• Рады видеть Вас на Форуме Фикомания! Чтобы полностью использовать возможности форума, Вам необходимо зарегистрироваться. Регистрация не займет у Вас много времени, но позволит Вам просматривать разделы, которые не видны незарегистрированным пользователям, размещать сообщения, создавать новые темы, отправлять личные сообщения другим участникам форума, участвовать в конкурсах и играх, ставить лайки и многое другое!

Загадай желание на упавшую звезду (Slash, AU, Drama, Romance, Angst, NC-17)

#1
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
АВТОР: LAPUSIK
НАЗВАНИЕ: Загадай желание на упавшую звезду
БЕТА: Imnotbroken, ludotchka, AlfaAnge... ох, что бы я без вас делала!
КОНСУЛЬТАНТЫ: lain, Dr. Winter
СТАТУС: Закончен
РАЗМЕР: maxi
КАТЕГОРИЯ/ЖАНР: Slash, AU, Drama, Romance, Angst
РЕЙТИНГ: NC-17
ПЕРСОНАЖИ: Том, Билл, Адель, Удо, Фрэнки, Фалко
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Все плохо, а местами и грустно. История двух людей в жизни, которых случилось выбирать между настоящим одного человека и будущим другого. Но можно ли будет после этого простить?
ОТ АВТОРА: Это мой шестой макси фик! Впервые пишу в подобном для меня жанре. Немного не в моем стиле, но все же надеюсь, что кому-нибудь да понравится! )))
Что касается названия… нет, оно читается не как «Загадай желание на ПАДАЮЩУЮ звезду»… и да, оно читается именно как «Загадай желание на УПАВШУЮ звезду»! ))) Объяснение на баннере, где есть фраза оправдывающая такое неправильное название! )))
История не имеет ничего общего со звездами кино, эстрады и тому подобное!
Сама работа начата еще в далеком 2011 году… немного продвинулась в 2013… и вот только в 2014 году она была дописана окончательно!
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Без нецензурной лексики я, похоже, вообще не умею писать, так что она тут будет присутствовать! Осторожно, томопассив на протяжении всей истории и смерть второстепенного персонажа!
РАЗМЕЩЕНИЕ: Запрещено в любом виде!


 
#3
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Часть 1. Восхождение звезды.
Глава 1.

— Шлюха! — выкрикнул мужчина не очень приятной наружности, занося руку для удара в челюсть мальчишке. Тот оказался не робкого десятка и быстрым движением увернулся от кулака, который глухо столкнулся с поверхностью пола. Парнишка нанес мужчине ответный удар коленом в область паха. Тот издал хриплый стон и, скрючившись, начал заваливаться на бок.

Мальчик привстал на одном локте. Правой рукой он оттер кровь с уголка губы и посмотрел на алые капли, затем неспешным движением и с легкой отдышкой поднялся на ноги, еще раз стер кровь и со всей силы пнул мужчину в голову. Тот сразу же потерял сознание. В доме на время наступила тишина.

— Козел ебаный! — зло выплюнул парнишка и обернулся на шум за спиной.

В комнату вбежала женщина. Ее внешний вид говорил о том, что она с самого утра злоупотребляла крепкими напитками. Левая рука была кое-как обмотана грязной повязкой, из-под которой выглядывала кровоточащая рана с наложенными на нее швами. Лицо женщины было перекошенным из-за множественных кровоподтеков и ссадин. Слегка покачиваясь, она медленно приближалась к распростертому на полу телу, постепенно осознавая все происходящее. В комнате раздался истошный крик:

— Том! Ты что, сука, сделал? Ты что, блядь, с ним сделал?

— Заткнись, — спокойно ответил парень.

— Ты что сделал? — она накинулась на него и стала бить кулаками без разбору. Том схватил ее за запястья и, зафиксировав их, несколько раз ударил женщину по щекам, приводя ее во вменяемое состояние.

— Успокойся, я тебе сказал, — твердо произнес Том и отпустил ее руки. Женщина обмякла и уселась прямо на пол, начиная плакать навзрыд.

— Ты сделал ему больно… Ты не должен был поднимать на него руку. Он твой отец! — тушь на накрашенных глазах потекла, представляя взору чуть одутловатые веки.

— Он — отчим! — крикнул Том. — Что ты его постоянно защищаешь? Посмотри на себя. В кого он тебя превратил? Посмотри на эту помойную жизнь в постоянных пьянках! Я ненавижу тебя, сука!

— Не смей так со мной разговаривать! Я еще пока твоя мать! — прокричала она и с диким рыком снова кинулась на сына.

Том грубо схватил женщину за предплечья, поднимая с пола, и встряхнул, выкрикивая слова ей в лицо:

— Когда ты об этом вспомнила? Когда подкладывала меня под мужиков ради пойла? — он пихнул ее на засаленный и полуразвалившийся диван в гостиной. — Не говори мне о своих родственных чувствах. Я тебе приношу деньги только потому, что здесь Адель.

— Маленькая проститутка! Лучше бы я сделала аборт! Лучше бы ты издох! — кричала мать, разбрызгивая слюну, часть которой стекала у нее изо рта. Том скривился, глядя на эту тошнотворную картину и, развернувшись, отправился на второй этаж.

Он прошел небольшой коридор и оказался около двери с приклеенным листочком на ней. Надпись на клочке бумаге гласила: «Федеральное государство. Визовый режим!» Том грустно улыбнулся этим словам и, подняв руку, постучал. За дверью послышался легкий шорох, и через минуту она отворилась. Парень вошел.

Наверное, это осталось единственной частью коттеджа, где сохранились уют и чистота. Том любил здесь бывать. Когда-то в его жизни присутствовало все: мать, отец, счастливая семья, бабушка с дедушкой и рождественские праздники. Он мало что помнил, но и тех смутных картин было достаточно, чтобы иногда уходить с головой в прошлое и оставаться там хоть на какое-то время.

Закрыв дверь, Том обернулся, ласково улыбаясь стоящей рядом девочке. Она была словно соткана из света — бледная кожа, чуть синеватые мешки под глазами и очень хрупкая, нескладная фигурка. Она выглядела лет на семь. Маленькие губки растянулись в довольной улыбке, когда она протянула свои худенькие ручки, чтобы обнять Тома.

— Том! Привет!

— Привет, моя клубничка! — парень осторожно обнял девочку. — Как у тебя дела?

— Нормально. Ты уже успел поругаться? — спросила она, усаживаясь на кровать. — Тебе надо умыться… На губе кровь.

— Да, сейчас. Немного посижу у тебя и пойду.

— Можешь остаться. Они ко мне в комнату не ходят. Придурок Лари говорит, что я на смерть похожа, и ему рядом со мной становится плохо.

— Еще бы! — злая усмешка коснулась губ парнишки. — У этого козла уже было два предупреждения, на третье я его похороню.

— Том. Я знаю, что ты уже устал это постоянно слушать… не трогай его, а? Я так боюсь остаться одна. Ты потерпи еще немного. Доктор Анхель сказал, что, возможно, появится донор. Ну, или я умру. Вы мне не говорите об этом, но ведь я все равно это знаю.

— Адель, — Том бросился к девочке, прижимая ее к себе, утыкаясь носом в район шеи и шепча слова, словно молитву, — ну, ты что такое говоришь? Все будет хорошо. Все будет нормально. Мы справимся. Ведь и не из такого говна выходили. Ну откуда у тебя такие мысли?

— Одна сестра в больнице сказала, что такие тяжелобольные дети, как я, всегда очень быстро взрослеют и думают, как взрослые.

— Тебе еще рано думать по-взрослому. С тобой все будет хорошо. Слышишь? — он внимательно посмотрел в ее глаза, которые не выражали ни испуга, ни злости, лишь принятие страшной действительности. Они и в самом деле сияли недетским блеском, в них отражалась глубокая усталость.

— Слышу, но это все равно ничего не изменит.

— Адель, перестань, пожалуйста!

— Я тебя люблю, — она очень мягко и солнечно улыбнулась, заставляя брата потянуться к ее светлым чувствам. Том легким поцелуем прикоснулся к виску сестры и на мгновение замер, обнимая ее. Глаза его закрылись, а на лбу появилась неизгладимая складка боли за единственное родное существо.

— Хочешь, мы сегодня куда-нибудь сходим? Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. Я бы не отказалась прогуляться. А давай сходим к Генри?

— Зачем?

— Просто хочу его навестить. Ему ведь это приятно. Ты знаешь, он меня помнит, — Адель улыбнулась и, воодушевленная предстоящей вылазкой, отправила Тома приводить себя в порядок, собираясь за это время принять все необходимые лекарства.

Через несколько минут брат с сестрой уже вышли из дома. Атмосфера жизни на улице, где они обитали, не представляла собой эталон нравственности и порядка. Безликие и однотипные дома выстроились в ряд по обе стороны дороги. Здесь жили все отбросы общества, какие только можно было вообразить, начиная с наркоманов и воров, заканчивая убийцами и насильниками. Правоохранительным органам до этого района дела не было: полицейские тут сами брали взятки и прикрывали глаза на все, что можно.

Том помнил время, когда они еще жили не здесь. Переехать сюда их семейство заставила нужда. После того, как погиб отец, мать, недолго думая, связалась с Лари. Он был скользким типом — постоянно играл в азартные игры и заливал спиртным свои финансовые неудачи.

С таким спутником жизни средства к нормальному существованию закончились быстро, и пришлось сильно экономить на жилье. Но это оказалось не единственной проблемой, и в довершение всего мать забеременела от этого типа. Она рассчитывала на то, что к тому моменту любимый человек все же образумится и начнет вести нормальный образ жизни, но все пошло наперекосяк.

Восьмилетний Том был постоянным свидетелем побоев и драк матери с отчимом, видел издевательства над ней. Лари поднимал руку и на самого Тома, после чего мальчик несколько раз сбегал из дома. Но, в итоге, ему все же приходилось возвращаться назад к человеку, к которому испытывал безграничную любовь и которого боялся потерять больше всего на свете — к матери.

С рождением Адель все перевернулось в одночасье. Драки стали каждодневными, а друзья и выпивка — ежечасными. Через год Том перестал узнавать мать в той женщине, которая жила с ними. Она начала выпивать вместе со своим сожителем, бросив ребенка на произвол судьбы. Все хлопоты по ухаживанию за годовалой Адель легли на Тома, который выбивался из сил, стараясь все успеть.

Им снова пришлось переехать, теперь уже в эту помойку, из которой не было выхода, и где казалось, что жизнь никогда не наладится. Том ненавидел это место всеми клеточками своей души. Возможно, он бы уже давно отсюда выбрался, но теперь появилась другая причина для сомнений: его здесь удерживали хрупкие и маленькие ручки Адель, чья беспомощность не давала помыслить о побеге.

Адель, словно почувствовав мысли брата, инстинктивно сжала ладошку. Она видела его глубокие складки на лбу и сама немного нахмурилась. Том быстро взял себя в руки и моментально улыбнулся.

— Ты о чем-то тяжелом думал, — констатировала девочка.

— Нет. Просто ненавижу это место.

— Я бы тоже хотела отсюда куда-нибудь уехать.

— Может, когда-нибудь и уедем.

— А, может, и нет, — очень тихо добавила Адель.

Они подошли к дому, который практически ничем не отличался от всех остальных домов на этой улице, разве что забор был выкрашен, и газон ухожен. Они поднялись по нескольким ступенькам и постучали в дверь. Адель улыбнулась Тому, когда услышала шорканье ног о пол и тихое покашливание. Здесь жил старик Франц. Девочка с детства любила к нему бегать.

Дверь отворилась.

— А-а-а, — добродушно пропел старик, когда увидел нежданных гостей. — Так вот кто ко мне стучится!

— Привет, Франц! — радостно произнесла Адель и протянула свои ручки, чтобы обнять хозяина дома.

— Привет, моя красавица!

— Я пришла Генри навестить. Как он? — она уже по-свойски прошла в дом и направилась в гостиную.

— Привет, — поздоровался Том, следуя примеру сестры и проходя за ней следом.

— Привет, Томас, — старик похлопал его по плечу, одаривая мягкой улыбкой, а затем уже обратился к его сестре. — Доктор сказал, что неважно, и его надо усыпить.

Когда они вошли в комнату, девочка уже сидела возле огромного сенбернара и гладила его своей маленькой ладошкой, тихо что-то шепча себе под нос. В доме было уютно и светло. Жена Франца умерла год назад, но пространство здесь еще дышало ее присутствием. Милые статуэтки на каминной полке, множество фотографий в рамках, уложенные на диване мягкие подушки — все было так, как при жизни фрау Арлет. Адель часто сюда прибегала, ища защиты и приюта, когда не в меру пьяные родители начинали выяснять свои отношения.

— Это неправильно, — сказала Адель и прижалась своей щекой к голове собаки, которая от такого внимания лишь слабо помахала хвостом, но так и не пошевелилась.

— Ничего не поделаешь. Доктор сказал, так будет гуманнее по отношению к животному, чтобы оно не мучилось.

— А я бы вот не хотела, чтобы меня усыпили. И он так же не хочет.

— Адель, ты человек…

— Он тоже все-все чувствует и знает, что его хотят убить. Это неправильно. Том, ну скажи ему, — девочка умоляюще посмотрела на брата. — Ты же сам мне говорил, что каждый должен умереть своей смертью. Помнишь?

— Помню, клубничка, — вздохнул брат. — Но это ведь не наша собака. Францу тоже тяжело его видеть таким.

— Это неправильно, — снова сказал она, и из глаз тихонько полились слезы. — Франц, ну ведь это же получается, что ты его убьешь?

Старик молчал. Он смотрел на ребенка глазами полными сочувствия и понимания, но не находил слов для утешения.

— Ну, хочешь, я буду всегда приходить и помогать тебе за ним присматривать, а? — не сдавалась Адель. — Я буду очень часто приходить!

— Маленькая моя, — Франц ласково улыбнулся. — Я обещаю подумать над твоими словами. Договорились?

— Только чтоб было все по-честному? — вытирая руками горькие слезы, сказала она.

— А мы Тома возьмем в свидетели, — сказал старик и протянул ребенку руку, чтобы заключить договор между ними. Девочка протянула свою хрупкую ладошку в ответ и очень грустно улыбнулась. А потом снова уткнулась лицом в густую шерсть собаки и притихла.

Том смотрел на фарфоровое создание, в котором еле билась жизнь, и удивлялся ее борьбе за едва живого пса. Сердце неприятно кольнуло, и весь осадок мыслей поднялся с самого дна. Захотелось заехать по каменной стенке кулаком и заодно найти того, кто дал бы ответ, почему у одних было все, а у других — ничего.

Брат с сестрой еще какое-то время пробыли в доме Франца. Адель старательно составляла компанию собаке, а Том смотрел на девочку и тихо переговаривался со стариком. Беседа приносила успокоение и теплоту в душу. Здесь было так хорошо и уютно, что не хотелось никуда уходить, но Том взглянул на часы, которые показывали уже четыре часа дня, и реальность мертвым грузом вновь придавила его к земле. На лице парня отобразилась усталость, а Адель, только глянув на брата, все сразу поняла без слов.

— Франц, нам пора, — сказал Том, поднимаясь с удобного и мягкого дивана.

— Том, вы заходите чаще. В последнее время ты редкий гость в этом доме.

— Я работаю. Ты же знаешь, что Адель нужно дорогое лечение.

— Да, знаю. Если тебе нужна помощь… Том, у меня есть некоторые сбережения, — начал было старик, но парень перебил его:

— Не надо, мы справимся. Спасибо, — он благодарно посмотрел на Франца и подумал о том, что жалкие крохи вряд ли помогут Адель. Но его тронул этот жест и желание отдать последнее, не задумываясь о своей старости, которая тоже может принести не очень приятные сюрпризы.

Они вышли от Франца и направились в дом, который уже давно не грел своим теплом и уютом. Всю дорогу Том и Адель шли молча. К шести часам парню нужно было явиться туда, где зарабатывались деньги, но куда совершенно не хотелось идти. Но перед этим следовало хоть немного поспать.

***

— Где эта блядь шляется? — выглянув из комнаты, прокричал мужчина не очень приятной наружности, которому на вид было лет сорок. — Феликс, сука, найди мне ее! Вайс, ты какого хуя опаздываешь? Тебе во сколько сказали притащить свой зад? Я что, блять, должен за вами всеми бегать?

— Пробки, — холодно отозвался Том, услышавший свою фамилию, и прошел под хмурым взглядом мужчины, жуя по дороге яблоко.

— Меня этот факт не ебет! Летать учись! Разболтал я вас совсем, суки неблагодарные!

— Ладно, Сандерс, со следующей зарплаты куплю себе крылья, — крикнул Том, не оборачиваясь.

Парень прошел прямо, прежде чем повернул налево и открыл дверь в большую и просторную комнату. Там было множество разбросанных вещей: сумок, пакетов, непонятной одежды. Все было раскидано по углам и двум небольшим диванам, из-за чего создавалось впечатление неопрятности.

Выбеленные стены давили своей чистотой и болезненностью, напоминая стерильную операционную. Он слегка поморщился от вида этого неприятного помещения и поприветствовал парня, сидящего в углу:

— Рик, здорово.

— Привет, — сказал тот, что-то выискивая у себя в сумке. — Ты опоздал, Сандерс на меня уже всех собак успел спустить.

— Да этот и без видимой причины на людей кидается. Ему здесь повод не нужен, — оправдывался Том, доедая последний кусок яблока.
 
#4
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— У этого хуя вечный недотрах, — усмехнулся Рик. — Ладно, надо выходить. Сегодня работы валом. Кстати, тебе Мелани отменили. Поедешь к Элизабет.

— Блядь, — протянул Том, явно не обрадовавшись такой новости. — Ею Лекс занимается, почему ее кинули на меня?

— Все вопросы к Сандерсу. Я мелкий передатчик и ничего не решаю.

— К Сандерсу сейчас лучше с вопросами не соваться… — Том не успел договорить, как дверь резко распахнулась, и на пороге обозначился тот, чье имя было только что произнесено.

— Вы, блять, ублюдки недоделанные, какого хуя тут свои задницы пригрели? Машина уже давно ждет, так что встали и съебались, чтобы я вас здесь не видел.

Парни молча повиновались, поднимаясь с диванов и подхватывая каждый свою сумку.

Всю дорогу Том старался ни о чем не думать. Он прикрыл глаза и откинулся на спинку сиденья, позволяя машине везти его до места назначения. Все как-то разом навалилось и начало тянуть к земле. Хотелось хоть на несколько дней покоя, тишины, забыть о существовании всего того дерьма, что есть в этой жизни, но мечтам сегодня сбыться было не суждено. Машина затормозила возле элитной высотки, и водитель, обернувшись к Тому, сказал:

— Приехали, принцесса. Позвонишь, когда закончишь.

— Надеюсь, к тому времени, когда я позвоню, ты перевернешься где-нибудь по дороге, — недружелюбно отозвался Том и, хлопнув дверью, вышел.

Машина отъехала, а Том глянул на престижную многоэтажку, где ждала его Элизабет. Сегодня был странный день. Его выворачивало от уже, казалось бы, привычных и повседневных вещей. Складывалось такое впечатление, что все открывалось для него заново. Возможно, во всем была виновата усталость, но только Том понимал, что отпуск в этой жизни ему светит разве что посмертный. Парень прикрыл глаза, вдохнул полной грудью, вспомнил Адель, их существование в том доме, вспомнил, как когда-то он дал себе обещание, что выберется из всего этого говна и начнет жить нормально.

Вайс открыл глаза, вновь возвращаясь в реальность, и двинулся в сторону дверей. Консьерж на входе лишь смерил его презрительным взглядом, но пропустил, не сказав ни слова. Том уже привык к подобной реакции в свой адрес и особо не волновался по поводу людей, которые определяли его в низшее сословие.

Лифт доставил его на тридцать первый этаж. Парень вышел, приблизился к нужной двери, но стучать пока не торопился. Открыв сумку, он выудил пакетик с таблетками, вытащил одну и закинул себе в рот. Прикрыв веки, Том поморщился, прогоняя паршивое настроение и, наконец, нажал на кнопку звонка.

Дверь через некоторое время отворилась, и на пороге возникла женщина лет пятидесяти. Она не блистала опрятностью, присущей состоятельным дамам ее возраста. Лицо ее уже давно покрылось морщинами, а обильно наложенный слой косметики лишь подчеркивал дряблость кожи и всю отвратность ее лет. Худое восковое тело прикрывал легкий халатик из шелка. При виде Тома женщина расплылась в довольной улыбке и хриплым прокуренным голосом произнесла:

— Томми! Какой приятный сюрприз!

— Привет, красавица! — с нахальной улыбкой поприветствовал ее Том и прошел внутрь, когда гостеприимная хозяйка распахнула двери шире.

— Лекс сегодня не смог приехать, но я не ожидала, что Сандерс пришлет тебя. Что-нибудь выпьешь, сладенький?

— Хочешь меня напоить и трахнуть?

— Ммм, какое заманчивое предложение, но, думаю, ты и сам это в состоянии сделать. Ты ведь хочешь меня? — спросила Элизабет томным голосом и попыталась посмотреть на парня сексуальным взглядом сквозь пелену выпитого алкоголя.

— А тебя разве можно не хотеть? — загадочным тоном отозвался Том и, чувствуя действие выпитой таблетки, слегка приблизился к женщине.

— Я так люблю, когда ты приходишь! Ты такой славный, Томми. Ну, пошли, мой тигр, постель нас уже заждалась, — и Элизабет взялась за пояс джинсов, утаскивая его за собой в другую комнату.

***

— Ты — бог! — издала восторженный выдох Элизабет и раскинула руки в стороны, когда Том закончил с ней. Неприятное обвисшее тело перевернулось на бок; женщина закинула свои конечности на молодого парня, но Том слегка отклонил голову в противоположную сторону и поморщился.

— Позволишь покурить? — спросил он, снова поворачиваясь к даме лицом, растягивая губы в обаятельной улыбке.

— Тебе можно все, милый, — сказала она, а затем, немного подумав, добавила, — Том, я хочу поговорить с Сандерсом.

— Хочешь ему сказать, что я не справляюсь с поставленными задачами? — усмехнулся Том, нашаривая в сумке пачку сигарет. Он вытащил парочку, протянув одну Элизабет. Раздался щелчок зажигалки. Женщина втянула дым, прикрывая глаза от удовольствия. Тому же нужна была сигарета только лишь для того, чтобы перебить ее запах, который, казалось, прилип к коже.

— Это Лекс не справляется, а ты такой сладенький!

— Хочешь взять надо мной опекунство?

— А ты против?

— Элизабет, ну кто откажется от тебя? — Том снова улыбнулся.

— Твоя лесть такая же сладкая, как и ты сам. Я тебя обожаю, Томми! — протянула она и поцеловала мальчика в щеку сморщенными губами.

Некогда Элизабет была преуспевающей бизнес-вуман, имевшей все на свете: и мужа, и дочь, и прибыльное дело. Все это рухнуло для нее в один момент после авиакатастрофы, которая унесла жизнь ее дочери. Муж Элизабет стал уходить в загулы, а она из-за сильных переживаний подсела на алкоголь и антидепрессанты. Развод с супругом был болезненным, и все, что у нее осталось — лишь доходы от предприятия, которые Элизабет тратила на молодых мальчиков, алкоголь и таблетки.

Когда дело не касалось постели, Том иногда находил в себе сочувствие, а порой даже проводил параллель, тонкую, почти прозрачную, между своим миром и ее. Ведь, по сути, он был такой же хрупкий и жалкий, сломанный, как тростинка на сильном ветру. Лишь одно отличие казалось разительным — Элизабет могла все это изменить, возникни у нее такое желание. Но ее судьба дала слишком большую трещину, забыв при этом предоставить возможность склеить все обратно, и потому у этой женщины не осталось стимула. В такие моменты Вайс порой задумывался, а что было бы с ним, не появись в его жизни Адель? Но представить свое существование без нее не мог. Сестра вытеснила все пустое и плохое из его души; Том всегда двигался вперед только потому, что знал — о ней некому больше позаботиться.

Но это все были лишь мимолетные мысли. Парень затушил сигарету, рассеивая вместе с дымом и свои размышления. Сегодня определенно был странный день. И почему-то именно сейчас захотелось заснуть и проснуться только утром, в своей постели, и знать, что в соседней комнате спит Адель.

— Можно, я еще немного понаглею? — Том повернулся к Элизабет и оперся на локти. — Мне бы душ принять, а то еще клиенты ждут.

— Томми, дом в полном твоем распоряжении, и все двери открыты.

— Спасибо, моя королева! Ты всегда меня спасаешь, — мурлыкнул парень и, быстро поднявшись с кровати, отправился в душ.

Осталось еще два клиента.

Том включил холодную воду, чтобы хоть как-то вывести себя из расхлябанного состояния, в которое сегодня целый день себя загонял, но это мало помогало. Он наспех вытерся полотенцем и, собравшись, получил щедрые чаевые за предоставленные услуги. Элизабет не пошла провожать гостя, так и оставшись лежать в измятой после секса постели. Да Тому это было и не надо: он и так знал, где находится дверь, и как ее захлопнуть.

Выйдя на улицу, парень достал пачку сигарет. Там он прикурил и присел на корточки, опираясь спиной о стену. Как назло, сигарета не спасала, да и сидеть без дела совершенно не хотелось. Время определяло свои границы, так что Том, как бы он того ни хотел, все же достал телефон, набирая уже давно знакомый номер Френка, того самого водителя и по совместительству компаньона Сандерса, который развозил мальчиков по вызову на места.

— Я закончил, — коротко кинул Том и отключился, чтобы не выслушивать ехидные подколки. В запасе было еще как минимум полчаса. Он откинул голову и прикрыл глаза, пытаясь снова убежать от реальности и хоть немного подумать о том, что было бы, не случись того или иного значимого события в его жизни. В последнее время он любил так играть, перемещаясь в воображении в другой мир, где все было совсем иначе.

Полчаса пролетели незаметно. Тому показалось, прошло всего минут десять, но глянув на часы, он понял, что ошибся с предположениями. Подъехавшая машина просигналила, и голос Френка моментально вернул его в реальность:

— Ну, что, принцесса, твое пророчество касательно автокатастрофы не сбылось, так что сажай свою задницу!

— Жаль, что не сбылось, но я все же буду надеяться на лучшее, — с сарказмом произнес Том и сел на заднее сиденье автомобиля.

— Том, твой язычок тебя до хорошего не доведет! — предостерегающе сказал мужчина, когда машина плавно двинулась с места.

— Ну, не знаю, если деньги, которые выдают в качестве оплаты за работу моего язычка, считать хорошими, то ты снова не прав! — Том картинно высунул язык и похабно прошел им по губам, заставляя Френка усмехнуться.

— Том, может, отсосешь у меня?

— А у нас сегодня какой-то праздник?

— А ты сосешь по праздникам?

— Забудь, Френки, тебе такое счастье даже на праздник не светит!

— Ох, малыш, однажды я тебе зубы выбью за хамство.

— Ты так далеко в будущее не заглядывай, вдруг не доживешь! А сейчас следи за дорогой, пока куда-нибудь не вписался. Сандерс тебе потом жопу знатно порвет! — Том довольно улыбнулся и уставился на проплывающий за окном пейзаж городских огней, которые не доставляли удовольствия, а лишь напоминали ему о работе, в то время как все нормальные люди готовились ко сну.

И снова незаметные минуты, сливающиеся в ком времени, проходящие впустую. Все пронеслось в одно мгновение, словно машина не ехала через весь город к дорогому особняку, а по мановению палочки злого колдуна просто очутилась возле дома клиента за считанные секунды. Том не сразу осознал, что его привезли на место, и только грубый голос Френка вернул его на землю в очередной раз:

— Не тормози, малыш! Вытряхивай свой зад, мы на точке. На этот раз я тебя здесь жду, так что быстрей работай своим поганым язычком, — намеренно пошло выставив свой, он поиграл им перед Томом.

— Долбоеб!

— Следи за речью, а то придется потом бесплатно отрабатывать.

— Возбуждает задница после чужих хуев? Люблю раздавать подачки, так, возможно, тебе и перепадет что-то. Ты, главное, надежды не теряй! — нагло сказал Том и похабно улыбнулся вытянувшемуся лицу водителя.

— Сучонок мелкий! Короче, Сандерс просил передать, что это — новый клиент, и твоя задача в том, чтобы твой зад ему понравился, и он стал нашим постоянным клиентом. Все, пиздуй, — недовольно проговорил Френки, удобно устраиваясь на сиденье и включая музыку громче.

Том захлопнул двери автомобиля и осмотрел дом. Он выглядел внушительно и был выполнен в современном стиле. Всюду виднелись огромные окна, поэтому казалось, что строение состояло именно из них. Парень даже залюбовался таким великолепием. Ему никогда не приходилось бывать в таких особняках. В основном он работал исключительно в черте города, так как Сандерс никогда не доверял ему новых клиентов.

Мальчик еще какое-то время полюбовался открывшимся видом и шагнул в сторону двери, которая была открыта. Значит, клиент уже ждал. Странный день еще не закончился, и Том с нежеланием подумал про очередного жирного и слюнявого мужика, которого не хотел видеть. Парень скинул сумку с плеча, проходя в большую гостиную. Взгляд сразу зацепился за множество картин, развешанных на стенах. Том настолько увлекся, что даже не слышал, как хозяин дома тихо подошел к нему со спины:

— Нравится? — раздался голос, от которого парнишка вздрогнул, но не обернулся.

— Нравится.

— Есть еще второй этаж. Надеюсь, там тебе тоже понравится, — сказал обладатель приятного голоса и пошел в сторону лестницы, ведущей наверх.

Том обернулся, отмечая, что со спины мужчина выглядел не так отталкивающе, как рисовало воображение изначально. Хозяин дома был высокого роста с красивой фигурой, в меру накачанный. Волосы на висках были выстрижены, а спереди свисали не очень длинными прядями пепельного оттенка. Он даже не обернулся на Тома, продолжая подниматься. Недолго думая, Вайс быстро подобрал свою сумку и отправился следом за ним.

Второй этаж по роскоши ничем не уступал первому, но Том уже не стал так внимательно все разглядывать, ловя себя на мысли, что клиенту это может не понравиться, и уж тем более, это не понравится Сандерсу, если жалоба дойдет до его ушей. Поэтому Том сбросил сумку возле кровати и принялся ждать указаний. Сам хозяин этих апартаментов не спешил и наливал себе выпивку из бутылки, стоящей на столе.

Наконец, мужчина отпил из стакана и повернулся к Тому лицом. Тот не стал пялиться и рассматривать его в полутемной комнате, однако отметил для себя две вещи: блондин явно не выглядел, как урод, а значит, работать с ним будет легко, но еще в глаза бросилось то, что он чем-то обеспокоен или нервничает.

— Мне сказали, что ты — новый клиент. Есть какие-то особые предпочтения? — заигрывающее спросил Том и мягко улыбнулся, приближаясь к нему.

— Нет. От тебя требуется лечь на живот. Твои фальшивые стоны мне не интересны, так что можешь голосовые связки не напрягать.

— Тупой трах без обязаловки? Круто. А имя у тебя есть? — спросил Том, снимая с себя улыбку лицемерия и заметно расслабляясь. Про себя парень подумал, что неплохо было бы, если б все клиенты были так же категоричны и прямолинейны.

— Билл. Раздевайся, — велел парень, снова отпивая из стакана и наблюдая, как мальчик отточенными и быстрыми движениями оголяет красивое тело. После того, как Том полностью разделся, Билл показал ему ложиться на кровать, и сам принялся быстро скидывать одежду.

— Член подрочить надо?

— Нет, — снова коротко ответил парень и приблизился к Тому, уже лежавшему на животе.

Билл что-то взял с тумбочки, и через мгновение прохладные пальцы коснулись заднего отверстия, мягко размазывая смазку между упругими половинками ягодиц. Том слегка вздрогнул и чуть приподнял зад для еще большего доступа. Клиент молча приставил горячую головку своего члена к сжатым мышцам сфинктера парня и, слегка надавив, вошел в него наполовину. Том шикнул и знаком руки попросил чуть задержаться. Мужчина ненадолго остановился, а затем снова продолжил проникновение.

Блондин мягко, но уверенно работал бедрами, входя в Тома на полную и снова выходя. Через несколько минут мальчик уже окончательно привык. Он сейчас безумно радовался, что не надо было притворяться и строить из себя возбужденную шлюху, которая боготворит своего клиента. Парень просто расслабился и прикрыл глаза в ожидании, когда это все закончится.

Билл минут десять вбивался в мальчишку, прежде чем несколько раз со всей силы войти и кончить. Сдавленный хрип послышался за спиной у Тома, и шумное дыхание стало немного успокаиваться. Но поступательные движения не прекращались, лишь становясь все медленнее и медленнее.

Наконец мужчина вынул свой член и, сняв с него презерватив, откинул в сторону. Том повернулся к нему в ожидании еще каких-нибудь капризов. Но клиент, даже не взглянув на него, велел одеваться и идти вниз. Тому не пришлось повторять дважды, он быстро встал и, приведя себя в порядок, ушел ждать хозяина дома в гостиной.

Билл спустился через несколько минут с деньгами. Он молча протянул Тому несколько купюр и жестом показал, что тот может быть свободен. У мальчишки даже улыбка появилась на лице, когда он переступил порог дома и оказался на улице. Ему определенно сегодня повезло с таким клиентом. Состояние было расслабленным, сейчас хотелось только одного — домой, к Адель.

— Что рожа такая умиротворенная? Как будто тебе там массаж делали, а не жопу драли, — ядовито подметил Френки, когда парень сел на заднее сиденье автомобиля.

— Тебя это ебет? Френки, ты не за тем местом смотришь! На дорогу надо смотреть, на дорогу.

— Ох, Томми, дождусь я все-таки момента, когда твой язычок сыграет против тебя!

— Ну, ты если что, хоть на обеденные перерывы отвлекайся. А то ждать придется долго! — Том нагло улыбнулся. — Френки, ты сегодня слишком болтливый. Надеюсь, до следующего клиента я больше не услышу твой голос. Мне много радоваться нельзя.

Мужчина лишь хмыкнул, в очередной раз поражаясь хамскому поведению и тому, как Том всегда мог ловко опрокинуть любую его колкость.
 
#5
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Глава 2.

Автомобиль, мигнув сигнальными огнями задних фар, притормозил перед выездом на главную дорогу и скрылся из виду. Улица вновь погрузилась в молчание и привычный свет уличных фонарей. Билл стоял у окна, провожая взглядом парня, которого несколько минут назад просто поимел. Его взгляд был совершенно пустым и слегка уставшим. Думать ни о чем не хотелось. Парень еще какое-то время смотрел на темный пейзаж за окном. Постепенно расслабленность и меланхолия стали отходить на второй план, позволяя мыслям вновь заполнять голову проблемами, от которых удалось на время убежать.

Чувствуя, что тишина и спокойствие начали давить, Билл отошел от окна; появилась острая необходимость заглушить тревогу спиртным. Молодой человек приблизился к бару и, вытащив бутылку виски со стаканом, отправился в свой кабинет. Там он вальяжно сел в удобное кресло, открутил пробку, налил коричневатую жидкость в стакан и проглотил содержимое залпом. За первой точно так же последовала и вторая порция. После третьей накатила необъяснимая усталость.

В комнате стояла тишина, лишь мерное тиканье часов нарушало идиллию вакуума. Билл на короткое время прикрыл глаза, вслушиваясь в звуки маятника, а потом резко схватил телефон и набрал комбинацию цифр. Раздались длинные гудки, но через несколько секунд связь прервалась. Билл набрал номер еще раз. Наконец трубку все же взяли:

— Бля, Билл, в твоем доме часы хоть есть? Ты в курсе, сколько сейчас времени? — недовольно отозвался мужской голос в динамике.

— Я сейчас только и делаю, что считаю минуты. Фалко, ты обещал, что его отпустят.

— Билл, я просто так слов на ветер не кидаю, если обещал, то, значит, отпустят, — устало отозвался голос, понимая, что его сон для пьяного собеседника не аргумент.

— Да, только по твоим прогнозам он должен был оказаться дома еще вчера.

— Билл, это система. Все, что смог, я сделал. Ты пойми, день разницы для них роли никакой не играет. Ну, подумаешь, сегодня уже к вечеру будет дома. Не переживай ты так. Я звонил. Он сидит в отдельной камере, и с ним все в порядке.

— Мне надо, чтобы он был не в камере, а дома! — чуть повышая голос, сказал парень и, залпом допив остатки виски, вновь наполнил бокал.

— Твою мать! Да что ты заладил, выпустят его! Никуда не денется! Если бы ты поменьше с ним возился, то, возможно…

— Закрой рот! Тебя никто не спрашивал о воспитании моего брата! Я тебе деньги плачу не для того, чтобы слушать лекции!

— Хорошо, — тихо сказал Фалко, сдаваясь под таким напором и понимая, что криками проблему не решить. — Я тебя не буду учить. Сам знаешь, что с ним делать. Билл, послушай, сейчас я вряд ли чем могу помочь — на дворе ночь, так что, давай все оставим до утра. А там я сам лично поеду и привезу его к тебе, хорошо?

— Да пошел ты! — Билл со злостью швырнул трубку на пол, и она разлетелась на несколько частей. Рука вновь потянулась к стакану, и вновь его содержимое оказалось внутри, обжигая горло. Мозг уже начал игру с реальностью, нещадно растворяя ее и заставляя предметы расплываться перед глазами.

Билл откинулся на спинку кресла. Мысли назойливым потоком кружились в хмельном мозгу. Их монотонность постепенно утомила парня, и он не заметил, как медленно провалился в сон.

***

Дверь кабинета, в котором спал Билл, распахнулась, и вошел мужчина лет сорока. Его фигура была подтянутой, что свидетельствовало о здоровом образе жизни и занятиях спортом. Он имел грубые и не очень привлекательные черты лица, а обритая наголо голова придавала ему еще большую жесткость.

От шума, который создал непрошенный гость, Билл встрепенулся и тут же сморщился. Тело его затекло от неудобной позы в кресле, шея нещадно болела, да и голова после выпитого спиртного гудела и раскалывалась, заставляя кровь пульсировать и бить набатом по вискам. Парень так и не открыл глаза, продолжая приходить в себя.

— Просыпайся. Ты что, тут весь остаток ночи просидел? — спросил мужчина, удобно устраиваясь в кресле напротив Билла.

— Да. Где Удо? — прохрипел Билл, принимая сидячее положение и потирая пальцами виски.

— Да дома твой Удо, дома. Сидит в комнате и смиренно ждет наказания.

— Спасибо. Что я тебе должен?

— Мешок испорченных мне нервов и золотой слиток.

— Скромней свои идиотские желания выражай, — Билл недовольно посмотрел на мужчину. Затем он перевел взгляд на недопитую вчера бутылку виски. — Будешь?

— Не откажусь.

— Стакан сам себе принесешь.

— Блять, ты как хозяин дома — просто золотая находка! — усмехнулся гость и, встав с кресла, отправился к бару за стаканом.

— Как он?

— Нормально. Пора бы уже привыкнуть, — сказал мужчина, возвращаясь со стаканом к столу. — Я вот только не понимаю, что ты так с ним носишься? Мне порой кажется, ему пошло бы на пользу отсидеть хоть раз, может, чему-нибудь да научился бы.

— Фалко, я не спрашивал о твоей философии жизни. Я сам разберусь, что с ним делать, — Билл налил себе немного виски и придвинул бутылку гостю. Они еще какое-то время сидели и разговаривали ни о чем, прежде чем Фалко покинул кабинет.

Усталость вновь навалилась тяжелым грузом, но наряду с ней в душе вскипела и злость. Билл сжал кулаки и ненадолго прикрыл глаза, а затем встал, направляясь в комнату Удо.

Младший сидел на кровати и мелко дрожал, когда вошел Билл. Весь его внешний вид говорил о плохом настроении, и мальчик понимал, что сегодня ему не поздоровится.

Удо был очень худым и щуплым парнем. Короткие, стильно уложенные черные волосы потрепались, нуждаясь в уходе, а огромные, чуть раскосые глаза смотрели на Билла с испугом и покорностью.

Не говоря ни слова, Билл подошел к брату и со всей силы ударил его кулаком по лицу. Затем еще и еще раз, пока из разбитой губы и носа не потекла кровь. Удо свернулся калачиком на кровати, прикрываясь от ярости Билла руками, и тихонько заплакал. Дрожь, еще более крупная, чем до этого, сотрясала его тело.

На лице старшего брата не отразилось ни грамма сожаления, лишь усталость и злость на того, с кем был связан узами родства. Билл еще раз утомленно посмотрел на лежащего Удо и, слегка поморщившись от тошнотворной картины, направился в свою комнату. Сейчас тот, за кого он переживал уже вторые сутки, находился дома, а ему самому требовался душ и хоть немного покоя. Парень почувствовал острую необходимость в отдыхе.

Под прохладными струями воды тело стало понемногу расслабляться. Влага приятно стекала по коже, успокаивая и приводя мысли в порядок. Билл прислонился лбом к стеклянной поверхности кабинки и прикрыл глаза, прокручивая в голове события последнего времени.

Сколько Билл себя помнил, ему всегда приходилось заботиться о младшем брате. Сам он никогда не был желанным ребенком, потому что мать забеременела слишком рано, чтобы осознать всю значимость материнства и ответственности. До двенадцати лет он ощущал себя лишним и ненужным, поэтому с ним всегда было трудно. Отцу постоянно приходилось вытаскивать его из полицейского участка, а бесконечные инспекторы по надзору за несовершеннолетними посещали их дом.

Но с рождением Удо жизнь в семье кардинально поменялась. Билл неадекватно воспринял появление второго ребенка и всячески пытался злить родителей: то вступал в неформальные группировки, то подсаживался на легкие наркотики и алкоголь. Проблем с ним возникало много.

Через два года мать вдруг неожиданно осознала, что материнство — это не ее призвание и, оставив мужу записку, в которой раскаивалась в содеянном, сбежала с любовником в неизвестном направлении. Сам отец долго не унывал; примерно через месяц он нашел себе новую сожительницу. Билл и Удо были вынуждены переехать к бабушке по отцовской линии, которая не питала светлой любви к внукам.

К Биллу пришло осознание, что у них с братом никого нет, кроме друг друга, и в итоге ему пришлось пересмотреть отношение к младшему. Удо был слишком мал и ничего не понимал. Да и сам Билл не являлся достаточно взрослым, чтобы разделять такую ответственность. Но, несмотря ни на что, он не отвернулся от своей родной крови. В этой жизни ему пришлось отказаться от всех бунтарских идей и пойти работать. И по этой причине после школы парень был постоянно занят в небольшой закусочной их района.

Бабушка не помогала практически ничем, но порой принесенные в дом деньги творили чудеса. Пожилая женщина за секунду превращалась в милое создание, что сильно злило Билла. Это лицемерие и жажда денег у старухи убивали в нем все чувства, оставляя лишь презрение. Но вскоре бабушка умерла, и вместе с ее смертью рухнула последняя хлипкая опора в жизни.

К тому времени Билл еще не достиг совершеннолетия, и Удо пришлось отдать в детский дом, ведь мальчику исполнилось только пять лет. Три года, в течение которых Билл заботился и оберегал маленького брата, сыграли свою злую роль. Отдавая крошечную частичку себя в детдом, Билл не находил от волнения места, и этот случай заставил его вновь пересмотреть многое в своей жизни.

Парень задался целью заработать достаточное количество денег, чтобы по достижении совершеннолетия забрать Удо к себе. Билл ушел из кафе и попытал счастье в модельном бизнесе, куда его отвел одноклассник и — по совместительству — лучший друг. Очень быстро молодой человек превратился в высокооплачиваемую модель. Появились связи, которые могли помочь в дальнейшем, но в процессе их приобретения ему пришлось сменить не одну постель.

Порой, лежа в темной комнате, Билл часами плакал в подушку, до скрежета сжимая зубы и ненавидя себя. На душе было гадко и плохо, были моменты, когда хотелось купить веревку и повеситься в темном парке, но его всегда останавливала одна мысль — он нужен Удо. Ради этого Билл терпел унижения, продолжал жить и двигаться вперед. И это принесло свои плоды — его назначили опекуном младшего брата.

Наряду с недолговечной карьерой модели Билл открыл собственный бизнес. Он пытался дать брату все, чего никогда не было у него самого. Постоянно пропадая на работе и в поездках, Билл упустил момент, когда младший стал манипулировать его чувствами в своих целях. Удо был не в меру избалованным ребенком и, в отличие от старшего брата, имел слабый и ранимый характер. Билл старался укрывать его от мира, который мог навредить, но парень все же умудрялся постоянно влипать в неприятности криминального характера. И чем старше становился Удо, тем крупнее становились его проблемы, которые выматывали Билла до безумия.

Очередная ночь закончилась. Билл вышел из душевой кабины и после всех воспоминаний, пронесшихся быстрым вихрем, устало глянул в зеркало. На него смотрел мужчина, который со временем разучился плакать, но по-прежнему сильно любил младшего брата и старался уберечь его от жестокостей жизни. Парень устало провел ладонью по лицу. Вытерев тело, он обернул полотенце вокруг бедер.

Когда Билл вышел из ванной комнаты, он тут же наткнулся на заплаканное лицо Удо. Младший стоял возле двери, и на его лице уже появились багровые кровоподтеки, обещавшие стать синяками. Он тоскливо смотрел на Билла, нервно теребя край измятой футболки.

— Билл, я знаю, что в очередной раз облажался. Прости меня, пожалуйста! Я не хотел тебя расстраивать.

— Ты еще не устал от этих слов? Я их постоянно слышу, — холодно отрезал тот, проходя к бару и наливая себе стакан виски.

— Я знаю, что уже говорил…

— Слишком много знаешь, но всегда почему-то наступаешь на одну и ту же кучу говна.

— Ты даже не даешь мне объяснить, — на глазах у Удо снова появились слезы.

— Не начинай, — Билл прошел к кровати и, поставив стакан с янтарной жидкостью на прикроватную тумбочку, отправился к гардеробу.

— Билл, мне так плохо, когда ты на меня злишься. Ну, что мне сделать, чтобы ты меня простил? Хочешь, на колени встану? — и парень тут же исполнил обещание.

— Мне свой театр не демонстрируй. Я тебя как актера все равно не могу оценить по достоинству, — Билл сдернул с себя полотенце и надел черный халат. Младший встал с колен и, резко приблизившись к Биллу, бросился к нему на шею, начиная плакать навзрыд.

— Прости… прости… прости… прости, — слезы крупными каплями стекали по щекам, оставляя после себя мокрый след. Тело мальчишки стало вновь мелко трясти. Паника и сожаление полностью поглотили его, заставляя раз за разом повторять слово, которое произносилось от случая к случаю.

Мысли Билла снова вернулись в прошлое. Он прикрыл глаза и, чуть замешкавшись, обнял Удо, мягко поглаживая парня по спине, успокаивая теплом своих рук. Порой он злился на собственную мягкосердечность по отношению к младшему, но ничего не мог с собой поделать. Удо был слишком важен для него, слишком нужен. Он заключал в себе весь его мир, ради которого Билл привык жить и двигаться вперед.

***

Билл придирчиво посмотрел на себя в зеркало. Черная стильная рубашка отлично сочеталась с классическими брюками, а сверху была одета кожаная короткая куртка в тон остальной одежде. Парня сейчас заботило, насколько внешнее преображение отвлечёт внимание от ночных возлияний, след от которых все еще оставался на лице. Он последний раз окинул взглядом свое отражение, выдававшее человека уверенного и преуспевающего, а затем отправился на выход.

Дорога до офиса была неблизкой. Билл достал сигарету и прикурил, выпуская красивые клубы дыма, которые образовывали замысловатые узоры в воздухе. Мысли об Удо не давали покоя. Билл уже не знал, как повлиять на брата и какую охрану к нему приставить, чтобы избежать всех его влечений к проблемам. Как бы Билл его не избивал, не ругал, младший брат в любом случае находил лазейки и снова принимался за старое. Его неисправимое поведение сильно раздражало, но в происходящем Билл винил только себя одного.

Работники офиса встретили своего босса как всегда радушно, расплываясь в лицемерных улыбках. Билл умел внушать людям опасения — как руководитель он прекрасно справлялся со всеми возложенными на него обязанностями. Он привычным знаком показал секретарю, что ждет чашку кофе, и скрылся в кабинете; сегодня у него было много дел, не терпящих отлагательств.

Лора — темноволосая девушка с типичной внешностью офисного работника — послушно принесла чашку кофе и внимательно посмотрела на шефа в ожидании указаний.

— Что с товаром на таможне? — спросил Билл, просматривая документы и что-то сверяя с текстом на экране компьютера.

— Он задержан. Я звонила, но меня постоянно переправляют к мелким чиновникам, которые даже не знают сути дела.

— Ясно. С этим я сам разберусь. Позвони в наш филиал, спроси, что у них есть на складе. Нам сейчас нужен товар.

— Хорошо.

— Что с договором по нашим европейским делам?

— Там ждут вашего присутствия.

— Закажи билет и номер в гостинице.

— Хорошо.

— Обзвони всех заказчиков и попроси отсрочки.

— А если не согласятся?

— Умоляй на коленях. Я постараюсь решить задержку в короткие сроки, — Билл отпил кофе и достал сигареты.

— Еще намечается корпоратив у Линдси. Вы там будете?

— Следует там появиться, но я пока не знаю. Скорей всего, придется, — Билл чуть нахмурился.

— Я помечу.

— Что-то еще?

— Пока все.

— Значит, свободна.

Девушка встала и направилась к двери.

— Да, соедини меня с Фалко. Он мне нужен.

— Хорошо.
 
#6
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Билл с головой окунулся в работу, отсеивая лишние мысли и настраиваясь на дела, которые притормаживали весь его бизнес. Он столько лет добивался того, что имел сейчас, и сдаваться без боя просто потому, что перешел дорогу своей конкурентке Линдси, не собирался. Напрямую ничего в этом бизнесе не делалось. Все подставы осуществлялись через третьих лиц, тогда как в лицо следовало улыбаться оппонентам даже через стиснутые зубы.

Время пролетело незаметно. За всей нервотрепкой Билл только сейчас вспомнил, что Лора так и не соединила его с Фалко. Он нажал кнопку вызова секретаря и вытащил сигарету. Голова после вчерашнего нещадно болела, так еще и сегодняшний день добавил неприятностей. Биллу подумалось, что началась полоса невезения, и фортуна в очередной раз показывает ему свои капризы. В кабинет вошла Лора.

— Я просил соединить меня с Фалко. Почему до сих пор не выполнила?

— Я звонила. Он сказал, что неподалеку от вашего офиса и сейчас заедет.

— Отлично. Принеси еще кофе.

— Хорошо.

Девушка снова скрылась, бесшумно закрывая за собой двери. Билл втянул в легкие никотин и на несколько минут расслабился в большом удобном кресле. Но отдыхать долго не пришлось. Вместе с Лорой, принесшей кофе, в кабинет вошел Фалко.

— Лора, будьте любезны и мне чашечку, — посетитель льстиво улыбнулся и, после того как получил утвердительный кивок от секретарши, присел за стол. — Ну, как твои дела?

— Херово.

— Опять что-то с Удо? — Фалко усмехнулся.

— С этим пока нет. Но я уже устал от его выходок, — Билл потер лицо ладонью. — На таможне не дают добро. Зависла большая партия драгоценностей.

— Это не вопрос. Решим. Мне нужны документы.

— Лора тебе все организует.

— Тогда считай, что все уже решили. Если, конечно, процентами не обделишь.

— Фалко, я тебе когда-то мало отваливал бабла?

— Да вроде пока не обижал.

— Ну, так какого хера ты скулишь? — раздраженно спросил Билл.

В кабинет проскользнула Лора с чашкой кофе для Коха.

— Не заводись, — мирно произнес он. Повисла тишина. После ее ухода, отпив глоток горячего напитка, Фалко продолжил: — Я все улажу. Но напомнить о процентах никогда не лишне. Время такое, Билл.

— Дело не во времени, а в людях, — Билл тоже отпил кофе. — Мне надо все это утрясти как можно скорее.

— Билли, Билли! Негоже сомневаться в моих способностях. Мой пост позволяет многое.

— Потому тебя и держу возле себя, — устало вздохнул Билл и натянул на лицо лицемерную улыбку. Он в какой-то мере побаивался Фалко. Этот человек знал о нем слишком многое, что было не всегда удобно, поэтому в их отношениях хоть и превалировала откровенная грубость, но при этом всегда сохранялся нейтралитет.

— Твои деньги творят чудеса, — мужчина отпил кофе и улыбнулся. — Лора — незаменимый сотрудник. Кофе просто чудесный.

— Сам в ахуе, — иронично ответил Билл.

— Ты, какой-то дерганый в последнее время.

— Хочешь сделать мне массаж?

— Если заплатишь.

— Твоя манера все переводить в деньги доебывает.

— Ты уже даже юмор слабо отличаешь. Тебе определенно надо расслабиться.

— Есть предложения?

— Не было бы — не предлагал. Арчи открывает новый клуб. Грозится, что сделает грандиозное открытие. Пригласительные — не вопрос.

— Тогда сходим. Шлюхи будут?

— Обязательно. Арчи — озабоченное создание. Его вечеринки без этой швали не обходятся. А ты, я смотрю, подсел на продажную любовь.

— Оно так проще.

— Завел бы себе бабу нормальную. Тебе для статуса вроде как положено.

— У меня постоянная нехватка времени, а ты говоришь про живого человека. Да и была у меня баба. Деньги только сосала и проблемы создавала. Мне одного Удо хватает за глаза.

— Удо, — протянул Фалко и улыбнулся. — От него много проблем. Даже не знаю, что сказать. Советы на его счет ты не принимаешь… остается только посочувствовать.

— Фалко, твое сочувствие в нашем разговоре лишнее. Прибереги его для кого-нибудь другого.

— Герр Вернер, к вам пришли и ожидают в конференц-зале, — сообщила Лора по селектору.

— Хорошо. Скажи, я на минуту задержусь.

— Ну, так что, я за тобой заеду часов в шесть? — спросил Фалко, допивая свой кофе.

— Да, заезжай. Я оттуда потом на такси вернусь.

— Ну, вот и славно. Может, хоть чувство юмора к тебе вернется, — Фалко встал и, махнув рукой, направился на выход. Билл вытащил сигарету. В последнее время он слишком часто стал злоупотреблять алкоголем и никотином. Мысль о том, что пора завязывать с этими вредными привычками, промелькнула и затерялась в ворохе других размышлений. Все опять вернулось к неулаженным делам.

***

После напряженного рабочего дня Билл лежал в джакузи с бокалом виски и наслаждался волшебным действием воды. Она забрала всю усталость, оставляя лишь приятную расслабленность. О работе Вернеру думать совершенно не хотелось. Основная его проблема заключалась в разрешении ввоза товара на таможню, но если Фалко сказал, что все будет в лучшем виде, значит, так оно и будет.

Вернер отпил виски и снова задумался об Удо. Он знал, что его брат не самый лучший в этом мире, и его весьма напрягали проблемы, связанные с мальчишкой. Пожалуй, Кох был прав, и в его ситуации с братом стоит только посочувствовать.

В ванную комнату постучали, а через секунду в дверном проеме показалась голова Удо:

— Билл, можно?

— Вопрос в другом — зачем?

— Ты все еще злишься, да?

— Нет, блять, релаксирую и временами ухожу в нирвану.

— Билл, — жалобно начал брат и уселся около джакузи, виновато глядя куда-то в пол. — Мне, правда, очень жаль. Все так… по-дурацки получилось.

— У тебя это уже образ жизни, — Билл снова отпил и прикрыл глаза. — У меня проблем выше крыши, а ты меня еще своим дерьмом грузишь.

— Я постараюсь больше так не делать.

— Слышал уже. Удо, ты какого хера приперся?

— Я это… хочу спросить. Ребята звонили. Зовут пива попить. Можно?

— Можно закрыться у себя в комнате и неделю оттуда не выползать. Ты, блять, что, слаборазвитый? — выкрикнул Билл, начиная выходить из себя на «невинную» просьбу брата. — Хочешь, чтобы я тебе еще морду расквасил? Я тебе задал вопрос. Не молчи!

— Не хочу, — тихо проговорил Удо.

— Тогда закрой свой рот, и чтобы я больше ничего не слышал о твоих друзьях. Займись лучше учебой. Тебя два раза уже вышвыривали из университета. Я не рисую деньги. Я их зарабатываю! Мне надоело постоянно вытаскивать тебя из дерьма. Ты, блять, не понимаешь, какие последствия могут быть? Однажды я не смогу тебя вытащить из очередной проблемы, и ты сядешь, придурок!

— Я все понял, что ты заводишься?

— Да нихуя ты не понял! Съебись отсюда. И если я узнаю, что ты выходил из дома — закопаю!

Удо ничего не сказал. Он знал Билла и его характер, и знал то, что связываться с братом, когда тот зол, не следовало. Парень молча вышел и тихо прикрыл за собой дверь, оставляя старшего одного. Видимо, у Билла и вправду выдалась трудная неделя. Удо стало стыдно за свое поведение. Но он не мог объяснить, почему постоянно доставлял трудности единственному родному человеку, которого безмерно любил.

Билл вздохнул, допивая остатки жидкости в стакане. Он решил для себя, что сегодня оторвется по полной, а завтра все начнет менять к лучшему. Надо было завязывать с выпивкой и ужесточить контроль над Удо. Работа отнимала слишком много времени и засасывала настолько, что все вышло из-под контроля и пустилось на самотек. Последствия этого упущения не радовали.

Парень вышел из джакузи и, обернувшись большим полотенцем, пошел собираться на вечеринку, чтобы хоть как-то сбросить напряжение последней недели.

Ровно в положенное время приехал Кох. Вернер спустился вниз и сел в машину на сиденье рядом с водителем. В руке была неизменная сигарета, а в глазах усталость. Снова захотелось выпить.

— Ну, что, готов?

— А что мне готовиться? Не баба.

— Тогда поехали.

— Двигай, — безразлично сказал Билл и удобно откинулся в кресле дорогого автомобиля. — Машину свою зачем взял? Ты пить не планируешь?

— Выпью немного, но напиваться не планирую. У меня ответственная работа.

— А у меня клуб по шашкам?

— У тебя бывают выходные. Моя работа каждый день.

— Ну да, зам начальника прокурора никогда не дремлет, — Билл саркастично улыбнулся.

— Иногда дремлет, но всегда бдит. Такие, как твой Удо, на каждом шагу, и всем нужно мое покровительство.

— Фалко, ты, блять, наверное, уже давно миллиардер? С меня одного ты получаешь увесистый куш, а сколько таких, как я?

— А кто его знает, может, уже и так. Я не считаю прибыль с благих дел, — Фалко хитро улыбнулся, продолжая следить за дорогой.

— Благие, — повторил Вернер и усмехнулся. — Половина из них преступники.

— Деньги от них не пахнут и кровью не запятнаны.

— Осторожная ты сука!
 
Последнее редактирование:
#7
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Работа вынуждает.

— А мне тогда какого хера постоянно треплешься?

— Билл, твой Удо — мой надежный гарант. Ты ведь не станешь меня свергать с престола ради справедливости и мира во всем мире? Да и знаем мы друг друга еще со времен твоей бурной молодости. В то время ты хорошо ножки свои раздвигал.

— Да и ты не одну задницу… образно… в свое время вылизал, чтобы добраться до того уровня, на котором сейчас сидишь и плюешь на всех.

— Меняется среда обитания, и мы вместе с ней, — философски заметил Фалко.

Мужчины еще некоторое время разговаривали на тему способов заработать себе репутацию, а потом перешли на более легкую беседу, полагая, что предыдущий разговор может закончиться не совсем корректно.

Пока они ехали, выпитое спиртное успело дать телу расслабление, и у Билла появилось желание прилечь. Идея поехать в клуб перестала казаться хорошей, как это было изначально, но додумать основную мысль Вернер не успел. Впереди показались яркие огни нового заведения, а еще через несколько минут Кох отдал ключи от своего авто парковщику.

Тяжелые басы клубной музыки немного взбодрили расслабленного Вернера. Парень собрался, настраиваясь на неплохой вечер. Окинув взглядом зал, он приметил множество знакомых лиц и, прихватив Коха, сразу же прошел в VIP-зону. По пути Билл мило приветствовал всех, перекидываясь парой фраз. Сразу же к ним подошел довольный хозяин заведения — Арчи, который тут же заказал пришедшим напитки, льстиво заверяя, что они самые значимые гости на этом празднике.

Мужчины по заведенным правилам так же тактично улыбались, поощряя хозяина всяческими похвалами. Билл сразу же намекнул Арчи на девочек, чтобы поразвлечься. Полноватый мужчина расплылся в понимающей улыбке и скрылся, оставляя гостей наслаждаться комфортом и сервисом его нового клуба.

— Ну, как ты? — участливо спросил Фалко.

— Да, вроде, нормально. Надо заправиться, а то слишком все помпезно тут выглядит.

Молодой официант принес выпивку и, поставив на столик два коктейля, улыбнулся, собираясь уходить. Но Билл сделал ему знак рукой задержаться. Он тут же выпил залпом принесенный напиток и так же жестом попросил повторить. Официант услужливо кивнул головой и ушел исполнять заказ. В это время в зону комфорта именитых гостей пришли девочки легкого поведения, разбавляя атмосферу своим щебетанием и милыми улыбками. Мужчины довольно улыбнулись.

Вечер размеренно протекал в приятной обстановке и компании, которая не позволяла грустить и думать о чем-то серьезном. За столиком, где сидели Фалко и Билл, постоянно слышался смех и царила непринужденная атмосфера. Вернер значительно расслабился от выпитого алкоголя. Все было отлично, и улыбка не сходила с лица, а вскоре задорные девушки увели Билла на танцпол, где всей компанией отрывались в такт музыке, привлекая к себе внимание красивой пластикой.

Затем снова был их укромный уголок, где Вернер уже активно ласкал сидящую на коленях девушку с красивой черной шевелюрой. Брюнетка была страстной и умела заводить с пол-оборота, но Билл не хотел заканчивать вечер слишком быстро, так как после секса ему всегда хотелось спать. Поэтому, скинув свою приятную ношу, он что-то сказал ей на ушко, отчего девушка сексуально улыбнулась, и покинул ее, отходя к бару. Там блондин планировал немного передохнуть и выпить.

Подходя к стойке, Билл обратил внимание на черноволосую макушку со множеством косичек. Он саркастично приподнял бровь и направился к откровенно скучающему парню — тому самому мальчику по вызову, которого Билл на днях заказывал к себе домой. Вернер в последнее время спал с парнями редко, а потому гость ему особенно запомнился. Его безоговорочное выполнение всех требований покорили властного и не знающего возражений Билла.

Слегка пьяный Вернер подошел к парню сзади и положил ладони на барную стойку, заключая Тома в своеобразный круг. Брюнет удивленно обернулся. На лице его играла дежурная улыбка.

— Недавние знакомые скучают в одиночестве? — спросил Билл.

— Да, вроде, уже нет.

— Сандерс никогда не пропускает подобного рода вечеринки и всегда свой бордель таскает за собой, — констатировал Вернер.

— Сандерс на всем делает деньги. И своих шлюх толкает во все места.

— Предприимчивый малый, — усмехнулся Билл и, приблизившись к уху парня вплотную, спросил, — выпьешь?

— Угощаешь?

— Ну, вроде того.

— А я смотрю, у тебя сегодня настроение отличное. В прошлый раз полная жопа была?

— Обстоятельства иногда меняются. Язык у тебя хамский. Шлюхи так обычно не разговаривают, — сказал Билл и иронично улыбнулся, присаживаясь на свободное место рядом с парнем. Он показал бармену на бутылку в его руках и выставил вперед два пальца, обозначая, что данный напиток ему нужен в двух порциях.

— Ну, значит, я не обычная шлюха. Хочешь лести и блядского поведения? Это не проблема, — Том улыбнулся, меняя взгляд на кокетливый, и пошло облизнул пухлые губы.

— Нарываешься быть выебанным.

— Да надо кого-нибудь обслужить, а то Сандерс уже косо на меня поглядывает. И так двоих за сегодня отшил.

— Отлыниваешь?

— Что-то вроде того. Такие вечеринки для меня — рай. Только на глаза босу не попадаться.

— Странный у тебя способ заработать деньги.

Бармен любезно поставил перед парнями заказ. Том сразу сделал глоток.

— Сандерс нам дает долю с таких мероприятий. Я работаю без выходных, так что имею право хоть здесь позволить себе расслабиться.

— Каждый из нас преследует одну цель, — задумчиво произнес Билл. — Только проблемы разные.

— Грузишь меня философией жизни?

— Даже не пытаюсь, — Вернер улыбнулся, глядя в лукавые глаза мальчишки.

— Ну, так будем заниматься делом, или ты сейчас начнешь делиться своими сокровенными проблемами?

— С чего вдруг? — удивился Билл.

— Обычно шлюхи — хорошие слушатели. Или, как говорит мой коллега Лекс, — последние слова Том произнес картинно-важно, словно речь шла о каком-нибудь профессоре, — «Шлюха — это как хороший проповедник… и выслушает, и грехи твои отпустит».

Вернер рассмеялся:

— Мило, но для меня не актуально. У меня есть, кому выслушать мои проблемы. Я тебе плачу за твой зад.

— Конструктивно и не поспоришь. Ну, пошли тогда? — Том встал со своего места, беря Билла за руку.

— Эй, Томас, а ты не обнаглел? — к ним приблизилась та самая брюнетка, которая обхаживала Вернера несколькими минутами ранее. — Это мой клиент!

— Рене, займи свой рот чем-нибудь. Мы — воины одного ремесла. Но пасаран*, — Том с серьезным видом сжал руку в кулак и выставил ее как жест единства. Билла эта маленькая комедия повеселила. Он приобнял парня за плечи, уводя в сторону чилл-аутов, а девушка от злости закусила губу, понимая, что данного клиента она потеряла по своей же неосторожности.

Комната чилл-аута была отделана в бордовых тонах. Том прошел к удобному дивану и, развратно на нем расположившись, посмотрел на Билла:

— Ну что, поиграем, или как в прошлый раз?

— Как в прошлый раз. Только отсосешь немного.

— Форма подводит? — Том саркастично улыбнулся.

— Следи за языком, а то потом «форма» твою жопу подведет, — Билл улыбнулся и, расстегнув штаны, спустил их вниз. Он придвинулся чуть ближе, разводя колени Тома в стороны и становясь между ними.

Из полу-лежачего брюнет принял сидячее положение и, не отрывая взгляда от Билла, взял чуть возбужденный, но еще мягкий орган в рот. Парень мокро облизнул член, немного пососал его, играя языком и несильно прикусывая зубами пока еще податливую плоть. Вернер начал возбуждаться. Похотливый взгляд наглых глаз его заводил. В прошлый раз ему было не до разглядываний мальчика, но сейчас он изучал его сквозь хмельную дымку, понимая, что тот ему нравится.

Том вытащил уже набухший член изо рта и оголил бордовую головку, похабно облизывая ее и дразня клиента. Билл усмехнулся, положив ему руку на затылок и чуть властно насаживая его на свой орган, недвусмысленно намекая, чтобы Том взял как можно глубже. И парень взял, приступая к минету и чувствуя во рту чуть солоноватый вкус от выделившейся смазки. Билл прикрыл глаза от наслаждения, откинув голову назад и все так же направляя руками движения брюнета.

После недолгой разминки член у блондина стоял. Ровный упругий орган с призывно открытой головкой чуть подрагивал от теплых губ мальчишки и его юркого язычка, который творил удивительно приятные вещи. Билл уже дышал не так спокойно, иногда цедя воздух сквозь плотно сжатые зубы. Удовольствие медленно покидало пределы разума, на смену ему приходило желание. Билл отстранил Тома.

— Ложись.

— Тебе постонать для убедительности, чтобы твоя башня снова не рухнула?

— А, может, тебя пожестче трахнуть для той же самой убедительности? — тихо спросил Билл и иронично вздернул бровь.

— Ладно. Молчу и наслаждаюсь процессом, — с нотками сарказма сказал Том. — Как лечь?

— Задницей вверх.

Том послушно выполнил желание клиента, укладываясь животом на диван и немного приподнимая бедра, чтобы Биллу было удобней входить, не причиняя острый дискомфорт. Вернер подошел к небольшому шкафу, где обычно услужливые хозяева предоставляют клиентам все необходимое. Он взял смазку, презервативы и влажные салфетки, которые кинул на диван.

Билл раскатал презерватив по набухшему органу, выдавил прозрачную субстанцию на пальцы и, быстро растерев по всей поверхности члена, остатками смазал анус парня. Затем, опираясь на одну руку, он расставил колени по обе стороны от бедер Тома и приставил пульсирующую головку к сфинктеру. Билл надавил, плавно входя в узкое пространство, ощущая, как возбужденную плоть обхватывает упругое колечко мышц. От переизбытка адреналина в крови блондин резко дернулся вперед, отчего Том зашипел, отводя руку назад и прося немного подождать.

Вернер остановился, а затем медленно продолжил проталкиваться внутрь, пока не вошел до упора. Блондин лег на Тома сверху, придавливая мальчишку всей массой тела и вдыхая его запах. Аромат мужского тела был приятен, но примешивающийся к нему парфюм не был типичным для парней — Том источал слабый, едва уловимый запах. Биллу это понравилось.

Немного привыкнув к инородному вторжению, Том поерзал под Вернером, показывая свою готовность продолжать. Билл принял более удобную позу, расставляя локти по обе стороны от предплечий парня, и начал плавное движение бедрами. Мальчик под ним сложил руки перед собой, утыкаясь в них лбом. Дискомфорта он не ощущал. Клиент еще с первого раза показал свою адекватность, так что грубости он тоже не ждал, поэтому заметно расслабился. Тело под мягкими движениями начало приятно реагировать.

Темп убыстрялся. Билл тяжело дышал в ухо Тому, но парню это нравилось. Издаваемые клиентом звуки будоражили воображение гораздо сильнее, чем если бы он смотрел со стороны. Презерватив создавал специфическое скольжение.

Билл привстал, делая упор на ладони, уже более активно вколачиваясь в приятное и узкое мальчишеское тело. От перевозбуждения от шейного позвонка до самых кончиков пальцев прошлась приятная мягкая волна, заставившая Вернера чуть застонать. Том уловил этот звук и улыбнулся. Мурашки прошлись по телу. Мальчик содрогнулся и чуть сжал сфинктер, от чего Билла окатила волна эйфории, и он с хриплым рыком кончил.

Блондин вынул член из Тома и повалился рядом, сразу хватаясь за пачку сигарет. После глубокой затяжки Вернер спокойно выдохнул, полностью расслабляясь. Том молча посмотрел на своего клиента, в котором было что-то притягательное. Он любил, когда внешность и манеры гармонировали в человеке. Тому приходилось сталкиваться с разными людьми, и зачастую больше не везло, но сейчас парень ощущал спокойствие. Немного погодя он все же привстал и принялся обтираться влажными салфетками.

Билл неотрывно наблюдал за манипуляциями Тома, все так же неспешно выдыхая дым. Мыслей сейчас не было никаких. Цель похода на вечеринку была выполнена — он чувствовал себя отдохнувшим. А между тем Том, закончив с гигиеной, мягко улыбнулся Биллу и, приблизившись, сделал затяжку из рук Вернера, сладко выпуская в воздух сизое облако. Затем, стянув с блондина презерватив, он принялся аккуратно вытирать перепачканный спермой опавший член.

— Не кончаешь с клиентами? — бесцеремонно спросил Вернер, глядя на чистый член Тома.

— Ну, мне же никто не сосал для моральной поддержки, — усмехнулся мальчик.

— Если я тебе отсосу, то твой Сандерс потом со мной не расплатится.

— Элита?

— Блять, Томас, ты реально нарываешься. В прошлый раз ты был более воспитанным, — Билл улыбнулся, откровенно веселясь ответами мальчишки.

— Настроение сегодня разгульное. Хочется либо нажраться в хлам… либо по роже получить.

— Жизнь не удалась?

— Удалась, но не в том месте.

— В этом плане она почти всех подвела.

— Что, тоже задница? — Том ядовито улыбнулся.

— Ладно, проповедник, Сандерсу привет. Вон там дверь, — Билл достал из бумажника несколько купюр и положил на край дивана.

— Вот так категорично. А мог бы накормить и приласкать, — со вздохом сказал Том, принимаясь одеваться.

— Вечер еще не закончился… может, кто и приласкает.

— Ладно, Сандерсу от тебя передам страстный поцелуй с наилучшими пожеланиями. Надеюсь, еще увидимся, — Том подмигнул блондину и вышел за дверь, где его уже ждал недовольный босс.

— Ты, блять, сучонок, совсем страх потерял? Первый клиент за целый вечер? За каким хуем я тебя держу, если ты работать не хочешь? — злой шепот звучал весьма недружелюбно.

— Ты что, караулил? — удивился парень, не внимая угрозам. — Сандерс, я не люблю такую публичность. У нас с этих вечеринок процент небольшой.

— А я, по-твоему, в такие заведения вас пихаю бесплатно?

— Ты себе, прежде всего, рекламу делаешь.

— Том, я твой ебаный язык вырву с корнем скоро! Если ты считаешь, что проценты маленькие, значит, жопой больше работай, тогда будут большими! — Сандерс покраснел от злости. — А сейчас быстро вон в ту комнату. Там трое. Будешь отрабатывать, если не понимаешь! — мужчина толкнул Тома по направлению к нужной двери. Вайс устало закатил глаза, но сопротивляться и что-то говорить боссу не стал, дабы не воплощать угрозу в реальность.

Том вошел внутрь, где находились трое мужчин в возрасте, но вполне респектабельной наружности. Они плотоядно улыбнулись при виде красивого мальчика и принялись раздеваться, оголяя свои не очень-то натренированные тела. Том выругался про себя. После не слишком трудной работы с Биллом здесь предстояло все в точности до наоборот, но парень лишь пошло улыбнулся:

— Ммм, какие у нас тут мальчики! Ну, что, поиграем?

*«Но пасара́н» (исп. ¡Nopasarán! , фр. Ilsnepasserontpas — «Они не пройдут») — политический лозунг, выражающий твёрдое намерение защищать свою позицию
 
#8
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Глава 3.

Том вернулся домой под утро, обнаруживая там полнейшую тишину. Сил не осталось никаких, но парень все же разделся и принял душ, после чего упал поперек кровати и уснул, так и обернутый полотенцем вокруг бедер. Ему снилось что-то в черно-белых тонах, но это не было мрачным и унылым кошмаром, похожим на старое кино на желтом и пожухлом, как простыня, экране. Том не чувствовал себя заинтересованным зрителем, постоянно ощущая, что ему хотелось уйти от увиденных картинок и скрыться за каким-нибудь поворотом, однако что-то останавливало его, заставляло сидеть там и продолжать смотреть. Действа, одно за другим, сменялись в полнейшей тишине. Она не давила, не напрягала, хотя странное чувство не отпускало парня. Внезапно раздался какой-то звук. Том улыбнулся, выискивая источник вокруг себя, а затем встрепенулся от повторного стука и скинул с себя остатки короткого сна.

В его дверь стучали и, судя по легким ударам о деревянную поверхность, это была Адель. Том потер переносицу и встал, надевая домашние штаны и футболку, чтобы открыть, так как он часто запирался на ночь. На пороге и вправду стояла сестра с заплаканными глазами и немного красным носом, которым она периодически хлюпала. Сон парня тут же отошел на второй план. Он взял девочку на руки и занес ее внутрь, усаживаясь на кровать и ставя перед собой.

— Клубничка, что случилось? — спросил Том, впрочем, догадываясь о причине расстройства.

— Генри умер, — грустно произнесла девочка, и слезы крупными бусинками вновь закапали из глаз, заставляя сердце брата сжаться еще сильнее.

— Эй, ну ты что? — он обнял ребенка, стискивая ее в своих объятиях. — Генри уже нельзя было помочь. Ты же помнишь, что даже доктор советовал его усыпить.

— Ну, это все равно так несправедливо. Я его так любила, — Адель шмыгнула носом и расплакалась навзрыд.

— Клубничка, ну, это не от нас зависит. Так бывает, что те, кто нам дороги, рано или поздно уходят, — Том старался говорить мягким и доверительным тоном, поглаживая девочку по спине.

— Знаю, но я так хотела, чтобы случилось, как в сказке.

Том уложил Адель на кровать, все так же бережно обнимая ее руками, и устроился рядом с ней. Он заглянул в ее блестящие от слез глаза.

— Мне тоже иногда жаль, что все не как в сказке. Генри в этом мире в последние часы было плохо. А сейчас ему хорошо… наверное, — пытался утешить Том Адель.

— Он в раю?

— Ну да… какой-нибудь специальный рай для собак.

— Как в мультике «Все псы попадают в рай»? — грустно спросил ребенок с призрачной надеждой в голосе.

— Наверное. Я не специалист по этим вопросам, — Том улыбнулся, вытирая пальцами влагу с лица сестры. — Ты была у Франца?

— Да, ему тоже сильно грустно, что Генри больше нет.

— Не переживай, клубничка. Хочешь, после операции, когда все будет позади, я тебе куплю собаку?

— Хочу, — легкая улыбка коснулась губ ребенка. — А как мы его назовем?

— Как ты захочешь.

— А можно Генри?

— Можно, — Том снова улыбнулся и поцеловал Адель в щеку.

— Ой, совсем забыла. Я пришла тебя разбудить. Мне сегодня на гемодиализ.

— Помню, дай мне несколько минут и я весь твой.

— Ты и так мой, — Адель крепко обняла Тома за шею одной рукой, прижимаясь к голове брата. Затем повторила поцелуй и встала с кровати, направляясь на выход.

Том быстро умылся, оделся и уже через несколько минут они шли по направлению к автобусной остановке. Адель постоянно думала об умершей собаке и почти не разговаривала. Том же всю дорогу, пока они ехали в автобусе, пытался растормошить сестру, вовлекая в беседу и отвлекая на мелькающие за окном картинки. Одни дома сменялись другими и вскоре брат с сестрой доехали до больницы, где состояла на учете Адель. В приемной девочку встретил ее лечащий врач — доктор Анхель, который приветливо улыбнулся своей маленькой пациентке и забрал на гемодиализ.

Ближайшие четыре часа Тому надо было чем-нибудь заняться. Парень как обычно сел на удобный диван и принялся просматривать уже давно заученные журналы. Они с Адель бывали здесь три раза в неделю, а потому Вайс знал каждый угол в этой больнице и почти весь ее персонал. За год посещения медицинского учреждения, парень уже привык к долгому ожиданию, и практически ни на что не обращал внимания.

Время за чтением еженедельного журнала прошло более или менее быстро. Вскоре к Тому подошла девушка в белом халате и сообщила о завершении процедуры. Уже по привычке Вайс зашел в кабинет и взял Адель на руки. Девочка обняла брата, утыкаясь ему в шею и прикрывая глаза. После процедуры ее обычно донимала сильная слабость.

— Ну как ты?

— Все хорошо. Пошли в кафе, — предложила девочка, целуя его в шею.

— Ну, пошли. Опять будешь клубнику со сливками?

— Ага, — согласно закивал ребенок.

Перед тем, как выйти из больницы, Том перекинулся несколькими фразами с доктором Анхелем. Выслушав указания, он покинул клинику.

Кафе, в которое они направились, находилось неподалеку от больницы. Там в основном готовили диетические блюда, а потому Том с Адель после утомительных и неприятных процедур часто заходили сюда. Атмосфера здесь была уютная. Огромное количество зелени, одна из стен была полностью оборудована под водопад, который непрерывно стекал по зеркальной поверхности, создавая ощущение свежести и заставляя забыть о городской суете.

Народу здесь всегда хватало, поэтому любимый столик Тома и Адель тоже оказался занят. Пришлось сесть за свободный. На этот раз им досталось место около окна, чему ребенок несказанно обрадовалась. Они сделали привычный заказ подошедшему официанту, и принялись играть в «Расскажи сказку о том, что видишь». Эту игру они придумали сами, и Адель она очень полюбилась. И всякий раз, приходя в кафе, брат с сестрой забавлялись этим нехитрым развлечением.

Вскоре принесли заказ.

— Ммм, — довольно промычал ребенок, глядя на клубнику, красиво украшенную сливками. — Как это вкусно! Жалко, что ты ее не очень любишь.

— Зато ты ее любишь за двоих, — Том улыбнулся.

— А мы бы могли сегодня вечером пойти в парк погулять, — как бы, между прочим, предложила Адель, склонив голову набок.

— Ты же знаешь…

— Я работаю, — закончила за Тома девочка и пожала плечами. — Я просто предложила.

— Я знаю, клубничка. Мы обязательно выберемся в парк. Даю тебе слово.

— А Лари с мамой теперь совсем часто ругаются.

— Они всегда собачились, — Том скривился при упоминании о матери.

— Лари кричал, что он ее бросит. А она плакала и просила, чтобы не бросал.

— Да лучше будет, если бросит.

— И я так думаю. Может, мама тогда не будет пить. А я ее буду любить так сильно, что она забудет Лари совсем.

— Надежды всегда остаются последними в очереди, — Том усмехнулся. — Может, тебе пока у старика Франца пожить?

— Он мне предлагал сегодня, когда я ему рассказала, как мама ругалась всю ночь с Лари. Ему сейчас грустно — Генри же нет.

— Вот будешь приглядывать за ним, а он за тобой, — Том улыбнулся и отломил ложкой кусок яблочного пирога, который себе заказал.

— А мне нравится эта идея, — довольно произнесла Адель. Клубника в ее тарелочке заметно уменьшалась в количестве.

— Тогда надо будет поговорить с ним.

— Он согласится. Вот увидишь.

— Даже не сомневаюсь.

Том с Адель еще какое-то время провели в кафе, разговаривая на разные темы. Но чаще всего у Адель все склонялось к семье, которой, по сути, у нее не было. Девочка тянулась к матери, хоть и понимала, что дочь ей ровным счетом не нужна. У Тома даже проснулась обида за чувства сестры, и за то, что мать так наплевательски к ней относится. Но у них пока не было другой жизни, только та, где отсутствовало слово «нормальная». Мальчик посмотрел на часы. Надо было возвращаться домой.

***

Обычный день с обычными мыслями. Том меланхолично разглядывал уже давно знакомый пейзаж, выученный за долгое время работы. При мысли о том, что это можно назвать работой, парню стало смешно. Он улыбнулся и продолжил лицезреть сменяющиеся за окном картинки.

Автобус затормозил на нужной остановке и Том вышел, окунаясь в атмосферу наступающих сумерек. Он глубоко вздохнул и направился в сторону, где находился «офис». Сегодня настроение было каким-то меланхоличным. Весна всегда расслабляла Тома.

— Где ты, блять, опять шляешься? Я тебе, когда сказал быть на месте? — с порога Том нарвался на вечно недовольного Сандерса.

Парень не стал усугублять и без того неважное настроение босса, лишь язвительно улыбнулся, пожал плечами и отправился в комнату, где уже находились Рик с Лексом. На пороге он встретил двух новеньких мальчиков, которые быстро покинули комнату в сопровождении Френка.

— Привет, — поздоровался Том с парнями.

— Привет, — отозвался Рик, попивая энергетик на диване. Лекс стоял возле большого зеркала, облокотившись на стену и сложив руки на груди.

— А у тебя проблемы с моим радушным приветствием? — усмехаясь, спросил Том, видя недовольную позу Лекса.

— Именно с твоим — есть.

— Ну-ну, — Том сел рядом с Риком. Он откинул голову на спинку дивана, взглядом упираясь в белоснежный поток.

— Ты мне ничего не хочешь сказать? — раздраженно спросил Лекс.

— Смотря, что ты хочешь услышать, — безэмоционально ответил Том.

— Не включай дурака, блять!

— Лекс, твои претензии ко мне меня мало волнуют. Но если ты изложишь все в письменном виде, то в ближайшие два месяца я обещаю рассмотреть твое недовольство и принять строгие меры по отношению к самому себе.

— Свои сучьи шутки оставь при себе. Меня интересует то, что ты там наговорил Элизабет? Старая сука отказалась от меня и настоятельно требует тебя.

— Видимо, твои двенадцать сантиметров не особо впечатляют даму в постели, — с деланным сожалением оповестил Том.

— У меня не двенадцать сантиметров! — вспылил Лекс, задетый за живое.

— Ну, блять, тринадцать!

— Ты, гнида, договоришься! Думаешь, самый умный здесь? Теперь ходи, оглядываясь, я тебе не прощу Элизабет, — зло прошипел Лекс и вышел, не забыв картинно громко хлопнуть дверью.

— Нервный. Утро не задалось? — спросил Том у Рика.

— А еще мстительный. Зря ты с этой Элизабет связался.

— Это не моя привилегия. Моя бы воля, я б ни с кем не стал связываться.

— У тебя вроде сейчас новый клиент. Билл. Лекс на него наметился, — предупредил Рик и выкинул пустую банку из-под энергетика в мусорное ведро возле себя.

— Вы, блять, что все за мной слежку устроили?

— Новости быстро расходятся. Рене Лексу звонила, на тебя жаловалась.

— Дура ебнутая.

— Если он заберет у тебя Билла, то, получается, вы в расчете.

— Я ему не отдам этого клиента.

— Ну, так ведь будет справедливо. Элизабет была его «девочкой».

— Я не перебивал у него клиентку. Она сама так решила. А с Биллом решил Сандерс. И я клиенту понравился, так что на него рот не разевайте.

— Том, у тебя пять крупных клиентов. Ты малость зажрался.

— Блять, Рик, я твоего мнения не спрашивал. Я здесь не ради удовольствия. У меня вынужденные меры.

— Это никого не волнует. Да ладно, не заводись. Просто врагов здесь наживешь.

— Они у меня и так есть.

— Значит, удвоятся.

— А мне не привыкать к размножению неприятностей, — Том усмехнулся, и в это время в комнату заглянул Френк.

— Девочки, на выход. Дома перед телевизором сидеть будете.

Том с Риком многозначительно переглянулись и отправились вслед за Френком.
 
#9
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Какие сегодня распределения? — спросил Рик, занимая место в машине в машину. Лекс уже сидел на переднем сиденье, нервно куря сигарету.

— Вы с Лексом на небольшую вечеринку едете. Том к Элизабет.

— Конечно, мне вечно корпоративы достаются, — недовольно отозвался Лекс. — Почему Том туда не может поехать?

— Вопрос не ко мне, — равнодушно ответил Френк.

— Если мы поменяемся с Томом, то Сандерс не заметит.

— Иди в жопу, Лекс, — послал Том коллегу, доставая из сумки пачку сигарет.

— Думаешь, клиент не позвонит и не доложит Сандерсу? — усмехнулся Френк, наблюдая перепалку между парнями.

— Я ублажу ее так, что она не вспомнит кто такие Том и Сандерс.

— Вот и работал бы языком раньше так, как сейчас, — прокомментировал Том.

— Твой рот, блять, забыл спросить.

— Угомонились! — властно гаркнул Френк.

— Почему… — начал было Лекс, но тут же был схвачен за волосы немаленькой рукой Френка, который резко дернул парня на себя, отчего тот зашипел от боли.

— Я не достаточно понятно сказал?

— Да понял я, понял!

Всю оставшуюся дорогу компания ехала в полнейшей тишине. Тому казалось, что звук злобно скрипящих зубов Лекса слышен по всему салону автомобиля, и потому ярость еще большей волной разливалась по всему телу. Вайс отпустил мысль о зависти коллег и думал о том, что ему сказал Рик по поводу Билла. Ему не хотелось отдавать этого клиента, а значит, надо было переговорить с Сандерсом и закрепить его за собой. Конечно, это повлечет вычет чуть большего процента, но зато битва за клиента будет закончена.

Первым из машины вышел Том. Остальные поехали дальше. Парень не стал провожать взглядом сигнальные огни автомобиля, и быстрым шагом направился в уже знакомую квартиру. Дверь была открыта. Том слегка вздернул бровь кверху и постучал:

— Элизабет?

Где-то чуть слышно играла музыка.

— Эй! Элизабет! — позвал Том чуть громче. Парень дошел до гостиной, в которой и застал хозяйку дома. Женщина сидела возле окна спиной к вошедшему и смотрела на унылый пейзаж за стеклом. В руке ее был пустой бокал, а возле ног стояла практически опорожненная бутылка от мартини. Парень тихонько подошел поближе и дотронулся до ее плеча. Элизабет вздрогнула, но не обернулась.

— Я совсем забыла, что ты должен приехать, — как-то обреченно произнесла она.

— Эй, красавица, что случилось? Где та зажигательная блондинка, и кто ты? — мягким тоном спросил Том.

— Ее больше нет. И никогда не было.

— У тебя сегодня плохой день выдался?

— Том, у меня все дни как один. И они все плохие.

— Я тебя такой раньше не видел. Не хочешь поделиться?

— А ты хочешь послушать? — женщина горько рассмеялась. — Иногда бывают некие прозрения, и ты, словно смотришь на себя со стороны и понимаешь всю неправильность существования. Такие моменты у меня теперь стали случаться все чаще и чаще.

— Но они же проходят. И все не так плохо, — Том продолжал стоять и смотреть на Элизабет. Ему стало жаль женщину, но что сделать для поднятия ее настроения он не знал.

— Все плохо Том. Посмотри, до чего я докатилась. Все плохо… — прошептала она.

— Ты что-то совсем раскисла, — Том положил сумку на стол и, подойдя к женщине, присел возле ее ног, складывая руки на коленях. — Хочешь, замутим интересную позу? Я сегодня буду не в меру оригинальным, — чуть шутливо произнес парень.

— Нет. Я хочу, чтобы ты со мной выпил.

— Я не пью на… службе.

— Маленький бокальчик, — Элизабет улыбнулась так, словно выпрашивала эту услугу.

— Но только один, — сдался Том и встал, чтобы взять себе бокал из бара. Затем он вернулся на место и налил немного мартини. — Сандерс запрещает нам сильно напиваться на рабочем месте. Тем более у меня еще клиенты.

— Услуга оплачена и я вправе распоряжаться временем так, как мне того хочется. Если будут с Сандерсом проблемы — позвони. Я все улажу.

— Ну, так за что пить будем? — спросил Том, наполняя пустой бокал Элизабет.

— За ту неудачницу, которая сидит перед тобой, — она грустно улыбнулась, поднимая фужер в воздух.

— Почему неудачница? У тебя все есть.

— Иногда все не приносит счастья.

— Человек сам строит свое счастье.

— Том, а ты счастлив?

— В процентном соотношении, — парень усмехнулся. Он отпил мартини и уставился на бокал в своей руке.

— Зачем ты этим занимаешься?

— Есть причины.

— Причины… — задумчиво произнесла женщина. — Они есть у всех.

— Да, только они еще и различаются.

— Различаются… Господи, у меня было все, а потом я даже сама не заметила, как это рухнуло, и я осталась одна, спуская деньги на шлюх.

— Что тебе мешает начать строить жизнь по-новому?

— Слишком поздно все начинать.

— Никогда не поздно.

— Это ты пока молодой так говоришь, — Элизабет мягко улыбнулась. — С годами все меняется, и жизнь выглядит иначе. Нет сил, все начинать сначала. Да и повода тоже нет.

— Было бы желание.

— И даже его нет.

Элизабет сегодня выглядела потерянной. Словно и вправду увидела свою жизнь через витрину какой-то дешевой забегаловки, где она думала, что является королевой бара, а на деле все оказалось лишь горькой иллюзией, за которую женщина расплачивалась в реальности. Моментами ее мир переворачивался с ног на голову, и хотелось стать снова безумной, чтобы не видеть всего этого и не сгорать от стыда дотла.

Они еще долго с Томом разговаривали о разном. О смысле в жизни, о духовных ценностях… Элизабет пыталась доказать, что нет ничего, за что можно было бы зацепиться. А Том, напротив, всячески убеждал ее, сожалея, что ничем не может помочь этой женщине. Идиллию нарушил звонок на мобильный Тома.

— Да, — отозвался парень, принимая вызов от Френка.

— Принцесса, ты там поспать решила? От Элизабет не было звонка на продление твоих услуг, а это значит, что ты там слишком загостился. Спускай вниз свою жопу. Живо!

Том нажал отбой.

— Ладно, мне пора.

— Иди, Том. Деньги возьми с тумбочки возле кровати. И залезь в нижний шкафчик. Возьми дополнительную сумму, за выслушивание бредней старой маразматички.

— Ты бы завязывала с выпивкой и ложилась спать, а? — посоветовал Том. — Хочешь, я тебя провожу до спальни?

— Наверное, ты прав.

Том помог Элизабет дойти до кровати, поддерживая женщину, чтобы ее не шатало. Он уложил ее в постель и прикрыл одеялом. А затем забрал деньги с тумбочки и ушел.
На улице, возле автомобиля стоял Френк и нервно курил. При виде Тома он резко отбросил окурок в сторону и подошел вплотную.

— Что, маленький, заигрался со старушкой? Счет времени потерял?

— А ты что разнервничался? В твоем возрасте это опасно, — Том нахально улыбнулся, чем вывел водителя из себя еще больше.

— Принцесса, не напрашивайся на неприятности! — зло прошипел мужчина.

— От того, что твоя жопа постояла на ветру ничего не изменилось. Меня задержал клиент. Так что оставь свои слюни для чего-нибудь более изощренного.

— Томас, мне порой кажется, что ты нарываешься посидеть на моем члене, м?

— Если б нарывался, то давно бы уже сел, — Том саркастически улыбнулся и, обойдя немаленькую фигуру Френка, устроился в машине.

— Гнида мелкая! — зло усмехнулся мужчина и сел за руль автомобиля.

Вайс вытащил сигарету и прикурил. И снова картинки за окном сменялись одна за другой. Том не сразу заметил, что они едут не в том направлении.

— Эй, вообще-то нам в другую сторону, — сказал Том.

— Мне лучше знать, в какую сторону ехать.

— Мы, что, блять, опять в офис едем? — спросил Том, видя знакомые пейзажи.

— Клиент отменил заказ. Там переждем, и Сандерс хотел с тобой поговорить, — прояснил ситуацию Френк.

— Кто-то на что-то настучал?

— А есть на что стучать? — ехидно поинтересовался мужчина.

— Я чист, как ангел, — ухмыльнулся Том, глядя водителю в глаза через зеркало заднего вида.

— Только слишком порочный.

— Для кого как.

Оставшийся путь они проехали молча. Френк с завидной периодичностью поглядывал в зеркало на парня. Ему до одури хотелось подчинить себе этого мальчишку, заставить себя уважать, но, к сожалению, он не мог сделать этого. Его это злило и заводило одновременно. Смесь из эмоций разжигала желание. Ему всегда нравился Том, еще с первых минут нахождения в кабинете Сандерса, когда мальчишка только пришел к ним.

А Том смотрел на ночной город, на уличную суету и не замечал сальных взглядов. Все его мысли после общения с Элизабет были какими-то сумбурными. Разговор с клиенткой совсем его загрузил. Вайс сам не заметил, как ушел в размышления о недавнем диалоге. Все сейчас казалось тяжелым и неправильным.

Машина затормозила, и Том слегка вздрогнул. Он даже не сразу понял, что они уже на месте. Парень удивленно посмотрел на Френка.

— О чем замечталась, принцесса? О принце на белом коне?

— Да пошел ты, — меланхолично отозвался Том и вышел из машины, направляясь к Сандерсу.

Дверь была открыта, и сутенер на кого-то орал в телефонную трубку. Том, не обращая внимания, прошел к креслу и удобно в нем расположился. Выплеснув весь свой гнев, Сандерс присел на край стола и устремил свой тяжелый взгляд на Тома.

— Будем молчать или орать? — спросил парень.

— Меня заебала твоя язвительность, — достаточно мягко начал босс.

— Издержки профессии. Здесь в пушистом варианте не выжить.

— Меня не ебёт это. Почему Френк постоянно на тебя жалуется?

— А я-то думал и гадал, — с сарказмом произнес Том. — А все лежало на поверхности. Взрослого дядечку обидел мальчик.

— Том, твой язык порой меня напрягает. И я не хочу, чтобы ты скалился на Френка.

— Он всего лишь водитель.
 
#10
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Не придуривайся. Ты прекрасно знаешь, кто такой Френк.

— Знаю. Вроде как компаньон.

— А еще и крыша. Он ездит с вами потому, что в случае чего может все разрулить. Он всех знает и его брат — это весомый аргумент. А ты с ним, как с таксистом обращаешься.
— У него ко мне тоже особого уважения нет.

— Это уже твои издержки профессии.

— И что ты предлагаешь? Лечь под него, чтобы он угомонился?

— Мне по хуй, как ты будешь выкручиваться, но больше с ним не пререкайся. А то я тебя начну на деньги наказывать.

— А не слишком ли суровые условия на вашем севере? — недовольный вердиктом главного спросил Том.

— Это еще по-мягкому. По-плохому ты знаешь, как оно может быть. Свободен.

— В каком направлении? — сдался Том и встал с кресла.

— Расписание у Френка, а у тебя на сегодня еще два клиента. Так что не задерживайся.

Том ничего не сказал, выходя за дверь, где его уже ждал довольный водитель. Слышно было, как Сандерс снова взялся за телефон и принялся орать. Парень злобно взглянул на мужчину и направился к машине.

— Ну что, порадуешь меня своим сарказмом? — спросил Френк, когда они уже сели в автомобиль и двинулись по известному водителю маршруту.

— Нарываешься, — Том усмехнулся и отвернулся в сторону окна, изучая проплывающий пейзаж.

— Есть повод.

— Закрыли тему.

— Пытаешься командовать? Не твое это, Том. Твое — член во рту держать.

— Козел, — тихо прошептал себе под нос парень, стараясь не поддаваться на провокацию.

Оставшуюся дорогу Френк, чувствуя свою власть, всячески пытался вывести парня на эмоции. Но, сказанные Сандерсом слова про деньги, стали для Тома решающим фактором. Он не мог позволить себе урезку в финансах. Адель нуждалась в уходе, ожидая, пока появится подходящая донорская почка. А когда это будет — никто не знал. Стиснув зубы, парень молчал.

Наконец машина остановилась возле загородного дома. Выйдя, Том сразу узнал местность. Это был особняк Билла. На душе стало спокойно. Значит, будет возможность расслабиться. Внутри себя парень улыбнулся и направился в дом, оставляя Френка курить сигарету возле машины.

Дверь была открыта. Том прошел в уже знакомую гостиную, присаживаясь на удобный диван в ожидании хозяина. Он снова принялся все осматривать, так как интерьер привлекал его внимание. Все было обставлено дорого и со вкусом, но долго ждать не пришлось: на лестнице второго этажа показался Вернер.

— Уже пришел. Поднимайся.

Том подхватил свою небольшую сумку и отправился наверх, преодолевая по две ступеньки сразу. В комнате на втором этаже горел приглушенный свет. Обстановка, как и в прошлый раз, была мягкой и ненавязчивой. Вернер прошел к кровати и лег на нее. Из одежды на нем были только черные джинсы, да и те не застегнуты. Голый торс чуть поблескивал, из чего Том сделал предположение — Билл только что вышел из душа. На тумбочке стояла неизменная выпивка.

— По привычному сценарию? — улыбаясь, спросил мальчик, стоя у подножия кровати.

— А есть и что-то праздничное? — в тон ему поинтересовался Вернер.

— Могу поласкать.

— Это все меню?

— Ты только озвучь идею и меню расширится.

— Блюдо на усмотрение шеф-повара, — чуть язвительно предложил блондин.

— Могу массаж сделать.

— Хмм… что-то в этом есть, — заинтересовался Билл. — Раздевайся и вперед.

Том, недолго думая, быстро стянул с себя джинсы и легкую ветровку вместе с черной майкой. Следом полетели трусы и носки. Не стесняясь своей наготы, Том взял сумку и достал небольшой пластмассовый флакончик с маслянистой жидкостью. Мальчик подошел к кровати и, нахально выгнув бровь, жестом предложил Биллу перевернуться на живот.

Блондин последовал совету хастлера и, приподняв бедра, одним движением стянул с себя нижнюю часть одежды, под которой не оказалось белья. Слегка отросшие волоски в паху, мягкий член и красивые стройные ноги. Тому определенно нравилась фигура этого мужчины, что крайне редко встречалось в его не высокоморальной профессии. Парень нагло изучал взглядом лежащее перед ним тело, которое после оголения перевернулось на живот.

— Нравится? — ехидно подметил Вернер, складывая руки перед собой, чтобы было удобнее.

— Нравится. У тебя зад красивый.

— Не любовался. Поверю на слово.

Том оседлал голые бедра мужчины. Соприкосновение с теплой кожей человека, который по внешним признакам ему нравился, заставило парнишку улыбнуться и немного поерзать на упругом заду своего клиента. Билл хмыкнул, чувствуя, что игра ему нравится, и тело начинает покрываться мелкими мурашками от предвкушения дальнейшего действа.

Вайс открутил крышку у тюбика с гелем и, вылив небольшое количество на руку, размазал его по спине. Затем, добавив еще немного массажного масла, он отставил флакон на тумбочку, и ладони мягко начали растирать жидкость по коже. Том, не спеша очерчивал контуры, ощущая пальцами в меру накаченные мускулы сильного тела мужчины. Ему было приятно прикасаться к Биллу. Ему было приятно слышать легкие стоны наслаждения. Ему было приятно чувствовать, как под его умелыми руками расслабляются напряженные мышцы.

Сидя верхом на голой заднице, Том ощущал, как его член плавно перетекает в более упругую форму, касается горячей головкой поясницы клиента. Чуть выделившаяся смазка приятно холодила кожу, и Вернер чувствовал это. Мальчишка возбуждал его даже в таком ракурсе: за спиной. Сильные руки творили с ним чудеса, и блондин уже через несколько минут провалился в некое приятное состояние между сном и реальностью. Легкая лень окутала его. Но он быстро отогнал от себя сон.

— Хватит. Пора в другом месте сделать массаж.

Том, поняв, что клиент хочет перевернуться, приподнял бедра, позволяя Биллу лечь на спину и продемонстрировать свой наполовину вставший член. Мальчик сел обратно и немного поелозил на паху у блондина. Соприкосновение теплых гениталий неслабой волной прошибло тела обоих партнеров. Том наклонился вперед, и пошло лизнул шею, лежащего под ним парня. Следом пошли откровенные и мокрые поцелуи по всему телу, которые возбуждали все больше и больше.

Том спускался вниз, к темным соскам, уделяя каждому равное внимание. Он, то прикусывал, то немного оттягивал кожу, что заставляло Билла издавать легкое шипение, пошло зализывал темные кружки, нагло глядя своему клиенту в глаза. Том знал свое дело и на его ласки еще никто не жаловался. Все так же не отводя взгляд, он видел, что Билла это вставляет. Член от страстных поцелуев встал и упирался ему в живот, чуть размазывая выделяющуюся смазку по коже, которая сейчас покрывалась миллионами мурашек.

Наигравшись с упругими сосками, Том спустился еще ниже, вылизывая область пупка и паха, но, не касаясь члена. Мокрый язычок приносил приятные ощущения, что вынуждало мышцы живота немного сокращаться. Билл внимательно наблюдал за всеми действиями парня. Ему это доставляло еще больше удовольствия.

Том все такими же темпераментными поцелуями переместился еще ниже по-прежнему игнорируя вставший орган. Он вылизывал внешнюю сторону бедер, внутреннюю, с каждым новым прикосновением вырывая из Билла легкий рык разочарования. Мужчина явно хотел, чтобы его член приласкали. Он чуть двигал бедрами от нетерпения, иногда вдыхая сквозь плотно сжатые зубы. Наконец, Том соизволил прикоснуться разгоряченными и припухшими губами к мошонке. Легкий стон желания прошелся звуковой волной по телу мальчика, и он слегка усмехнулся. Больше Том не стал испытывать клиента на прочность и, лаская подобравшиеся яички, он перешел на упругую плоть, которая нуждалась в качественной разрядке. Мокрые губы заскользили по нежной поверхности, мягко обхватывая головку с характерным привкусом мужчины.

Билл издал шумный выдох, прикрыл глаза и немного откинул голову назад, толкаясь в теплое пространство. Том активно принялся ласкать член, насаживаясь на него ртом и приближая клиента к развязке с каждым новым толчком. Но после нескольких сильных манипуляций, когда эрегированная плоть была готова лопнуть от перенапряжения, мальчик резко отстранился. Страсть сменилась на успокаивающие поглаживания рукой по телу. Такой контраст ощущений заставил Билла снова покрыться миллионами мурашек. Он начал медленно успокаиваться.

Том снова оседлал блондина, плавно елозя бедрами. Наконец, он дотянулся до своей сумки, выуживая оттуда презерватив и смазку. Мальчик профессионально быстро и ловко раскатал презерватив по внушительному члену и смазал его жидкостью, не забыв про свое анальное отверстие, которому он уделил особое внимание. Маленький спектакль пришелся Вернеру по вкусу, ему уже не терпелось оказаться внутри этого соблазнительного тела. Билл резко убрал руку Тома от промежности и, взяв свой орган, приставил его к сфинктеру.

Том тут же перехватил инициативу, беря член Билла в свои руки и начиная медленно на него насаживаться. Через несколько секунд мальчик уже основательно сидел на парне, принимаясь вращать бедрами и давая себе время немного адаптироваться. Затем он начал двигаться, плавно работая бедрами вверх и вниз. Дыхание у партнеров сбивалось, особенно у Билла, который ждал этого момента, как ему показалось, целую вечность.

Мужчина поглаживал красивые ноги Тома, иногда оставляя на них красные отметины. Он чуть подмахивал парню бедрами, попадая в такт и издавая хриплый стон удовольствия. Член парня скользил по животу Билла, который иногда уделял внимание и ему.

Том поудобней уперся руками возле плеч блондина, немного наклоняясь вперед и негласно предлагая ему взять инициативу в свои руки. Билл, недолго думая, подхватил парня под упругий зад и, упираясь полусогнутыми ногами в кровать, принялся резко и грубо входить в податливое тело. Шлепки немного вспотевший кожи создавали при соприкосновении характерные звуки, лаская слух и нагоняя еще больше возбуждения в разгоряченные тела.

Наконец, Билл после нескольких минут такого марафона резко вошел в Тома и дернулся от нахлынувшего оргазма. Тело выгнуло от сокращения мышц, а пальцы впились в бедра парня еще сильнее. Дыхание прерывалось.

Мальчик посмотрел на клиента, а затем прошептал, приблизившись вплотную к уху и опаляя горячим дыханием кожу:

— Я воспользуюсь твоей ванной комнатой?

Билл прикоснулся пальцами к возбужденному члену мальчика.

— Подрочи его.

Том не стал противоречить желанию клиента и, пошло улыбнувшись, принялся активно сдвигать нежную кожу на члене, оголяя влажную бордовую головку. Билл слегка двигал бедрами, все еще не выходя из мальчишки. Для Тома не потребовалось слишком много времени, чтобы залить плоский и красивый живот мужчины мутноватой жидкостью. Он прикрыл глаза и шумно выдохнул.

— Доволен? — мягким бархатным шепотом спросил мальчик.

— Более чем. Теперь можешь воспользоваться ванной, — Билл улыбнулся и достал влажные салфетки из прикроватной тумбочки, начиная обтирать с себя сперму.

Том осторожно слез с клиента и отправился в душ. Вода придала некое расслабление. Сейчас ему захотелось покурить, плотно покушать и завалиться спать, но мысли еще об одном клиенте заставили его скривиться. Хотя был и позитивный момент — это был последний вызов на сегодня. Том быстро привел себя в порядок и вышел к Биллу, который лениво курил в кровати. Мальчик принялся собирать все свои принадлежности в сумку. В это время раздался телефонный звонок на мобильный Вернера.

Билл посмотрел на дисплей и нахмурился, обращаясь к Тому:

— Ты бы не мог одеться в гостиной? У меня важный звонок.

Том быстро собрал немногочисленные вещи и покинул комнату в голом виде, прикрывая за собой дверь. Он спустился в гостиную и, скинув все на близстоящий диван, принялся одеваться, даже не замечая, что из кресла в углу за ним наблюдают.

— Симпатичный, — раздался голос и Том, чуть дернувшись от неожиданности, обернулся. Встав с кресла, в его сторону шел парень, немного старше его и смутно похожий на Билла. Только вот в его взгляде не было той жесткости и дерзкой уверенности. Он больше походил на тень того, с кем несколькими минутами ранее Том получил оргазм.

— Ты про зад или это комплимент в целом? — спросил мальчик, продолжая одеваться.

— В целом.

— Тебе сказать спасибо или просто улыбки будет достаточно?

— Спасибо не материально.

— Но до постели не дотягивает, — усмехнулся Том, понимая, к чему клонит его нечаянный собеседник.

— А жаль. Думаю, ты в ней хорош.

— Моя гордость, — театрально заявил Том. — Жалобы не поступали.

— У моего брата всегда был отменный вкус к шлюхам.

— Зависть? — Том натянул на себя футболку и присел на диван, чтобы надеть носки и ботинки.

— Да есть немного. У меня с людьми твоей профессии не очень клеится.

— У вас это семейное что ли, по публичным домам шастать? — усмехнулся Том, заканчивая экипировку и удобно располагаясь на диване.

— С личной жизнью еще хуже, — рассмеялся парень. — Меня Удо зовут.

— Меня Том.

— Выпьешь?

— Нет, рабочий день в полном разгаре.

— Ясно. Борешься за звание «примерный работник месяца»? — Удо улыбнулся и присел рядом.

— Ну, что-то вроде того. А вдруг премию дадут? — парни рассмеялись. В это время к ним вышел Билл. Он быстро оценил непринужденную атмосферу и посмотрел на Удо, произнося командным голосом слова:

— В комнату.

Брат без лишних вопросов встал и скрылся за одной из многочисленных дверей. Блондин проводил его взглядом, а затем, приблизившись к Тому, протянул ему деньги. Мальчик взял их.

— О чем разговаривали?

— Ни о чем. О прибавке мне заработной платы за вредность профессии. А что такие подозрения?

— Проблемный он. Не вздумай с ним связываться.

— На общение вроде легкий.

— Он быстро сходится с людьми, только потом еще себе и им проблемы находит.

— Ясно.

— Ладно, Сандерсу привет.

— Пока, Билл.

Блондин махнул рукой и отправился в свою комнату. Том смотрел ему вслед, а потом вышел на улицу, где уже в нетерпении его ожидал Френк.
 
#11
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Глава 4.

Билл вошел в свою комнату и снова лег на кровать. Том основательно помог ему расслабиться, и теперь его клонило в сон. Мысли мягким потоком обволакивали сознание. Думать о работе совершенно не хотелось, но, тем не менее, это было крайне необходимо.

Мужчина достал сигарету и прикурил. Его давняя мечта завязать с этой пагубной привычкой в очередной раз с треском провалилась. Билл не считал, сколько раз давал себе зарок, но таких обетов было много. К сожалению, вся жизнь проходила в постоянной нервотрепке, и сигареты всегда служили его личным наркотиком, который помогал собраться и успокоиться. Сейчас нужно было настроиться на предстоящий разговор с Фалко.

Билл не хотел ему звонить. В последнее время отношения между ними стали какими-то натянутыми, и причины этому Вернер не знал. Были предположения, что Кох забрался слишком высоко, и ему теперь попросту стали неинтересны люди ниже его по социальному статусу. Но Билл отгонял от себя эти мысли. Ему нужен был Фалко, ведь его с ним связывало бурное прошлое, когда они вместе шли каждый к своей цели. Со временем достигнутое осталось позади, но у мужчин по-прежнему оставались совместные интересы и заботы.

Сигарета медленно таяла после каждой затяжки. Вернер наконец взял телефон в руки и нажал несколько кнопок на панели. Пошли гудки дозвона, и через какое-то время Кох ответил.

— Да, Билл.

— Привет. Звоню по делу.

— Да в курсе, что не узнать о моем здоровье.

— Ну, так что?

— Все твои вопросы решились. Так что не беспокойся.

— Это главное, — облегченно произнес Вернер и прикрыл глаза, улыбаясь.

— У самого-то как дела?

— Нормально.

— Завязал с выпивкой и продажной любовью? — ехидно спросил Фалко.

— А я при тебе планировал?

— Да, под конец вечера, в день открытия клуба, ты говорил, что станешь примерным мальчиком. Даже предлагал поспорить. Ну, так я выиграл или проиграл?

— Ни то, ни другое. Я активно борюсь со своими пороками.

— Я так и думал. Это твои слабые места, и тебе с ними просто так не завязать.

— А ты что — в поисках, чем меня можно уколоть?

— Одно твое слабое место я уже давным-давно знаю… Удо, — Кох хмыкнул.

— Это уже давным-давно ни для кого не секрет.

— Ладно, Билл, мне пора. У меня, между прочим, здесь дама скучает, а я с тобой светские беседы веду. Завтра пошли кого-нибудь из офиса ко мне со всеми необходимыми бумагами. К обеду у тебя уже все будет идти в привычном режиме.

— В авральном. Задержка была долгой, — поправил его Вернер и, попрощавшись, нажал кнопку отбоя.

Блондин затушил давно дотлевшую сигарету и прикрыл глаза. Планов на вечер больше не было. Он уже почти задался целью уснуть под монотонное звучание какой-нибудь телепрограммы, но мысли настойчиво вернули его к брату. Билл нехотя поднялся и пошел к Удо в комнату.

Младший сидел за компьютером и что-то просматривал, когда Вернер вошел, предварительно постучав. Удо улыбнулся, увидев редкого гостя.

— Я пока ничего еще не натворил, — обрадовано сообщил он и развернул кресло в сторону брата.

— Меня это охуеть как радует. Длилось бы еще это счастье вечно, — Билл прошел к кровати Удо и удобно на ней расположился, тяжело вздыхая.

— Я же стараюсь, — невесело усмехнулся младший брат.

— Херово стараешься.

— А ты что такой недовольный? Вроде расслабился, — на лице Удо появилась совершенно другая усмешка, более озорная.

— Расслабился. А вы что там так весело обсуждали… с Томом?

— А ты что так взвился? Ревнуешь?

— Я его приобрел на вечер, и этот вечер мой.

— Ну, ты же им уже попользовался.

— Тупое слово, — Билл слегка скривился.

— А что в нем не так? Ты всегда и всеми пользовался.

— Ты мне мораль будешь читать? Да, я всеми пользовался во благо твоего ебанутого будущего, о котором ты нихуя не думаешь! — чуть повышая голос, ответил Вернер.

— Думаю, — нахмурившись, сообщил Удо. — Я, между прочим, планирую опять пойти учиться.

Старший в изумлении приподнял бровь.

— Удивил. Надо будет в календаре пометить этот день, когда мой брат добровольно сказал слово «учиться».

— Не издевайся. Может, я и вправду хочу стать на путь исправления.

— А то, что я тебя ставил — в расчет брать не будем?

— Билл, ну для всего ведь существует свое время. Может, мое пришло? Мне правда очень жаль, что я тебе всегда столько проблем приношу, — по-детски искренне сказал Удо и, встав с кресла, лег рядом с братом, устраивая голову на его груди и обнимая поперек талии.

Вернер поцеловал младшего в черноволосую макушку и тоже обнял парня, ласково касаясь пальцами его предплечья. Легкая улыбка тронула его губы. Казалось, полоса невезенья закончилась, и впереди ждет только свет, хотя Билл знал, что Удо обещает быть примерным всякий раз, когда переступает черту. Но сейчас ему хотелось верить во что-то, от чего не будет болеть голова. Блондин наслаждался моментом, стараясь запомнить это легкое чувство свободы, которое не было ничем не обременено.

— Билл, я тебя очень люблю. Не сердись на меня больше, — прошептал парень, млея от такого редкого единения с братом, от его ласки, от теплоты.

— Не серди, — так же тихо сказал старший.

— Я очень постараюсь.

— Я каждый раз в это хочу верить.

— Останься сегодня со мной, а? — попросил Удо, крепче обнимая родного ему человека.

— Как в детстве? — Билл улыбнулся, вспоминая, как он иногда приходил к маленькому Удо, оставался с ним до утра, сжимая в своих объятиях и чувствуя теплоту, которой делился с ним ребенок. Ему тогда было спокойно и хорошо рядом с братом. Вот и сейчас, старые воспоминания укрыли их обоих, словно мягким одеялом. Хотелось продлить момент, не хотелось больше никаких неприятностей.

— Как в детстве, — прошептал Удо и тоже улыбнулся своим мыслям.

Вернер прикрыл глаза на время. Он думал немного полежать и уйти в свою комнату, но теплая атмосфера и предшествующий хороший секс расслабили его окончательно, и он так и уснул в объятиях брата.

***
Билл по привычке проснулся рано. Удо еще спал. Вернер какое-то время лежал, медленно расставаясь с миром грез, в котором ему давно уже ничего не снилось, а затем, осторожно, чтобы не разбудить Удо, отстранил его от себя и встал. Блондин первым делом потянулся, разминая затекшие после сна конечности, и тихо отправился к себе в комнату, чтобы привести внешний вид в порядок перед выходом на работу.

После недолгих утренних процедур Вернер оглядел себя в зеркале. Черный костюм, белая рубашка с расстёгнутыми несколькими пуговицами смотрелись на нем отлично. Он ощутил себя уверенным, достойным своей руководящей должности владельца сети дорогих ювелирных магазинов. Билл знал, что он выглядел, как Человек, внушающий доверие и знающий цену всему на этой земле. Он самодовольно улыбнулся собственному отражению и поспешил на выход. Лора уже звонила ему по нескольким рабочим моментам, так что опаздывать сегодня было нельзя.

Всю дорогу до офиса Билл был занят важными переговорами с клиентами и даже не заметил времени в пути. В офисе сотрудники суетились и приветствовали босса с милыми улыбками на лицах. Вернер лишь сдержанно кивал им, продолжая разговаривать по телефону. Проходя мимо Лоры, он показал ей жестом, что ждет горячий кофе, и скрылся за дверями кабинета. Секретарь поспешила исполнить просьбу начальника, и уже через несколько минут она вошла с чашкой ароматного напитка.

Вернер сидел за ноутбуком и что-то выстукивал на клавиатуре.

— Ваш кофе.

— Спасибо, Лора.

— Еще вы просили заказать вам билеты во Францию. Вылет завтра в двеннадцать.

— Гостиница? — Билл оторвался от монитора и придвинул к себе чашку.

— Все в буклете вместе с билетами.

— По поводу задержки?

— Все улажено.

— Лора, — Вернер довольно улыбнулся, — ты незаменимый сотрудник. Без тебя я пропаду.

— Не пропадете, но мне в это приятно верить, — Лора тоже мягко улыбнулась и вышла из кабинета.

Билл сделал несколько глотков, внимательно просматривая данные, а потом взял телефон и, найдя нужный номер, нажал кнопку вызова.

— Привет, Рихтер.

— Кто это? — недоуменно спросил мужской голос на том конце.

— Нехорошо забывать старых друзей. Неужели так сильно изменился?

— Билл? Ты ли это? — обрадовано спросил Рихтер после нескольких секунд молчания.

— С утра был именно им.

— Это приятный сюрприз. И зачем тебе понадобился дряхлый старик?

— Вот так сразу к делу? Может, я по тебе соскучился?

— Билл, я тебя очень хорошо знаю. Ты не станешь тратить попусту время на давних знакомых ради простого интереса об их уже слабом здоровье. К слову, всегда восхищался этой твоей чертой характера.

— Чертовски приятный комплимент. Ну, в таком случае, и я тебе скажу, не такой уж ты и дряхлый, раз заведуешь университетом.

— Заведую. Видимо, ты по этой причине и звонишь.

— По этой. Мне нужно пристроить одного человечка. Все не так сложно. Он уже числится в одном университете. Просто я пока заморозил его учебу и купил длительный академический отпуск. Нужно сделать перевод к тебе.

— А что с тем заведением не в порядке?

— Там его видеть среди студентов не хотят. Много проблем было.

— А что изменилось сейчас?

— Сейчас у мальчика есть желание, и я не могу упустить этот момент. Поможешь?

— И кто он? Твой любовник?

— Нет, — рассмеялся Билл. — Мой брат Удо.

— Пришли мне его данные. Я посмотрю, что можно сделать.

— Рихтер, ты святой человек.

— Издеваешься? Я старый развратник, который всегда любил молоденьких мальчиков, — мужчина на другом конце хрипло усмехнулся.

— А почему о себе в прошлом? Выдохся?

— Да, аппарат уже давно барахлит. Я взялся под конец жизни за моральное исправление своей сущности.

— Как все глубоко-то.

— Старость начинает диктовать свои правила.

— Сочувствую.

— Не стоит. Я свое уже отгулял. Мне не на что жаловаться.

— Ну, в таком случае, молодец, что не унываешь, — Билл улыбнулся и сделал глоток кофе.

— Хватит уже о старике болтать. Как у тебя дела, мой мальчик? — слащаво произнес Рихтер.

Вернер коротко поведал о своих делах, не особо вдаваясь в подробности. Когда-то он был одним из мальчиков этого пожилого мужчины. Благодаря раскрепощенному характеру Вернера, они с Рихтером очень быстро нашли общий язык. Вскоре Билл с его помощью поступил в университет и блестяще закончил. Рихтер всегда знал цену предоставляемым услугам и не питал лишних иллюзий. После того, как Билл вышел из университета с дипломом специалиста, их связь была разорвана. Но, несмотря ни на что, они периодически встречались на различных мероприятиях и до сих пор остались хорошими друзьями.

После недолгого разговора со старым знакомым Вернер снова вернулся к своим многочисленным делам. До завтрашнего отлета надо было уладить несколько рабочих моментов. День пролетел за мгновение. А вскоре раздался звонок от Коха.

— Да, Фалко.

— Ты все еще на работе?

— А где мне быть?

— Действительно. Это твоя единственная женщина, которой ты не изменяешь. Хватит сидеть. Приглашаю на ужин.

— В честь какого праздника? Что, расстался со своей очередной пассией? — усмехнулся Вернер.

— Да, день выдался нелегким, а ужинать в одиночестве не хочется. Ну, так что?

— Заедешь за мной? — спросил Билл.

— Через полчаса.

— Договорились.

Оставшееся время Вернер снова посвятил работе.

 
#12
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
***
Уютный ресторанчик располагал к непринужденной беседе.Он был небольшой, но весьма популярный. Здесь ценились постоянные клиенты, коим был и Фалко Кох. Он часто здесь ужинал, а потому, благодаря своему состоянию и высокому посту, сыскал к себе безграничное уважение персонала. Для него всегда находился столик, даже если Фалко появлялся внезапно, совсем как сейчас. Зайдя в ресторан, Билл с Кохом простояли всего несколько минут возле стойки администратора, а вскоре уже сидели за уютным столиком возле окна.

Персонал и обслуживание оказались на высшем уровне, что не могло не радовать посетителей, которые за целый день были вымотаны делами и бесконечными проблемами. Вернер неспеша попивал дорогое вино и периодически смотрел в окно.

— Я завтра улетаю в Париж, — сообщил он Коху.

— Дела?

— Блять, ты так спрашиваешь, будто есть другая причина.

— Да кто тебя знает. Жизнь временами меняется.

— Только не моя. Моя уже одна сплошная привычка.

— Мне иногда жаль тебя. Ты слишком увлекся обеспечением собственного брата.

— Да, есть такое. Так увлекся, что пропустил значимые моменты.

— Может, стоит остановиться?

— Фалко, блять, ты либо стареешь, либо становишься философом. Завершай свои умные речи. Ты раньше таким не был, — Вернер усмехнулся.

— Наверное, все же старею. Но суть дела не меняет.

— Удо — мой гарант завтрашнего дня. Я привык жить ради него и думать о его будущем.

— Ему уже пора к самостоятельности привыкать.

— Он еще ребенок.

— Переросток.

— Я тебя хотел попросить присмотреть за ним, пока меня не будет.

— Сука, — усмехнулся Кох. — Я же тебе не нянька! Или ты мне подработку предлагаешь?

— Да иди ты в задницу. Мне просто некого попросить. Удо к тебе прислушивается. Ты для него что-то вроде авторитетного товарища.

— Он к твоим угрозам тоже прислушивается. Попробуй запугать, — глаза Коха улыбались, но противоречия в них не было. Билл знал, что Фалко не откажет в просьбе.

— Хочешь сделать из меня зверя в глазах Удо?

— Ты в его глазах свет. Удивляюсь его способности безумно любить и одновременно с тем истреблять нервные клетки обожаемого брата своими поступками.

— Наверное, моя вина.

— Да нет, твой Удо сам прекрасно со всем этим справляется. Хватит уже все взваливать на себя. Однажды сломаешься.

— Ты не ответил на мой вопрос: присмотришь за Удо? — Билл внимательно посмотрел на Фалко, допивая вино из бокала залпом.

— У меня есть выбор? Конечно, присмотрю. Заеду, позвоню… Может, делом его займу на время твоего отсутствия.

— С меня причитается.

— В принципе, как всегда, — мужчины улыбнулисьдруг другу. К этому моменту официант принес их заказ, и они приступили к трапезе. За столом звучали строго деловые разговоры. Каждый поделился своими проблемами ровно настолько, насколько посчитал нужным. Иногда требовалась какая-то словесная поддержка, даже если человек не был завязан на твоем бизнесе. Кох и Вернер в этом плане друг друга прекрасно понимали, поэтому периодически у них случались подобные разговоры по душам.

После ужина Билл попрощался с Фалко и поехал домой, где предстояло сообщить Удо о новостях касательно его дальнейшей учебы и отправиться лечь спать, чтобы утром покинуть пределы родины и отправиться по делам в Париж.

***
Билл проснулся рано. Он быстро привел себя в порядок и отправился на кухню, чтобы позавтракать и выпить чашку кофе, без которого не начиналось ни одно утро. Уже сидя за столом, Вернер открыл ноутбук и принялся отправлять некоторые документы Лоре. Он всегда очень щепетильно относился к делам и редко уезжал, оставляя после себя недоделанную работу.

На кухню вошел заспанный Удо. Парень прошел к Биллу, поцеловал его в щеку и сел на стул, отпивая бодрящий напиток из чашки брата. Последний недовольно посмотрел на младшего.

— А себе налить не судьба?

— Ты жадный.

— Я справедливый.

— Ну и ладно, налью.

— В мою чашку тоже добавь.

— Ты уезжаешь? — спросил Удо, потирая переносицу пальцами и разливая кофе по чашкам.

— Да. Хотел с тобой поговорить на эту тему.

— Я даже уже догадываюсь, о чем пойдет речь, — парень сел на стул и с деланым серьезным видом принялся копировать интонацию старшего брата. — Удо, я уезжаю, а ты должен вести себя нормально, без за*бов и проблем!

— Думаешь, это смешно? — Вернер смотрел на парня с возмущением и непониманием.

— Боже, у тебя пропало чувство юмора. А ведь когда-то оно в тебе процветало, — Удо махнул рукой и сделал глоток из чашки.

— С тобой уже давно все атрофировалось.

— Билл, ну я же пошутил. Я буду вести себя хорошо. Я, между прочим, вчера весь день занимался.

— Кстати, я тебе устроил перевод в новый университет.

— А факультет?

— Я тебе дам номер телефона, созвонишься с этим человеком и все обговорите при встрече.

— Здорово, — довольно отозвался парень.

— Только, Удо, это будет последний универ. Выпрут оттуда, я тебе весь мозг выбью. Ты меня понял? — спросил Билл и уставился на брата.

— Понял, — недовольно пробубнил Удо.

— Фалко будет за тобой приглядывать. Если случится что-то непредвиденное, сразу же звони ему. Но я очень надеюсь, что ничего, выходящего за рамки, не произойдет.

— Я решил ни с кем из старых друзей не общаться. Симку сменил. Так что проблем не будет, и ты зря переживаешь.

— Последнее не про тебя. Ладно, мне еще сумку надо собрать.

Билл обхватил брата одной рукой за шею и поцеловал в висок, а затем отправился в свою комнату, чтобы собраться в дорогу.

***
Вернер сидел в зоне ожидания посадки, слушая, как динамики приятным голосом вещали о прибытии того или иного рейса. Вызванное такси немного опоздало, и Билл всю дорогу переживал, что не успеет, но путь до аэропорта прошел гладко, и сейчас, сидя в удобном кресле, парень заметно расслабился и просматривал почту с телефона. Все мысли были собранными, он думал только о предстоящих делах и возможных вариантах решения проблем.

Наконец, голос оповестил о начале посадки, и Билл, подхватив сумку, отправился на борт лайнера, который доставит его в Париж.

Полет прошел для Вернера незаметно, словно и не было нескольких сотен километров пространства между двумя мегаполисами. Затем такси, сменяющиеся картинки города, отель, подготовка и два дня работы. Они прошли в напряжении и с некоторыми проблемами. Билл был настолько поглощен делами, что за это время даже не звонил Удо и Фалко, чтобы справиться об их делах. Все свободное время заняло устранение проблем и налаживание размеренного ритма, с чем Вернер успешно справился до поставленного срока.

До вылета в Гамбург оставался еще один день, и Вернер решил немного расслабиться. Наконец, он смог окунуться в атмосферу романтики и красоты, которая всегда царила в этом городе. Билл питал к Парижу особые чувства. Он много путешествовал и видел разные города, но все они были для него серыми и одноликими, но вот Париж являлся каким-то исключением, чем-то особенным.

Билл очень любил гулять по набережным Сены, только жаль, что не так часто, как хотелось бы иметь возможность сюда приезжать. Когда-то давно они здесь были с Удо. Тогда время казалось каким-то более беззаботным, несмотря на то, что он работал в два раза больше. А сейчас давно отлаженный бизнес тянул его, как кабала, куда-то вниз. Словно на руках были невидимые оковы, и их постоянно хотелось стряхнуть, только вот ключей от замков не было под рукой.

Здесь Билл всегда любил заходить в один японский ресторанчик «Aki», и очередной приезд не стал исключением. Вернер удобно устроился за дальним от выхода столиком и сделал заказ. Все мысли сейчас были легкими и невесомыми, не хотелось думать о чем-то тяжелом. Да и не было нужды. Лора не звонила, а значит, на фирме все в порядке. Фалко тоже не беспокоил своими звонками, что свидетельствовало о том, что Удо пока ведет себя спокойно и не ищет приключений на свою пятую точку.

За легкими весенними мыслями Билл дождался своего заказа и приступил к трапезе. Настроение было отличным, а потому после обеда он запланировал поход в кино. Вот так запросто. У Вернера почти всегда не находилось времени ходить по таким местам, но сегодня захотелось сделать это так сильно, словно наступил последний день его жизни, и ему обязательно надо было попасть в кинотеатр и не важно, на какую премьеру. Билл улыбнулся своим мыслям.

В это время Вернер интуитивно повернул голову, взгляд небрежно зацепился за нечто знакомое. Он снова повернулся в ту сторону и замер. К нему спиной сидел парень с прической, как у Тома. Те же самые черные косички, та же комплекция. На какое-то мгновение в голове мелькнула мысль подойти, но здравый рассудок нашептывал о том, что проститутки не настолько богаты, чтобы ездить по Парижу. А если ему билет оплатил клиент? Но парень сидел с молодой девушкой.

Билл так и остался на месте, но периодически поглядывал в сторону незнакомца, так похожего на Тома. Вернер сам не понимал, почему он так забеспокоился, хотя и поймал себя на мысли, что хотел бы здесь и сейчас встретить мальчишку. Просто посидеть с ним, а потом пойти в запланированный им кинотеатр. Вслед за этими мыслями сразу всплыла ностальгия по дому и Удо.

Билл усмехнулся всему тому бреду, который так неожиданно нахлынул. Он доел заказанные суши и отправился на выход, в последний раз оглянувшись на все еще сидящую пару. Парень оказался восточной внешности, больше похожий на японца, и Вернер снова улыбнулся абсурдности своих размышлений.

***
После кинотеатра погода немного переменилась. Усилился ветер, на небе собрались тучи. Билл застегнул черный плащ на все пуговицы, отправляясь немного прогуляться по вечернему Парижу. Хоть фильм и заставил его скучать, но все же настроения не испортил. Вернер наслаждался каждым шагом, вдыхая аромат надвигающегося дождя. Он вытащил телефон и набрал номер брата. Трубку подняли почти сразу же.

— Ты почему не спишь? — сходу обрадовал брата Билл.

— А ты тогда какого хера звонишь?

— Проверка.

— Ну и как? Прошел?

— Чем занимаешься? — Билл улыбнулся.

— Читал. Через час спать пойду. А ты как там? Даже не звонил, — немного обиженно произнес Удо.

— Дела были. Два дня жил по схеме: спать, дела, и снова спать. Сегодня решил устроить себе выходной.

— Я бы сейчас тоже не отказался прогуляться по Парижу.

— Учись, и отказываться не придется. Ты звонил по поводу универа?

— Звонил. Все обсудили. Завтра документы уже туда переведут, и я могу начинать учиться. Ты рад?

— Блять, это ты должен радоваться, а не я! Столько шансов начать заново ни у кого еще не было. Но ты каждый раз умудряешься все спустить к чертям в ад.

— На этот раз не подведу. Ты когда приедешь?

— Завтра.

— Тебя встретить?

— Ну, если есть такое пламенное желание, то встреть.

— Время только точное не забудь скинуть смской.

— Через час отправлю. Ложись спать.

— Спокойно ночи, Билл. Я люблю тебя, — мягко прошептал Удо, и Вернер знал, что парень сейчас улыбался.

— Пока, — сдержанно попрощался брат и убрал телефон в карман. На душе стало свободно и хорошо. Он усмехнулся, вспоминая разговор с Удо, и направился в сторону дороги, чтобы поймать такси.

До отеля он доехал быстро. Вернер пожалел, что не прошелся еще немного пешком, да и вообще о том, что замечательный день, коих у него не так много, подходил к завершению. Все его будни походили один на другой. Постоянные разговоры, звонки, мероприятия, вечеринки, а сейчас не было ничего этого, никаких условностей, и поэтому Билл сожалел, мечтая продлить этот день еще на несколько часов.

Ночью ему что-то снилось. Вроде это был ресторан «Aki», но только сейчас он выглядел как-то иначе. Некогда черно-белые сны сегодня решили измениться, показывая всю огромную палитру красок. Вокруг все пестрило, выглядело каким-то безвкусным. Биллу сразу же захотелось оттуда выйти. И он вышел, неожиданно оказываясь в узком переулке Токио. Туда-сюда сновали незнакомые японцы, люди, которых, кажется, он знал. Они все говорили на непонятном языке, и отовсюду раздавался смех.

В одно мгновение все закрутилось слишком быстро. Множество лиц смешалось, и Билл на какое-то время перестал различать, кто есть кто. Голова от всего этого кружилась, но тут взгляд зацепился за черноволосую макушку. Мальчик шел впереди, и Вернер тут же попытался его окликнуть, но получилось только беззвучно открыть рот. Он снова безмолвно крикнул, срываясь за впереди идущим парнем. Немота раздражала. Билл вдруг стал переживать, что не успеет догнать мальчика, а если и догонит, то он может оказаться совершенно другим человеком. Хотя кого Билл на тот момент хотел увидеть? Он не знал. Только чувство, что это кто-то из его окружения, подсказывало Вернеру идти за ним дальше. На языке крутилось имя, но он не мог его вспомнить, как и то, зачем преследует этого незнакомца.

На какое-то мгновение парень обернулся, улыбаясь такой знакомой чуть нагловатой улыбкой. А затем он поднял руку вверх и помахал Биллу. Тот снова пытался что-то выкрикнуть, но безуспешно. Вернер стал показывать жестом, чтобы парень подождал его, но тут неожиданно появилось еще больше народу, и пройти вперед оказалось невозможным. Билл на какое-то время выпустил незнакомца из виду, а затем и вовсе потерял.
 
#13
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Вернер резко проснулся.

— Том… это был Том, — хрипло прошептал блондин, находясь в пограничном состоянии между сном и реальностью. Постепенно придя в себя, Билл потер глаза и, вспомнив все предшествующее, слабо рассмеялся.

— Какой бред.

Билл перевернулся на бок и снова попытался уснуть, но смог провалиться лишь в легкую дремоту. Через час Вернер все же поднялся. На улице начинало светать. Парень заказал в номер завтрак с чашкой кофе в обязательном порядке и принялся собирать сумку в дорогу.

Дальше все шло по привычному сценарию: такси, аэропорт, ожидание, взлет, посадка. На выходе его встречал Удо, радостно махая рукой в знак приветствия. Билл подошел к брату, чуть приобнял и, вручив ему сумку, подтолкнул его к автомобильной стоянке. По дороге парень рассказывал про то, как пролетели два дня. Вернер слушал вполуха, иногда кивая головой и улыбаясь.

Наконец, они тронулись в путь. Удо за рулем не любил разговаривать, а Билл не любил ничего слушать. Ему нравилось просто ощущать дорогу, нравилось, когда один пейзаж сменялся другим, нравилась тишина. Но тут раздался звонок.

— Да, — меланхолично отозвался Вернер.

— С возвращением. Как съездил? — прозвучал голос Фалко из динамика.

— Замечательно. Тебя только этот вопрос интересует? С чего вдруг такая учтивость, ты мне раньше после приземления никогда не звонил, — Билл усмехнулся и достал сигарету, прикуривая ее.

— У меня блять, машина сломалась, а мне надо срочно в одно место на встречу. Я знаю, что Удо тебя поехал встречать. Вы сейчас где?

— Едем по Кайзер Вильгельм штрассе.

— Отлично! Я нахожусь на Альтер Штайнвег. Билл, выручай, а?

— Ладно, сейчас будем, — Вернер нажал отбой и обратился к брату, чтобы он свернул на Вексштрассе.

Удо согласно кивнул и без лишних слов поехал по указанному направлению. Уже через полчаса они остановились около черного мерседеса Фалко. Сам хозяин машины стоял на дороге и нервно курил. При виде авто Удо, Кох поспешил им навстречу.

— Привет, Билл! — радостно поприветствовал мужчина вышедшего из автомобиля Вернера, чуть приобнимая его.

— Привет, Фалко.

— Сука, все так неудачно сложилось. Опаздываю на встречу. Вызвал такси, а оно где-то в пробке застряло. В общем, все некстати. Хорошо, что вас зацепить успел. Ну что, подбросите?

Билл еще не отошел от Парижской атмосферы, и состояние его было несобранным. Погода в Гамбурге стояла замечательная, а неподалеку находился парк. Вернер отстраненно посмотрел на перевозбужденного Фалко и обратился к Удо:

— Отвези его. Потом за мной заедешь.

— А ты куда? — удивился брат.

— В парке пока погуляю. Сто лет там уже не был.

— Ну, давай, удачи тебе в твоих ностальгических воспоминаниях. Еще увидимся, — Кох по-дружески хлопнул Вернера по плечу и поспешил сесть в машину.

Вернер проводил взглядом автомобиль Удо и не спеша отправился в парк. Здесь все дышало весной и солнцем. Билл шел по главной аллее, наблюдая за прохожими и сидящими на лавочках людьми. В душе царила полнейшая гармония. После десяти минут пешей прогулки Вернер все же решился присесть на одну из многочисленных лавок. Но, как только приземлился, внезапно испытал чувство дежавю: неподалеку спиной к нему сидел черноволосый мальчик с черными брейдами. Билл выгнул бровь и замер в изумлении, не зная, что предпринять.

За последние несколько часов ему уже трижды пришлось лицезреть эту макушку. Билл подумал про наваждение и, встряхнув головой, пошел по направлению к Вайсу, решая не поднимать этот вопрос и не выяснять, на самом ли деле это Том или очередной прохожий. Но, словно услышав его мысли, мальчик развернулся и оперся на поручень. Теперь сомнений не осталось, это точно оказался Том. Вернер усмехнулся и отправился к человеку, который начал преследовать его, сам того не подозревая.

— Ну, привет, — поздоровался Билл, присаживаясь рядом.

— Оуу, большие люди тоже иногда гуляют по муниципальным паркам для простых смертных? — язвительно, хотя и не злобно, заметил Том.

— Большим людям иногда тоже хочется быть смертными. Я вот, например, не знал, что днем проституция процветает в парках родного города.

— Я днем не работаю. Приехал с сестрой погулять. А ты здесь как оказался?

— Проезжал мимо… решил зайти.

— Ясно. Закурить есть?

— Найдем, — ответил Билл и достал пачку сигарет, протягивая ее Тому. Парень взял одну и прикурил, наслаждаясь горьким привкусом никотина во рту. Вернер, глядя на него, тоже взялся за сигарету.

— Спасибо, — произнес Том после нескольких затяжек.

— Не жалко.

— А у тебя есть кто-нибудь? Ну, кроме Удо.

— Нет, только он.

— А дети?

— А я похож на порядочного семьянина, который время от времени развлекается с ночными бабочками? — такая перспектива повеселила Билла.

— Всякое бывает. Но ты, да… как-то на семьянина не похож.

— А на кого похож?

— На гея, который время от времени развлекается с ночными бабочками.

— Вообще-то, я бисексуален.

— Ну, насколько я успел заметить, у тебя в почете пока только мальчики.

— А у тебя был большой опыт наблюдения за мной?

— Мне и этого хватило, — Том усмехнулся и, сделав последнюю затяжку, отправил недокуренную сигарету в урну.

— Типа хороший психолог? — с сарказмом спросил Вернер.

— Тебя напрягает?

— А должно расслаблять?

Том ничего не ответил, лишь пожал плечами и отвернулся в сторону, посмотрев туда, где две девочки сидели на соседней лавке и о чем-то забавно перешептывались. Одной из них была Адель. Парню сегодня не хотелось особо язвить и проявлять свою защитную реакцию. Том имел обыкновение использовать их на работе, но никак не в обычной жизни. Только вот неожиданное появление Билла немного спутало все его карты. С одной стороны, он как бы рад был его видеть, а с другой, было не то время и не то место для разговоров с клиентами.

— Чем-то обидел? — спросил Вернер, видя, что мальчик отвернулся.

— Да нет. Просто сейчас не рабочее время, а тут…

— А тут напоминание о работе? — закончил за него блондин, выкидывая в мусор докуренный бычок.

— Что-то вроде того, — недовольно ответил Том.

— Ммм, какие мы ранимые. Что, ни разу не встречался вот так с клиентами?

— Мои клиенты днем работают и по таким паркам не гуляют. Это только ты какое-то охренительное исключение.

— Это хорошо или плохо?

— Не задумывался об этом, — Том снова посмотрел на сестру.

— Сестре сколько лет? — спросил Билл, решая сменить тему разговора.

— Семь.

— Маленькая.

— Сколько Удо лет?

— Двадцать два, — Вернер улыбнулся.

— Не маленький, — усмехнулся мальчишка. — Я думал, ему, как и мне, лет восемнадцать.

— Это ты на нее постоянно смотришь? — Вернер кивнул в сторону соседней лавочки, на которой девочки продолжали о чем-то весело разговаривать.

— Да. Вон та в синей кофте, — показал Том на Адель.

— Здесь есть кафе?

— В той стороне есть, — и Том указал пальцем по направлению.

— Покажешь? Заодно и вас приглашаю.

— В честь какого праздника? — иронично удивился парень.

— Не успел позавтракать. Только с самолета.

— Так там, вроде, кормят.

— Я принципиально там не ем.

— Ну, надо же, какие мы гурманы, — с сарказмом произнес Том и встал с места. — Ну, пошли, раз приглашаешь. Клубничка, мы уходим, — крикнул парень девочке.

Адель попрощалась с новоиспеченной подругой и направилась к брату, с интересом разглядывая его нового знакомого. Она подошла и приветливо улыбнулась ему.

— Привет, а ты кто?

— А я Билл, — Вернер присел на корточки перед ребенком и тоже ей улыбнулся. — А у тебя есть имя?

— Адель.

— Красивое.

— Ага. А ты друг Тома?

— Адель, дохрена вопросов задаешь, — недовольно прокомментировал брат, пытаясь остановить необдуманные ответы Билла.

— Да нет, скорее нас связывает нечто по работе, — корректно объяснил Вернер.

— А-а-а, ясно, — как будто поняв, о чем речь, со знанием дела произнесла Адель.

— Ну, пойдемте, — поторопил Том, разрывая начатое знакомство.

— А куда?

— Нас в кафе пригласили.

— Здорово! — радостно воскликнул ребенок. Взяв брата за руку, девочка принялась рассказывать свои наблюдения, связанные с жизнью. Том нахмурился и напрягся, а Вернер лишь иногда усмехался забавному поведению мальчишки. Компания неспеша дошла до небольшого кафетерия, находящегося в тени огромных деревьев. Дизайнеры здесь попытались создать сказку, и она им удалась. Причудливые фигурки были расставлены вокруг здания, на деревьях висели, выглядывали, сидели на ветках различные персонажи сказок и мультфильмов. Здесь было красиво.

Том с Адель всегда выбирались в этот парк, когда представлялась возможность. Девочка особенно любила это место. Здесь она находила для себя то, чего ей не хватало в реальной жизни. Да и самому Тому этот уютный уголок нравился. За время пути парень немного расслабился и уже не так сурово оценивал все сказанное их внезапным компаньоном.

Пока Том и Адель зашли в кафе, располагаясь за уютным столиком, Билл быстро набрал номер Удо и сообщил свое местонахождение. Затем Вернер присоединился к своим неожиданным попутчикам. Они сделали заказ и принялись ждать. Вайс иногда поглядывал на Билла. Ему было странно видеть этого человека здесь. Сейчас он был какой-то другой, вне зоны условностей и правил. Резкий контраст показался непривычным, и Том не мог понять, нравится ему это или нет.

Адель вошла в роль рассказчика и развлекала парней своей легкой болтовней ни о чем. Но те ощущали, как между ними словно натянулась невидимая нить. Они почти постоянно наблюдали друг за другом. Порой каждому из них хотелось что-то сказать, и всякий раз они отступали от намеченного плана, словно не зная, с чего начать.

Принесенный заказ позволил взять паузу и немного собраться с мыслями. Адель же не замечала ничего вокруг, для нее сейчас существовало только одно любимое лакомство — клубника со сливками. После несколько тягостного молчания, единство тишины нарушила девочка.

— А у меня собака будет, — радостно заявила она и улыбнулась, снова набивая рот клубникой.

— Почему будет? Том не хочет заводить живность? — спросил Билл и посмотрел на парня с ухмылкой на губах.

— Нет, хочет, только когда операцию сделают, — девочка открыла пошире рот и целиком засунула туда большую порцию десерта.

— Операция? — удивился Вернер, не ожидая подобного ответа.

— У нее почки больные, — ответил Том за сестру, пока та тщательно прожевывала.

— Все так серьезно. Операция обязательна? — тихо спросил Билл, глядя на Адель, которой было не до разговора взрослых, так как в кафе вошла молодая девушка с собачкой на руках. Все внимание девочки обратилось к этому существу. Адель даже развернулась, чтобы удобней рассмотреть обожаемое ею животное.

— Да, — Том нахмурился и посмотрел в окно. Тема здоровья сестры всегда для него была болезненной. — Одна почка отказала, а вторая работает на тридцать процентов. Ждем донора.

Билл не знал, что сейчас сказать. Он невольно затронул тему, о которой даже не догадывался. Стало как-то не по себе. Для него без лишних слов теперь было понятно, почему Том занимается проституцией. Вынужденная мера. Совсем, как у него, только без альтернативы. Вернер хотел сказать что-то еще, но как назло мысли витали в какой-то прострации и были несобранными. Билл почувствовал себя неловко и начал тоже смотреть в окно. Ситуацию спас Удо, который вошел в кафе и, окинув взглядом всех немногочисленных посетителей, направился к столику, за которым сидел его брат.

— Эй, какие тут знакомые люди! — Удо широко улыбнулся и протянул руку Тому. Последний приветливо ее пожал. — У вас тут что, свидание?

— Давай с выражениями полегче, — предупредил его Том и кивком показал на Адель. –Кстати, знакомься, это моя сестра Адель.

— Привет, юная леди, — галантно поздоровался Удо с девочкой, которая с интересом разглядывала нового знакомого ее брата. — А меня Удо зовут.

— Привет, — девочка улыбнулась.

— У вас тут скромный завтрак. Ничего, если и я чашечку кофе выпью? — Удо снял с себя легкую куртку и повесил на рядом стоящий стул.

— Валяй, — махнул Том рукой. — Фирма в лице Билла платит.

— Фирма всегда платит, — подхватил шутку Удо и попросил подошедшую официантку принести капучино.

— Сейчас доведешь «фирму» и получишь в глаз.

— Не получу. Ты у нас сегодня добрый, — Удо мягко улыбнулся.

— Глубокие наблюдения, — иронично отметил Вернер и потянулся было за пачкой сигарет, но потом вспомнил, что место не совсем подходящее, и предпринял еще одну попытку бросить курить.

— Вы случайно, что ли, встретились?

— Нет, предварительно созвонились, — съязвил Том. — Вызов на дом уже прошлое столетие. Идем в ногу со временем.

— Иронию понял, — Удо поднял ладони кверху в примирительном жесте.

— И это радует, — прокомментировал Билл.

— Вредные вы какие-то сегодня. А ваша юная фройляйн почему молчит? — спросил весело Удо, обращаясь к девочке.

— А ее никто не спрашивает, — Адель пожала плечами и улыбнулась.

Следующие полчаса прошли в задорной болтовне двух детей, одному из которых уже исполнилось двадцать два, а другой — всего лишь семь. Удо всегда умел находить общий язык с младшим поколением. Даже когда он был в возрасте Адель, то к нему тянулись ребята со всех близлежащих домов, так что у парня не было проблем, с кем поиграть. Вокруг него всегда крутилось много народу.

Билл с Томом все так же сидели и продолжали наблюдать друг за другом. Они принимали участие в различных дискуссиях между Адель и Удо, улыбались, но в то же время периодически сталкивались изучающими взглядами, быстро отводя глаза. Невидимая нить напряжения постепенно перерастала в некое любопытство. Сегодня парни узнали друг друга совершенно с другой стороны. Но мысли по поводу этой встречи были сумбурными, и никто из них не мог сказать ничего определенного.

За веселой болтовнёй время пролетело быстро. Вскоре Билл и Удо, попрощавшись со своими знакомыми, направились назад к своим будничным делам со множеством проблем и их решений. Они сели в машину и уехали.
 
#14
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Глава 5.

Том с Адель направились на остановку. Рабочий день у Вайса тоже никто не отменял, а ему еще надо было помочь сестре сварить что-нибудь покушать. Девочка нуждалась в специальной диете, но, несмотря на свой маленький возраст, с легкостью могла приготовить нужное блюдо. С пьющими родителями это стало нормой. Том в свое время тоже очень быстро повзрослел и научился выполнять работу, которую сверстники в благополучных семьях никогда не делали.

Настроение было прекрасным. Весна дарила невероятную легкость и подъем энергии, и хотелось верить в светлое будущее, не думая ни о чем плохом. Брат с сестрой весело разговаривали, наблюдая за проносящимися за окном картинками. Адель часто смеялась, чем неоднократно вызывала улыбку на лице Тома, который был счастлив уже от того, что его родной человечек с ним рядом и не грустит.

Но по приезде домой легкость и непринужденность растворились, как только ребята шагнули за порог. Мать сидела на диване с заплаканными глазами. На шее виднелись следы от пальцев, словно ее душили. Вещи были разбросаны по их не слишком чистой гостиной, на полу лежала разбитая посуда. Том настороженно окинул взглядом комнату, и нехорошее предчувствие затаилось внутри.

— Адель, сходи к старику Францу.

— Том… — неуверенно начала девочка, но продолжать не стала, увидев решительное выражение лица брата. Она немного помялась, но все же покинула комнату, последовав просьбе, поняв, что с Томом лучше не спорить.

Когда дверь закрылась, парень подошел к матери и присел перед ней на колени.

— Что опять случилось? Ты пила?

— Нет. Не пила. Лари меня бросил.

— Он тебя уже не раз бросал. Вернется.

— Не вернется. Он нашел в твоей комнате деньги…

Даже не дав договорить матери, Том на последнем слове резко вскочил на ноги и рванул в свою комнату, где увидел, что замок на двери был выломан. Денег за шкафом не оказалось. Кровь отхлынула от лица парня, а все происходящее вмиг обернулось злым, несмешным розыгрышем, от которого хотелось орать до изнеможения так, чтобы охрип голос. Том схватился за голову обеими руками, так, что костяшки пальцев побелели от перенапряжения. Парень обессилено опустился на колени. Желваки на скулах стали отчетливее проступать. Зубы начало ломить от той силы, с которой Том сомкнул челюсть, стараясь не закричать. Но не смог.

Крик, вырвавшийся из его груди, мало напоминал человеческий. В нем отчетливо прослеживались боль, злость и жестокость. Парень резко вскочил на ноги и со всей силы принялся бить кулаком по шкафу, уродуя внешнее покрытие двери и разбивая руку в кровь. Дверца деформировалась, а ободранные костяшки нещадно пронзило острой болью, но по сравнению с той, которая сейчас щемила в груди, эта была ничтожной, не способной даже отрезвить переполненного яростью Тома.

Парень сбежал вниз по лестнице. В глазах его плескался неконтролируемый гнев. Мать дернулась от вида сына.

— Куда он поехал? — прокричал Том хриплым голосом.

— Откуда я знаю! Ты что на меня орешь? — в тон ему громко выкрикнула женщина.

— Ты, тупая сука! Эти деньги я копил на операцию для Адель! Ты знала про это и ты ему сказала о них! Зачем?

— Это деньги семьи! Я хотела всего лишь удержать Лари!

— Ты их не зарабатывала, тварь! Ты не имеешь к ним никакого отношения!

— Я тебя покрываю, а значит, мы в одной упряжке. Мне давно надо было написать на тебя в полицию и сказать, чем ты по ночам занимаешься, — зло выплюнула женщина в лицо Тома.

— Какая ты все-таки пустая мразь! Вы с Лари кормились на мои деньги. Я оплачивал этот дом. Все счета. И ты меня еще в чем-то упрекаешь! — Том принялся ходить по комнате, пиная все, что попадалось на его пути, со злости скидывая с тумбочек вещи, светильники, раскидывая диванные подушки. В нем словно проснулся зверь, требующий крови и мести. Хотелось вцепиться кому-нибудь в глотку. Хотелось всадить кому-нибудь в сердце нож, и Том даже знал кому, но этого человека сейчас не было рядом.

— Ты обязан был оплачивать! — женщина вскочила с дивана, в глазах ее сверкнула ненависть к родному сыну за его непонимание, за его неблагодарность к ней — родной матери!

— Я тебе, тварь, ничем не обязан! — Том схватил первый попавшийся предмет и швырнул в люстру, которая со звоном раскрошилась на мелкие осколки. Женщина инстинктивно вскрикнула и прикрыла голову рукой.

— Что ты творишь? Маленькая мразь! Совсем уважение потерял!

Том подошел вплотную к матери и прокричал ей в лицо:

— К кому? К тебе? Ты что несешь? Дура!

— Ко мне! Я пока еще твоя мать.

— На бумаге. Но это легко исправить.

— Тварь неблагодарная! Это ты виноват в том, что Лари ушел. Ты мне жизнь сломал. Лучше бы я тогда сделала аборт или подбросила тебя кому-нибудь на порог!

— Да лучше бы ты сама издохла! Сволочь! Я тебя ненавижу! — Том быстро поднялся в свою комнату, уже не слыша весь поток грязи, который полился ему вслед. Он зашел к себе и снова принялся крушить мебель. Ему сейчас хотелось разнести этот дом ко всем чертям, чтобы от него не осталось камня на камне. Вайс не знал, как по-другому выплеснуть переполняющую его злость и негатив, всю ту несправедливость, которая тисками сжимала его жизнь.

Внутри Тома словно взорвался вулкан, заполняя все раскаленной лавой. Казалось, что воздух стал невыносимо горячим. Возникла острая необходимость окунуться с головой в ледяную прорубь. Он резко поднялся и забежал в ванную комнату, вставая под струю холодной воды.

Одежда вмиг намокла. По телу прошлись мурашки, а из глаз полились слезы обиды. Они были горькие, злые, а сама мысль о том, что нельзя было ничего сделать, душила, подобно удавке. Вайс знал, что не сможет пойти в полицию, ведь тогда мать не станет молчать по поводу его профессии, а это, в свою очередь, был верный способ загреметь за решетку. Другого заработка, чтобы накопить на операцию, Том придумать не мог. В эти секунды весь мир рушился у парня на глазах. Паника медленно заполняла все внутри, и теперь то пространство, которое несколькими минутами ранее было занято злобой, желанием уничтожить, желанием убить, исполнилось едкого чувства горечи и отчаяния. Тому стало не по себе от мысли, что в любой момент может позвонить доктор Анхель и сообщить, что нашелся донор и требуется срочная операция, на которую у него теперь не осталось средств.

Мальчик перестал плакать. Страх сковал его изнутри. Вайс сел на дно ванной, обнимая себя за плечи и трясясь не то от холода, не то от собственных мыслей. Они сейчас были сумбурные, будто клубок перепутанных нитей. Том не знал, с чего начать и как быть дальше. Но одно он понял точно: ему надо прийти в себя, успокоиться и постараться все решить логически.

Вайс вышел из душа, переоделся в сухую одежду и, собравшись с мыслями, отправился в комнату к матери, которая уже успела принять горячительного, чтобы заглушить свои эгоистические мысли о Лари. Она отстраненно посмотрела на сына и отвернулась в сторону окна. В ее взгляде была пустота, которая каждый раз пугала Тома своей глубиной. Мальчик видел другие семьи и всегда не мог понять, почему его родная мать ничего не чувствует к собственным детям? Он много раз искал причины, постоянно думал, но ответа никогда не находил.

Том подошел к кровати, на которой сидела мать, и встал напротив, засовывая руки в карманы. Парень сжал кулаки до белых костяшек, чтобы сохранять спокойствие и не дать снова волю чувствам.

— Что, угомонился? — недовольно спросила женщина.

— Куда Лари уехал, ты знаешь?

— Знаю, — холодно отозвалась мать.

— Ты мне скажешь?

— Нет.

— Почему?

— Ты его убьешь.

— А ты понимаешь, что он забрал деньги для операции твоей дочери? — зло усмехнулся Том, даже не надеясь подобным вопросом вернуть разум этой женщины.
 
#15
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Ты такой меркантильный! Меня от тебя тошнит! — с ненавистью выплюнула женщина. — Все переводишь на деньги. А как же чувства… мои чувства? — она стукнула себя кулаком по груди.

— Какие у тебя чувства? Ты чудовище, и если бы не Адель, меня бы здесь давно не было, — слова матери снова пробуждали в Томе злость и агрессию. Внутри опять просыпался немного утихший вулкан.

— Я вас в свое время не бросила. Воспитала. А теперь вот она, твоя благодарность?!

Том истерически рассмеялся, запрокидывая голову назад и обхватывая ее ладонями.

— Блять, дура сволочная, кого ты воспитывала? Я что-то этот момент упустил.

— Пошел вон, гаденыш!

— Уйду, но мне нужны деньги. Верни их, и я обещаю, что не трону Лари, — зло прошипел парень, сжимая зубы до скрежета, чтобы не сорваться и не начать заново все крушить.

— Не угрожай мне. Лари нас кормил когда-то, так что ты ему должен!

— Я вам ничего не должен. Я давно своей задницей расплатился. Скажи, где Лари, а то будет хуже.

— Пойдешь в полицию? — женщина довольно улыбнулась. Но эта ее улыбка больше походила на какой-то злобный оскал. — Что ты им скажешь? Что твой отец украл у тебя деньги, которые ты зарабатывал проституцией? Ну, иди, — она жестом показала на дверь.

— Он мне не отец. И если я пойду в полицию, то ты сядешь.

— Я в тюрьме не пропаду. Хоть от вас отдохну. А вот Адель…

— Денег все равно нет. Так что ее сюда не впутывай, — мать было не сломить в своих заблуждениях. От нервного перенапряжения настроение парня менялось с невероятной быстротой. И опять внутри все заполнилось болью и обидой. Глубоко вздохнув, Том предпринял последнюю попытку. — Она ведь твоя дочь… помоги ей, пожалуйста, — прошептал он.

— Ее жизнь в руках Господа Бога. А ты — не он, и я над Лари не дам вершить самосуд.

— Как же я тебя ненавижу, — устало проговорил Том и вышел из комнаты, оставляя женщину горевать о потерянном сожителе.

Парень вернулся в свою разгромленную спальню и сел на пол возле двери. Все рухнуло в один миг, и не осталось сил начать сначала, не находилось ответа даже на элементарный вопрос: что делать? Том не знал, где искать Лари, так как никогда им не интересовался и, пожалуй, впервые в жизни об этом пожалел. Мать всегда боялась остаться одна, может, именно поэтому всегда меняла детей на личную жизнь. Но, по иронии судьбы, от этого она не становилась лучше.

В коридоре послышались легкие и неуверенные шаги. Адель. Сердце Тома сжалось лишь от одной мысли, что от него сейчас ничего не зависит. Все и вправду было в руках Господа Бога. Том усмехнулся последним словам матери и потер переносицу пальцами, собираясь с силами, чтобы не выглядеть в глазах сестры безвольной марионеткой судьбы.

— Том, — тихо позвала девочка и присела на корточки рядом с братом, глядя на него с непониманием. Она прикоснулась к окровавленной руке, чуть поглаживая его запястье. — Что-то случилось, да?

— Нет. Все нормально. Мы с мамой поругались из-за Лари. Я немного разозлился… и все вещи покидал, — Том даже для убедительности улыбнулся, хотя на деле ему хотелось обнять Адель и просто разреветься на ее плече.

— А что опять не так с Лари? Ты ее ударил?

— Нет, что ты… она в комнате. С ней все в порядке. Кажется, Лари опять бросил маму. Только на этот раз уже окончательно.

— Ты мне не врешь? — настороженно спросила девочка, пытаясь заглянуть в самую его душу.

— Нет, клубничка. Все у нас будет хорошо, правда? — тихо прошептал он, вжимаясь головой в стену.

— Правда, — Адель села к Тому на колени и положила голову ему на грудь, слушая стук сердца и чувствуя, что брат что-то недоговаривает. Но настаивать она не могла. Она боялась услышать то, чего ей знать совершенно не хотелось. Главное, ее Том сейчас рядом, целый и невредимый, а все остальное у них будет хорошо. Том обнял сестру и прикрыл глаза.

В доме царила гробовая тишина, и только звуки улицы нарушали этот покой. Время остановилось. Вся жизнь для Тома стала какой-то бессмысленной, жалкой. Внутри образовался вакуум. Из души будто высосали все чувства… Пустота — это все, что у него осталось.

Том не знал, сколько они с Адель просидели вот так. Некоторое время спустя девочка захотела кушать. Наступив на горло своему гневу, обиде, сжав волю в кулак, Вайс поднялся на ноги. Парень привел распухшую руку в порядок и отправился на кухню, чтобы приготовить с сестрой ужин. А чуть позже он позвонил Сандерсу и взял отгул. Его голос был настолько упавшим, что, несмотря на неизменные шутки и ядовитые подколы, Сандерс не стал кричать и задавать вопросы, а просто дал свое согласие.

Тому надо было привести мысли в порядок.

***
Вайс проснулся, когда за окном небо приобретало бледный оттенок. Утро было пасмурным. Вчерашний день пронесся, словно кадры выцветшей старой кинопленки. После дикой ярости все движения были как на автомате. Том практически не слышал, что ему говорила Адель, он толком не помнил, как готовил поесть, как механически проглатывал еду за ужином. Все было таким пустым, и за весь вечер не находилось ни одной мысли о том, что можно предпринять.

Том тяжело вздохнул от воспоминаний и сел на кровати, выуживая из тумбочки пачку сигарет. Дым запершил в горле, давая желанный привкус и принося с собой временное успокоение. Вайс выпустил серое облако, которое мягкими узорами расползлось в воздухе. Парень снова лег на спину, закинув одну руку за голову. Он внимательно смотрел на легкую дымку, словно первый раз ее видел. Рассматривая постепенно исчезающие клубы, он практически заставлял себя начать думать о дальнейших перспективах. То, что было, уже не вернуть, а значит, надо искать новые решения старых проблем.

Мал по малу, в голову начали приходить разные варианты. Том взвешивал, размышлял о возможных способах заработка, цеплялся за все, что только можно, но после детального рассмотрения определенной возможности откидывал ее. Все они не годились. Процесс повторялся по кругу, пока в голову не закралась одна шальная идея. Она, конечно, была безумной, но в безвыходной ситуации и это являлось неплохим вариантом. Том сел на кровати, начиная все анализировать. В данном случае он мог получить отказ, но мог и попытаться. Парень затушил энную по счету сигарету и встал.

Спустившись вниз, где маленькая хозяйка готовила завтрак, Вайс приостановился. Адель что-то тихо напевала, вытаскивая вареные яйца из-под крана и ставя овощной салат на стол. Незамеченный ею, Том остался стоять в проходе. Он прислонил голову к дверному косяку и тихо наблюдал за сестрой. Сегодня все казалось более светлым, чем вчера, а Адель подогревала стремление двигаться дальше — не опускать руки. Том немного грустно улыбнулся и, подойдя к девочке, поцеловал ее в висок.

— Тебе лучше? — спросила она, прищурив один глаз и склонив голову набок.

— Лучше. Когда ты рядом, мне всегда лучше, — брат улыбнулся и сел за накрытый стол.

Во время еды Адель что-то постоянно щебетала и улыбалась. От этой улыбки щемило сердце, но все равно было в ней что-то теплое, родное. Том весь день провел с сестрой. Они снова ходили гулять, навестили старика Франца, а затем вернулись домой.

Вайсу сейчас сложно было принять реальность, но он всеми силами старался не упасть духом. Ближе к вечеру тяжелые думы снова вернулись на свое привычное место. Парня начала тяготить мысль об отсутствии денег. В душе словно кошки скребли, нагнетая тревогу, бередя еще не зажившие раны и принося еще больший дискомфорт, но Том старался настраивать себя положительно и не думать о том, что случилось. Ему надо было идти вперед.

***
Работа у Тома началась рано. Сандерс позвонил еще в обед и оповестил о том, что нужно начать раньше срока. Вечером за ним заехал Фрэнк, что уже выходило за рамки обычного. Это означало, что придется отрабатывать по полной, за два дня.

Фрэнк после приветствия внимательно смотрел на парня в зеркало заднего вида.

— Что с рукой?

— Комары покусали.

— Да ну? А бинт какого хера тогда в крови? — иронично спросил мужчина.

— Большие комары были.

— Не еби мозг, а то сейчас к Сандерсу поедем на разборки.

— Подрался, — меланхолично отозвался Том, разглядывая вечерний пейзаж города за окном автомобиля.

— Ты, блять, товар! И какого хера портишь свой товарный вид? — Фрэнк злился.
 
#16
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Всякое бывает. Я не экстрасенс, чтобы предсказывать события наперед… Так получилось.

— Если хоть один клиент заикнется о твоей раздолбанной руке, то получишь по полной: и по морде, и на деньги накажем. Ты меня понял?

— Понял.

— А сейчас вот тебе деньги. Вон аптека, — Фрэнк махнул в сторону горящей вывески и притормозил возле здания. — Купи все, что надо, и перебинтуй руку.

Вайс выполнил все указания недовольного Фрэнка, и они двинулись дальше в путь. Тому сейчас не хотелось слышать голос этого мужчины. Хотелось просто побыть в тишине и собраться с мыслями, настроиться на предстоящих клиентов. Работу никак нельзя было потерять сейчас, ведь она оставалась единственным шансом. Тому не хотелось верить, что кто-то там, наверху, решал все за него.

— Что у тебя случилось?

— Ничего. Подрался.

— Это я уже слышал.

— Ждешь подробностей? — усмехнулся Том. — Их не будет.

— У маленького мальчика есть свои тайны? Что-то с кем-то не поделил?

— Фрэнк, ты пытаешь играть в психолога?

— Почему сразу играть? Может, тренируюсь перед вступительными экзаменами, — мужчина достал сигарету и прикурил, кидая пачку на заднее сиденье для Тома. Парень последовал примеру Фрэнка, затягиваясь сигаретным дымом и медленно его выпуская. Пространство салона заполнилось характерным запахом табака.

— Ну что тебе сказать… Не набрал ты баллы, можно сказать, провалился.

— Что, все так херово… Я про жизнь твою?

— А кому это интересно?

— Мне, раз спрашиваю.

— А мне?

— А что тебе?

— Мне должно быть интересно тебе рассказывать?

— Видимо, нет. Понял и отстал.

— Фрэнк, а ты иногда бываешь умным мужиком. Жаль, что это такая редкость.

— Сейчас договоришься, — недовольный результатами беседы, Фрэнк замолчал. Настроение у него резко ухудшилось, и он не знал почему. Может, он хотел от мальчишки чего-то большего, некоего доверия. Но Том вел себя словно стена, о которую можно было только руки разбить. Это злило Фрэнка больше всего.

До клиента они добрались спокойно. Том взял свою сумку и молча вышел из машины, направляясь в многоэтажный дом. Парень поднялся на второй этаж и, глубоко вздохнув, собрал всю свою волю в кулак. Натянув пошлую улыбку, он нажал кнопку звонка. Дверь открылась практически сразу.

Клиентами оказались парочка веселых студентов, которые решили разнообразить свои отношения и поэкспериментировать на троих. Тому было сложно сегодня работать, но парень выложился на все сто процентов. Работа для него стала рефлексом: одни и те же движения, повторяющиеся от клиента к клиенту фразы, стандартный набор ласк, и мальчики остались довольны своим состоявшимся опытом. Напоследок они сделали предложение Тому встретиться вне рабочего времени, но парень вежливо отказался, покидая гостеприимную квартиру.

Том остановился перед выходом из подъезда. Он достал сигарету и закурил, сползая вниз по стене. Ему до жути не хотелось видеть Фрэнка. Этот мужчина действовал на него отталкивающе. Вайс не мог понять, в чем причина, но тот ему определенно не нравился, поэтому сейчас Том ловил маленькую минуту передышки, чтобы побыть в одиночестве, а не под пристальным вниманием Фрэнка.

Сигарета дотлела до конца, и парень, затушив ее о стену, вышел на улицу. Вечер только начался, а Тому уже хотелось домой. Меланхоличное состояние душило, но выхода пока не находилось. Все завертелось в привычном ритме. Впереди ждали клиенты. Сколько их было за весь вечер — Вайс не считал. Он только принимал в себя чужие возбужденные члены, слышал неприятное сопение, пошло улыбался и всем говорил о замечательно проведенном времени.

На последнем клиенте Том выдохся окончательно. Весь путь его неумолимо клонило в сон. Дорога укачивала, словно пела колыбельную, под которую невозможно не заснуть и, видимо, в какой-то момент парень выпустил реальность из своего сознания, проваливаясь в сон. Ему снилась Адель. Она сидела в парке на скамейке совершенно одна. В ее глазах не было чувства потерянности и страха. Она просто сидела и не замечала брата.

Том стоял в нескольких метрах от нее. Он хотел подойти, но не мог. Тело налилось такой тяжестью, что даже шевельнуться не представлялось возможным. Роль уставшего наблюдателя Вайсу не нравилась, но он почему-то воспринимал сейчас это все как должное.

Парень не слышал звука ветра, хотя кроны зеленых деревьев пригибались от его напора, не слышал голосов проходивших мимо прохожих, хотя их губы шевелились при разговоре, не слышал звонкий смех детей. Он словно стоял в параллельной реальности, которая его не касалась. Неожиданно сильная боль полоснула по руке. Том дернулся, и картинка перед глазами стала расплываться в серые тона, постепенно преображаясь в темноту. Он непонимающе огляделся и понял, что сидит в машине, а на него недобро смотрит Фрэнк. Руку обдало жаром. Том сморщился от боли, понимая, что именно ударом по ней он и был разбужен.

— Ты, блять, приехал, чтобы поспать? Пошел работать! — приказным тоном оповестил мужчина о прибытии на место.

Том ничего не ответил. У него сегодня сил хватало лишь на то, чтобы выполнить свою работу и не более. Пререкаться совершенно не хотелось. Парень вышел из машины и посмотрел на дом. В мыслях промелькнуло, что это не дом Билла, а в душе зажглось желание оказаться сейчас именно там, где не надо фальши и пафоса, где ему спокойно и относительно хорошо. Он усмехнулся своим внезапно накатившим чувствам. Настроение немного улучшилось. Последний клиент давал надежду на крепкий и здоровый сон в своей постели.

Мальчик потер лицо ладонью, сгоняя остатки сна, усталости и нервного напряжения. Он отправился в дом, где его ожидал немолодой мужчина, являющийся давним клиентом. А потом дом, кровать и сладкое забытье, которое на короткое время остановит все его проблемы и позволит проснуться с новыми силами и мыслями.

***
Сквозь зашторенные окна пробивался солнечный свет. Том нехотя открыл глаза и посмотрел на часы. Время было обеденное. Парень удивился такому крепкому сну. Видимо, организму после стресса и перезагруженной рабочей ночи требовалось восстановление, и лучшего лекарства было не найти.

Том потянулся после сна, разминая тело и покрываясь миллионами мурашек от удовольствия. Сегодня он проснулся в боевом настроении и не собирался сдаваться обстоятельствам. От мысли, что придется все начинать сначала, было тяжело, но другого выхода он не видел. Не в первый раз будет подниматься с колен. Вайс несколько раз проговорил шепотом, что все у них с Адель будет хорошо, и встал с постели.

После утренних процедур Том выглядел бодро и чувствовал себя приемлемо. Он спустился вниз как раз тогда, когда в дом вошла мать. Парень слегка опешил. Женщина выглядела очень даже прилично. Одетая в старое, но достаточно хорошее платье, она не походила на пьющую даму. На лице была косметика, маскирующая все огрехи беспутной жизни, а вокруг шеи был намотан легкий шарф, скрывающий следы синяков.

Мать тоже слегка растерялась при виде сына. Из кухни вышла Адель и счастливо улыбнулась, глядя на родного ей человека. Она подошла к матери и обняла ее, а затем, не удержав в себе эмоций от увиденного, восторженно выдала фразу:

— Мама, какая ты красивая сегодня!

— Спасибо, — отозвалась женщина, натягивая на лицо немного лицемерную неискреннюю улыбку.

— Что с тобой сегодня? — холодно спросил Том.

— А что не так?

— Да все. Куда ты ходила?

— Я должна тебе давать отчет? На работу устраиваться, — усмехнулась женщина и погладила дочь по волосам.

— Как здорово! — Адель сложила ладони вместе в восторженном жесте.

— С чего вдруг? — не унимался Том. Ему все это казалось каким-то странным, нереальным, подозрительным.

— Лари нет. Мне пора начинать новую жизнь, — она снова улыбнулась неискренней улыбкой.

— Что ты задумала?

— Том, ты что? Это ведь так здорово! У нас теперь все будет хорошо, — вступилась за мать Адель.

— Я в этом не сомневаюсь, — ответил Том, не сводя взгляда с женщины.

— Ну, вот и славно, — произнесла мать. — Я пойду, переоденусь.

Она прошла мимо Тома, направляясь в свою комнату.

— Ты не сказала, устроилась на работу или нет? — спросил Том, усмехаясь ей в спину.

— Начальника не было на месте. Схожу на неделе еще раз, — бросила мать, не оборачиваясь.

Том задумчиво смотрел ей вслед. Возможно, что после случившегося он стал излишне подозрителен, но ему определенно не нравилось все это. Из раздумий его вывела цокнувшая Адель, которая, по-взрослому сложив руки на груди, смотрела на брата с каким-то умилением.

— Том, после того как ушел Лари, ты стал каким-то странным.

— Все нормально, клубничка. Пошли, что-нибудь поедим.

— Курица с овощами в пароварке, — сообщила сегодняшнее меню Адель.

— Ты моя хранительница семейных ценностей, — улыбнулся Том и поцеловал девочку в лоб. Том хорошо сегодня выспался, так что у него проснулся аппетит и тяга жить дальше.

Весь оставшийся день мать не выходила из своей комнаты, что сильно напрягало Тома. В принципе, и сам парень не стал задерживаться на кухне, а ушел к себе, чтобы поразмышлять над сложившейся ситуацией. Он тщательно взвешивал выбранный им вариант, складывал все плюсы и минусы, ожидаемые последствия, которые он, по сути предугадать не мог. Но все эти размышления заставили его укрепить свою силу воли и откинуть нытье в сторону. Пропавшие деньги уже не вернешь, ведь, зная мать, Том полагал, что она не сдаст Лари, даже если это касается жизни ее дочери.

Вечер подкрался незаметно. Маленькая Адель тихонько прокралась и забралась к Тому на постель, обнимая его. Они молчали. Том слегка поглаживал лежавшую на его груди маленькую ручку и улыбался. Какое же приятное было чувство того, что рядом находится родной человек. Том знал, что он нужен Адель, а она нужна ему. Они были словно две стены, поддерживающие друг друга. Как ни крути, а одна рано или поздно обвалится без другой.

— А старик Франц позвал тебя на ужин, — тихо оповестила Адель.

— Ты у него была?

— Да. Ты такой задумчивый ходишь. Мне стало скучно.

— Ну и правильно сделала, что не стала смотреть на мою кислую рожу.

— Ты из-за мамы переживаешь?

— Ну, есть немного. Только совсем не так, как ты думаешь.

— Том, это ведь не плохо же, что она будет теперь работать?

— Хочется в это верить, — задумчиво проговорил Том. — Ладно, пошли на ужин, а то я что-то проголодался.

Том с легкостью поднялся, утягивая за собой хрупкую Адель, и они отправились к старику Францу. Приближалось рабочее время, надо было успеть поесть перед набившей оскомину вечерней рутиной — собраться, и в дорогу.
 
#17
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Глава 6.

Привычный маршрут и привычное здание, где все продается и покупается. Том вошел в помещение, в котором по обыкновению собирались мальчики перед выездом на точки. В комнате находилось пять человек. Трое новеньких сидели поодаль от основного дивана. Там расположились Лекс и Марк, последний очень долгое время не появлялся из-за не совсем удачного клиента, который избил парня до плачевного состояния. Том удивился ему, но улыбнулся.

— Оу, какие тут люди. Привет, Марк.

— Привет. Как дела?

— Как в масле, — язвительно ответил Лекс вместо Тома. — Хорошо устроился. Отбивает тут у всех клиентов и гребет деньги лопатой.

— А у тебя комплексы по этому поводу развиваются? — иронично спросил Том.

— Эй, вы чего? — усмехнулся Марк, видя враждебный настрой.

— Со мной все нормально, — отозвался Лекс, глядя на Тома со злым прищуром.

— Припадок ревности из-за того, что клиентка его отвергла, — Том сел на стул рядом и вытащил сигарету, чтобы покурить.

— Она не без твоей помощи меня отвергла.

— Да, перестаньте вы уже. У вас здесь дефицит с клиентурой?

— Марк, она была щедрой старушкой. А эта хуйня, — Лекс кивком головы показал на Тома, — гребет под себя все, что может. Жопа ненасытная!

— Не слушай его, — улыбнулся Том. — Клиентка сама от него отказалась. Ты же знаешь, мне чужое не надо.

— Лекс, ты рехнулся. Если так за каждого клиента задницу будешь драть, то от нее скоро мало что останется, — вступился за Тома Марк. Парень знал Вайса и верил ему гораздо больше, чем завистливому Лексу, который и его подставлял не раз.

— Ну конечно, что еще от вас ожидать, — недовольно отозвался Лекс. — Вы всегда шли против коллектива. Но мы еще посмотрим. Справедливость в этой жизни существует.

— Блять, ты только такие громкие слова как «коллектив» не говори, — поддел его Том и обратился к Марку, — а ты как? Нас навестить или уже работать?

— Уже работать. Бля, так не охота, — парень скривился и, вдохнув дым от сигареты Вайса, попросил у него покурить.

В это время в комнату вошел Фрэнк. Мужчина окинул всех взглядом и обратился к новичкам:

— Вас сейчас Лени отвезет, — а затем уже обратился к бывалым парням, — Рика с Феликсом я уже доставил, теперь ваша очередь. Марк едет к Роберту. Том к Элизабет. А Лекс к Биллу.

У троих находящихся в комнате человек выражение лица изменилось. Лекс самодовольно улыбался, глядя на Вайса. Последний нахмурился. А Фрэнк заинтересованно ловил эмоции на лицах мальчишек.

— Билл мой клиент, — отозвался Том после минутного молчания.

— Уже нет. Сандерс поменял вам «график».

— А в жизни все же справедливость есть, — с сарказмом пропел слова Лекс и устремился на выход.

— Это Лекс подстроил? — спросил Том у Фрэнка.

— Не в курсе, но он еще вчера с Сандерсом о чем-то разговаривал. А что вдруг ты так забеспокоился? Ты увел у него Элизабет, он у тебя Билла. Вы в расчете.

— Да что вы все как дятлы твердите одно и тоже! Не брал я его клиентку! — вспылил Том и покинул помещение.

— У тебя, блять, тоже есть претензии? — холодно спросил мужчина у Марка. Тот лишь пожал плечами, качая головой, и пошел в машину к парням.

Всю дорогу Том нервничал, злился и думал о том, что черная полоса его жизни пока не собирается заканчиваться. Последнее время все обстоятельства были против него. Не успел он отойти от поступка Лари, как очередная неожиданность уже стучалась в его двери. Ему не хотелось терять такого клиента, как Билл. Вайс не знал, почему его так разозлила выходка Лекса. По сути Вернер — всего лишь один из многих клиентов. Но что-то в нем было такое, отчего Том тянулся к нему. Сейчас в душе плескалась злость, обида. Хотелось врезать Лексу за его крысиную выходку, за то, что Лари выкрал деньги, за то, что на душе так хреново. Но Вайс понимал: выплеск эмоций проблемы не решит. А еще парень стиснул зубы и сказал про себя, что никто его не надломит и пусть жизнь, пиная его, сломает себе ногу.

Фрэнк, как назло, завез довольного Лекса первым. Выходя из машины, парень подмигнул Тому и похабно улыбнулся. Вайс показал жест из отогнутого среднего пальца и отвернулся к окну. Настроения не было, и скрывать этот факт совершенно не хотелось. Парень старался перевести мысли на что-то абстрактное и постороннее, но получалось плохо и он снова, и снова возвращался к своим проблемам.

К Элизабет Том попал только после Марка. За весь путь злость не рассеялась, а только усилилась, когда он представлял довольное лицо Лекса. Теперь, после пробы, он уж точно не отдаст Билла. Разыгравшееся воображение, некстати нарисовало блондина, который доволен новой шлюхой. Злость снова накрыла Тома волной.

Машина остановилась возле знакомой высотки. Вайс без лишних слов и, не обращая внимания на подколки Фрэнка, в суть которых он не вникал, направился в здание.

Женщина ждала Тома в приподнятом настроении, хотя на мгновение парню показалось, что это всего лишь вуаль и на душе у Элизабет такая же чернота, как и у него. Но Вайс быстро отодвинул все это на второй план и профессионально приступил к работе. Страстные вздохи, сладкая улыбка, приятные слова на ухо — все, как любила клиентка. Но секс с ней все же был немного грубым, резким, и это происходило в моменты, когда воображение рисовало Лекса с Биллом.

Половой акт продажной любви был закончен. Том лег на спину, пытаясь выровнять дыхание и, прикрыл глаза.

— Томми, ты сегодня резковатый, — выдохнула Элизабет после нескольких минут молчания.

— Тебе не понравилось? Хотел быть более страстным, — Том улыбнулся, поворачивая голову в сторону женщины.

— У тебя получилось, но ласковый мальчик мне нравится гораздо больше.

— Ну, это уже ты меня так возбудила. Вот я и завелся.

— Умеешь ты льстить, — довольно промурлыкала Элизабет.

— Ты про что? Я всегда говорю только правду.

Повисло молчание. Том смотрел в потолок и думал о своем. Женщина лежала рядом на боку и разглядывала юное лицо.

— Ты такой красивый.

— Заигрываешь? Смотри, а то снова возбужусь, — чуть кокетливо проговорил Том.

— Зачем ты этим всем занимаешься? — не обращая внимания на игру, спросила Элизабет.

— Это мое дело. И мне не хотелось бы сейчас выкладывать все аспекты моей тяжелой жизни, — ответил Том и добавил, — я покурю?

— Я тебе когда-то отказывала? — вопросом на вопрос ответила Элизабет, наблюдая, как парень достает сигарету и прикуривает, выпуская сероватый дым. — Жизнь… — протянула слово женщина. — Что ты о ней знаешь? У тебя сейчас такие замечательные годы, а ты тратишь их впустую, гоняясь за легкими деньгами.

— Деньги не бывают легкими.

— Ты бы мог устроиться на работу и жить нормально. Ты ведь потом пожалеешь обо всем, как это было со мной. А что-либо исправлять будет уже поздно.

— Элизабет, не читай мне мораль. Если мы с тобой однажды поговорили по душам, то это не значит, что ты можешь мне диктовать что-либо, — Тома начали нервировать слова всезнающей леди, которая рассуждала о правильности вещей, не зная их значение.

— Я и не диктую. Просто даю совет… совет женщины, которая прожила тяжелую жизнь. Делиться ведь опытом с молодым поколением не противопоказано.

— Совет… тяжелая жизнь, — процитировал Том слова и рассмеялся. В его смехе была примесь горечи и каких-то непонятных эмоций. Они разрастались внутри с геометрической прогрессией и ничего хорошего не сулили. Слова Элизабет, словно подливали масло в огонь. Том понимал то, что чувства требуют выплеска, но не мог совладать с собой. — Что ты знаешь о ней, если всю свою жизнь прожила под опекой мужа? Ты же, по сути и не видела тяжелой жизни, но зато столько пафоса!

— Я многое пережила, — спокойно ответила женщина. — Но мне непонятна твоя позиция. Ты винишь других в своих неудачах? Почему ты смеешься?

— Потому что смешно! Смешны твои рассуждения и твои советы. Что ты знаешь обо мне? — Том принял сидячее положение. Глаза его лихорадочно блестели, а сердце билось с такой силой, словно пыталось проломить грудную клетку.

— Человек может не знать какие-то вещи. Я делаю предположения из прожитых мной лет.

— Элизабет, ты не учла тот факт, что за короткий срок можно дохрена увидеть говна и твои прожитые года в сравнении просто меркнут!

— В тебе сейчас говорит юношеский максимализм. Ты все сильно преувеличиваешь. Том, тебе надо…

— Мне от тебя ничего не надо! — взвился Том. — Что ты ко мне цепляешься? Зачем ты лезешь туда, куда тебя не приглашали? Человек в своих предположениях может и ошибаться… ну так вот — ты ошиблась! Считаешь, что твои прожитые годы дают тебе право указывать на ошибки других? Да нихрена они не дают!

— Мне со стороны виднее, — не отступала Элизабет. Поведение Тома ее выбило из привычной колеи и вместо отступления она пыталась доказать парню свою правоту, искренне считая, что мальчик в восемнадцать лет не в состоянии иметь серьезные цели и проблемы. Ей казалось, что все сейчас упирается в деньги и желание красиво жить.

Тома это снова рассмешило. Злой смех разнесся эхом по всей комнате.
 
#18
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Да что вы, блять, все в последнее время играете со мной в психологию? Нахуя ищите во мне причины? Вы в себе их ищите! Элизабет, ты себя со стороны то видела, нет? Ты живешь так, что любой может позавидовать. Твоя проблема лишь в том, что ты пытаешься отсрочить свою старость с молодыми мальчиками, заглушить несуществующей любовью свою боль. Думаешь, что развлекаясь со шлюхами, ты идешь в ногу со временем? А на деле ты просто просаживаешь деньги, унижаешь себя, опускаясь до продажной любви. Я работаю в этой сфере не для красивой жизни. От этого зависит жизнь дорогого мне человека. А ты для чего терзаешь себя? Не задумывалась? А ты подумай на досуге! Так что не лезь в мою жизнь. Займись своими проблемами! Купи себе ту жизнь, которая положена твоему возрасту и статусу. Ты выглядишь жалко, покупая и трахая парней, которые тебе годятся в сыновья, которым ты противна, и которым от тебя нужны только деньги! А еще умудряешься давать глупые советы.

Откровение Тома было немного шокирующим. Женщина смотрела на него с растерянностью и обидой. Отрицать сказанное было глупо, да она и сама порой видела эту неправильную жизнь со стороны, но слышать сейчас свои внутренние чувства, которые воплотились в слова и выплескивались наружу этим озлобленным ребенком было больно.

— Убирайся отсюда, — тихо прошептала Элизабет и встала, накидывая на себя шелковый халат. Она подошла к окну и закурила сигарету. Холод и одиночество накинули на нее свое невидимое, но давящее тяжестью покрывало. Женщина выпустила дым и прикрыла глаза.

Том несколько секунд смотрел на ее спину, сжимая и разжимая челюсти, отчего желваки на скулах отчетливо проявлялись. Ему еще многое хотелось сказать, добить, выплеснуть из себя всю горечь, чтобы больше к нему не лезли со своей помощью и инструкцией, как надо правильно жить. Но Вайс понимал, что и так наговорил много лишнего. Плескавшаяся внутри него злость пока не позволяла думать адекватно. Все шло на уровне инстинктов.

Парень резко встал с кровати. Подхватил свои вещи и отправился в ванную комнату, привести себя в порядок. Ураган внутри постепенно сменялся чувством вины. Том понимал всю неправильность данной ситуации. Он посмотрел на себя в зеркало и умылся холодной водой. Ситуация вызывала отвращение. Вайс сам не понимал, почему его вывел на эмоции простой вопрос, ответ на который можно было соврать и признать, что все ради красивой жизни. Для чего он сейчас выплеснул из души свои проблемы человеку, который тоже несчастлив? Для чего он причинил боль им обоим?

Снова холодная вода по лицу и размеренный стук сердца. Выплеск эмоций прошел на славу, внутри была легкость, оттого, что Том смог выговориться, но вместе с тем тяжелый груз вины прибавлялся в весе, начиная давить изнутри. Вайс прикусил губу и немного сморщился. Надо было как-то выправлять ситуацию.

Пока Том приводил внешний вид в порядок, то постоянно ругал себя за свою оплошность и несдержанность. Наконец, парень оделся и вышел, не зная, как сгладить вырвавшиеся слова. Элизабет все так же стояла возле окна. В руке ее был бокал с виски. Вайс тихими шагами подошел ближе и остановился в нерешительности.

— Элизабет, — позвал он мягким голосом. — Ты прости, что… я не хотел.

— Знаю. Так получилось, — упавшим голосом без тени обиды и злости произнесла женщина.

— Просто у меня проблемы. Я не знаю, что на меня нашло. Столько тебе наговорил, — виновато произнес Том. — Я так не думаю. Это все злость, чтобы сделать кому-то еще большую боль, с целью заглушить свою. Ты меня понимаешь?

— Да нет, Том, ты сказал все, что было на душе и это самые искренние слова.

— Я не хотел тебя обидеть, — на душе стало еще паршивей. Для Вайса было бы легче, если Элизабет накричала, обиделась, разозлилась. Но ее спокойствие вкупе с признанием реальности разрывало на части изнутри.

— Может, и не хотел… просто правда не всегда приятна.

— Элизабет…

— Том, ты иди. Мне сейчас хочется о многом подумать, — женщина рассмеялась, и в этом смехе слышалась боль отчаяния. — Я в последнее время много думаю. Постоянно…

— Мне так жаль, — тихо прошептал парень, сглатывая и морщась, словно от боли, будто он сейчас проглотил что-то горькое.

— Ты иди, милый. Я Сандерсу ничего не скажу. Ты все правильно сделал. Набрался смелости и сказал то, что не могли сказать другие от переизбытка лицемерия и фальши.

— Я сейчас чувствую себя паршиво. Я такой же.

— Ты другой… ты лучше. Деньги на тумбочке.

Парень больше ничего не сказал. Хотя хотелось. Но все его слова уже сейчас выглядели, как слабая попытка дать оправдание себе и своим неконтролируемым действиям. Остальное было лишним. Это понимали и Том, и Элизабет. Каждый из них чувствовал сейчас вину за случившееся и понимал всю соль сказанного.

Том забрал деньги и вышел. Уже на выходе, он сполз по стене вниз и набрал Фрэнка. Том прикрыл глаза, вслушиваясь в гудки.

— Что, блять, трезвонишь? Выходи. Я уже давно тут.

Том тяжело вздохнул и, придав своему виду немного бодрости, вышел на улицу.

— Сторожишь? — съязвил Том, садясь в машину.

— Охраняю.

— От старушки?

— Не язви, — холодно отозвался Фрэнк и они тронулись в путь.

Всю дорогу Тома не покидало ощущение неправильности. Он прикурил сигарету, успокаивая себя тем, что у каждого в жизни бывают срывы. Просто у кого-то чаще, у кого-то реже. Он дал себе слово, что обязательно позвонит Элизабет и попросит прощение за свое ненадлежащее поведение. Надо только обдумать всю беседу и снова не сболтнуть лишнего. За размышлениями Том не сразу заметил знакомый пейзаж. Но потом в мозгу всплыла мысль о том, что едут они к Биллу.

— Это дорога не к Альфреду, — констатировал Том уже очевидный для него факт. Фрэнк вез его к Биллу. Сердце на этом моменте, словно улыбнулось и часто забилось. Но самому себе Вайс не хотел в этом признаваться.

— Нет, не к Альфреду.

— Что не так с Лексом? — спросил парень, искренне надеясь, что сегодня у его коллеги случилось колоссальное фиаско.

— Клиент его не принял. Сандерс побоялся посылать к нему кого-то еще. Ты его уже знаешь и жалобы на тебя не поступали. Сделаешь все, чтобы загладить неприятный инцидент.

— Нахер было менять местами, если теперь все равно надо исправлять, — недовольно проговорил Том, хотя все его существо сейчас радовалось провалу Лекса и тянулось к Биллу. Вся ситуация с Элизабет отошла на второй план, оставляя горький осадок. Но, зато ему вернули клиента.

Машина остановилась возле дома блондина и Том вышел, направляясь во внутрь.

Все как обычно. Гостиная. Ожидание и вверх по лестнице, где полуголый хозяин дома наливал себе выпивку. Том, усмехнулся.

— Что ухмыляешься? — спросил Билл, делая глоток.

— Чувство дежавю.

— Ты о чем?

— Не мое дело. Я итак много лишнего сегодня болтаю.

— Ну, так сделай себе день и выговорись по полной.

— Сандерс такие выпады не одобряет.

— И все же, — Билл выжидающе посмотрел на мальчишку.

— У нас с тобой неизменный график встреч. И всегда в твоих руках стакан со спиртным. Не обращай внимания… это нервное.

— Хочешь поговорить?

— Хочешь послушать?

Двусмысленная улыбка скользнула по губам Билла. Том лишь ее отзеркалил и, скинув сумку на пол возле кровати, принялся раздеваться.

— План развлечений на сегодня. Или мне опять придется брать экспромтом?

— Не знаю. Пока не определился. Выпьешь?

— О, что-то новенькое, — Том уже разделся и сел на кровать, совершенно не стесняясь своей наготы.

— Ты какой-то сегодня… не такой, — констатировал Билл. В голосе Вайса улавливалась непонятная ему интонация. Он не мог объяснить хорошая она или плохая, как и то, зачем он только что озвучил свои мысли.

— Не такой, — дал подтверждение Том.

— Хочешь поговорить?

— Хочешь послушать?

— Ты не ответил на вопрос по поводу чего-нибудь выпить.

— Выпью, если Сандерсу не накапаешь, — согласился Вайс и внимательно посмотрел на Билла, который чуть приподнял уголки губ в усмешке и пошел к мини бару, чтобы налить гостю выпивку.
 
#19
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
— Суровый начальник?

— Не очень. Просто много орет, но бывает, что и всыпать может за непослушание.

— Держи, — с этими словами, подошедший Билл, протянул Тому стакан с виски. Парень выпил коричневатую жидкость залпом и сморщился от обжигающего напитка. А затем закашлялся.

— Мне сказали, что ты выпер Лекса? — прокашлявшись, задал мальчишка мучавший его вопрос.

— Выпер. Интересует?

— Интересует, — Вайс иронично усмехнулся.

— Слишком много желания угодить тоже не есть хорошо. Да и к тебе я уже привык, — Билл сел рядом с Томом на кровать и отпил глоток из стакана.

— Во как, — слегка с наигранным восторгом отреагировал Вайс. Ему льстили слова Билла, и в душе плескалось чувство глубокого удовлетворения. Отчасти, что завтра он сможет прямо смотреть Лексу в глаза и не отворачиваться от чувства злости и несправедливости. Но отчасти, он чувствовал радость потому что и Билл, как ему показалось, тоже тянулся к нему. — Ну, так какие планы?

— Спокойные и уравновешенные. Торопишься?

— Ты же не единственный клиент на сегодня.

Билл встал и, взяв телефон, набрал на телефоне номер. Том с интересом посмотрел на блондина, пытаясь мысленно предугадать его действия. В голове всплыла мысль, возможно что-то не то сказал и мужчина сейчас звонит Сандерсу. Но Вайс ее сразу отсеял, так как Билл не походил на доносчика, да и сам он вроде ничего такого не говорил. Хотя в одном Том оказался прав, Билл действительно звонил Сандерсу.

— Я оставляю пацана на ночь, — коротко оповестил блондин в трубку и после нескольких секунд, очевидно слушая согласие говорившего на том конце, он откинул телефон в сторону и улыбнулся мальчишке.

— Я так понимаю, планы спокойные и уравновешенные остаются в силе? — спросил Том и тоже улыбнулся.

— Торопиться некуда. Так что расслабься.

— Ночь тебе обойдется дорого. Я же мальчик Сандерса.

— А я не трачу последние деньги, отложенные на черный день, — Билл снова сел на кровать рядом с Томом.

— Что ты хочешь?

— Давай без планов. Я сам не знаю, что мне сейчас надо: просто поговорить или тупо потрахаться.

— Все непросто?

— Есть такой момент.

— Да, бывает, — с тяжелыми нотками в голосе сказал Том и вспомнил об Элизабет. — А друзья?

— Их нет. Есть только знакомые.

— Ясно, одиночка по жизни, — констатировал Вайс и устроился на кровати по-турецки складывая ноги. — Если мы никуда не торопимся, то, может, нальешь еще выпить?

— А не опьянеешь?

— Боишься, что я не смогу выполнить свой профессиональный долг?

— Не испугаюсь, даже если ты заснешь, — усмехнулся Билл и, взяв стакан из рук Тома, пошел к мини бару. — Твоя задница в рабочем состоянии при любом раскладе.

— Позитивно.

— Я всегда ищу альтернативу из любой ситуации, — Билл налил спиртное в стакан, не забыл обновить и свой напиток и вернулся на прежнее место. Несколько секунд они молчали, не торопясь, поглощая содержимое стаканов. Затем Том медленно дотянулся до прикроватной тумбочки и поставил туда недопитый виски. Парень посмотрел на Вернера и, забрав у него из рук стакан, проделал тоже самое. Все происходило без лишних слов, и каждый понимал, что сейчас они лишние. Словно они чувствовали друг друга.

Том надавил на плечи блондина, укладывая его на спину и начиная покрывать шею невесомыми, чуть щекочущими поцелуями. Билл прикрыл глаза от такой ласки и слегка улыбнулся. Ощущения были приятными. Он уже давно не позволял себе подобного и сейчас все действия Тома приносили удовольствие. Вернер расслабился, подставляясь поцелуям, которые от шеи смещались вниз.

Парень целовал предплечья, область около подмышечной впадины, мужскую, красивую и накачанную грудь. Темным соскам досталось особое внимание. Том ласково играл с ними языком, оставляя влажные следы и заставляя Билла покрываться мурашками. Контраст между горячим языком и комнатной температурой был достаточно ярким. Кожу обдувало легким холодом, а затем снова окутывало теплом. Блондину уже хотелось, чтобы Том, как можно скорее спустился к паху. От этого желания низ живота потянуло приятной тяжестью. Кровь к возбужденному члену прилила еще сильней, и Билл дернулся от приятной судороги, прокатившейся по всему телу.

Вайс улыбнулся. Не заставляя себя долго ждать, такими же мягкими и неторопливыми поцелуями он направился вниз. Том сполз с кровати, устраиваясь на коленях между разведенных ног Билла и касаясь кончиком носа самых интимных мест. Он вдохнул сладкий запах, исходящий от клиента. Вернер пах мужчиной, тем запахом, который всегда нравился Тому, но у него было не так много таких клиентов, с кем можно было бы насладиться сексом. А сейчас мальчишка именно наслаждался, даря партнеру свою ласку.

После длительной задержки и невесомых прикосновений, под пристальным взглядом блондина, Том, наконец, сексуально, но в тоже время и пошло, взял напряженный член в рот. Билл издал вздох удовольствия и, запрокинув голову, прикрыл глаза. Мягкие губы дарили возбуждение.

Том облизал головку и начал водить кончиком языка по эрогенной зоне. Он чуть надавил на отверстие, обвел контур и снова взял в рот упругий член. Сбившееся дыхание уже доносилось до Вайса, что подстегивало парня к еще более откровенным действиям. Мышцы на бедрах и животе иногда приятно сокращались от прикосновений пальцев. Билл уже полностью окунулся в атмосферу наслаждения, и единственным его желанием было, чтобы Том сейчас не останавливался. Но мальчишка остановился.

Он медленными и сладкими поцелуями зацеловывал внутреннюю часть бедер, давая блондину немного остыть, а затем снова погрузить его в состояние похоти и желания. После нескольких минут передышки, Том вновь прикоснулся губами к его члену. Он прошелся ими по всей длине ствола, оставляя влагу на тонкой и нежной коже, от чего орган напрягся еще сильнее. Парень чувствовал, как подрагивает его собственный возбужденный член. Чувствовал губами каждую венку. И снова сладкие манипуляции с головкой. И очередной легкий стон, говорящий, что клиент почти на грани, он готов.

Том вытащил из сумки смазку с презервативом и, быстро управившись со всеми необходимыми приготовлениями, сел сверху на Билла. Парень примостился так, что возбужденный до предела член расположился между упругих ягодиц. Вайс несколько раз проскользнул задом по органу, заставляя Билла прикрыть глаза и начать дышать глубже. Ему нравилось наблюдать за наслаждением на притягательном лице блондина. Том довольно улыбнулся полученным результатам и, немного приподнявшись, направил член в анальное отверстие.

Осторожное давление немаленького органа на стенки ануса и головка плавно скользнула внутрь. Прошло еще несколько секунд и мальчишка уже сидел на Билле, полностью погрузив в себя упругую плоть, касаясь яичками паховой области и слегка двигая бедрами. А потом были медленные и плавные раскачивания, до тех пор, пока Том не стал наращивать темп, превращая нежность в страсть, мягкость в резкость, гармонию в хаос. Все это двигало обоих парней к долгожданной развязке.

Тела от напора и движений покрылись легкой испариной. Дыхание было немного затрудненным, перемешанным со стонами и хриплыми вздохами. Звуки секса били по слуху, заставляя еще сильнее вдалбливаться в напряженное тело, которое стремилось к фееричному финалу — оргазму.

Билл резко скинул парня с себя на кровать и, не церемонясь, грубыми движениями закинул его ноги к себе на плечи, приподнял красивые бедра и снова вошел в Тома. Сильные движения подчиняли своей воле, давали непередаваемые ощущения дикой страсти. Секс был хоть и грубым, но он заводил и заводил обоих партнеров. Том одной рукой принялся ласкать свой член, чувствуя, что уже подходит к финальной черте не только он один. Пальцы его второй руки теребил сосок. Заданный Биллом темп не позволил долго наслаждаться собственными прикосновениями и, запрокинув голову назад, Том бурно кончил, испуская громкий и хриплый стон. Живот моментально залила вязкая жидкость, но парень продолжал ласкать член, размазывая влагу и не позволяя телу расслабиться.

Вид молодого человека, испытавшего оргазм, сильно ударил по возбужденному сознанию Билла. Несколько жестких толчков тоже позволили блондину насладиться ярким оргазмом. После чего он осторожно вышел и повалился на спину, тяжело дыша. Вернер положил руку на живот Тома и принялся лениво размазывать сперму по коже, касаясь оголенной головки и чувствуя, как сокращаются мышцы парня.

Несколько минут тишины и Билл встал, направляясь в ванную комнату и позволяя Тому еще немного прийти в себя, за что последний был ему безумно благодарен. Парень услышал, звук льющейся воды и прикрыл глаза, глупо улыбаясь. Он не понимал, почему сегодня и сейчас было так горячо с клиентом. Но он предположил, что возможно стресс после нескольких не очень удачных дней привел к таким ощущениям и взрыву в сексе. Ему это определенно понравилось. Том давно не испытывал ничего подобного, и сейчас сладкая нега разлилась по расслабленному телу.

Было приятно. Хотелось спать. И он уже почти провалился в легкую дрему, как почувствовал, что кровать чуть прогнулась под весом Билла и мягкие губы прикоснулись к плечу, вырывая из объятий морфея. Том открыл глаза и посмотрел на блондина. В его взгляде было что-то теплое и понимающее. Он жестом показал идти в ванную, и Вайс послушно встал, направляясь именно туда.

Стоя уже под струями слегка теплой воды, Том еще раз проматывал в памяти все сцены секса. Тело вспоминало приятные ощущения, покрываясь миллионами мурашек. Вода мягко стекала, окутывая Вайса нежными прикосновениями. Хотелось так стоять до бесконечности, но парень не стал задерживаться. Слегка вытерев тело полотенцем, он вернулся в комнату. Билл уже спал.

Том стоял возле кровати и смотрел на безмятежное лицо мужчины. А потом очень осторожно залез под одеяло и лег рядом с ним, прижимаясь спиной к нему. Билл, видимо почувствовав присутствие мальчишки, проснулся. Он обхватил брюнета поперек талии и чуть притянул ближе, снова засыпая и вдыхая запах его влажных волос.

Ощущения сейчас были такими сумбурными и не понятными, и Том не знал, что с ними делать. Он никогда раньше не засыпал в обнимку с человеком, с которым был приятен секс. Клиенты почти никогда не позволяли себе оставить шлюху на ночь, но если такое и случалось, то Том в основном не спал, желая, чтобы как можно скорее наступил рассвет. Сегодня было исключение во всех смыслах этого слова. Парень не понимал, почему испытывал такую сильную тягу к Биллу. Да ему и не хотелось думать об этом, по крайней мере, сейчас. Его клонило в сон. В такой приятный, затягивающий сон.
 
Последнее редактирование:
#20
Регистрация
09.02.2019
Сообщения
1,078
Симпатии
1,967
Баллы
540
Offline
Глава 7.

Том проснулся первым и сразу окунулся в приятные ощущения от того, что горячее тело Билла прижимало его к себе. Где-то в районе затылка чувствовалось размеренное дыхание блондина. На душе было относительно спокойно. Том улыбнулся, наслаждаясь минутами приятного утра. А затем вспомнил про Адель. Она наверняка уже была в его комнате и скорее всего звонила на телефон, который стоял на беззвучном режиме. Парень аккуратно, чтобы не разбудить хозяина дома, выбрался из уютной постели и, вынув телефон из сумки, отправился в ванную комнату.

Том запер дверь и сел на подоконник. Он посмотрел на дисплей телефона, на котором высветилось десять непринятых звонков от Адель. Вайс набрал номер сестры, и уже через секунду в трубке послышался мягкий голосок девочки:

— Том, ну ты что? Я же переживаю. Я к тебе утром пришла, а тебя нет. И ты вот трубку не берешь, — жаловался ребенок на безответственное поведение старшего брата. Том улыбнулся.

— Извини, клубничка, просто так получилось. Пришлось заночевать у знакомого. У тебя все хорошо?

— Да, все нормально. Я просто за тебя переживала.

— Не переживай. Я через пару часов буду уже дома. Ты позавтракала?

— Ну, конечно, позавтракала. А тебя вот нет.

— Ничего, я с тобой пообедаю.

— Ладно, я тебя буду ждать у старика Франца.

— Я тебя люблю, клубничка, — нежно улыбнулся брат.

— И я тебя, Том! — в трубке послышался электронный поцелуй, и разговор оборвался.

Том посмотрел в окно. Погода была солнечной, но мысли рисовали тучи, по мере воспоминания вчерашнего дня. Том подумал об Элизабет. Если вчера все было каким-то туманным и расплывчатым, то сегодня на отдохнувший мозг упала вся тяжесть последствий. На душе стало сразу как-то не по себе. У него были всякие проблемы, но он никогда не позволял так срываться на клиентах. Элизабет всегда хорошо относилась к Тому, а он ее обидел.

Парень прикусил нижнюю губу и набрал номер женщины. К телефону долго никто не подходил, и, уже когда Том собирался набрать номер второй раз, в последнюю секунду раздался щелчок, и голос Элизабет произнес:

— Я слушаю.

— Элизабет. Это Том.

— Здравствуй, Том, — довольным и чуть заплетающимся голосом поприветствовала женщина.

— Ты что, пила?

— Да, всю ночь и даже вот утро. Я все решила.

— Ты о чем?

— Обо всем, — Элизабет засмеялась.

— Я хотел у тебя попросить еще раз прощения.

— Не надо, Том. Не надо.

— Надо. Я был не прав.

— Нет. Ты молодец, а я вот дура!

— Элизабет…

— Все в порядке! Ты не должен себя ни в чем винить. И то, что случится… это тоже не твоя вина. Все дело в моей неправильной жизни. И ее надо срочно менять.

— Ты о чем? — Том напрягся. Ему не понравились ее последние слова. — Элизабет, ты что там задумала? Ты где?

— Я на балконе. Смотрю вниз и представляю себя лежащей на асфальте, — женщина снова рассмеялась. У Тома все внутри похолодело, болезненно свернулось и замерло. Ему даже на какое-то мгновение показалось, что он не в состоянии сделать хоть малейшее движение.

— Элизабет, давай я сейчас приеду, и мы обо всем поговорим? — шумно сглотнул парень.

— Ты не успеешь.

— Если ты меня подождешь, то я обязательно успею. Ну, что скажешь? — Том старался говорить, как можно мягче, хотя в душе хотелось кричать.

— Нет, мой мальчик, — грустно ответила Элизабет, — я не хочу, чтобы ты приезжал. Я уже все решила. Всю ночь об этом думала. Я больше не хочу так жить.

— Элизабет, это временные мысли. Ты прилегла бы поспать, а мы потом поговорим обо всем.

— Ты думаешь, это безрассудное решение? — и снова отчаянный смех, который рождал страх и живой ужас. — Началу этих мыслей уже больше двух месяцев. Помнишь, мы тогда с тобой разговаривали?

— Помню, Элизабет, помню. И тебе потом стало спокойнее, после того, как ты выговорилась. И сейчас надо сделать то же самое. Поговори со мной.

— Том, это бессмысленно. Мне тогда стало хорошо лишь на время, а потом все вернулось назад. Надо сделать так, чтобы уже ничего не беспокоило. Хочу ощутить легкость. Я все хочу исправить.

— Элизабет, не делай этого! — в голосе Тома звучали панические нотки. Он не знал, как остановить эту адскую машину. Он не знал, как это остановить. — Я вчера наговорил, не подумав…

— Том, ну что ты все заладил? Это не ты… это я… Ты хороший. Я верю, у тебя все будет в порядке. Не думай обо мне плохо.

Вайс не сразу понял, что пошли гудки. В груди неприятно кольнуло. Он сполз на пол и, прижав колени к груди, уткнулся в них лбом. Хотелось завыть, но из груди лишь вышел сдавленный хрип, слабого и расколотого человека. Мысли в беспорядке метались в голове и приносили лишь больший дискомфорт и хаос.

Дверь в ванную комнату открылась, а Том продолжал сидеть на прохладном кафеле. Билл посмотрел на парня и прошел к подоконнику, садясь на него.

— Что-то случилось?

— Случилось.

— Все так плохо?

Том не ответил.

— Я чем-то могу помочь?

— Нет.

Билл вышел из комнаты и через минуту вернулся со стаканом спиртного и пачкой сигарет. Он протянул Тому выпить, касаясь холодным стеклом руки Вайса. Парень вздрогнул и, подняв голову, посмотрел на жидкость внутри, затем выпил залпом, неприятно морщась от вкусовых ощущений.

Блондин сел рядом с Томом и, прикурив сигарету, протянул ее парню. Тот молча взял и сделал большую затяжку. После нескольких секунд он почувствовал, как тело начало заметно расслабляться, но внутри легче не становилось, оседая на душе мутным осадком.

— Ну, так расскажешь? — спросил Билл, замечая некоторые изменения в состоянии Тома.

— Клиентка выбросилась из окна.

— Это она тебе сказала?

— Да.

— Она могла еще и передумать. Ты звонил ей снова?

— Нет. Боюсь услышать тишину.

— Хреново, что ты ей вообще звонил. Полиция будет проверять все звонки с мобильного.

— Мне нужно было это сделать. Я ей вчера столько лишнего наговорил.

— Зачем?

— Состояние было дурацкое. Наслоилось одно на другое, а тут еще она со своей философией… Блять, столько всего наговорил. Долбаёб!

— Это уже не поможет. Тебе надо как-то отпустить ситуацию. Ты не в ответе за поступки людей.

— Но я же подтолкнул.

— Что ты сейчас ощущаешь?

— Тупое чувство вины.

— Если я сейчас пущу пулю себе в лоб, тоже будешь чувствовать себя виноватым?

— Не знаю, — вопрос Билла вывел Тома из его мыслей. Размышляя, он потерялся в ответе на него. — Ну, я же вроде тебе ничего не говорил?

— Откуда ты знаешь, какое слово послужит катализатором?

— Я не психолог. Я не знаю.

— Ну так и с твоей клиенткой. Ты не знаешь, что было до тебя. Если бы твои слова ее так больно ранили, то она спрыгнула сразу после твоего ухода. Значит, ее шаг был обдуманным.

— Но я все равно ощущаю вину на себе. Твою мать, откуда это? Всю жизнь рос в таком говне, что по идее должен был вырасти отпетой тварью без моральных принципов и совести, а получилось все наоборот.

— Адель — твоя совесть. Она в тебе оставила все эти чувства.

Больше они ничего не сказали. Билл вытащил по сигарете, и они снова закурили. Том осмысливал слова, сказанные блондином. Хоть по сути все было логично, но в душе творился хаос. За последние несколько дней проблем собралось слишком много и каждая из них по-своему давила на Тома. Мысли сменялись одна другой.

Сигареты докурены. Билл потушил свой бычок и, взяв из рук Вайса тлеющую сигарету, отправил ее тоже в пепельницу. Затем встал, протягивая руку парню.

— Пошли. Надо поесть.

— Я дома, наверное, поем, — Тому сейчас ничего не хотелось, только снова просидеть в своей комнате, утопая в размышлениях на тему «добра и зла».

— Дома ты окажешься не скоро и не факт, что поешь.

— А здесь есть гарантия? — усмехнулся парень.

— Здесь я прослежу, чтобы ты не пропустил завтрак.

Том взялся за протянутую Биллом руку и поднялся на ноги. Парни отправились в столовую, где уже был накрыт стол, а за ним сидел Удо и с аппетитом ел бутерброд, намазанный джемом.

— О, ну наконец спустились, — своеобразно поприветствовал парень Тома и Билла.

— Тебе наше присутствие как-то на аппетит влияет? — иронично отозвался брат.

— Вообще-то, завтракать в одиночестве не айс. Том, а ты-то чего такой хмурый?

— Проблемы, — ответил парень, садясь за стол.
 
Сверху Снизу