Не отставай!». Словно Юри может отстать, когда его так крепко держат за руку. Стальные, горячие пальцы Никифорова на его запястье…

Они останавливаются у какой-то стены. Бледно-голубые всполохи бегут по её поверхности, слабо озаряя лицо Виктора, и придавая всему ещё большую фантасмагоричность. Это переход?

Должно быть, он задал вопрос вслух, так как Виктор быстро разворачивается и посылает ему теплую, успокаивающую улыбку.

— О, не волнуйся, Юри! Всего лишь переход. Не думаю, что нам и дальше нужно оставаться здесь. Как-то многолюдно, знаешь ли.

Юри рассеянно наблюдает, как Виктор набирает на панели длинный код цифр. Новое место… Номер мотеля? Что-то похожее на любовные отели на Японии?

— И что там будет? Я могу узнать?

— Бонусный уровень, — Виктор таки отворачивается от панели и касается губ Юри легким поцелуем. — Бонусный уровень, Юри!
 
#5

AlesiaM

Участник
Регистрация
08.06.2019
Сообщения
109
Симпатии
113
Баллы
95
Online
О вишневых пирожках
(Warrant - Cherry Pie)
Юри удивленно осматривает помещение, в котором оказался. Сзади по стене еще несколько секунд ползут слабые голубые блики и тут же гаснут, растворяясь в темноте комнаты. Виктор тихо ругается за спиной, и шарит рукой по стене в поисках выключателя. Щелчок — комната озаряется мягким электрическим светом.

— Ну как тебе, фанат номер один? — голос Виктора раздаётся над самым ухом, посылая по организму Юри волну мурашек. — Нравится?

Вместо ответа Юри проходит вперёд. Аккуратно ступает по бархатному ворсу ковра и замирает, рассматривая перламутрово-серые стены гостиной. Это…

— Нет… — выдыхает он.

— Да ладно! Ты ведь узнал? — теплые губы повторяют форму уха, а затем застывают на шее в долгом поцелуе. — Да? Скажи мне… Юри-и…

— Это копия… точная копия гостиной Виктора… В одном из номеров журнала было, он давал интервью на этом диване, — мысли бессвязно путаются, а язык едва ворочается, чтобы связать пару простых слов, когда дыхание электронного Виктора щекочет его затылок.

— Может, и Маккачин есть?

— Нет, — смеётся Виктор и проходит в комнату. — Извини, чего нет, того нет. Во всяком случае, не здесь. Это место немного для другого, — блондин усаживается на один из диванчиков и крутит в руках пульт настройки. Освещение слегка меркнет, сменяясь теплыми полутонами, а из колонок льётся приятная, негромкая музыка. — Не стой, присаживайся.

Юри усаживается на диван рядом с Виктором. И рад бы отодвинуться, да некуда — диван такой маленький, что он вынужден касаться Виктора, соприкасаться бедром, ощущая сквозь тонкую ткань одежды жар чужого тела. Очередная волна дрожи пробегает по его телу.

— Шампанского? — Никифоров протягивает ему один из двух бокалов с игристым напитком.

— Да, пожалуй, — Юри с благодарностью принимает бокал, желая скрыть дрожь рук. — Но… Разве ты не говорил, что оно безалкогольное?

— Для антуража. Разве не прекрасное дополнение к сегодняшнему вечеру? Хотя эффект плацебо ещё никто не отменял. Может быть, я уже пьян… тобой… Иди сюда…

Сердце стучит барабанным ритмом, Юри едва слышит слова Виктора, но изгиб его губ, язык тела довольно красноречивы. Виктор его хочет? Он будет трахаться с самим Виктором Никифоровым!.. Технически, не совсем. Но ведь так легко поверить в сладостный обман, когда псевдо-Виктор так близко, сидит, лаская его руку, и прожигает голодным взглядом аквамариновых глаз.

— Здесь не только гостиная, Юри… это для гостей, — обжигающий поцелуй на запястье. — Думаю, я должен показать тебе ещё что-то, более интересное.

Виктор плавно поднимается с дивана и протягивает руку Юри, уводит его в следующую комнату. Странно, что в простой игре у бота двухкомнатная (а две ли здесь комнаты?) квартира, но Юри слишком устал от несуразностей вечера, чтобы думать ещё и об этом. Да и вид спальни несколько отвлекает, если не сказать поражает: уютная, притемненная комната с кроватью размера king size по центру.

Виктор мягко подталкивает его к кровати, и Юри опускается на неё, не выпуская рук Виктора. Сладкий, безумный сон… от которого не хочется просыпаться. Виктор целует страстно, жарко, оставляя наливающиеся следы на тонкой коже шеи. И Юри не может сдержать хриплых стонов, срывающихся с его губ, он лишь больше запрокидывает голову, открывая место для новых поцелуев.

— Юри… мой Юри… как ты хочешь? Ты не сказал… А-ах!.. Ю-у-ри-и…

Шепот Никифорова на его коже… А как он, Юри, собственно хочет? Самому бы кто сказал.

— Покажи мне себя, — слова слетают с губ, прежде чем Юри успевает задуматься об их смысле. Виктор замирает и поднимает на него недоумевающий взгляд: — Прости?..

— Да, определённо… Это странно, но если бы у тебя была единственная ночь, одна… На что бы ты её потратил?

— Секс? — предполагает Виктор. — Со мной что-то не так? Юри, поверь…

— Виктор… Секс уже оплачен, мы в порно игре! Но почему бы не попробовать что-то новое? — Юри отодвигается, водружая между собой и мечтой всей своей жизни барьер из подушек. На расстоянии, пусть и таком небольшом, мысли уже так не путаются, давая возможность говорить. — Хочу, как в слащавом фильме про любовь. Ведь это наше свидание…

— И что ты хочешь?

Удиви меня.

— А секс?

— Конечно, будет. Если хорошо справишься, — Юри прижимает подушку к лицу, желая скрыть жар подступающего румянца. — И если тебя не смущает, что я первый раз…

Виктор касается его лодыжки легким, успокаивающим поцелуем.

— Я знаю, первый раз в игре…

— Нет, совсем первый раз, — горло сжимается от нахлынувших эмоций. Должен ли он сказать Виктору? — Здесь, с тобой… с кем-либо… я девственник.

— Оу…

Вот и всё. Не так и страшно. Делов-то, признаться кумиру, что ты двадцатитрёхлетний девственник! Как там говорил Пхичит? Терапия? Первый этап пройден, поздравляем. Юри открылся, и даже получил в ответ емкоё «Оу» от Никифорова. Блядское, короткое «Оу»… Что у них там дальше по программе? Никифоров скажет, что понимает и будет нежным? Ну же…

— Хорошо, — Виктор встает с кровати и бросает Юри небольшое устройство. — Хозяин — барин, или как там? Кто девушку танцует… Выбирай, это музыкальный плеер.

— Ты уверен? — всё-таки уточняет Юри, листая плейлист.

Удиви меня.

Юри не может скрыть робкой и довольной улыбки, когда останавливает поиск и нажимает клавишу «Play». Взрывные басы наполняют комнату — Никифоров оглядывается на него, слегка изогнув бровь.

Да, детка!..

Сладкий, сладкий вишнёвый пирожок!..

Юри счастливо улыбается и удобнее устраивается на кровати, зарывшись в море подушек.

— Эй, детка, соблазни меня! Музыка не будет звучать вечно.

Что-то неуловимо меняется в Викторе. Краткий миг, длинною в взмах ресниц, и вот уже перед Юри завзятый ловелас. Никифоров весь отдаётся музыке, подстраивается под её гипнотический ритм, позволяя увлечь, наполнить каждую клеточку тела, вытесняя давнюю пустоту в груди.

«Она — мой сладкий пирожок,
Глоток холодной воды,
Такой сладкий сюрприз…»


Он сладкий пирожок? Он будет самым лучшим пирожком, таким вкусным, желанным и аппетитным, что никто не сможет отказаться! Виктор взмахивает головой, позволяя мягким огням комнаты вспыхнуть на серебре волос. Это, конечно, не его космы до пояса, что были когда-то, но… Руки уверенно скользят вдоль тела, акцентируя внимание на рельефе жестких мышц. Определённо, ему есть чем гордиться — многочисленные часы тренировок на катке и в спортзале не проходят даром. Пуговица за пуговицей, сантиметр обнаженной кожи за сантиметром… Он расстёгивает и срывает рубашку.

«Если речь идет о сексе,
То я буду зажигать всю ночь, о да!»


Бросить рубашку на кровать, кажется слишком банальным. Это должно быть весело? Зажигательно? Как делают в клубах? Пару отвлекающих взмахов, и вот уже рубашка между его бёдер. Красивых, крепких бедер, которые дадут Юри всё, что тот сегодня захочет. Виктор размашисто толкается несколько раз пахом, имитируя фрикции, и отбрасывает рубашку в сторону Юри. Тот давится то ли стоном, то ли смехом, и не разберёшь сейчас.

«Какой милый сюрприз,
Такой приятный вкус!..»


Пальцы вопросительно ложатся на пояс брюк. Он должен продолжить?

— Боже!.. Да, Виктор, да!

Никифоров лучезарно улыбается, бросая на Юри полный вожделения взгляд. Грязный, горячий взгляд. Как и его танец. Дыхание немного сбивается, а щёки заливает румянец, но ведь это от быстрых движений? А не от того, что это так ему нравится? Свет огней, приятная музыка и алчущий взгляд на его коже… Боже, какая же он шлюшка! Вот тебе и золотой медалист, гордость всея России…

«Поэтому я замесил тесто, и она облизала мой венчик».

Кацуки давится от смеха, и Виктор, призывно качнув пару раз бёдрами, отправляет брюки вслед за рубашкой. Юри взвизгивает от восторга, подхватывая очередной трофей. А Виктор рад. Рад танцевать и изгибаться под музыку для этого завораживающего мальчика. Рад, наконец-то, почувствовать себя живым, ощутить биение жизни в его пульсе, увидеть давно поблекшие краски и тонуть, тонуть в бескрайнем море этих карих глаз.

«Вкус так хорош, заставляет мужчину кричать,
Сладкий вишневый пирожок!..»


Виктор как никогда рад кружевному белью на его теле. Ажурное безобразие, подаренное когда-то Крисом в шутку. Или не совсем? Может, его друг дальновидно предполагал, что Никифоров будет отплясывать именно в них, качая тазом и прогибаясь, аки заправская стриптизёрша в элитном клубе?

— По-подожди-и!.. — пищит брюнет с кровати. — Я должен… Я же должен… Черт! Где здесь деньги? — Юри беспомощно оглядывается на кровати и начинает шарить по ней руками в поисках купюр. — Ха-ха-ха!.. Мне нужны проклятые сто баксов! Виктор?!.. В твоих трусиках, мой пирожок… горячий… ха-ха… русский пирожок…

Музыка набирает обороты, а затем обрывается, и Виктор падает на кровать рядом с Юри, так же давясь смехом.

— Извини, — наконец удается сказать ему, немного отдышавшись. — Здесь нет таких денег, но… ты всегда можешь «облизать мой венчик»… Юри?

— Виктор!.. — подушка ударяет его в грудь, и Виктор вновь смеётся, притягивая Юри для щекотки.

Чудесный, чудесный вечер!..
 
#6

AlesiaM

Участник
Регистрация
08.06.2019
Сообщения
109
Симпатии
113
Баллы
95
Online
Вы правда думали, что Виктор полетел в Японию из-за видео?
— Виктор?

— Ммм… — глухо отзывается тот, не отодвигаясь от Юри. Теплое дыхание касается тёмных волос, отдаваясь в теле мелкой дрожью. — Что?

— Не хочешь отпустить мои руки?

Виктор даже не смотрит. Лишь удобнее перехватывает заведённые над головой руки Юри. Придвигается ближе. Топит в бескрайнем омуте синих глаз.

— Не нравится?

Юри сосредотачивается на ощущениях: теплые руки держат крепко, но нежно. Где-то под ладонью Никифорова пульс отбивает учащенный ритм, вторя хаотичным ударам сердца.

— Ты должен почувствовать, привыкнуть… — изящные пальцы ласкают тонкую кожу запястий: подушечка большого пальца трепетно выводит невидимые рисунки, от которых по телу медленно расходятся волны томного желания. — Это не как в жизни. Ощущения другие. Хотя там лучше, не сравнить.

Совет от бота: в реальной жизни лучше. Ну да.

— Поверю на слово, — голос выходит хриплым. Юри нервно облизывает губы, пытаясь придать голосу больше уверенности. — Трахнешь меня?

— Трахну, — просто соглашается Никифоров, придвигаясь. Так близко, что Юри уже не способен различить, звук чьего сердца слышит. Свое ли, Виктора… Все чувства накалены до предела. Кажется, любое касание — и заискрит, полыхнет пожаром. В венах — жидкий пламень, на устах — призывное «Вик-тоор…»

Виктор целует его. Нежно и мягко. Словно пробуя на вкус. Юри этого мало. Он требовательно надавливает на чужие губы, возвращая жесткий и игривый поцелуй. Их языки сплетаются в невольной борьбе. Юри и подумать когда-либо не мог, что целоваться будет так приятно. Нет, были поцелуи на вечеринках, куда его затаскивал Пхичит, были на катке с Крисом и даже один раз с каким-то парнем в онсене. Но всё не так. Не так, как его целует Виктор. Юри готов душу продать, лишь бы эти губы никогда не покидали его собственных. Нежная терзающая ласка… Снова и снова. Казалось, Виктор уже исследовал всё, но вновь их языки касаются друг друга, вновь алчущие губы накрывают его.

Юри слегка отталкивает блондина, делая пару спасительных глотков воздуха. Вдох звучит просящим стоном. Виктор припадает к шее. Выцеловывает пульсирующую венку, касается подбородка и вновь возвращается к губам.

Как же много и одновременно мало! Юри готов разрыдаться. Он хочет Виктора! Хочет ощутить силу изящных рук, хочет прикоснуться к горячей коже, попробовать её на вкус. Почему на нем ещё столько одежды? Неожиданно рубашка превращается в удушливый панцирь, и Юри тянется к вороту, желая скинуть её.

— Давай помогу.

Виктор просто разрывает тонкую ткань одним рывком, а затем тянется к поясу брюк. Юри задыхается стоном, когда рука касается его паха: Виктор расстегивает ширинку, но не снимает брюки. Вместо этого ласкает сквозь одежду.

— Вик… Вик-то-ор!..

— Посмотри на себя… Такой красивый и весь мой…

Дорожка поцелуев на груди: вдоль ключицы к сердцу и обратно. Рваные ненасытные поцелуи, горячее дыхание и влажный шёлк волос. Юри выгибает от ощущений. Если это слабо, то как тогда, блядь, в жизни?!

Но все мысли вылетают из его головы, когда Виктор касается губами его соска. Целует, вылизывает и втягивает в рот, прикусывает. Острая волна наслаждения проходит по телу, отзываясь взрывом в паху.

— Кто-то испачкал штанишки…

— Заткнись… — слабо огрызается Юри. Тело всё ещё бьет мелкая послеоргазменная дрожь, а перед глазами плывут яркие вспышки. — Это твоя вина… Издеваешься над девственником. Знал же…

— Знал. Может, я на то и рассчитывал? Да не переживай, шоу только начинается.

Юри не спорит. Ночь его фантазий оплачена.

Псевдо-Виктор наконец стягивает с него злосчастные штаны вместе в испачканным бельем, зависает над подрагивающим мокрым пенисом, а затем смахивает несколько жемчужных капель спермы и поносит их ко рту.

— Вкусно!

Боже! Это больше, чем фантазии. Виктор, с растрепанными волосами и бледной алебастровой кожей, на которой играют блики огней, с зацелованными губами… Виктор, сидящий между его ног и пробующий его сперму со словами «Вкусно»… Боже, помоги ему не прийти еще раз в тот же миг…

Виктор улыбается, как Чеширский кот. Ослепительная улыбка победителя на испачканных губах и торжество соблазна в лазурите глаз. Виктор будет его смертью этой ночью.

— Юри! Посмотри на меня.

Словно Юри может не смотреть. Его греховная мечта и покоритель льда, его Виктор.

Виктор приподнимает одну ногу Юри, целует выступающую косточку.

— У тебя красивые ноги. И бедра. Хочу попробовать их на вкус…

Юри никогда и подумать такого не мог, но Виктор целует, как трахает. Секс с его ступнями. Дразнящие поцелуи на своде стопы и влажные ласки языка. И всё это не отрывая взгляда. Глаза Виктора почти чёрные, невинная синь давно выплеснулась, уступив место темным похоти и соблазну. Не серебристые всполохи восторга, а яркие огни вожделения озарят эти глаза, горя в их чернильной глубине. Юри пошел бы за этими огнями куда угодно, хоть в бездну Ада.

Желание вновь пронизывает его, заставляя извиваться под Виктором: руки скользят по разгоряченной плоти, а губы умоляют об избавлении.

Виктор чувствует, возвращается к нему, оставляя на губах пьянящий поцелуй. А затем усаживается на бедра Юри. Призывный взгляд из-под длинных пушистых ресниц.

— Смотри только на меня! Не смей отводить взгляда!..

И ценой жизни бы не отвел!

Виктор опускается на член медленно, глубоко вбирая в себя пульсирующую плоть. Юри задыхается от остроты ощущений — он внутри Виктора! Он… внутри… Воздуха от эмоций не хватает, реальность уплывает, сжимаясь до ощущения влажных простыней под спиной и горячего нутра Виктора на его члене. Нужно вдохнуть…

— Тише, малыш, тише… Успокойся… — голос Виктора, подобен маяку в бушующем море. Юри цепляется сознанием за этот голос, возвращая себя в реальность ночи. — Тише… Я здесь, с тобой…

— Виктор… — слабая улыбка вспыхивает на губах Юри. — Ты сидишь на моём члене, конечно ты со мной…

— Очухался? — мягкие нотки беспокойства звучат сладостной музыкой для Юри. — Мы можем прекратить, если это для тебя много. Это нормально.

— Нет! — Юри нервно сглатывает, хватая Виктора за руку. — Прости…. Моя вина, повело от мыслей. Ну, знаешь, первый раз да ещё и с Никифоровым…

— О! Я польщён, — нежный румянец красит впалые щёки. — Но ты не отключайся впредь. Спокойно. У нас вся ночь впереди.

О, да! Вся ночь. Юри сбился, сколько раз его брал Виктор. Сколько раз он кончал, выкрикивая сорванным от стонов голосом имя Виктора, сколько раз прижимался к точеному сильному телу, прося ласки и предлагая себя. И Виктор брал раз за разом, раскрашивая их тела влажно-белоснежными красками семени.

Они так и заснули — в переплетении рук и сердце к сердцу. Уставшие, обессиленные и счастливые.

***​
Отключив электроды, Юри вышел из кабинета фирмы. Дневной свет слепил глаза и казался очень неправильным, напоминая о несоизмеримости игрового и реального времени. Час в реальности и целая ночь, длинною в жизнь, в игре…

Юри медленно брёл по дороге к железнодорожной станции. Вот тебе и терапия… Ему стало лучше? Или хуже? Как ему вообще? Внутри клубок эмоций и обнаженных чувств — и не коснёшься, чтоб не заболело, не заныло.

Он разберётся со всем этим позже. Сейчас нужно просто прийти в себя, собраться. Каток всегда помогал. Никаких лишних мыслей и эмоций. Лишь ты и лёд.
Определённо, он должен пойти в Ледяной замок. Программы Виктора всегда возвращали уверенность и придавали сил. Возможно, он исполнит «Stammi vicino».

В Питере же Виктор Никифоров задумчиво отключил систему домашнего компьютера.

И что это было?

Вот так собирался встретиться с Крисом, а встретил невероятного и прекрасного японца. Такой дерзкий в своей непосредственности и удивительный в простодушии. Красивый и невинный… Алчный и желающий… Невероятный.

— Кацуки Юри… — задумчиво произнёс Никифоров. — Мой фанат номер один… И я должен его отпустить? Думаю, Яков не сильно расстроиться, если я слетаю в Японию. Ну, а пока… — Виктор набрал в строке поисковика имя японца, — познакомимся ближе, мой сексуальный кацудон.
 
Сверху Снизу